Взлёт и па­де­ние КГБ в Аме­ри­ке

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Вла­ди­мир АБАРИНОВ Пуб­ли­ка­ция 2009 го­да

WWW.SOVSEKRETNO.RU

Ис­то­рия раз­вед­ки – стран­ный жанр. Она пи­шет­ся глав­ным об­ра­зом са­ми­ми её дей­ству­ю­щи­ми ли­ца­ми и пред­став­ля­ет со­бой апо­ло­гию по­по­лам с ми­фо­ло­ги­ей. Пре­жде чем вый­ти в свет, опус быв­ше­го шпи­о­на про­се­и­ва­ет­ся сквозь мел­кое си­то ве­дом­ствен­ной цен­зу­ры. Но есть и неза­ви­си­мые ис­сле­до­ва­те­ли на За­па­де и в Рос­сии. Имен­но их ста­ра­ни­я­ми ис­то­рия со­вет­ско­го шпи­о­на­жа при­об­ре­ла осмыс­лен­ные и за­кон­чен­ные кон­ту­ры. В этой ис­то­рии ещё мно­го про­бе­лов. Мно­гие фак­ты оста­ют­ся без объ­яс­не­ния. От­дель­ные сю­жет­ные ли­нии об­ры­ва­ют­ся. Тем не ме­нее в глав­ном она уже не мо­жет быть опро­верг­ну­та, ибо написана на ос­но­ве боль­шо­го мас­си­ва под­лин­ных до­ку­мен­тов и де­сят­ки раз пе­ре­про­ве­рен­ных по­ка­за­ний пе­ре­беж­чи­ков. По­яв­ле­ние но­во­го объ­ем­но­го кор­пу­са ар­хив­ных до­ку­мен­тов раз­вед­ки, не про­шед­ших про­це­ду­ру рас­сек­ре­чи­ва­ния, – со­бы­тие ред­кое и чрез­вы­чай­ное. Имен­но та­ким со­бы­ти­ем для ис­то­ри­ков шпи­о­на­жа ста­ло по­яв­ле­ние на За­па­де так называемых блок­но­тов Ва­си­лье­ва, на ос­но­ве ко­то­рых написана кни­га Джо­на Хейн­са, Хар­ви Кле­ра и Алек­сандра Ва­си­лье­ва «Шпи­о­ны. Взлёт и па­де­ние КГБ в Аме­ри­ке». Этот уве­си­стый фо­ли­ант в 700 стра­ниц вы­шел в свет, ак­тив­но чи­та­ет­ся и ком­мен­ти­ру­ет­ся спе­ци­а­ли­ста­ми. Я по­зво­нил Хар­ви Кле­ру в Ат­лан­ту, где он ра­бо­та­ет про­фес­со­ром по­ли­ти­ки и ис­то­рии в Уни­вер­си­те­те Эмо­ри. Для на­ча­ла я по­про­сил его рас­ска­зать, что та­кое «блок­но­ты Ва­си­лье­ва». – В 1990-е го­ды, вско­ре по­сле рас­па­да Со­вет­ско­го Со­ю­за, Служ­ба внеш­ней раз­вед­ки (СВР) за­клю­чи­ла кон­тракт с из­да­тель­ством «Кра­ун па­б­ли­шерс» на се­рию книг по ис­то­рии шпи­о­на­жа, у каж­дой из ко­то­рых долж­но бы­ло быть два ав­то­ра, рос­сий­ский и аме­ри­кан­ский. Рос­сий­ский ав­тор дол­жен был по­лу­чить до­ступ к ар­хи­вам. Его вы­пис­ки под­ле­жа­ли за­тем про­вер­ке ко­мис­си­ей по рас­сек­ре­чи­ва­нию. По­сле про­вер­ки их мож­но бы­ло по­ка­зать аме­ри­кан­ско­му ав­то­ру, ко­то­рый, как пла­ни­ро­ва­лось, на этой ос­но­ве на­пи­шет окон­ча­тель­ный ва­ри­ант тек­ста кни­ги. С Ва­си­лье­вым, ко­то­рый был со­труд­ни­ком КГБ до сво­ей от­став­ки в на­ча­ле 1990-х го­дов, за­клю­чи­ли до­го­вор на кни­гу о со­вет­ском шпи­о­на­же в Со­еди­нён­ных Шта­тах в 1930–1940-х го­дах. Его со­ав­то­ром дол­жен был быть Ал­лен Вайн­штейн. Он ра­бо­тал с ма­те­ри­а­ла­ми немно­гим бо­лее двух лет. За это вре­мя он за­кон­спек­ти­ро­вал око­ло 11 ты­сяч стра­ниц очень по­дроб­ных дан­ных. В се­ре­дине 1990-х про­ект стал непо­пу­ля­рен в неко­то­рых под­раз­де­ле­ни­ях СВР, счи­тав­ших, что он спо­соб­ству­ет раз­гла­ше­нию го­су­дар­ствен­ных тайн. Цир­ку­ли­ро­ва­ли слу­хи, ни на чём не ос­но­ван­ные, что Вайн­штейн пе­ре­да­ёт ин­фор­ма­цию ЦРУ. Су­ще­ство­ва­ла так­же ве­ро­ят­ность, что Ель­цин про­иг­ра­ет вы­бо­ры, и к вла­сти при­дут ком­му­ни­сты. Алек­сандр по­лу­чал угро­зы. И он ре­шил, что луч­ше бу­дет по­ки­нуть стра­ну, что он и сде­лал – вме­сте с се­мьёй он пе­ре­се­лил­ся в Ве­ли­ко­бри­та­нию. Он взял с со­бой диск с тек­стом глав, ко­то­рые он на­пи­сал для представления в ко­мис­сию по рас­сек­ре­чи­ва­нию. Неко­то­рые из них про­шли про­вер­ку, неко­то­рые – не успе­ли. Эти ма­те­ри­а­лы Вайн­штейн ис­поль­зо­вал при на­пи­са­нии кни­ги «За­кол­до­ван­ный лес» (в рус­ском пе­ре­во­де «Лес с при­ви­де­ни­я­ми». – Прим. ред.). Свои блок­но­ты Алек­сандр оста­вил в Москве у до­ве­рен­но­го че­ло­ве­ка, по­то­му что бо­ял­ся, что их кон­фис­ку­ют, ес­ли он повезёт их че­рез гра­ни­цу. Спу­стя несколь­ко лет он ор­га­ни­зо­вал их до­став­ку в Лон­дон, и они ста­ли ос­но­вой кни­ги, ко­то­рую Джон Хейнс и я на­пи­са­ли вме­сте с ним. Это го­раз­до бо­лее по­дроб­ные ма­те­ри­а­лы, чем те, ко­то­ры­ми поль­зо­вал­ся Вайн­штейн, ко­гда пи­сал «За­кол­до­ван­ный лес». Я знал Са­шу Ва­си­лье­ва, дру­жил с ним. На­ши судьбы неко­то­рое вре­мя шли па­рал­лель­ным кур­сом. Мы ока­за­лись на гребне стре­ми­тель­ной вол­ны пе­ре­мен, за­хлест­нув­шей стра­ну. Мы оба бы­ли в груп­пе со­вет­ских жур­на­ли­стов и по­ли­то­ло­гов, впер­вые в ис­то­рии НАТО по­бы­вав­ших в её брюссельской штаб­к­вар­ти­ре («ло­го­ве вра­га»!) и встре­чав­ших­ся с то­гдаш­ним ге­не­раль­ным сек­ре-

БЕСТ­СЕЛ­ЛЕР, БА­ЗИ­РУ­Ю­ЩИЙ­СЯ НА 11 ТЫ­СЯ­ЧАХ СТРА­НИЦ СО­ВЕР­ШЕН­НО СЕК­РЕТ­НЫХ ДО­КУ­МЕН­ТОВ СО­ВЕТ­СКОЙ РАЗ­ВЕД­КИ

та­рём Альян­са ге­не­ра­лом Ман­фре­дом Вёр­не­ром. В 1991 го­ду моя за­яв­ка на ста­жи­ров­ку в аме­ри­кан­ской га­зе­те вы­иг­ра­ла, а Са­ши­на при­шла вто­рой. Я бы­вал у него в ре­дак­ции «Ком­со­мол­ки», мы встре­ча­лись на бри­фин­гах в пресс­служ­бе СВР, но о том, что он был со­труд­ни­ком раз­вед­ки, я узнал поз­же от дру­гих лю­дей. Это, ко­неч­но, прав­да, что к се­ре­дине 1990-х ат­мо­сфе­ра в стране кар­ди­наль­но из­ме­ни­лась. Пре­крас­но пом­ню, как в крат­кий пе­ри­од «раз­гу­ла де­мо­кра­тии» мы сто­я­ли в ку­рил­ке од­ной из бес­чис­лен­ных кон­фе­рен­ций на те­му о том, «как нам обу­стро­ить Рос­сию», с мо­ло­дым ге­не­ра­лом КГБ, по лу­бян­ским стан­дар­там – ли­бе­ра­лом. Ге­не­рал на­хо­дил­ся под впе­чат­ле­ни­ем вы­ступ­ле­ния Га­ли­ны Ста­ро­вой­то­вой, при­зы­вав­шей при­нять за­кон о люст­ра­ции – в част­но­сти, о за­пре­те най­ма на го­су­дар­ствен­ную служ­бу быв­ших со­труд­ни­ков КГБ. Он нерв­но затягивался си­га­ре­той, иг­рал жел­ва­ка­ми и сквозь зу­бы го­во­рил: «Бу­дем мстить! А вы как ду­ма­ли?» Судь­ба Га­ли­ны Ста­ро­вой­то­вой из­вест­на. Офи­цер КГБ и на­чаль­ник охра­ны Пре­зи­ден­та Рос­сии Алек­сандр Кор­жа­ков на­стой­чи­во ре­ко­мен­до­вал охра­ня­е­мо­му ли­цу от­ме­нить вы­бо­ры 1996 го­да. Бо­рис Ель­цин вы­иг­рал це­ной неве­ро­ят­но­го на­пря­же­ния, ко­то­рое в ито­ге уло­жи­ло его на боль­нич­ную кой­ку и в кон­це кон­цов све­ло в мо­ги­лу. На пре­зи­дент­ских вы­бо­рах 2000 го­да быв­ший гла­ва СВР Евгений При­ма­ков со­став­лял грозную кон­ку­рен­цию Бо­ри­су Ель­ци­ну. Он со­шёл с ди­стан­ции. Реванш Лу­бян­ки пер­со­ни­фи­ци­ро­вал­ся во Вла­ди­ми­ре Пу­тине. Я, ра­зу­ме­ет­ся, хо­тел взять ин­тер­вью у са­мо­го Са­ши, но он от­ка­зал­ся, толь­ко пе­ре­дал мне че­рез д-ра Кле­ра при­вет.

оправдание оп­пен­гей­ме­ра – а от­ку­да вы зна­е­те, что до­ку­мен­ты Ва­си­лье­ва не под­дел­ка? Ведь ори­ги­на­лов у него нет...

– По це­ло­му ря­ду при­чин. Во-пер­вых, по­то­му, что они от­лич­но сов­ме­ща­ют­ся, сов­па­да­ют с ма­те­ри­а­ла­ми, по­сту­пив­ши­ми в обо­рот из рос­сий­ских и аме­ри­кан­ских ар­хи­вов за по­след­ние два де­сят­ка лет. Во-вто­рых, пре­жде чем при­сту­пить к ра­бо­те над кни­гой, мы со­бра­ли груп­пу ис­то­ри­ков и отставных про­фес­си­о­наль­ных раз­вед­чи­ков, ко­то­рые смот­ре­ли блок­но­ты, го­во­ри­ли с Алек­сан­дром, за­да­ва­ли ему во­про­сы и при­шли к вы­во­ду, что ма­те­ри­а­лы за­слу­жи­ва­ют до­ве­рия. И, на­ко­нец, мы раз­ме­сти­ли в Ин­тер­не­те фак­си­миль­ные ру­ко­пис­ные ори­ги­на­лы блок­но­тов, их рас­шиф­ров­ку по-рус­ски и их ан­глий­ский пе­ре­вод. Так что лю­бой мо­жет изу­чить эти тек­сты. И я по­ла­гаю, что каж­дый, кто сде­ла­ет это, убе­дит­ся в их под­лин­но­сти. Это про­сто невоз­мож­но – сфаб­ри­ко­вать 11 ты­сяч стра­ниц та­ко­го де­таль­но­го тек­ста.

– из­ме­ни­лись ли в ре­зуль­та­те ра­бо­ты с блок­но­та­ми Ва­си­лье­ва ва­ши соб­ствен­ные взгля­ды на со­вет­скую раз­вед­ку в це­лом, на её методы, при­ё­мы, на её эф­фек­тив­ность и мас­шта­бы?

– Наи­бо­лее круп­ный во­прос, по ко­то­ро­му бла­го­да­ря этим ма­те­ри­а­лам моё мнение из­ме­ни­лось, – Ро­берт Оп­пен­гей­мер, ди­рек­тор аме­ри­кан­ско­го атом­но­го про­ек­та в Лос-Ала­мо­се во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. В те­че­ние мно­гих лет в

Со­еди­нён­ных Шта­тах ве­лись бур­ные де­ба­ты о том, был ли Оп­пен­гей­мер ис­точ­ни­ком со­вет­ской раз­вед­ки. Су­ще­ству­ют ра­бо­ты, в ко­то­рых утвер­жда­лось, что был. Они на­пи­са­ны на ос­но­ве сви­де­тельств, к ко­то­рым и Джон Хейнс, и я от­но­си­лись скеп­ти­че­ски. О том, что он был ис­точ­ни­ком со­вет­ской раз­вед­ки, пи­сал Па­вел Су­до­пла­тов...

– су­до­пла­тов пи­сал, что и нильс бор то­же...

– Для аме­ри­кан­цев Оп­пен­гей­мер важ­нее – ведь имен­но он был «от­цом» атом­ной бом­бы. Он дей­стви­тель­но как буд­то был скры­тым ком­му­ни­стом. Но это не то же са­мое, что быть шпи­о­ном. За­пи­си Ва­си­лье­ва, я счи­таю, неопро­вер­жи­мо до­ка­зы­ва­ют, что Оп­пен­гей­мер не был со­вет­ским ис­точ­ни­ком. Дру­гой ас­пект, по по­во­ду ко­то­ро­го у ме­ня не бы­ло от­чёт­ли­во­го мне­ния до тех пор, по­ка мы не уви­де­ли ма­те­ри­а­лы Ва­си­лье­ва, – это на­сколь­ко се­рьёз­ный ущерб опе­ра­ци­ям со­вет­ской раз­вед­ки в Со­еди­нён­ных Шта­тах на­нес­ли раз­об­ла­че­ния Элизабет Бент­ли в 1945 го­ду. Они фак­ти­че­ски за­мо­ро­зи­ли всю де­я­тель­ность на 2–3 го­да.

– она дей­стви­тель­но мно­го зна­ла?

– Бент­ли на­зва­ла де­сят­ки лю­дей, ко­то­рые бы­ли ис­точ­ни­ка­ми со­вет­ской раз­вед­ки. От­ча­сти Лу­бян­ка смог­ла ми­ни­ми­зи­ро­вать ущерб. Спу­стя день или два по­сле то­го, как она да­ла по­ка­за­ния ФБР, Ким Фил­би от­пра­вил в Моск­ву до­не­се­ния с пол­ным пе­реч­нем всех, ко­го она сда­ла. Это зна­чит, что со­вет­ская раз­вед­ка успе­ла пре­ду­пре­дить всех этих лю­дей, при­ка­зать им пре­кра­тить вся­кую ак­тив­ность и уни­что­жить сви­де­тель­ства их шпи­он­ской ра­бо­ты. По­это­му, ко­гда аген­ты ФБР на­ча­ли слеж­ку за эти­ми людь­ми, они не мог­ли об­на­ру­жить ни­че­го ком­про­ме­ти­ру­ю­ще­го. И всё-та­ки она при­чи­ни­ла зна­чи­тель­ный вред. Со­вет­ская раз­вед­ка вы­нуж­де­на бы­ла спеш­но ото­звать в Моск­ву боль­шин­ство сво­их со­труд­ни­ков, ко­то­рых она рас­кры­ла.

бент­ли без тор­мо­зов

Ис­то­рия Элизабет Бент­ли по-сво­е­му тра­гич­на. В от­ли­чие от мно­же­ства дру­гих аген­тов, имев­ших рос­сий­ские корни, она – урож­дён­ная аме­ри­кан­ка, при­чём по жен­ской ли­нии её ро­до­слов­ная вос­хо­дит к от­цам-пи­ли­гри­мам, ос­но­вав­шим Но­вую Ан­глию. Она по­лу­чи­ла стро­гое воспитание, бы­ла оди­но­кой, за­стен­чи­вой де­вуш­кой. Учи­лась во Фло­рен­тий­ском уни­вер­си­те­те в го­ды при­хо­да к вла­сти Мус­со­ли­ни. Вер­нув­шись в США, всту­пи­ла в Ком­пар­тию. У нее бы­ло несколь­ко неудач­ных ро­ма­нов. В 30 лет она все ещё бы­ла неза­му­жем. В этом воз­расте, в 1938 го­ду, она по­зна­ко­ми­лась с Яко­вом Го­ло­сом, че­ло­ве­ком слож­ной судьбы и боль­шо­го лич­но­го оба­я­ния. Го­лос, он же Рей­зен Яков Со­ло­мо­но­вич, ро­дил­ся в Ека­те­ри­но­сла­ве. Большевик с до­ре­во­лю­ци­он­ным ста­жем. В 17 лет был аре­сто­ван и при­го­во­рён к вось­ми го­дам ка­тор­ги. Как несо­вер­шен­но­лет­не­му ка­тор­гу ему за­ме­ни­ли веч­ным по­се­ле­ни­ем в Якут­ской гу­бер­нии. Бе­жал в Япо­нию, от­ту­да пе­ре­брал­ся в США. Два­жды, в 1919-м и 1926-м, при­ез­жал в со­вет­скую Рос­сию, всту­пил в ВКП(б). В 1930 го­ду на­чал со­труд­ни­чать с ОГПУ. В 1935-м от­пра­вил же­ну и сы­на в СССР, где они по­лу­чи­ли со­вет­ское граж­дан­ство. Го­лос не толь­ко за­вер­бо­вал Элизабет Бент­ли, но и стал её лю­бов­ни­ком, чест­но пре­ду­пре­див, что в Со­вет­ском Со­ю­зе у него за­кон­ные же­на и сын. Ин­тим­ной свя­зью с Бент­ли Го­лос на­ру­шил пра­ви­ла кон­спи­ра­ции. Они жи­ли в од­ной квар­ти­ре, Элизабет, вы­пол­няв­шая функ­ции связ­ни­ка, узна­ла мно­гое, че­го она знать не долж­на бы­ла. Сво­е­го возлюбленного она счи­та­ла ге­ро­ем. В но­яб­ре 1943 го­да Го­лос умер. Элизабет Бент­ли ре­ши­ла, что долж­на за­нять его ме­сто и воз­гла­вить аген­тур­ную сеть, ко­то­рой он ру­ко­во­дил. Но Москва счи­та­ла ина­че.

из блок­но­тов Ва­си­лье­ва

«На­род­но­му ко­мис­са­ру гос­бе­зо­пас­но­сти СССР ко­мис­са­ру ГБ 1 ран­га т. Мер­ку­ло­ву В.Н. До­клад­ная за­пис­ка <ре­зи­ден­та Ва­си­лия За­ру­би­на> При­был 4 янв. 42 г. и вы­ехал 24 авг. 44 г. <...> Смерть Зву­ка (Го­ло­са. – В.А.) зна­чи­тель­но за­дер­жа­ла ре­ор­га­ни­за­цию. По­тре­бо­ва- лось вре­мя разо­брать­ся, ко­го и как зна­ет свя­зист­ка – Ум­ни­ца (Бент­ли. – В.А.). Как яв­ству­ет из за­яв­ле­ний Ум­ни­цы Мэ­ру (Исхак Ах­ме­ров, ру­ко­во­ди­тель неле­галь­ной ре­зи­ден­ту­ры. – В.А.), она не бы­ла толь­ко тех­ни­че­ской ра­бот­ни­цей и свя­зист­кой, как её пред­став­лял нам Звук. Она бы­ла по­свя­ще­на во все де­ла Зву­ка и по­сле его смер­ти ста­ла счи­тать се­бя хо­зя­и­ном всей его груп­пы». Осе­нью 1944 го­да За­ру­би­на сме­нил Ана­то­лий Гро­мов. По­сле встре­чи с Бент­ли он при­нял ре­ше­ние от­стра­нить её от ра­бо­ты с аген­ту­рой.

из блок­но­тов Ва­си­лье­ва

(дру­гой псев­до­ним

«Пись­мо Аль­бер­та Ах­ме­ро­ва. – В.А.) 7 июля 1944 Как я пи­сал Вам, она мо­ло­да, энер­гич­на и до­воль­но при­вле­ка­тель­ная осо­ба. Боль­шая часть её сво­бод­но­го вре­ме­ни по­свя­ще­на на­шей ра­бо­те. Я ви­жу, что она оди­но­ка в сво­ей лич­ной жиз­ни... Ес­ли бы я мог, я бы вы­дал её за­муж за од­но­го из на­ших ра­бот­ни­ков. Ес­ли нет, то по­че­му бы Вам не при­слать ко­го-ни­будь из до­ма. По­шли­те его как поль­ско­го или бал­тий­ско­го бе­жен­ца в Юж­ную Аме­ри­ку или Ка­на­ду. С осталь­ным мы са­ми спра­вим­ся. Это бу­дет боль­шим сча­стьем и воз­мож­но­стью для на­ше­го ра­бот­ни­ка...» Ре­зо­лю­ция Фи­ти­на – Гра­у­ру: На­до про­ду­мать во­прос о му­же для неё. (Фи­тин Па­вел Ми­хай­ло­вич – ге­не­рал-май­ор, на­чаль­ник 1-го управ­ле­ния (внеш­няя раз­вед­ка) НКГБ; Гра­ур Ан­дрей Гри­го­рье­вич – пол­ков­ник ГБ, на­чаль­ник 3-го (англо-аме­ри­кан­ско­го) от­де­ла 1-го управ­ле­ния НКГБ. – В.А) В ка­че­стве мо­раль­ной ком­пен­са­ции Ум­ни­це со­об­щи­ли, что она на­граж­де­на ор­де­ном Крас­ной Звез­ды. Прав­да, ор­ден не да­ли – толь­ко по­ка­за­ли его и фо­то­ко­пию ор­ден­ской книж­ки. «Она вы­ра­зи­ла го­ря­чую бла­го­дар­ность и за­ве­ри­ла, что бу­дет ра­бо­тать не по­кла­дая рук, что­бы оправ­дать на­гра­ду», – со­об­щал в Центр Гро­мов. Эмо­ци­о­наль­ное со­сто­я­ние Бент­ли ухуд­ша­лось. В июне 1945 го­да Гро­мов пи­сал в до­не­се­нии: «Мир­на (дру­гой псев­до­ним Бент­ли. – В.А) за­яви­ла нам, что аме­ри­кан­ские зем­ля­ки (ак­ти­ви­сты Ком- пар­тии. – В.А.) – это про­даж­ная шпана и всех их, на­чи­ная с Ру­ле­во­го (Эрл Бра­удер, ге­не­раль­ный сек­ре­тарь КП США. – В.А.), мож­но ку­пить и про­дать за па­ру цен­тов... По­том М. из­ви­ня­лась за эти вы­ра­же­ния под тем пред­ло­гом, что ска­за­ла их, не по­ду­мав, под вли­я­ни­ем ви­на (трез­вен­ни­цей её во­об­ще на­звать нель­зя). В об­щем и це­лом, М. яв­ля­ет­ся здесь для нас на се­го­дня се­рьёз­ной и опас­ной обу­зой. Её сле­до­ва­ло бы за­брать до­мой, но как это сде­лать, я, чест­но го­во­ря, не знаю, т.к. неле­галь­но она не по­едет». Му­жа для Бент­ли так и не при­сла­ли. В ито­ге она впа­ла в де­прес­сию, ста­ла все ча­ще при­кла­ды­вать­ся к бу­тыл­ке. На встре­чу с Гро­мо­вым, слу­ча­лось, при­хо­ди­ла в пья­ном ви­де. Угро­жа­ла дать по­ка­за­ния се­нат­ской ко­мис­сии по ан­ти­аме­ри­кан­ской де­я­тель­но­сти. Пе­ре­пу­ган­ный Гро­мов до­кла­ды­вал Цен­тру в кон­це сен­тяб­ря: «Учи­ты­вая то, что М. доб­ро­воль­но ни­ку­да не по­едет, а здесь мо­жет очень се­рьёз­но нам на­вре­дить, оста­ёт­ся толь­ко од­но са­мое ра­ди­каль­ное сред­ство, что­бы из­ба­вить­ся от неё». Центр с пред­ло­же­ни­ем не со­гла­сил­ся: учи­ты­вая её мно­го­лет­нюю пре­дан­ную ра­бо­ту, там счи­та­ли ма­ло­ве­ро­ят­ным предательство Бент­ли. Гро­мо­ву бы­ло при­ка­за­но про­явить «так­тич­ность» в кон­так­тах с ней и ока­зать ей ма­те­ри­аль­ную под­держ­ку (до 3000 дол­ла­ров). В тот мо­мент ни Гро­мов, ни Лу­бян­ка ещё не зна­ли, что в ав­гу­сте 1945 го­да Элизабет Бент­ли во­шла в офис ФБР в Нью-Хей­вене, штат Кон­нек­ти­кут, и ска­за­ла, что хо­чет ви­деть де­жур­но­го. Де­жур­ный вы­слу­шал её, всё за­пи­сал и до­ло­жил, ку­да сле­ду­ет. 17 ок­тяб­ря Бент­ли при­гла­си­ли в нью-йорк­ское от­де­ле­ние ФБР. О том, что она да­ла по­ка­за­ния о сво­ей ра­бо­те на со­вет­скую раз­вед­ку, Москва узна­ла три дня спу­стя из до­не­се­ния со­труд­ни­ка лон­дон­ской ре­зи­ден­ту­ры Бо­ри­са Кро­то­ва. «Ва­дим – Цен­тру 27 но­яб­ря 1945 Един­ствен­ная ме­ра в от­но­ше­нии М. – её фи­зи­че­ская лик­ви­да­ция... Пред­ла­га­ет­ся ис­поль­зо­вать яд, ко­то­рый дей­ству­ет по ис­те­че­нии 10–20 ча­сов и не остав­ля­ет сле­дов. Про­пи­тать по­душ­ку или но­со­вой пла­ток, ли­бо пи­щу, ка­ко­вую до­ста­вить в но­мер М. и там оста­вить... Ав­то­мо­биль­ную ка­та­стро­фу или столк­нуть под ко­лё­са по­ез­да – нена­деж­но. Кто мо­жет при­ве­сти при­го­вор в ис­пол­не­ние? Икс. М. не от­ка­жет­ся пой­ти к нему на встре­чу. Уго­стить ви­ном и под­сы­пать яд. На вся­кий слу­чай иметь пуд­ре­ни­цу, сма­зан­ную в необ­хо­ди­мых ме­стах ядом. По­да­рок – обыч­ное де­ло. М. мо­жет от­крыть пуд­ре­ни­цу и по­ца­ра­пать ру­ку. Дру­гой ва­ри­ант: Икс при по­мо­щи по­до­бран­но­го клю­ча (он мастер на та­кие де­ла) за­ра­нее за­би­ра­ет­ся в ком­на­ту М. Холодное ору­жие или ин­сце­ни­ру­ет самоубийство. Нена­деж­но, т.к. М. очень силь­ная, вы­со­кая и здо­ро­вая жен­щи­на, а Икс в по­сл. вре­мя пло­хо се­бя чув­ству­ет. Ре­зо­лю­ция: Ни­ка­ких мер в отн-и М. не пред­при­ни­мать. Об этом до­го­во­ре­но с тов. Бе­рия. Мер­ку­лов. 27/XI – 45 г.».

– Вам не ка­жет­ся, что в ис­то­рии со­вет­ской раз­вед­ки есть неко­то­рый па­ра­докс? с од­ной сто­ро­ны, москва в зна­чи­тель­ной ме­ре в сво­их тех­но­ло­ги­че­ских до­сти­же­ни­ях, да и в по­ли­ти­ке опи­ра­лась на раз­вед­дан­ные. с дру­гой – па­ра­нойя и шпи­о­но­ма­ния ста­ли­на за­став­ля­ла его от­но­сить­ся к до­не­се­ни­ям раз­вед­ки с край­ней по­до­зри­тель­но­стью.

– Да, вы пра­вы. Как вы ска­за­ли, со­вет­ское ру­ко­вод­ство в очень зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опи­ра­лось на дан­ные раз­вед­ки в сво­их тех­но­ло­ги­че­ских и во­ен­но-тех­ни­че­ских раз­ра­бот­ках. Вполне оче­вид­но, что со­вет­ская атом­ная бомба бы­ла точ­ной ко­пи­ей аме­ри­кан­ской и ста­ла ре­зуль­та­том шпи­о­на­жа. Но и дру­гие во­ен­ные тех­но­ло­гии то­же ста­ли до­сто­я­ни­ем Со­вет­ско­го Со­ю­за бла­го­да­ря раз­вед­ке. В то же вре­мя, как вы ска­за­ли, Ста­лин пи­тал глу­бо­кую по­до­зри­тель­ность к раз­вед­ке. В этом за­клю­ча­лась од­на из при­чин, по­че­му Советы стре­ми­лись иметь па­рал­лель­ные ис­точ­ни­ки ин­фор­ма­ции. Пре­жде все­го, это ка­са­ет­ся атом­ной бом­бы – как сви­де­тель­ству­ют до­ку­мен­ты, ко­то­рые мы ви­де­ли, од­ни и те же све­де­ния по­сту­па­ли от двух и бо­лее ис­точ­ни­ков. И это бы­ло бо­лее или ме­нее на­деж­ной га­ран­ти­ей, что это не дез­ин­фор­ма­ция. Но па­ра­нойя оста­ви­ла свой след, на­при­мер, в кон­це 1930-х го­дов, ко­гда чист­ка в ря­дах раз­вед­ки до­стиг­ла апо­гея. Со­труд­ни­ки ре­зи­ден­тур на тер­ри­то­рии Со­еди­нён­ных Шта­тов сла­ли в Моск­ву до­не­се­ния о том, что их ру­ко­во­ди­те­ли – на са­мом де­ле троц­ки­сты и ра­бо­та­ют на ФБР. Один из та­ких ре­зи­ден­тов, Ова­ки­мян, ра­бо­тал очень успеш­но, со­здал очень эф­фек­тив­ную сеть про­мыш­лен­но­го шпи­о­на­жа, од­на­ко его ото­зва­ли, и его судь­ба мог­ла быть очень пе­чаль­ной. До­но­сы на него гла­си­ли, что он тра­тит день­ги на бес­по­лез­ную ин­фор­ма­цию, что ему уда­ёт­ся

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.