Неудач­ни­ки

СЕ­МЁН ТИ­МО­ШЕН­КО И ЭВАЛЬД ФОН КЛЕЙСТ

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - NEWS - Дмитрий ЖУ­КОВ, Иван КОВТ УН Пуб­ли­ка­ция 2015 го­да

Мно­гие во­ен­но-по­ли­ти­че­ские решения со­вет­ско­го ру­ко­вод­ства, пред­ше­ство­вав­шие Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне, по мне­нию спе­ци­а­ли­стов, яв­ля­ют­ся по мень­шей ме­ре спор­ны­ми. Дол­гие де­ся­ти­ле­тия оте­че­ствен­ная про­па­ган­да и ис­то­рио­гра­фия опи­сы­ва­ли ход тер­ри­то­ри­аль­ных при­ра­ще­ний СССР в кон­це 1930-х – на­ча­ле 1940-х го­дов яв­но пред­взя­то и не слиш­ком вда­ва­ясь в «неудоб­ные» по­дроб­но­сти. Звезд­ный час Ти­мо­шен­ко при­шел­ся как раз на этот пе­ри­од. Вы­хо­дец из Пер­вой кон­ной ар­мии, про­те­же Бу­дён­но­го и Во­ро­ши­ло­ва, Се­мён Кон­стан­ти­но­вич при­ни­мал непо­сред­ствен­ное уча­стие прак­ти­че­ски во всех до­во­ен­ных по­бе­дах Крас­ной Ар­мии, а в 1940 го­ду стал мар­ша­лом Со­вет­ско­го Со­ю­за и нар­ко­мом обо­ро­ны. Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная вой­на фак­ти­че­ски пе­ре­черк­ну­ла бле­стя­щую ка­рье­ру Ти­мо­шен­ко: он до­воль­но быст­ро ока­зал­ся на вто­ро­сте­пен­ных ро­лях. По­сле По­бе­ды его имя бы­ло от­тес­не­но на за­двор­ки со­вет­ской во­ен­ной ис­то­рии, не в по­след­нюю оче­редь ста­ра­ни­я­ми неко­то­рых его быв­ших под­чи­нен­ных (та­ких как мар­шал Жу­ков), ко­то­рые под­час не гнушались да­вать быв­ше­му нар­ко­му са­мые уни­чи­жи­тель­ные ха­рак­те­ри­сти­ки. Ку­да бо­лее дра­ма­тич­но сло­жи­лась судь­ба Клей­ста. Бу­дучи до моз­га ко­стей прус­ским офи­це­ром, он ис­кренне пре­зи­рал на­ци­стов, од­на­ко был вы­нуж­ден об­слу­жи­вать во­ен­ные аван­тю­ры Тре­тье­го рей­ха. Гит­лер, от­да­вая долж­ное во­ен­ным спо­соб­но­стям Клей­ста, неод­но­крат­но по­ка­зы­вал то­му свое нерас­по­ло­же­ние. В лю­бом слу­чае фельд­мар­шал от­нюдь не при- над­ле­жал к пле­я­де тех гер­ман­ских пол­ко­вод­цев, об­раз ко­то­рых ак­тив­но экс­плу­а­ти­ро­ва­ла геб­бель­сов­ская про­па­ган­дист­ская ма­ши­на. В ко­неч­ном ито­ге кос­вен­ный участ­ник за­го­во­ра про­тив фю­ре­ра Клейст был при­знан во­ен­ным пре­ступ­ни­ком и стал един­ствен­ным гер­ман­ским фельд­мар­ша­лом, ко­то­рый по­гиб в со­вет­ском пле­ну.

Ста­лин­ский ко­ман­дир из Пер­вой кон­ной

Се­мен Кон­стан­ти­но­вич Ти­мо­шен­ко ро­дил­ся 18 фев­ра­ля 1895 го­да в Бес­са­ра­бии, в се­ле Фур­ман­ка, рас­по­ло­жен­ном неда­ле­ко от легендарного Из­ма­и­ла. Он был 17-м, са­мым млад­шим ре­бен­ком в бед­ной кре­стьян­ской се­мье. По­сле окон­ча­ния сель­ской шко­лы в 1907 го­ду из-за недо­стат­ка средств под­ро­сток не стал про­дол­жать об­ра­зо­ва­ние, а по­шел ба­тра­чить. В де­каб­ре 1914 го­да Ти­мо­шен­ко при­зва­ли в ря­ды дей­ству­ю­щей ар­мии. По­сле окон­ча­ния об­раз­цо­вой Ора­ниен­ба­ум­ской пу­ле­мет­ной шко­лы Се­мё­на на­пра­ви­ли на фронт. Он неод­но­крат­но от­ли­чал­ся в бо­ях на Юго-За­пад­ном и За­пад­ном фрон­тах, был несколь­ко раз ра­нен, участ­во­вал в Бру­си­лов­ском про­ры­ве, был удо­сто­ен трех Ге­ор­ги­ев­ских кре­стов и ме­да­ли «За храб­рость». Од­на­ко в на­ча­ле 1917 го­да Ти­мо­шен­ко по­пал под три­бу­нал за то, что при­кла­дом уда­рил офи­це­ра. От неми­ну­е­мо­го расстрела его спас­ла Февраль­ская ре­во­лю­ция. На­до ду­мать, что этот нели­це­при­ят­ный эпи­зод при но­вой вла­сти со­слу­жил Се­мё­ну Кон­стан­ти­но­ви­чу хо­ро­шую служ­бу, и дей­стви­тель­но в Ра­бо­че-Кре­стьян­ской Крас­ной Ар­мии он сде­лал го­ло­во­кру­жи­тель­ную ка­рье­ру. Ме­нее чем за год Ти­мо­шен­ко успел по­ко­ман­до­вать взво­дом, эс­кад­ро­ном, пол­ком, а в но­яб­ре 1918 го­да был на­зна­чен ко­ман­ди­ром ка­ва­ле­рий­ской бри­га­ды в кор­пу­се С. М. Бу­дён- но­го. В бо­ях про­тив бе­лых Ти­мо­шен­ко был пять раз ра­нен, но вой­ска ни ра­зу не по­ки­нул. Кро­ме то­го, его заслу­ги бы­ли от­ме­че­ны тре­мя ор­де­на­ми Крас­но­го Зна­ме­ни и «по­чет­ным ре­во­лю­ци­он­ным ору­жи­ем». В 1919 го­ду по ре­ше­нию Ревво­ен­со­ве­та Юж­но­го фрон­та, ак­тив­ны­ми чле­на­ми ко­то­ро­го бы­ли Ста­лин и Во­ро­ши­лов, кор­пус Бу­дён­но­го был раз­вер­нут в Первую кон­ную ар­мию. Вы­ход­цы из нее впо­след­ствии со­ста­ви­ли в РККА свое­об­раз­ное «сталинское лоб­би», и к кон­цу 1930-х го­дов за­ня­ли клю­че­вые по­сты, лик­ви­ди­ро­вав не без по­мо­щи че­кист­ско­го тер­ро­ра все про­чие груп­пи­ров­ки в ар­мии Стра­ны Со­ве­тов. Клю­че­вым эпи­зо­дом бо­е­во­го пу­ти Пер­вой кон­ной ста­ла обо­ро­на Ца­ри­цы­на (июль 1918–фев­раль 1919 го­да), ко­то­рую в ста­лин­ские вре­ме­на бы­ло при­ня­то представлять ед­ва ли не как важ­ней­ший этап Граж­дан­ской вой­ны, при этом роль «во­ждя на­ро­дов» в этих со­бы­ти­ях без­мер­но пре­уве­ли­чи­ва­лась, а сам го­род был с пом­пой пе­ре­име­но­ван в Ста­лин­град. В бо­ях под Ца­ри­цы­ном са­мое ак­тив­ное уча­стие при­нял и С.К. Ти­мо­шен­ко. В Пер­вой кон­ной ар­мии он ко­ман­до­вал 6-й, а за­тем 4-й ка­ва­ле­рий­ски­ми ди­ви­зи­я­ми. По­сле окон­ча­ния Граж­дан­ской вой­ны Се­мён Кон­стан­ти­но­вич был на­прав­лен в Пет­ро­град, где окон­чил Выс­шие во­ен­но­ака­де­ми­че­ские кур­сы. В 1930 го­ду Ти­мо­шен­ко так­же про­шел пе­ре­под­го­тов­ку на кур­сах ко­ман­ди­ров-еди­но­на­чаль­ни­ков при Во­ен­но-по­ли­ти­че­ской ака­де­мии име­ни Н.Г. Толмачёва. В 1923 го­ду Ека­те­ри­на Свя­то­сла­вов­на Леонова ро­ди­ла Ти­мо­шен­ко дочь Ека­те­ри­ну (впо­след­ствии она вы­шла за­муж за Ва­си­лия Ста­ли­на). На­до ска­зать, что брак Се­мён Кон­стан­ти­но­вич не ре­ги­стри­ро­вал, что, впро­чем, бы­ло в ту по­ру до­воль­но обыч­ным яв­ле­ни­ем. В 1926 го­ду Ти­мо- шен­ко офи­ци­аль­но же­нил­ся на мин­ской учи­тель­ни­це Ана­ста­сии Ми­хай­ловне Жуковской, ко­то­рая ро­ди­ла ему дочь Оль­гу и сы­на Кон­стан­ти­на. В се­ре­дине 1930-х го­дов Ти­мо­шен­ко до­слу­жил­ся до за­ме­сти­те­ля ко­ман­ду­ю­ще­го Бе­ло­рус­ско­го и Ки­ев­ско­го во­ен­ных окру­гов. Все по­сле­до­вав­шие вол­ны тер­ро­ра он бла­го­по­луч­но пе­ре­жил, че­му спо­соб­ство­вал не толь­ко без­упреч­ный по­служ­ной спи­сок, но и пол­ная ло­яль­ность Ста­ли­ну и «пер­во­му крас­но­му офи­це­ру» Во­ро­ши­ло­ву. В ито­ге в июне 1937 го­да Се­мён Кон­стан­ти­но­вич ста­но­вит­ся ко­ман­ду­ю­щим Се­ве­ро-Кав­каз­ским во­ен­ным окру­гом, в сен­тяб­ре то­го же го­да – Харь­ков­ским, а с фев­ра­ля 1938-го – Ки­ев­ским окру­га­ми. Во вре­мя «осво­бо­ди­тель­но­го по­хо­да» в Поль­шу в сен­тяб­ре 1939 го­да ко­ман­дарм 1-го ран­га Ти­мо­шен­ко ко­ман­до­вал Укра­ин­ским фрон­том, а в войне с Фин­лян­ди­ей – Се­ве­ро-За­пад­ным фрон­том, вой­ска ко­то­ро­го по­сле за­тяж­ных бо­ев осу­ще­стви­ли дол­го­ждан­ный про­рыв ли­нии Ман­нер­гей­ма. 21 мар­та 1940 го­да за «об­раз­цо­вое выполнение за­да­ний ко­ман­до­ва­ния и про­яв­лен­ные при этом от­ва­гу и ге­рой­ство» Ти­мо­шен­ко бы­ло при­сво­е­но зва­ние Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за с вру­че­ни­ем ор­де­на Ле­ни­на и ме­да­ли «Зо­ло­тая Звез­да». 7 мая 1940 го­да Сё­мен Кон­стан­ти­но­вич за­нял выс­шую сту­пень в со­вет­ской во­ен­ной иерар­хии – он стал на­род­ным ко­мис­са­ром обо­ро­ны, сме­нив на этом по­сту Во­ро­ши­ло­ва. В тот же день ему бы­ло при­сво­е­но и выс­шее во­ин­ское зва­ние – Мар­шал Со­вет­ско­го Со­ю­за. В усло­ви­ях раз­вер­ну­той на­ка­нуне вой­ны с Гер­ма­ни­ей мас­штаб­ной мо­би­ли­за­ции Ти­мо­шен­ко оце­нил рас­ту­щую по­треб­ность РККА в опыт­ных и та­лант­ли­вых ко­ман­ди­рах и пред­при­ни­мал ша­ги по при­вле­че­нию необ­хо­ди­мых кад­ров в ря­ды Во­ору­жен­ных сил. В это же вре­мя зна­чи­тель­ное чис­ло аре­сто­ван­ных по сфаб­ри­ко­ван­ным об­ви­не­ни­ям крас­ных ко­ман­ди­ров бы­ло воз­вра­ще­но в ря­ды Крас­ной Ар­мии из тю­рем и ла­ге­рей. По хо­да­тай­ству наркома бо­лее 200 ко­ман­ди­ров (в ос­нов­ном выс­ше­го на­чаль­ству­ю­ще­го со­ста­ва) вновь вер­ну­лись в строй. Сре­ди них бы­ли К.К. Ро­кос­сов­ский, А.В. Гор­ба­тов, А.В. Голубев. По­ми­мо это­го, за­ступ­ни­че­ство Ти­мо­шен­ко предот­вра­ти­ло арест и рас­пра­ву над Л.А. Го­во­ро­вым и дру­ги­ми во­е­на­чаль­ни­ка­ми. С боль­шин­ством из ре­а­би­ли­ти­ро­ван­ных ко­ман­ди­ров нар­ком обо­ро­ны встре­чал­ся лич­но, опре­де­ляя при этом на­зна­че­ние для их даль­ней­шей служ­бы. На пер­во­май­ском па­ра­де 1941 го­да Ти­мо­шен­ко вы­сту­пил с ре­чью, в ко­то­рой сре­ди про­че­го за­явил: «Вто­рая им­пе­ри­а­ли­сти­че­ская вой­на, за­те­ян­ная ка­пи­та­ли­ста­ми в це­лях но­во­го пе­ре­де­ла ми­ра… про­дол­жа­ет охва­ты­вать все но­вые и но­вые стра­ны… По­это­му весь со­вет­ский на­род, Крас­ная Ар­мия и Во­ен­но-мор­ской флот долж­ны быть в состоянии бо­е­вой го­тов­но­сти. Бое­спо­соб­ность на­ших Во­ору­жен­ных сил бы­ла ис­пы­та­на уже не раз. За ис­тек­ший год она ста­ла зна­чи­тель­но вы­ше… Не­смот­ря ни на ка­кие про­ис­ки вра­гов, мы пой­дем впе­ред и впе­ред, к свет­лым вер­ши­нам ком­му­низ­ма, ку­да ве­дет нас ве­ли­кий корм­чий ре­во­лю­ции, наш Ста­лин!» Ко­ман­до­ва­ние РККА, вы­пол­няя во­лю Ста­ли­на, до по­след­не­го мо­мен­та ста­ра­лось сво­и­ми дей­стви­я­ми не дать Гит­ле­ру по­во­да для об­ви­не­ния со­вет­ской сто­ро­ны в на­ру­ше­нии До­го­во­ра о друж­бе и гра­ни­це меж­ду СССР и Гер­ма­ни­ей от 28 сен­тяб­ря 1939 го­да. По­это­му ре­ше­ние об ор­га­ни­за­ции во­ору­жен­но­го от­по­ра не­мец­ким агрес­со­рам бы­ло при­ня­то, ко­гда уже ста­ло по­нят­но, что это не про­во­ка­ция, а на­ча­ло вой­ны. На­до ска­зать, что до вой­ны с Гер­ма­ни­ей со­вет­ская про­па­ган­да ярост­но озву­чи­ва­ла те­зис о том, что в слу­чае на­па­де­ния на СССР Крас­ная Ар­мия бу­дет ве­сти вой­ну «ма­лой кро­вью, мо­гу­чим уда­ром», при­чем бо­е­вые дей­ствия бу­дут сра­зу же пе­ре­не­се­ны на вра­же­скую тер­ри­то­рию. Бы­ло опуб­ли­ко­ва­но нема­ло па­те­ти­че­ских ли­те­ра­тур­ных про­из­ве­де­ний, пе­сен и филь­мов на те­му «Ес­ли зав­тра вой-

на…», в ко­то­рых боль­ше­ви­ки доб­лест­но гро­ми­ли злоб­ных «ка­пи­та­ли­сти­че­ских» вра­гов. Еще 15 мая 1941 го­да мар­шал Ти­мо­шен­ко под­пи­сал «Со­об­ра­же­ния по пла­ну стра­те­ги­че­ско­го раз­вер­ты­ва­ния Во­ору­жен­ных сил Со­вет­ско­го Со­ю­за», от­ра­жа­ю­щие один из ва­ри­ан­тов воз­мож­ных дей­ствий. «Учи­ты­вая, что Гер­ма­ния в на­сто­я­щее вре­мя дер­жит свою ар­мию от­мо­би­ли­зо­ван­ной, с раз­вер­ну­ты­ми ты­ла­ми, она име­ет воз­мож­ность пре­ду­пре­дить нас в раз­вер­ты­ва­нии и на­не­сти вне­зап­ный удар, – ука­зы­ва­лось в этом до­ку­мен­те. – Что­бы предот­вра­тить это, счи­таю необ­хо­ди­мым ни в ко­ем слу­чае не да­вать ини­ци­а­ти­вы дей­ствий гер­ман­ско­му ко­ман­до­ва­нию, упре­дить про­тив­ни­ка в раз­вер­ты­ва­нии и ата­ко­вать гер­ман­скую ар­мию в тот мо­мент, ко­гда она бу­дет на­хо­дить­ся в ста­дии раз­вер­ты­ва­ния и не успе­ет еще ор­га­ни­зо­вать фронт и вза­и­мо­дей­ствие ро­дов войск». По мне­нию неко­то­рых ис­сле­до­ва­те­лей, до­ку­мент вы­звал не­го­до­ва­ние Ста­ли­на, и у «корм­че­го ре­во­лю­ции» бы­ла да­же мысль рас­стре­лять Ти­мо­шен­ко, посколь­ку «Со­об­ра­же­ния…» мог­ли спро­во­ци­ро­вать вой­ну меж­ду Гер­ма­ни­ей и Со­вет­ским Со­ю­зом. Вождь яко­бы от­ме­тил: «Ти­мо­шен­ко здо­ро­вый, и го­ло­ва боль­шая. А моз­ги, ви­ди­мо, ма­лень­кие…». Впро­чем, су­ще­ству­ет и иная вер­сия, со­глас­но ко­то­рой этот до­ку­мент вполне от­ра­жал лич­ную точ­ку зре­ния са­мо­го Ста­ли­на. Не го­во­ря уже о том, что он це­ли­ком и пол­но­стью по­вто­рял вы­ше­ука­зан­ные те­зи­сы со­вет­ской про­па­ган­ды. Ста­лин до по­след­не­го ве­рил в то, что «об­хит­рил» Гит­ле­ра и вы­иг­рал необ­хо­ди­мое вре­мя для пе­ре­во­ору­же­ния Крас­ной Ар­мии. В ре­зуль­та­те по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство со­еди­не­ний и ча­стей РККА утром 22 июня 1941 го­да бы­ли за­хва­че­ны врас­плох, не смог­ли удер­жать пред­пи­сан­ные им ру­бе­жи и тем бо­лее пе­рей­ти в контр­на­ступ­ле­ние. Вой­на для Ти­мо­шен­ко на­ча­лась с ка­та­стро­фы.

Ари­сто­крат на служ­бе у Гит­ле­ра

Эвальд фон Клейст ро­дил­ся 8 ав­гу­ста 1881 го­да в гес­сен­ском го­ро­де Бра­ун­фель­се-на-Лане, про­дол­жив ста­рин­ный род прус­ских ге­не­ра­лов и ари­сто­кра­тов. Один из его пред­ков, фельд­мар­шал граф Фри­дрих фон Клейст, был од­ним из тех, кто в 1814 го­ду одер­жал по­бе­ду в сра­же­нии при Ла­оне про­тив войск на­по­лео­нов­ско­го мар­ша­ла Ог­ю­ста Мар­мо­на. Отец бу­ду­ще­го во­е­на­чаль­ни­ка тан­ко­вых войск Гу­го фон Клейст, доктор фи­ло­со­фии, был ди­рек­то­ром гим­на­зии в го­ро­де Ау­ри­хе. По­сле окон­ча­ния гим­на­зии Эвальд в мар­те 1900 го­да по­сту­пил фа­нен-юнкером в 3-й ко­ро­лев­ский полк по­ле­вой ар­тил­ле­рии, а 18 ав­гу­ста 1901-го по­сле­до­ва­ло его про­из­вод­ство в чин лей­те­нан­та. В 1907 го­ду Клейст стал пол­ко­вым адъ­ютан­том. По­сле уче­бы в ка­ва­ле­рий­ском учи­ли­ще в Ган­но­ве­ре (1908–1909) он по­лу­чил в 1910 го­ду чин обер-лей­те­нан­та и был на­прав­лен в во­ен­ную ака­де­мию в Бер­лине, где про­шел под­го­тов­ку офи­це­ра Ген­шта­ба. В том же го­ду он же­нил­ся на Ги­зе­ле Вах­тель. Во­ен­ную ака­де­мию Клейст окон­чил в 1912 го­ду и был при­ко­ман­ди­ро­ван к 14-му гу­сар­ско­му пол­ку, рас­квар­ти­ро­ван­но­му в Кас­се­ле. Неза­дол­го до на­ча­ла Пер­вой ми­ро­вой вой­ны ему при­сво­и­ли чин рот­мист­ра и пе­ре­ве­ли на служ­бу в штаб 1-го гу­сар­ско­го пол­ка. С пер­вых дней Ве­ли­кой вой­ны Эвальд фон Клейст сра­жал­ся на Во­сточ­ном фрон­те, от­ли­чил­ся в бит­ве при Тан­нен­бер­ге – клю­че­вом сра­же­нии меж­ду рус­ской и гер­ман­ской ар­ми­я­ми, в хо­де ко­то­ро­го вой­ска под ко­ман­до­ва­ни­ем Па­у­ля фон Гин­ден­бур­га и Эри­ха Лю­ден­дор­фа на­нес­ли по­ра­же­ние ар­мии ге­не­ра­ла А. В. Сам­со­но­ва. 4 ок­тяб­ря 1914 го­да Клейст был на­граж­ден Же­лез­ным кре­стом. Ров­но год мо­ло­дой офи­цер про­слу­жил ко­ман­ди­ром эс­кад­ро­на. По­сле че­го он был на­зна­чен в штаб 85-й пе­хот­ной ланд­вер­ной ди­ви­зии. В ян­ва­ре 1917 го­да его на­зна­чи­ли на долж­ность на­чаль­ни­ка опе­ра­тив­но­го от­де­ла шта­ба гвар­дей­ской ка­ва­ле­рий­ской ди­ви­зии. Клейст участ­во­вал в бо­ях с рус­ски­ми вой­ска­ми в Во­сточ­ной Прус­сии, в Поль­ше и Бе­ло­рус­сии, а во вре­мя пе­ре­го­во­ров о ми­ре в Брест-Ли­тов­ске осе­нью 1917 го­да ди­ви­зия, в ко­то­рой он слу­жил, бы­ла пе­ре­дис­ло­ци­ро­ва­на в Гер­ма­нию. На ро­дине Клейст на­хо­дил­ся до вес­ны 1918 го­да, а за­тем был на­прав­лен во Фран­цию. В это же вре­мя он был про­из­ве­ден в ка­пи­та­ны. В сен­тяб­ре то­го же го­да его на­зна­чи­ли на­чаль­ни­ком опе­ра­тив­но­го от­де­ла шта­ба VII ар­мей­ско­го кор­пу­са. По­сле по­ра­же­ния Гер­ма­нии и под­пи­са­ния Вер­саль­ско­го до­го­во­ра немец­кая ар­мия бы­ла мно­го­крат­но со­кра­ще­на. В это вре­мя Клейст по­хо­дил служ­бу в так называемых доб­ро­воль­че­ских кор­пу­сах, со­здан­ных с це­лью про­ти­во­дей­ствия ре­во­лю­ци­он­ной угро­зе. Как од­но­му из луч­ших офи­це­ров ему бы­ло поз­во­ле­но остать­ся в рейхс­ве­ре. С 1920 го­да он про­хо­дил служ­бу в 13-м ка­ва­ле­рий­ском пол­ку, а че­рез три го­да был пе­ре­ве­ден пре­по­да­ва­те­лем в Ган­но­вер­ское ка­ва­ле­рий­ское учи­ли­ще. В 1927 го­ду Клейст был на­зна­чен на­чаль­ни­ком шта­ба 2-й ка­ва­ле­рий­ской ди­ви­зии, рас­по­ла­гав­шей­ся в Бре­слау. В 1928-м он по­лу­чил но­вое на­зна­че­ние на долж­ность на­чаль­ни­ка шта­ба 3-й пе­хот­ной ди­ви­зии. Во вре­мя служ­бы в пе­хот­ном со­еди­не­нии ему бы­ло при­сво­е­но во­ин­ское зва­ние пол­ков­ни­ка. В 1931 го­ду его пе­ре­ве­ли на долж­ность ко­ман­ди­ра 9-го Потс­дам­ско­го пе­хот­но­го пол­ка. Вско­ре он стал ко­ман­ди­ром 2-й ка­ва­ле­рий­ской ди­ви­зии, сме­нив на этом по­сту од­но­го из са­мых из­вест­ных гер­ман­ских ге­не­ра­лов – Гер­да фон Рунд­штед­та, ушед­ше­го на по­вы­ше­ние. В 1935 го­ду, ко­гда в Гер­ма­нии бы­ла вве­де­на все­об­щая во­ин­ская по­вин­ность, Клейст был про­из­ве­ден в чин ге­не­рал-лей­те­нан­та. Он за­ни­мал штаб­ные и ко­манд­ные долж­но­сти в VIII во­ен­ном окру­ге (Бре­слау). 1 ав­гу­ста 1936 го­да ему при­сво­и­ли зва­ние ге­не­ра­ла ка­ва­ле­рии. В его под­чи­не­нии на­хо­ди­лись 8-я, 18-я и 28-я пе­хот­ные ди­ви­зии, тре­тья и чет­вер­тая ко­ман­ды по­гра­нич­ни­ков. Под ру­ко­вод­ством Клей­ста шло на­ра­щи­ва­ние во­ору­жен­ных сил на во­сточ­ных гра­ни­цах Рей­ха. В 1938 го­ду раз­ра­зил­ся скан­дал. Ге­не­рал-фельд­мар­шал и во­ен­ный ми­нистр Вер­нер фон Блом­берг, 60-лет­ний вдо­вец, же­нил­ся на некой Еве Грун. Вско­ре вы­яс­ни­лось, что но­во­яв­лен­ная фрау Блом­берг в про­шлом за- ни­ма­лась про­сти­ту­ци­ей. В ре­зуль­та­те Блом­берг был вы­нуж­ден по­дать в от­став­ку. При­мер­но в то же вре­мя глав­но­ко­ман­ду­ю­щий су­хо­пут­ны­ми вой­ска­ми Вер­нер фон Фрич был об­ви­нен в го­мо­сек­су­а­лиз­ме и по­сле­до­вал за сво­им на­чаль­ни­ком (поз­же все об­ви­не­ния бы­ли при­зна­ны лож­ны­ми, и он был пол­но­стью оправ­дан). На са­мом де­ле эти скан­да­лы бы­ли сфаб­ри­ко­ва­ны спе­ци­аль­но – с це­лью уда­лить из выс­ше­го во­ен­но­го ру­ко­вод­ства Рей­ха лиц, от­ри­ца­тель­но от­но­ся­щих­ся к на­ци­о­нал-со­ци­а­лиз­му. В ре­зуль­та­те про­изо­шло из­ме­не­ние фор­мы ко­ман­до­ва­ния немец­ки­ми во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми. Гит­лер стал вер­хов­ным глав­но­ко­ман­ду­ю­щим вер­мах­та. Мно­гих нело­яль­ных немец­ких офи­це­ров уво­ли­ли из ар­мии. Под чист­ку гер­ман­ско­го ге­не­ра­ли­те­та по­пал и мо­нар­хи­че­ски на­стро­ен­ный Клейст. 4 фев­ра­ля 1938 го­да он был от­прав­лен в от­став­ку. В те­че­ние по­лу­то­ра лет Эвальд фон Клейст жил в сво­ем по­ме­стье в Вай­дель­брю­ке близ Бре­слау. Не­смот­ря на ан­ти­па­тию Клей­ста к на­ци­стам, его ком­пе­тент­ность в во­ен­ных де­лах не оспа­ри­ва­лась Гит­ле­ром. Он был сно­ва при­зван на во­ен­ную служ­бу пе­ред са­мым на­ча­лом Вто­рой ми­ро­вой вой­ны – в ав­гу­сте 1939 го­да его на­зна­чи­ли ко­ман­ди­ром 22-го ар­мей­ско­го мо­то­ри­зо­ван­но­го кор­пу­са, сфор­ми­ро­ван­но­го в XII во­ен­ном окру­ге. В сен­тяб­ре 1939 го­да кор­пус Клей­ста в со­ста­ве 14-й ар­мии ге­не­ра­ла В. Ли­ста успеш­но участ­во­вал в бо­е­вых опе­ра­ци­ях на юге Поль­ши, за­хва­тил неф­те­до­бы­ва­ю­щий район под Ль­во­вом. Во фран­цуз­ской кам­па­нии Клей­сту до­ве­ри­ли ис­клю­чи­тель­но важ­ное за­да­ние. 29 фев­ра­ля 1940 го­да Гит­лер санк­ци­о­ни­ро­вал его на­зна­че­ние ко­ман­ду­ю­щим тан­ко­вы­ми си­ла­ми на За­пад­ном фрон­те. Эти си­лы вклю­ча­ли 41-й мо­то­ри­зо­ван­ный кор­пус ге­не­ра­ла Геор­га-Ган­са Рей­н­хард­та (6-я и 8-я тан­ко­вые ди­ви­зии), 19-й мо­то­ри­зо­ван­ный кор­пус Гейн­ца Гу­де­ри­а­на (1, 2 и 10-я тан­ко­вые ди­ви­зии плюс элит­ный мо­то­пе­хот­ный полк «Ве­ли­кая Гер­ма­ния») и три мо­то­пе­хот­ные ди­ви­зии из 14-го мо­то­ри­зо­ван­но­го кор­пу­са ге­не­ра­ла Густа­ва фон Ви­тер­с­гей­ма. Из де­ся­ти гер­ман­ских тан­ко­вых ди­ви­зий пять на­хо­ди­лись в пря­мом под­чи­не­нии у Клей­ста, а еще две долж­ны бы­ли под­дер­жи­вать его с севера. Та­ким об­ра­зом, Клейст стал пер­вым во­е­на­чаль­ни­ком, ко­ман­до­вав­шим тан­ко­вой ар­ми­ей, хо­тя этот тер­мин во­шел в офи­ци­аль­ное упо­треб­ле­ние лишь пол­то­ра го­да спу­стя. Штаб 22-го кор­пу­са по­лу­чил вре­мен­ное на­зва­ние «Тан­ко­вая груп­па Клей­ста». Тан­ко­вая груп­пи­ров­ка Клей­ста от­ли­чи­лась во вре­мя фран­цуз­ской кам­па­нии, участ­вуя в бо­ях на Сом­ме, в Бор­до. Ре­а­ли­зуя план, раз­ра­бо­тан­ный Ман­штей­ном, она су­ме­ла пре­одо­леть труд­но­про­хо­ди­мые Ар­ден­ские го­ры, про­рва­ла англо-фран­цуз­ский фронт на ре­ке Ма­ас и со­вер­ши­ла стре­ми­тель­ный тан­ко­вый об­ход­ной ма­невр. В ре­зуль­та­те со­юз­ни­ки ока­за­лись при­жа­ты к бе­ре­гу Ла-Ман­ша. Дюн­керк стал по­след­ним фран­цуз­ским пор­том, че­рез ко­то­рый ан­глий­ские и фран­цуз­ские ча­сти бе­жа­ли в Бри­та­нию. За раз­гром англо-фран­цуз­ских войск Клейст был на­граж­ден Ры­цар­ским кре­стом Же­лез­но­го кре­ста, выс­шим ор­де­ном Тре­тье­го рей­ха. 16 но­яб­ря 1940 го­да груп­пи­ров­ка Клей­ста ста­ла офи­ци­аль­но име­но­вать­ся 1-й тан­ко­вой груп­пой. В ап­ре­ле 1941 го­да она бы­ла на­прав­ле­на в Юго­сла­вию и Гре­цию, а за­тем пе­ре­бро­ше­на на во­сток и во­шла в со­став груп­пы ар­мий «Юг», го­то­вив­шей­ся к втор­же­нию в Со­вет­ский Со­юз. Спу­стя го­ды, 17 ав­гу­ста 1951 го­да, на­хо­дясь в пле­ну в Москве и от­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, быв­ший фельд­мар­шал Клейст так рас­ска­зы­вал о со­бы­ти­ях, пред­ше­ство­вав­ших на­ча­лу вой­ны про­тив СССР: «За несколь­ко дней до на­па­де­ния Гер­ма­нии на Со­вет­ский Со­юз я по­лу­чил от фельд­мар­ша­ла Рунд­штед­та пись­мен­ный при­каз… По это­му при­ка­зу я был обя­зан при­нять на се­бя ко­ман­до­ва­ние груп­пи­ров­кой тан­ко­вых войск, со­сто­яв­шей из 3-го и 14-го тан­ко­вых кор­пу­сов и тан­ко­во­го кор­пу­са «Кемпф», и в про­рвав­ший­ся фронт рус­ской обо­ро­ны вкли­нить­ся в глубь со­вет­ской тер­ри­то­рии для от­ра­же­ния контр­ата­ки рус­ских тан­ко­вых со­еди­не­ний и уни­что­же­ния их».

Бле­стя­щие по­бе­ды и тя­же­лые по­ра­же­ния

С пер­вых дней втор­же­ния в Со­вет­ский Со­юз 1-я тан­ко­вая груп­па под ко­ман­до­ва­ни­ем Клей­ста, вхо­див­шая в со­став груп­пы ар­мий «Юг», участ­во­ва­ла в пре­тво­ре­нии в жизнь пла­на «Барбаросса». Тан­ко­вые ар­ма­ды Клей­ста участ­во­ва­ли в бит­ве за Дуб­но – Луцк – Бро­ды – в од­ном из круп­ней­ших тан­ко­вых сра­же­ний Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. Что­бы раз­гро­мить 1-ю тан­ко­вую груп­пу, со­вет­ское ко­ман­до­ва­ние бро­си­ло в бой мно­го­крат­но пре­вос­хо­дя­щие по си­ле и чис­лен­но­сти три ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных кор­пу­са. Но уже по до­ро­ге часть тан­ков бы­ли уни­что­же­ны немец­кой авиа­ци­ей, а часть из-за по­ло­мок не смог­ли дви­гать­ся даль­ше. Клей­сту уда­лось

на­не­сти по­ра­же­ние этим кор­пу­сам. При­чи­на по­бе­ды кры­лась не толь­ко в том, что немец­кие тан­ки­сты име­ли бо­е­вой опыт в со­вре­мен­ной войне, а ими ру­ко­во­дил про­ни­ца­тель­ный во­е­на­чаль­ник. Ошиб­ку до­пу­сти­ло со­вет­ское ко­ман­до­ва­ние, от­верг­нув вся­кую мысль об от­во­де кор­пу­сов и со­зда­нии сплош­ной ли­нии обо­ро­ны, чем и вос­поль­зо­вал­ся Клейст. 10 июля 1-я тан­ко­вая груп­па овла­де­ла Жи­то­ми­ром, на­хо­дя­щим­ся в 150 км от Ки­е­ва, 16 июля был за­хва­чен Ка­за­тин. Со­вет­ские вой­ска, дей­ство­вав­шие на Юго-За­пад­ном на­прав­ле­нии под ко­ман­до­ва­ни­ем мар­ша­ла С.М. Бу­дён­но­го и на­счи­ты­вав­шие око­ло 1,5 млн че­ло­век, бы­ли со­сре­до­то­че­ны в рай­о­нах Ума­ни и Ки­е­ва. Но не успел Будённый при­нять ко­ман­до­ва­ние, как меж­ду груп­пи­ров­ка­ми Крас­ной Ар­мии вкли­ни­лась 1-я тан­ко­вая груп­па, обо­шед­шая Умань с севера. 2 ав­гу­ста вой­ска под ко­ман­до­ва­ни­ем Клей­ста со­еди­ни­лись с ча­стя­ми 17-й ар­мии, окру­жив в рай­оне Ума­ни круп­ную груп­пи­ров­ку войск Юж­но­го и Юго-За­пад­но­го фрон­тов, что при­ве­ло к об­ра­зо­ва­нию «уман­ско­го кот­ла». В немец­кое окру­же­ние по­па­ло 20 со­вет­ских ди­ви­зий. К 8 ав­гу­ста со­про­тив­ле­ние боль­шин­ства ча­стей пре­кра­ти­лось. Вско­ре на­ме­ти­лось еще од­но окру­же­ние со­вет­ских войск, на этот раз под Киевом. В днев­ни­ке ко­ман­ду­ю­ще­го груп­пы ар­мий «Центр» ге­не­рал­фельд­мар­ша­ла Фе­до­ра фон Бо­ка от­ме­ча­лось: «Коль­цо во­круг про­тив­ни­ка, ока­зав­ше­го­ся меж­ду внут­рен­ни­ми кры­лья­ми групп ар­мий «Центр» и «Юг», со­мкну­лось. Пе­ре­до­вые ча­сти 1-й тан­ко­вой груп­пы (Клейст) уста­но­ви­ли кон­такт с тан­ко­вой груп­пой Гу­де­ри­а­на на юге от Лох­ви­цы. Так что эту ста­дию бит­вы за Киев мож­но на­звать чрез­вы­чай­но успеш­ной». По­ка под­чи­нен­ные Клей­ста гро­ми­ли со­вет­ские ар­мии на Укра­ине, Ти­мо­шен­ко еще 23 июня был на­зна­чен пред­се­да­те­лем Став­ки Глав­но­го ко­ман­до­ва­ния. На этой долж­но­сти он оста­вал­ся до 19 июля 1941 го­да, ко­гда бы­ла об­ра­зо­ва­на Ставка Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го во гла­ве со Ста­ли­ным. В тот же день со­вет­ский дик­та­тор сме­нил Ти­мо­шен­ко и на по­сту наркома обо­ро­ны. Всем бы­ло оче­вид­но, что со сво­и­ми за­да­ча­ми в са­мый на­чаль­ный пе­ри­од вой­ны Се­мён Кон­стан­ти­но­вич со­вер­шен­но не спра­вил­ся. Кро­ме то­го, 2 июля 1941 го­да Ти­мо­шен­ко был на­зна­чен ко­ман­ду­ю­щим вой­ска­ми За­пад­но­го фрон­та. Он ко­ман­до­вал этим фрон­том до 19 июля, а за­тем – с 30 июля по 12 сен­тяб­ря. На этом по­сту его так­же пре­сле­до­ва­ли сп­лош­ные не­уда­чи и про­ва­лы. Ис­пра­вить по­ло­же­ние он ока­зал­ся не в состоянии, хо­тя и от­ча­ян­но пы­тал­ся хо­тя бы что-то пред­при­нять. Так, имен­но по при­ка­зу Ти­мо­шен­ко 14 июля 1941 го­да впер­вые был при­ме­нен но­вый вид ору­жия – экс­пе­ри­мен­таль­ная ба­та­рея ре­ак­тив­ных уста­но­вок, впо­след­ствии на­зван­ных «Ка­тю­ша­ми». Но это ни­как не по­вли­я­ло на об­щую си­ту­а­цию. 16 июля был сдан Смо­ленск. Ти­мо­шен­ко уда­лось вы­ве­сти из об­ра­зо­вав­ше­го­ся по­лу­окру­же­ния ча­сти 16-й и 20-й ар­мий, что спас­ло ос­нов­ные си­лы За­пад­но­го фрон­та. 13 сен­тяб­ря Ти­мо­шен­ко был на­зна­чен глав­но­ко­ман­ду­ю­щим вой­ска­ми Юго-За­пад­но­го на­прав­ле­ния, за­ме­нив на этом по­сту мар­ша­ла Бу­дён­но­го, к то­му мо­мен­ту бук­валь­но впав­ше­го в ма­разм. Имен­но здесь Се­мё­ну Кон­стан­ти­но­ви­чу при­шлось впер­вые столк­нуть­ся с Клей­стом. К то­му мо­мен­ту, ко­гда мар­шал при­нял долж­ность, об­ста­нов­ка уже при­бли­жа­лась к кри­ти­че­ской точ­ке. По­на­ча­лу Ти­мо­шен­ко пы­тал­ся, сле­дуя ука­за­ни­ям Ста­ли­на, удер­жи­вать Киев, но по­сле тща­тель­но­го ана­ли­за си­ту­а­ции он при­нял ре­ше­ние со­гла­сить­ся с мне­ни­ем шта­ба оста­вить Киев. Но вы­ве­сти вой­ска из-под уда­ра, как у него по­лу­чи­лось под Смо­лен­ском, уже не успел: в ре­зуль­та­те боль­шая часть войск Юго-За­пад­но­го фрон­та ока­за­лась бло­ки­ро­ва­на, а са­мо управ­ле­ние фрон­том при по­пыт­ке вы­рвать­ся из окру­же­ния бы­ло раз­гром­ле­но. В плен по­па­ли свы­ше по­лу­мил­ли­о­на со­вет­ских бой­цов и ко­ман­ди­ров. Остат­ки сил Юго-За­пад­но­го фрон­та ото­шли на ру­беж во­сточ­нее Кур­ска, Харь­ко­ва, Изю­ма, где бы­ли по­пол­не­ны но­во­бран­ца­ми. 30 сен­тяб­ря Ти­мо­шен­ко воз­гла­вил вос­со­здан­ный Юго-За­пад­ный фронт. К это­му вре­ме­ни 1-я тан­ко­вая груп­па Клей­ста, пе­ре­име­но­ван­ная в 1-ю тан­ко­вую ар­мию, на­пра­ви­лась к Ро­сто­ву-наДо­ну. 17 ок­тяб­ря немец­кие тан­ки во­рва­лись в Та­ган­рог, а че­рез 11 дней вы­шли к бе­ре­гам ре­ки Ми­ус. 21 но­яб­ря вой­ска Клей­ста за­хва­ти­ли Ро­стов-на-До­ну, что от­кры­ло им путь на Ку­бань и Кав­каз. Од­на­ко удер­жать Ро­стов Клей­сту не уда­лось. Ти­мо­шен­ко про­вел удач­ную опе­ра­цию и че­рез во­семь дней от­бил го­род у нем­цев, что ста­ло од­ной из пер­вых по­бед Крас­ной Ар­мии. Ро­стов оста­вал­ся со­вет­ским до июля 1942 го­да. По­сле неудач­но­го сра­же­ния за Ро­стов-на-До­ну во­ен­ная ка­рье­ра Клей­ста, как и мно­гих дру­гих немец­ких во­е­на­чаль­ни­ков, не су­мев­ших вы­пол­нить при­ка­зы Гит­ле­ра, мог­ла на­все­гда за­кон­чить­ся. Но неожи­дан­но за Клей­ста всту­пил­ся ко­ман­дир ди­ви­зии «Лейб- штан­дарт СС Адольф Гит­лер» ге­не­рал­пол­ков­ник войск СС Зепп Дит­рих. Он пря­мо за­явил фю­ре­ру, что это он, Гит­лер, ви­но­ват в неуда­че, а не ко­ман­ду­ю­щий тан­ко­вой ар­ми­ей. Му­же­ствен­ное вме­ша­тель­ство Дит­ри­ха спас­ло ка­рье­ру Клей­ста. В тре­тий раз Ти­мо­шен­ко и Клейст встре­ти­лись во вре­мя Вто­рой харь­ков­ской бит­вы в мае 1942 го­да. Ти­мо­шен­ко, ко­ман­дуя вой­ска­ми Юго-За­пад­но­го на­прав­ле­ния, при­нял са­мое ак­тив­ное уча­стие в раз­ра­бот­ке пла­на Харь­ков­ской опе­ра­ции. Ее цель за­клю­ча­лась в том, что­бы осу­ще­ствить окру­же­ние и раз­гром 6-й ар­мии вер­мах­та в рай­оне Харь­ко­ва, а в даль­ней­шем – при­жав от­се­чен­ную по­сле осво­бож­де­ния Харь­ко­ва груп­пу ар­мий «Юг» к Азов­ско­му мо­рю, раз­гро­мить ее. 12 мая Крас­ная Ар­мия пе­ре­шла в наступ­ле­ние. Че­рез пять дней по­сле на­ча­ла на­ступ­ле­ния со­вет­ским вой­скам уда­лось по­чти вплот­ную по­дой­ти к Харь­ко­ву. Тем вре­ме­нем, поль­зу­ясь без­дей­стви­ем ча­стей пра­во­го флан­га Юго-За­пад­но­го фрон­та, груп­па Клей­ста на­ча­ла пе­ре­груп­пи­ров­ку и 17 мая су­ме­ла на­не­сти вне­зап­ный удар в тыл на­сту­па­ю­щим со­вет­ским ча­стям. Че­рез несколь­ко ча­сов по­сле на­ча­ла контр­на­ступ­ле­ния груп­па Клей­ста про­рва­ла обо­ро­ну 9-й ар­мии Юж­но­го фрон­та. Спу­стя пять дней путь от­хо­да Крас­ной Ар­мии на во­сток был от­ре­зан. В ре­зуль­та­те зна­чи­тель­ная часть войск удар­ной груп­пи­ров­ки РККА ока­за­лась в окру­же­нии в тре­уголь­ни­ке Ме­ре­фа – Ло­зо­вая – Ба­ла­клея. 25 мая на­ча­лись мно­го­чис­лен­ные по­пыт­ки вы­рвать­ся из окру­же­ния, по­лу­чив­ше­го на­зва­ние «барвен­ков­ской за­пад­ни». Бои про­дол­жа­лись до 31 мая. Про­рвать­ся к сво­им уда­лось при­мер­но де­ся­той ча­сти из чис­ла окру­жен­ных крас­но­ар­мей­цев. В плен по­па­ли око­ло 200 тыс. со­вет­ских сол­дат и офи­це­ров. 17 июля 1942 го­да Ти­мо­шен­ко был снят с долж­но­сти и че­рез три дня вы­зван в Став­ку, где ему при­шлось в те­че­ние ше­сти ча­сов от­чи­ты­вать­ся о сво­их дей­стви­ях, при­вед­ших к та­ким по­те­рям. Бы­ла сде­ла­на по­пыт­ка об­ви­нить в пла­ни­ро­ва­нии неудач­ной опе­ра­ции ге­не­ра­ла И.Х. Ба­гра­мя­на, но в от­вет Ста­лин жест­ко под­черк­нул: «По­нят­но, что де­ло здесь не толь­ко в Ба­гра­мяне. Речь идет так­же об ошиб­ках всех чле­нов Во­ен­но­го со­ве­та, и пре­жде все­го Ти­мо­шен­ко и Хру­щё­ва».

Тя­же­лый фи­нал

Свое рас­сле­до­ва­ние в от­но­ше­нии дей­ствий Ти­мо­шен­ко на­ча­ли и осо­би­сты. В Моск­ву бы­ла от­прав­ле­на те­ле­грам­ма на- чаль­ни­ка осо­бо­го от­де­ла НКВД Юго-За­пад­но­го фрон­та стар­ше­го май­о­ра гос­бе­зо­пас­но­сти Н.Н. Се­ли­ва­нов­ско­го. В ней он от­ме­чал: «В бе­се­де с Хру­щё­вым у нас сло­жи­лось по­до­зре­ние о воз­мож­но­сти из­ме­ны Ти­мо­шен­ко. Я ре­шил вы­слать опе­ра­тив­ную груп­пу из от­вет­ствен­ных ра­бот­ни­ков для ор­га­ни­за­ции за ним на­блю­де­ния и предот­вра­ще­ния воз­мож­ной из­ме­ны». Од­на­ко ви­ди­мых по­след­ствий для Ти­мо­шен­ко это не име­ло, так как уже в июле 1942 го­да его на­зна­чи­ли ко­ман­ду­ю­щим Ста­лин­град­ским фрон­том, а в ок­тяб­ре – ко­ман­ду­ю­щим вой­ска­ми Се­ве­ро-За­пад­но­го фрон­та. На­хо­дясь на но­вой долж­но­сти, Ти­мо­шен­ко сыг­рал из­вест­ную роль в лик­ви­да­ции укреп­лен­но­го плац­дар­ма в рай­оне Де­мян­ска в фев­ра­ле 1943 го­да. Од­на­ко за­да­чи, по­став­лен­ные пе­ред мар­ша­лом, так и не бы­ли вы­пол­не­ны. Не увен­ча­лась успе­хом Ста­ро­рус­ская на­сту­па­тель­ная опе­ра­ция, длив­ша­я­ся с 4 по 19 мар­та 1943 го­да. В хо­де бо­ев, про­дви­нув­шись все­го на 20 км, вой­ска Се­ве­ро-За­пад­но­го фрон­та по­те­ря­ли уби­ты­ми бо­лее 30 тыс. сол­дат и офи- це­ров. 13 мар­та Ти­мо­шен­ко был снят с долж­но­сти ко­ман­ду­ю­ще­го фрон­том. Боль­ше в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне вой­ска­ми он не ко­ман­до­вал. С мар­та 1943-го по 9 мая 1945 го­да Се­мён Кон­стан­ти­но­вич был пред­ста­ви­те­лем Став­ки Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­до­ва­ния и фор­маль­но за­ни­мал­ся ко­ор­ди­на­ци­ей дей­ствий фрон­тов. В от­ли­чие от Ти­мо­шен­ко Клейст про­дол­жал ко­ман­до­вать вве­рен­ны­ми ему вой­ска­ми и да­же до­стиг на этом по­при­ще опре­де­лен­ных успе­хов. По­сле по­бе­ды под Харь­ко­вом он неко­то­рое вре­мя про­дол­жал ко­ман­до­вать 1-й тан­ко­вой ар­ми­ей. Но уже осе­нью, 21 но­яб­ря 1942 го­да, ко­гда раз­вер­ну­лись бо­е­вые дей­ствия в рай­оне Ста­лин­гра­да, Гит­лер на­зна­чил его ко­ман­ду­ю­щим груп­пы ар­мий «А». Клейст очень хо­ро­шо про­явил се­бя в пе­ри­од бо­е­вых дей­ствий зи­мой 1942– 1943 го­дов. 1 фев­ра­ля 1943 го­да за уме­лое ру­ко­вод­ство вой­ска­ми в хо­де бо­ев за Кав­каз и Ку­бань он был про­из­ве­ден в чин фельд­мар­ша­ла. К 1 ап­ре­ля 1944 го­да, по соб­ствен­ным сло­вам Клей­ста, вой­ска груп­пы ар­мий «А» на­хо­ди­лись на сле­ду­ю­щих ме­стах: 17-я ар­мия бы­ла от­ре­за­на в Кры­му, 6-я ар­мия – на ре­ке Юж­ный Буг, здесь же на­хо­ди­лись ру­мын­ские вой­ска. В этот же день по при­ка­зу Гит­ле­ра Клейст был снят с долж­но­сти ко­ман­ду­ю­ще­го груп­пой ар­мий «А». Вот как объ­яс­нял сня­тие с долж­но­сти Клей­ста, а вме­сте с ним и Ман­штей­на ге­не­рал Курт фон Тип­пель­скирх: «По­сто­ян­ное вме­ша­тель­ство Гит­ле­ра в дей­ствия ко­ман­до­ва­ния обе­их групп ар­мий («А»и «Б») и его непре­рыв­ные воз­ра­же­ния про­тив свое­вре­мен­но­го от­во­да немец­ких войск с без­на­деж­ных участ­ков, чрез­вы­чай­но за­труд­няв­шие ру­ко­вод­ство бо­е­вы­ми дей­стви­я­ми и при­во­див­шие вся­кий раз к бес­смыс­лен­ным жерт­вам, при­ве­ли к ис­клю­чи­тель­но­му обостре­нию от­но­ше­ний меж­ду ним и ко­ман­ду­ю­щи­ми груп­па­ми ар­мий – фельд­мар­ша­ла­ми фон Ман­штей­ном и фон Клей­стом. Их при­зна­ли ви­нов­ни­ка­ми поражений немец­ких войск в мар­те и за­ме­ни­ли фельд­мар­ша­лом Мо­де­лем и ге­не­рал-пол­ков­ни­ком Шер­не­ром, от ко­то­рых Гит­лер ожи­дал, что они бу­дут дей­ство­вать со всей ре­ши­тель­но­стью и в со­от­вет­ствии с его ука­за­ни­я­ми». По­сле сня­тия с долж­но­сти ко­ман­ду­ю­ще­го Клейст был за­чис­лен в резерв и вновь от­пра­вил­ся в свое име­ние. По­сле по­ку­ше­ния на Гит­ле­ра, со­вер­шен­но­го 20 июля 1944 го­да, сре­ди мно­же­ства вы­со­ко­по­став­лен­ных во­ен­ных ге­ста­по аре­сто­ва­ло и фельд­мар­ша­ла Клей­ста, ко­то­ро­го вполне спра­вед­ли­во об­ви­ня­ли в том, что он знал о под­го­тов­ке за­го­во­ра и не до­нес об этом вла­стям. Од­на­ко ему, хоть и не без тру­да, уда­лось убе­дить «ком­пе­тент­ные ор­га­ны» в сво­ей непри­част­но­сти к за­го­во­ру. В са­мом кон­це вой­ны, 25 ап­ре­ля 1945 го­да, Эвальд фон Клейст был аре­сто­ван аме­ри­кан­ски­ми вой­ска­ми и по­ме­щен в ла­герь для во­ен­но­плен­ных око­ло Аугс­бур­га. От­ту­да че­рез несколь­ко дней его пе­ре­ве­ли в го­род Вис­ба­ден – на вил­лу, где со­дер­жа­лись под стра­жей выс­шие немец­кие во­е­на­чаль­ни­ки. За­тем Клейст был от­прав­лен в Лон­дон и по­ме­щен в ге­не­раль­ский ла­герь. В июне 1946 го­да Клей­ста при­вез­ли в Гер­ма­нию, где он вы­сту­пал на Нюрн­берг­ском про­цес­се в ка­че­стве сви­де­те­ля. За­тем Клей­ста вер­ну­ли в Лон­дон, от­ку­да от­пра­ви­ли в Ве­ну, где пе­ре­да­ли юго­слав­ским вла­стям. 1 сен­тяб­ря 1946 го­да Клейст ока­зал­ся в бел­град­ской тюрь­ме, где был несколь­ко раз до­про­шен от­но­си­тель­но сво­е­го уча­стия в войне про­тив Юго­сла­вии в 1941 го­ду. 4 ав­гу­ста 1948 го­да на за­кры­том про­цес­се Клейст был при­знан ви­нов­ным и при­го­во­рен к 15 го­дам ка­торж­ных ра­бот. Но от­бы­вать на­ка­за­ние в Юго­сла­вии ему не при­шлось – 4 мар­та 1949 го­да Клей­ста при­вез­ли в го­род Суб­бо­ти­ца, а на сле­ду­ю­щий день пе­ре­да­ли на вен­гер­ской гра­ни­це со­вет­ским пред­ста­ви­те­лям. Клейст на­хо­дил­ся в за­клю­че­нии во внут­рен­ней тюрь­ме МГБ, Бу­тыр­ской и Ле­фор­тов­ской тюрь­мах, а за­тем во Вла­ди­мир­ском цен­тра­ле, неод­но­крат­но до­пра­ши­вал­ся, при­чем не толь­ко по тем во­про­сам, на ко­то­рых стро­и­лось об­ви­не­ние про­тив него. 21 фев­ра­ля 1952 го­да на за­се­да­нии Во­ен­ной кол­ле­гии Вер­хов­но­го су­да СССР Клейст был при­го­во­рен к 25 го­дам за­клю­че­ния в ла­ге­рях. Он скон­чал­ся 13 но­яб­ря 1954 го­да во Вла­ди­ми­ре. Офи­ци­аль­ная при­чи­на смер­ти, как за­фик­си­ро­ва­но в до­ку­мен­тах, – недо­ста­точ­ность мит­раль­но­го кла­па­на. Клейст стал един­ствен­ным гер­ман­ским фельд­мар­ша­лом, умер­шим в со­вет­ском пле­ну. При­чи­на та­ко­го фи­на­ла – фа­таль­ное сте­че­ние об­сто­я­тельств, ведь по срав­не­нию с це­лым ря­дом дру­гих гит­ле­ров­ских пол­ко­вод­цев, вполне успеш­но из­бе­жав­ших су­ро­во­го воз­мез­дия, он во­все не вы­гля­дит ка­ким-то осо­бен­но вы­да­ю­щим­ся во­ен­ным пре­ступ­ни­ком. Ина­че сло­жи­лась судь­ба Се­мё­на Кон­стан­ти­но­ви­ча Ти­мо­шен­ко. Он при­ни­мал уча­стие в под­го­тов­ке Но­во­рос­сий­скоТа­ман­ской опе­ра­ции, в хо­де ко­то­рой бы­ли раз­гром­ле­ны немец­кие вой­ска на Ку­ба­ни и Та­ман­ском по­лу­ост­ро­ве. По­ми­мо это­го, вес­ной 1944 го­да мар­шал как пред­ста­ви­тель Став­ки Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­до­ва­ния за­ни­мал­ся ко­ор­ди­на­ци­ей дей­ствий ар­мий 2-го и 3-го При­бал­тий­ских фрон­тов. По­сле вой­ны Ти­мо­шен­ко был на­зна­чен ко­ман­ду­ю­щим вой­ска­ми по­сле­до­ва­тель­но Ба­ра­но­вич­ско­го (с мар­та 1946 го­да – Бе­ло­рус­ско­го), Юж­но-Ураль­ско­го, Бе­ло­рус­ско­го во­ен­ных окру­гов. В ап­ре­ле 1960 го­да его за­чис­ли­ли в Груп­пу ге­не­раль­ных ин­спек­то­ров Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны СССР. Умер мар­шал Ти­мо­шен­ко 31 мар­та 1970 го­да. Не­смот­ря на столь бла­го­по­луч­ное на пер­вый взгляд за­вер­ше­ние во­ен­ной ка­рье­ры и жиз­нен­но­го пу­ти, Ти­мо­шен­ко, без­услов­но, пе­ре­жил свою сла­ву. Се­рьез­ные про­сче­ты в ру­ко­вод­стве вой­ска­ми во вре­мя вой­ны при­ве­ли к то­му, что бо­лее мо­ло­дые во­е­на­чаль­ни­ки ста­ли смот­реть на него чуть ли не снис­хо­ди­тель­но, а их ре­аль­ные бо­е­вые заслу­ги на­все­гда за­тми­ли его пред­во­ен­ные до­сти­же­ния.

Мар­шал Со­вет­ско­го Со­ю­за Се­мён Кон­стан­ти­но­вич Ти­мо­шен­ко

Ге­не­рал-фельд­мар­шал Эвальд фон Клейст

С.К. Ти­мо­шен­ко на во­ен­ных уче­ни­ях (пред­во­ен­ный сни­мок)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.