«Ра­ке­то­но­сец»

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ар­ка­дий ЖЕМЧУГОВ Пуб­ли­ка­ция 1998 го­да

Курт Уль­штайн, ре­пор­тёр от­де­ла су­деб­ной хро­ни­ки, по­ни­мал, что ста­ри­на Кауфман про­сто так зво­нить ему не бу­дет. Ес­ли за­ме­сти­тель на­чаль­ни­ка след­ствен­но­го от­де­ла уго­лов­ной по­ли­ции пред­ла­га­ет встре­тить­ся в сво­ём лю­би­мом ре­сто­ран­чи­ке, то уж, ко­неч­но, не толь­ко для то­го, что­бы по­ла­ко­мить­ся «айс­байн» – от­вар­ны­ми сви­ны­ми нож­ка­ми с кис­лой ка­пу­стой... На сле­ду­ю­щий день по­пу­ляр­ная за­пад­но­гер­ман­ская га­зе­та «Дер Та­гес­шпи­гель» опуб­ли­ко­ва­ла на пер­вой по­ло­се крат­кое сен­са­ци­он­ное со­об­ще­ние: по по­до­зре­нию в кра­же сверх­сек­рет­ной аме­ри­кан­ской ра­ке­ты «Сай­ду­ин­дер» со скла­да во­ен­но-воз­душ­ных сил бун­дес­ве­ра в Ней­бур­ге аре­сто­ван муж­чи­на поль­ской на­ци­о­наль­но­сти. Спу­стя неде­лю о неко­то­рых по­дроб­но­стях это­го неор­ди­нар­но­го пре­ступ­ле­ния рас­ска­за­ла га­зе­та «Ди Вельт». В част­но­сти, что «Гре­му­чая змея» (русское на­зва­ние ра­ке­ты «Сай­ду­ин­дер») бы­ла по­хи­ще­на ещё год на­зад, что в при­част­но­сти к это­му об­ви­ня­ют­ся по­ляк Ли­нов­ски и немец, граж­да­нин ФРГ. Вы­дан ор­дер на арест тре­тье­го со­участ­ни­ка пре­ступ­ле­ния. Про­шла ещё неде­ля. И Ге­не­раль­ный про­ку­рор ФРГ доктор Лю­двиг Мар­ти, вы­сту­пая по ра­дио, уточ­нил, что аре­сто­ва­ны по­ляк Йо­зеф Ли­нов­ски и офи­цер во­ен­но-воз­душ­ных сил бун­дес­ве­ра Вольф-Дит­хард Кноп­пе, но на­звать имя тре­тье­го зло­умыш­лен­ни­ка от­ка­зал­ся – мол, рас­сле­до­ва­ние ещё не закончено. И всё. Ни за­яв­ле­ний офи­ци­аль­ных вла­стей, ни пуб­ли­ка­ций в прес­се. Лишь че­рез два го­да, 22 сен­тяб­ря 1970-го, га­зе­та «Ге­не­раль-Ан­цай­гер», а вслед за ней, слов­но по ко­ман­де, и дру­гие СМИ Фе­де­ра­тив­ной рес­пуб­ли­ки со­об­щи­ли о на­ча­ле су­деб­но­го про­цес­са над тро­и­цей по­хи­ти­те­лей, при­чём Йо­зеф Ли­нов­ски, Вольф-Дит­хард Кноп­пе и та­ин­ствен­ный «ми­стер Икс» – граж­да­нин ФРГ Ман­фред Рам­мин­гер – об­ви­ня­лись не в уго­лов­ном пре­ступ­ле­нии, а в шпи­о­на­же и го­су­дар­ствен­ной из­мене. Вы­ска­зы­ва­ли да­же вер­сию, что под­су­ди­мые – аген­ты КГБ. По сло­вам пред­се­да­те­ля се­нат­ско­го су­да чет­вёр­той ин­стан­ции док­то­ра Ве­бе­ра, «Гре­му­чая змея» бы­ла по­хи­ще­на зло­умыш­лен­ни­ка­ми со вто­рой по­пыт­ки. Пер­вая не уда­лась – на­ня­тые тро­и­цей про­фес­си­о­наль­ные во­ры, об­на­ру­жив у скла­да с ра­ке­та­ми во­ору­жён­ную охра­ну, ре­ши­ли не рис­ко­вать. А по­том один из них про­го­во­рил­ся в ком­па­нии со­бу­тыль­ни­ков, до­шло по по­ли­ции. Пер­вым взя­ли Йо­зе­фа Ли­нов­ски – сдел­ку с во­ра­ми за­клю­чал он. Ну а че­рез него вы­шли на Кноп­пе и Рам­мин­ге­ра. Все трое при­зна­ли се­бя ви­нов­ны­ми в по­хи­ще­нии, при­чём Ли­нов­ски и Кноп­пе друж­но ва­ли­ли всё на Рам­мин­ге­ра, уве­ряя, что знать не зна­ли, на ко­го ра­бо­та­ют. Рам­мин­гер мол­чал, он да­же от­ка­зал­ся от по­след­не­го сло­ва. Чет­вёр­тый уго­лов­ный суд зе­мель­но­го Вер­хов­но­го су­да в Дюс­сель­дор­фе при­знал об­ви­ня­е­мых ви­нов­ны­ми в го­су­дар­ствен­ной из­мене, шпи­о­на­же и кра­же и при­го­во­рил Рам­мин­ге­ра и Ли­нов­ски к че­ты­рём го­дам тю­рем­но­го за­клю­че­ния, а Кноп­пе – к трём го­дам и трём ме­ся­цам. Прес­са ни­как не про­ком­мен­ти­ро­ва­ла при­го­вор, как ес­ли бы и де­ла во­все не бы­ло. Но оно бы­ло. 26 ав­гу­ста 1966 го­да око­ло де­ся­ти ча­сов утра по рим­ско­му вре­ме­ни в по­соль­ство СССР в Ита­лии при­шёл муж­чи­на лет 30–35 пя­ти на вид. Пред­ста­вил­ся де­жур­но­му ди­пло­ма­ту как Йо­зеф Ли­нов­ски, со­труд­ник за­пад­но­гер­ман­ской ин­же­нер­но-стро­и­тель­ной фир­мы «Про­ект А.Г.». Объ­яс­нил цель сво­е­го ви­зи­та – бу­дучи до­ве­рен­ным ли­цом вла­дель­ца фир­мы, Ман­фре­да Рам­мин­ге­ра, го­тов пред­ло­жить неофи­ци­аль­ные услуги со­вет­ским внеш­не­тор­го­вым ор­га­ни­за­ци­ям. Их фир­ма рас­по­ла­га­ет об­шир­ны­ми и до­ста­точ­но проч­ны­ми свя­зя­ми в де­ло­вых кру­гах прак­ти­че­ски всех за­пад­но­ев­ро­пей­ских стран и мо­жет га­ран­ти­ро­вать по­став­ку об­раз­цов лю­бых про­мыш­лен­ных из­де­лий и но­вей­ших тех­но­ло­гий, вклю­чая те, что под­па­да­ют под за­прет Ко­ор­ди­на­ци­он­но­го ко­ми­те­та по экс­порт­но­му кон­тро­лю (КО­КОМ). Ман­фред Рам­мин­гер, от­прыск древ­не­го ари­сто­кра­ти­че­ско­го ро­да, при­вык жить на ши­ро­кую но­гу. А в по­след­ние го­ды чис­ло за­ка­зов, на ко­то­рых спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся фир­ма, рез­ко со­кра­ти­лось. Вот Ли­нов­ски и по­со­ве­то­вал ше­фу пред­ло­жить услуги рус­ским. Но об­ра­щать­ся в со­вет­ское по­соль­ство в Бонне рис­ко­ван­но: та­кой ви­зит не ускольз­нул бы от вни­ма­ния немец­ких спец­служб. Ре­ши­ли, что Рим вполне под­хо­дя­щее ме­сто для пе­ре­го­во­ров. Наш ди­пло­мат, вы­слу­шав по­се­ти­те­ля, сдер­жан­но за­ме­тил, что со­вет­ское по­соль­ство сдел­ка­ми не за­ни­ма­ет­ся, но со­гла­сил­ся пе­ре­дать пред­ло­же­ние в Моск­ву со­от­вет­ству­ю­щим внеш­не­тор­го­вым ор­га­ни­за­ци­ям. Усло­ви­лись, что Ли­нов­ски вновь по­се­тит по­соль­ство че­рез неде­лю. В Москве к со­об­ще­нию из рим­ской ре­зи­ден­ту­ры от­нес­лись как к оче­ред­ной го­лов­ной бо­ли: что, ес­ли ви­зи­тёр «под­ста­ва» спец­служб, а не «доб­ро­же­ла­тель»? Бе­ды не обе­рёшь­ся! От­вет от­пра­ви­ли че­рез два дня: «За­пла­ни­ро­ван­ная встре­ча долж­на быть про­ве­де­на ис­клю­чи­тель­но с по­зи­ций учре­жде­ния при­кры­тия... По­ста­рай­тесь до­бить­ся кон­крет­ных де­ло­вых пред­ло­же­ний... На­ми пред­при­ни­ма­ют­ся ме­ры по про­вер­ке «доб­ро­же­ла­те­ля» и его ше­фа...» Про­ве­роч­ные ме­ро­при­я­тия на­ча­лись неза­мед­ли­тель­но. Бы­ло уста­нов­ле­но, что фир­ма «Ман­фред Рам­мин­гер и Ко», ос­но­ван­ная в 1960 го­ду, не­смот­ря на неустойчивое фи­нан­со­вое по­ло­же­ние, – доб­ро­со­вест­ный под­ряд­чик. Вла­де­лец, 1930 го­да рож­де­ния, хо­лост, немец, дей­стви­тель­но при­над­ле­жит к древ­не­му ари­сто­кра­ти­че­ско­му роду, по об­ра­зо­ва­нию архитектор, ра­бо­тал на от­вет­ствен­ных долж­но­стях в круп­ных стро­и­тель­ных ком­па­ни­ях. Рас­по­ла­га­ет ши­ро­ки­ми свя­зя­ми в де­ло­вых кру­гах За­пад­ной Ев­ро­пы. Ли­нов­ски во вре­мя вто­рой встре­чи в со­вет­ском по­соль­стве до­ба­вил к портрету сво­е­го ше­фа нема­ло­важ­ные, с опе­ра­тив­ной точ­ки зре­ния, штрихи: за­яд­лый ав­то­гон­щик и страст­ный лю­би­тель ло­ша­дей. И центр да­ёт добро на уста­нов­ле­ние лич­но­го кон­так­та с Рам­мин­ге­ром. «Ряд внеш­не­тор­го­вых объ­еди­не­ний МВТ... (Ми­ни­стер­ство внеш­ней тор­гов­ли. – А.Ж.) хо­тел бы в спо­кой­ной де­ло­вой об­ста­нов­ке об­су­дить с вла­дель­цем фир­мы все де­та­ли по прак­ти­че­ской ре­а­ли­за­ции пред­ло­же­ний... Ис­хо­дя из это­го, ру­ко­вод­ство МВТ при­гла­ша­ет Ман­фре­да Рам­мин­ге­ра в Моск­ву на де­ло­вые пе­ре­го­во­ры. В ка­че- WWW.SOVSEKRETNO.RU стве ле­галь­но­го пред­ло­га... мо­жет быть ис­поль­зо­ван Меж­ду­на­род­ный аук­ци­он по­ро­ди­стых вер­хо­вых ло­ша­дей, про­ве­де­ние ко­то­ро­го в Москве за­пла­ни­ро­ва­но на 1–3 ап­ре­ля с.г. Помни­те, что... Ли­нов­ски не дол­жен по­лу­чить ни малейшего на­мё­ка на то, что он име­ет де­ло с пред­ста­ви­те­лем со­вет­ской раз­вед­ки». Ман­фред Рам­мин­гер при­ле­тел в Моск­ву в кон­це мар­та, имен­но на­ка­нуне аук­ци­о­на. Что­бы узнать че­ло­ве­ка, гла­сит на­род­ная муд­рость, нуж­но с ним пуд со­ли съесть. Рам­мин­гер «го­стил» у нас все­го семь дней. Ка­кой уж тут пуд! Тем не ме­нее мно­го­ча­со­вые бе­се­ды с ним «по де­лу» и «за жизнь», на­блю­де­ние со сто­ро­ны – на аукционе, в те­ат­ре, ре­сто­ране, в цир­ке – поз­во­ли­ли сде­лать вы­вод, что в по­ле зре­ния со­вет­ской раз­вед­ки по­пал че­ло­век, лич­ные ка­че­ства ко­то­ро­го не вы­зы­ва­ют со­мне­ний, рав­но как и его раз­ве­ды­ва­тель­ные воз­мож­но­сти. Вы­зы­ва­ло опа­се­ние его же­ла­ние во что бы то ни ста­ло жить на ши­ро­кую но­гу: ши­кар­ные ав­то­мо­би­ли, по­ро­ди­стые ска­ку­ны, рос­кош­ные жен­щи­ны. А это зна­чи­ло, что он из ка­те­го­рии лю­дей, ко­то­рым неве­до­мо чув­ство са­мо­со­хра­не­ния. Для раз­ве­ды­ва­тель­ной ра­бо­ты с её неиз­беж­ной кон­спи­ра­ци­ей, жёст­кой са­мо­дис­ци­пли­ной и са­мо­огра­ни­че­ни­ем та­кой че­ло­век яв­но не находка. Взве­сив все «за» и «про­тив», ре­ши­ли про­ве­рить ари­сто­кра­та в де­ле. Спро­си­ли, что он мо­жет кон­крет­но пред­ло­жить нам се­го­дня. От­вет по­сле­до­вал неза­мед­ли­тель­но: аме­ри­кан­скую ра­ке­ту, со­сто­я­щую на во­ору­же­нии бун­дес­ве­ра. До­быть её по­мо­гут доктор Г. – со­труд­ник ев­ро­пей­ско­го фи­ли­а­ла аме­ри­кан­ской фир­мы «Дже­не­рал элек­трик», ин­же­нер Э. – слу­жа­щий фи­ли­а­ла аме­ри­кан­ской ком­па­нии «Спер­ри» и лёт­чик М.Х. «Пред­ста­ви­те­ли внеш­не­тор­го­вой ор­га­ни­за­ции» на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­до­ва­ли Рам­мин­ге­ру не при­вле­кать к опе­ра­ции непро­ве­рен­ных лю­дей, со­блю­дать стро­жай­шую кон­спи­ра­цию и дей­ство­вать толь­ко по со­гла­со­ва­нию с Моск­вой. Раз­ра­бо­та­ли план, преду­смат­ри­вав­ший все прак­ти­че­ские ша­ги, ко­то­рые ему сле­ду­ет пред­при­нять, вер­нув­шись на ро­ди­ну. Вско­ре от Рам­мин­ге­ра при­шло пись­мо услов­но­го со­дер­жа­ния, из ко­то­ро­го сле­до­ва­ло, что он бла­го­по­луч­но при­был в род­ные края и в бли­жай­шие дни на­ме­рен при­сту­пить к вы­пол­не­нию опе­ра­ции. А че­рез три неде­ли по те­ле­фо­ну от­кры­тым тек­стом Рам­мин­гер со­об­щил, что неожи­дан­но пред­ста­ви­лась воз­мож­ность при­об­ре­сти не ту ра­ке­ту, о ко­то­рой он го­во­рил в Москве, а са­мую со­вре­мен­ную и сверх­сек­рет­ную аме­ри­кан­скую «Сай­ду­ин­дер», дли­ной 2,8 мет­ра, диа­мет­ром 15 сан­ти­мет­ров, об­щим ве­сом око­ло 80 ки­ло­грам­мов. Кор­рект­но, но весь­ма жёст­ко ему пред­ло­жи­ли срочно вы­ехать в Моск­ву «для кон­суль­та­ции со спе­ци­а­ли­ста­ми», под­черк­нув, что для де­таль­ной про­ра­бот­ки и об­суж­де­ния пред­ла­га­е­мой им сдел­ки по­тре­бу­ет­ся не один и не два дня, что окон­ча­тель­ное ре­ше­ние мо­жет быть при­ня­то толь­ко по­сле 10 но­яб­ря. В от­вет – мол­ча­ние. А 24 ок­тяб­ря 1967 го­да ра­дио­стан­ция «Го­лос Аме­ри­ки» со­об­щи­ла о та­ин­ствен­ном ис­чез­но­ве­нии сверх­сек­рет­ной ра­ке­ты «Сай­ду­ин­дер» с од­но­го из во­ен­ных скла­дов на аэро­дро­ме в Ней­бур­ге. Га­зе­та «Дер Та­гес­шпи­гель» со ссыл­кой на пред­ста­ви­те­ля Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны ФРГ до­ба­ви­ла, что ракета бы­ла вы­не­се­на че­рез ды­ру в про­во­лоч­ной из­го­ро­ди, что кра­жа бы­ла тща­тель­но под­го­тов­ле­на, что в ней участ­во­ва­ли по край­ней ме­ре три че­ло­ве­ка, что, на­ко­нец, по­куп­ка та­кой ра­ке­ты об­хо­дит­ся бун­дес­ве­ру в 20 ты­сяч ма­рок. 3 но­яб­ря 1967 го­да, то есть бо­лее чем че­рез неде­лю по­сле сен­са­ци­он­ных со­об­ще­ний, Рам­мин­гер по­зво­нил по од­но­му из пе­ре­дан­ных ему в Москве те­ле­фон­ных но­ме­ров и пре­ду­пре­дил, что при­бу­дет в сто­ли­цу 11 но­яб­ря авиа­рей­сом че­рез Ве­ну. По­про­сил встре­тить его в аэро­пор­ту: «У ме­ня багаж с по­дар­ка­ми об­щим ве­сом бо­лее 80 ки­ло­грам­мов» – и за­ка­зать но­мер в го­сти­ни­це, при­чём обя­за­тель­но с ван­ной.

WWW.SOVSEKRETNO.RU Позд­ним ве­че­ром 11 но­яб­ря он дей­стви­тель­но по­явил­ся в Москве. В Ше­ре­ме­тье­во его встре­тил «пред­ста­ви­тель МВТ» и до­ста­вил в го­сти­ни­цу «Укра­и­на». На сле­ду­ю­щее утро от­дох­нув­ший и до­воль­ный Рам­мин­гер со все­ми по­дроб­но­стя­ми рас­ска­зы­вал о по­хи­ще­нии «Гре­му­чей змеи». Лёт­чик «Стар­фай­те­ра» Вольф-Дит­хард Кноп­пе, ко­то­ро­го он ре­шил при­влечь к опе­ра­ции, во вре­мя од­ной из встреч про­го­во­рил­ся, что к ним на склад по­сту­пи­ли но­вей­шие ра­ке­ты ти­па «воз­дух – воз­дух» «Сай­ду­ин­дер». «И мне при­шла в го­ло­ву мысль, что имен­но эта ракета за­ин­те­ре­су­ет вас. По­лу­чив от вас по те­ле­фо­ну со­гла­сие, я на­чал дей­ство­вать», – го­во­рил Рам­мин­гер. Кноп­пе, поль­зо­вав­ший­ся в си­лу сво­е­го слу­жеб­но­го по­ло­же­ния сво­бо­дой пе­ре­ме­ще­ния по тер­ри­то­рии аэро­дро­ма, изу­чил за­прет­ную зо­ну, где рас­по­ло­жен склад с ра­ке­та­ми, под­хо­ды к нему, си­сте­му охра­ны и сиг­на­ли­за­ции, да­же рас­по­ло­же­ние стел­ла­жей с ра­ке­та­ми. Ему уда­лось сде­лать сле­пок клю­ча от во­рот скла­да, по ко­то­ро­му Ли­нов­ски из­го­то­вил дуб­ли­кат. «В ре­зуль­та­те пред­при­ня­тых на­ми уси­лий, – про­дол­жал наш «доб­ро­же­ла­тель», вы­ри­со­ва­лась такая кар­ти­на: аэро­дром об­не­сён за­бо­ром в три ря­да ко­лю­чей про­во­ло­ки, вы­со­той око­ло трёх мет­ров и ши­ри­ной в метр. За­прет­ную зо­ну со склад­ски­ми по­ме­ще­ни­я­ми от осталь­ной тер­ри­то­рии от­де­ля­ет за­бор из ме­тал­ли­че­ской сет­ки. Ли­нов­ски об­за­вёл­ся ин­стру­мен­том: кле­ща­ми, ку­сач­ка­ми, на­бо­ром га­еч­ных клю­чей и от­мы­чек. Я взял на­про­кат те­леж­ку на ре­зи­но­вом хо­ду и гид­рав­ли­че­ский подъ­ём­ник с вра­ща­ю­щей­ся стре­лой». Те­перь всё за­ви­се­ло от по­го­ды. Гу­стые ту­ма­ны в рай­оне аэро­дро­ма в Ней­бур­ге – ко­гда ав­то­мо­биль­ные фа­ры осве­ща­ют мак­си­мум метр до­ро­ги пе­ред бам­пе­ром – яв­ле­ние до­воль­но ча­стое. Кноп­пе вы­яс­нил, что си­ноп­ти­ки ожи­да­ют та­кой ту­ман 23 и 24 ок­тяб­ря. «Позд­но ве­че­ром 23-го в гу­стом ту­мане под­ка­ти­ли гид­рав­ли­че­ский подъ­ём­ник по­чти вплот­ную к за­бо­ру аэро­дро­ма. С его по­мо­щью я пе­ре­нёс на тер­ри­то­рию аэро­дро­ма Ли­нов­ски и Кноп­пе, по­том пе­ре­пра­вил те­леж­ку на ре­зи­но­вом хо­ду. Ну а там Ли­нов­ски пу­стил в ход свои ин­стру­мен­ты. Про­де­лав ды­ру в за­бо­ре, они про­ник­ли в за­прет­ную зо­ну. Кноп­пе су­мел от­клю­чить си­сте­му сиг­на­ли­за­ции, Ли­нов­ски от­крыл две­ри скла­да. Вы­нес­ли ра­ке­ту на ру­ках за пре­де­лы за­прет­ной зо­ны и вер­ну­лись, что­бы за­крыть на замок две­ри скла­да и вклю­чить сиг­на­ли­за­цию. По­том, по­гру­зив ра­ке­ту на те­леж­ку, под­ка­ти­ли её к за­бо­ру, за ко­то­рым я до­жи­дал­ся их. В два при­ё­ма – сна­ча­ла те­леж­ка с ра­ке­той, за ней Кноп­пе с Ли­нов­ски – всё бы­ло сде­ла­но. Ли­нов­ски и Кноп­пе ото­гна­ли подъ­ём­ник с те­леж­кой на пу­сту­ю­щую стро­и­тель­ную пло­щад­ку, при­мер­но в ки­ло­мет­ре от аэро­дро­ма. Там по­гру­зи­ли ра­ке­ту в за­ра­нее арен­до­ван­ный на­ми гру­зо­вик. Кноп­пе от­пра­вил­ся в своё офи­цер­ское об­ще­жи­тие. Ли­нов­ски на гру­зо­ви­ке, я на сво­ей ма­шине взя­ли курс на Кре­фельд. Я ехал чуть впе­ре­ди, что­бы в слу­чае опас­но­сти по­дать сиг­нал Ли­нов­ски. При­мер­но че­рез час гру­зо­вик встал, что-то там сло­ма­лось. При­шлось раз­бить зад­нее стек­ло са­ло­на мо­е­го «мер­се­де­са», что­бы втис­нуть ту­да ра­ке­ту, пред­ва­ри­тель­но об­мо­тав её пле­дом и паль­то. Око­ло се­ми утра я без вся­ких при­клю­че­ний до­брал­ся до Кре­фель­да. Вы­гру­зил ра­ке­ту в сво­ём га­ра­же и от­пра­вил­ся в Дюссельдорф, что­бы вста­вить зад­нее стек­ло. На это ушло не бо­лее по­лу­ча­са. Ну а по­том по но­чам раз­би­рал ра­ке­ту, упа­ко­вы­вал её – у зна­ко­мо­го сто­ля­ра за­ка­зал два де­ре­вян­ных ящи­ка. За­тем за­нял­ся про­ра­бот­кой во­про­са о до­став­ке ра­ке­ты в Моск­ву. Встре­тил­ся в аэро­пор­ту Дюс­сель­дор­фа со сво­им ста­рым при­я­те­лем, со­труд­ни­ком та­мож­ни, и по­про­сил от­пра­вить че­рез Ко­пен­га­ген в Моск­ву два ме­ста без та­мо­жен­но­го до­смот­ра. 9 но­яб­ря ящи­ки рей­сом «Люфт­ган­зы» от­пра­ви­лись в Моск­ву». Рам­мин­гер за­кон­чил своё по­вест­во­ва­ние. Ему не за­да­ли ни од­но­го во­про­са. Де­таль­ный раз­бор опе­ра­ции отложили до её за­вер­ше­ния – ведь груз в Моск­ву ещё не при­был. Рам­мин­гер тут же по­мчал­ся в мос­ков­ское пред­ста­ви­тель­ство «Люфт­ган­зы» и устро­ил там на­сто­я­щий скан­дал. Гла­ва пред­ста­ви­тель­ства, мо­ло­дой и стес­ни­тель­ный немец, пы­та­ясь успо­ко­ить раз­бу­ше­вав­ше­го­ся кли­ен­та, по­обе­щал лич­но за­нять­ся ро­зыс­ком про­пав­ше­го гру­за. Во вто­рой по­ло­вине дня 15 но­яб­ря он по­зво­нил в го­сти­ни­цу и со­об­щил, что груз при­был и зав­тра утром его мож­но по­лу­чить. А днём поз­же со­сто­ял­ся раз­бор опе­ра­ции. Раз­го­вор шёл в су­гу­бо до­ве­ри­тель­ных, доб­ро­же­ла­тель­ных то­нах. И не слу­чай­но. Важ­но бы­ло на­гляд­но, на кон­крет­ных при­ме­рах убе­дить Рам­мин­ге­ра в необ­хо­ди­мо­сти от­ка­зать­ся от са­мо­де­я­тель­но­сти, гра­ни­ча­щей с аван­тю­риз­мом. Он вро­де бы всё по­ни­мал, со всем со­гла­шал­ся. С яв­ным удо­воль­стви­ем при­нял воз­на­граж­де­ние – 92 ты­ся­чи за­пад­но­гер­ман­ских ма­рок плюс во­семь с по­ло­ви­ной ты­сяч аме­ри­кан­ских дол­ла­ров. Вер­нув­шись в свой род­ной Кре­фельд, не за­был свое­вре­мен­но уве­до­мить об этом сво­их мос­ков­ских парт­нё­ров. Уве­до­мил и... про­пал. В кон­це мар­та 1968 го­да че­рез со­вет­ское по­соль­ство в Ри­ме Рам­мин­гер при­слал пись­мо с по­дроб­ным опи­са­ни­ем но­вей­шей мо­де­ли аэро­на­ви­га­ци­он­ной плат­фор­мы, раз­ра­бо­тан­ной за­пад­но­гер­ман­ской фир­мой «Флюг­гер­ст­верк» и аме­ри­кан­ской «Тел­дикс». Пред­ла­гал до­быть её. Ра­зу­ме­ет­ся, за со­лид­ное воз­на­граж­де­ние. Москва тот­час от­ре­а­ги­ро­ва­ла де­таль­ным за­про­сом: где, ко­гда и как пла­ни­ру­ет­ся про­ве­сти опе­ра­цию, кто бу­дет участ­во­вать, как бу­дет обес­пе­че­на кон­спи­ра­ция и без­опас­ность и так да­лее. От­ве­та не по­сле­до­ва­ло. А 8 мая «Дер Та­гес­шпи­гель» под ар­шин­ным за­го­лов­ком «Укра­де­ны при­бо­ры» со­об­щи­ла: «Спу­стя несколь­ко ча­сов по­сле офи­ци­аль­но­го окон­ча­ния Седь­мой немец­кой аэро­на­ви­га­ци­он­ной вы­став­ки в Ган­но­ве­ре-Лан­ген­ха­генс не­из­вест­ные во­ры по­хи­ти­ли из вы­ста­воч­но­го за­ла два на­ви­га­ци­он­ных при­бо­ра но­вей­шей кон­струк­ции сто­и­мо­стью бо­лее 60 ты­сяч ма­рок... инер­ци­он­ную плат­фор­му ТНП-601 раз­ме­ром с пи­шу­щую ма­шин­ку и при­вод­ной ин­ди­ка­тор с ком­плек­ту­ю­щи­ми де­та­ля­ми». От Рам­мин­ге­ра в Моск­ву ни­ка­ких из­ве­стий не по­сту­па­ло. И вдруг 13 июля он при­был рей­сом из Ам­стер­да­ма, при­ве­зя в лич­ном ба­га­же по­хи­щен­ную инер­ци­он­ную плат­фор­му ТНП-601. «О но­вой аэро­на­ви­га­ци­он­ной плат­фор­ме я узнал от сво­е­го ста­ро­го зна­ко­мо­го ин­же­не­ра Эго­на, со­труд­ни­ка аме­ри­кан­ской фир­мы «Спер­ри», – до­ло­жил он на­шим «пред­ста­ви­те­лям». – Из­го­тов­ле­но бы­ло все­го два об­раз­ца. Один пе­ре­дан для ис­пы­та­ний в во­ен­но-воз­душ­ные си­лы бун­дес­ве­ра, дру­гой дол­жен был экс­по­ни­ро­вать­ся на вы­став­ке в Ган­но­ве­ре. Мы ре­ши­ли вы­красть его со стен­да на вы­став­ке. Эгон по­зна­ко­мил ме­ня с ин­же­не­ром Валь­те­ром, ко­то­рый пред­став­лял на вы­став­ке фир­му «Флюг­гер­ст­верк Бо­ден­зее». Я уста­но­вил с ним дру­же­ские от­но­ше­ния. Ин­же­нер Эгон по­мог мне по­лу­чить удо­сто­ве­ре­ние участ­ни­ка вы­став­ки и слу­жеб­ный про­пуск с эм­бле­мой фир­мы «Спер­ри». Мы с Ли­нов­ски изу­чи­ли рас­по­ло­же­ние стен­дов, вхо­дов и вы­хо­дов, слу­жеб­ных по­ме­ще­ний и, ко­неч­но, по­ли­цей­ских по­стов. Ре­зуль­та­ты на­блю­де­ний по­ра­до­ва­ли. Ин­те­ре­су­ю­щий нас пред­мет экс­по­ни­ро­вал­ся под стек­лян­ным квад­рат­ным кол­па­ком на фир­мен­ном стен­де непо­да­лё­ку от вхо­да в вы­ста­воч­ный зал». Ве­че­ром, по­сле офи­ци­аль­но­го за­кры­тия вы­став­ки, ин­же­нер Эгон при­гла­сил стен­ди­стов двух со­сед­них экс­по­зи­ций в бар. И че­рез несколь­ко ми­нут воз­ле стен­дов не оста­лось ни ду­ши. Лишь по­ли­цей­ские пе­ре­ми­на­лись с но­ги на но­гу, ожи­дая ко­ман­ды об окон­ча­нии де­жур­ства. Убе­див­шись, что в ба­ре на­ча­лось шум­ное празд­не­ство, ин­же­нер Валь­тер, Рам­мин­гер и Ли­нов­ски про­шли к стен­ду с плат­фор­мой. Валь­тер на­ро­чи­то гром­ко при­ка­зал Рам­мин­ге­ру и Ли­нов­ски пе­ре­не­сти стек­лян­ный квад­рат с плат­фор­мой в од­ну из бо­ко­вых ком­нат от­ды­ха, мол, там у ящи­ка бу­дет мень­ше шан­сов ока­зать­ся раз­би­тым. Что они и сде­ла­ли на гла­зах у по­ли­цей­ских. «Ко­гда мы за­нес­ли ящик в ком­на­ту, – рас­ска­зы­вал Рам­мин­гер, – Ли­нов­ски раз­бил его, вы­нул плат­фор­му и ак­ку­рат­но упа­ко­вал её в при­не­сён­ную мною сум­ку. К на­ше­му сча­стью, звон раз­би­то­го стек­ла ни­кто не услы­шал из-за шу­ма в ба­ре. Я взял сум­ку, на вы­хо­де предъ­явил по­лу­чен­ный от Валь­те­ра про­пуск на вы­нос ба­га­жа. На ав­то­сто­ян­ке ме­ня уже ожи­дал Ли­нов­ски». До­воль­ная улыбка, с ко­то­рой Рам­мин­гер за­кон­чил свой рас­сказ, крас­но­ре­чи­вее все­го сви­де­тель­ство­ва­ла, что да­же сверх­стро­гие пре­ду­пре­жде­ния не по­дей­ству­ют на это­го че­ло­ве­ка. Мож­но бы­ло ли­бо от­ка­зать­ся от его услуг, ли­бо рис­ко­вать, при­ни­мая его та­ким, ка­ков он есть. По­лу­чив воз­на­граж­де­ние и вы­слу­шав в оче­ред­ной раз стро­гие то­ва­ри­ще­ские советы и ре­ко­мен­да­ции, клят­вен­но за­ве­рив, что к по­хи­ще­нию вто­ро­го при­бо­ра – при­вод­но­го ин­ди­ка­то­ра со стен­да фир­мы «Мар­ко­ни и Ко» – его груп­па не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния, Рам­мин­гер 20 июня вы­ле­тел в Ант­вер­пен. По до­го­во­рён­но­сти он дол­жен был вновь объ­явить­ся в Москве в пер­вой де­ка­де сен­тяб­ря 1968 го­да. Это­го не слу­чи­лось. А в ок­тяб­ре при­шло со­об­ще­ние о его аре­сте. Оста­ва­лось лишь со­жа­леть, и со­жа­леть ис­кренне, о том, что бе­да слу­чи­лась с неор­ди­нар­ным че­ло­ве­ком, вы­зы­вав­шим сим­па­тию не­смот­ря ни на что. В на­ча­ле фев­ра­ля 1969 го­да на один из из­вест­ных Рам­мин­ге­ру поч­то­вых ад­ре­сов при­шло пись­мо, да­ти­ро­ван­ное 19 ян­ва­ря, в ко­то­ром он со­об­щал, что на­хо­дит­ся в след­ствен­ной тюрь­ме в Кёльне.

До­ро­гой друг! Вы хо­ро­шо зна­е­те, что Ли­нов­ски предал ме­ня и я на­хо­жусь в тюрь­ме. Я на­ме­рен вне­сти за­лог и вый­ти на сво­бо­ду. По этой при­чине, а так­же для то­го, что­бы опла­тить про­цесс, мне срочно нуж­ны остав­ши­е­ся на мо­ём сче­ту 4500 дол­ла­ров. Воз­мож­но, Вы смо­же­те сде­лать для ме­ня несколь­ко боль­ше. Я был бы Вам за это весь­ма бла­го­да­рен. По­жа­луй­ста, пе­ре­дай­те день­ги на­лич­ны­ми мо­ей ма­те­ри Лиз­бет Рам­мин­гер по ад­ре­су: Кре­фельд, Шро­ер­штрас­се, 24. За­ра­нее бла­го­да­рен... Ме­ня до­пра­ши­ва­ли ме­ся­ца­ми, од­на­ко ни­че­го не узна­ли, кро­ме то­го, что я за­ни­мал­ся про­ек­ти­ро­ва­ни­ем для Вас за­во­да – Миль­ки­ватверк. Не бро­сай­те ме­ня на про­из­вол судьбы. С при­ве­том, Ман­фред Рам­мин­гер. 19.1.69.

Москва ре­ши­ла ока­зать сво­е­му «доб­ро­же­ла­те­лю» по­силь­ную по­мощь. Для пе­ре­да­чи де­нег его ма­те­ри был за­дей­ство­ван опыт­ный агент Р. Утром 2 ап­ре­ля 1969 го­да он пе­ре­дал фрау Рам­мин­гер 18 000 ма­рок, ко­то­рые буд­то бы некий Гюн­тер за­дол­жал её сы­ну и не смог во­вре­мя вер­нуть. 29 ап­ре­ля от Рам­мин­ге­ра при­шло вто­рое пись­мо.

До­ро­гой друг! Пре­жде все­го, сер­деч­но бла­го­да­рю всех тех, кто при­ни­мал уча­стие в ис­пол­не­нии мо­ей прось­бы. И не столь­ко за день­ги, сколь­ко за про­яв­лен­ные вни­ма­ние и за­бо­ту, за то, что в тя­жё­лый для ме­ня мо­мент я на­шёл под­держ­ку у Вас и Ва­ше­го на­ро­да, как у сво­их вер­ных дру­зей. Это все­ля­ет в ме­ня на­деж­ду и об­лег­ча­ет мой жребий. Со сво­ей сто­ро­ны, за­ве­ряю Вас в сво­ей вер­но­сти... В пись­ме не на­пи­шешь все­го, что хо­те­лось бы, тем не ме­нее мо­гу со­об­щить, что от­но­ше­ние ко мне со сто­ро­ны со­труд­ни­ков без­опас­но­сти, фе­де­раль­ной ад­во­ка­ту­ры и сле­до­ва­те­ля весь­ма бла­го­при­ят­ное, посколь­ку моя «ви­на» лишь в том, что я спро­ек­ти­ро­вал для Вас завод Миль­ки­ватверк и го­тов был к опре­де­лён­ным вза­им­ным услу­гам. Я хо­чу тем са­мым ска­зать, что об­сто­я­тель­ства, в ко­то­рых я на­хо­жусь, весь­ма бла­го­при­ят­ны для то­го, что­бы про­из­ве­сти об­мен. Де­ло за Ва­ми. Я на­стой­чи­во прошу Вас как мож­но ско­рее на­чать со­от­вет­ству­ю­щие пе­ре­го­во­ры... С чув­ством бла­го­дар­но­сти и ве­рой, Ваш Ман­фред Рам­мин­гер. 24.4.69.

Но во­прос об об­мене да­же не воз­ни­кал. И не мог возникнуть хо­тя бы по­то­му, что Рам­мин­гер, стро­го го­во­ря, дей­ство­вал на свой страх и риск, не свя­зы­вал се­бя уза­ми аген­тур­ных от­но­ше­ний. А ведь раз­вед­ка ме­ня­ет ли­бо раз­вед­чи­ков, ли­бо аген­тов. 3 ав­гу­ста 1976 го­да из Кёль­на по­сту­пи­ло со­об­ще­ние, что торг­пред­ство СССР по­се­тил некто Ман­фред Рам­мин­гер с пред­ло­же­ни­ем по­ста­вить со­вет­ской сто­роне де­сять бло­ков па­мя­ти бор­то­во­го ком­пью­те­ра ис­тре­би­те­ля МРСА по цене 250 ты­сяч ма­рок за шту­ку. Бе­се­до­вав­ше­му с ним со­труд­ни­ку по­се­ти­тель рас­ска­зал, что бо­лее пя­ти лет на­зад он вы­пол­нил за­каз со­вет­ской сто­ро­ны на по­став­ку ра­ке­ты «Сай­ду­ин­дер» и ря­да на­ви­га­ци­он­ных при­бо­ров для во­ен­ной авиа­ции. Упо­мя­нул тех, с кем то­гда кон­так­ти­ро­вал. Рас­ска­зал, что по­сле осво­бож­де­ния из тюрь­мы в те­че­ние го­да вни­ма­тель­но на­блю­дал за окру­жа­ю­щей об­ста­нов­кой и при­шёл к вы­во­ду, что спец­служ­бы не ве­дут за ним слеж­ку. А ко­ли так, то он хо­тел бы воз­об­но­вить свою ра­бо­ту, го­тов в лю­бое вре­мя при­быть в Моск­ву. Но у раз­вед­ки свои пра­ви­ла, свои за­ко­ны. О про­дол­же­нии кон­так­тов с Рам­мин­ге­ром не мог­ло быть и ре­чи. Дру­гое де­ло – офи­ци­аль­ные де­ло­вые от­но­ше­ния меж­ду ним и со­вет­ски­ми внеш­не­тор­го­вы­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми. Бы­ло ре­ше­но со­гла­сить­ся на при­езд Рам­мин­ге­ра в Моск­ву в ка­че­стве обыч­но­го ту­ри­ста. 14 сен­тяб­ря 1976 го­да Рам­мин­гер был в Москве. Он рас­ска­зал о про­ва­ле сво­ей груп­пы, по­ка­ял­ся, что скрыл ис­то­рию со зло­по­луч­ны­ми во­ра­ми, ко­то­рые вы­ве­ли на них по­ли­цию. Кноп­пе за­дол­го до аре­ста Ли­нов­ски уже был на по­до­зре­нии у служ­бы без­опас­но­сти, посколь­ку жил яв­но не по сред­ствам. По­лу­чив по­сле кра­жи «Гре­му­чей змеи» свою до­лю, он тут же при­об­рёл, как вы­ра­зил­ся Рам­мин­гер, «зо­ло­тую меч­ту всех плей­бо­ев» – «мер­се­дес» жем­чуж­но­го цве­та – и ли­хо разъ­ез­жал на нём в со­про­вож­де­нии де­виц, «опла­чи­ва­е­мых по выс­ше­му раз­ря­ду». Про­вал, суд и дли­тель­ное пре­бы­ва­ние в тюрь­ме за­ста­ви­ли Рам­мин­ге­ра вспом­нить о тер­пе­ли­во про­во­див­ших­ся с ним в Москве ин­струк­та­жах, о то­ва­ри­ще­ских со­ве­тах и де­ло­вых ре­ко­мен­да­ци­ях. Те­перь он стал рас­су­ди­тель­нее, осто­рож­нее и рас­чёт­ли­вее. По­хи­ще­ние «Сай­ду­ин­дер» бы­ло, по его сло­вам, пре­под­не­се­но в прес­се как ко­ме­дий­ный фарс. Бла­го­да­ря это­му он стал по­пу­ляр­ной лич­но­стью и, вый­дя из тюрь­мы, быст­ро за­нял проч­ное ме­сто в сфе­ре пред­при­ни­ма­тель­ства. В Москве Рам­мин­гер про­вёл пять дней. Мно­го­ча­со­вые бе­се­ды с ним, ви­ди­мо, под­ве­ли его к мысли, что нель­зя два­жды вой­ти в од­ну и ту же ре­ку. По край­ней ме­ре, он охот­но со­гла­сил­ся со все­ми де­ло­вы­ми пред­ло­же­ни­я­ми офи­ци­аль­но об­ра­щать­ся в со­вет­ское торг­пред­ство. ...И всё же Рам­мин­гер остал­ся Рам­мин­ге­ром. 7 июня 1977 го­да он явил­ся в со­вет­ское торг­пред­ство в Кёльне и по­про­сил срочно со­об­щить в Моск­ву, что че­рез со­вет­ское ком­мер­че­ское бю­ро в За­пад­ном Бер­лине он пе­ре­сы­ла­ет два ком­пью­те­ра для са­мо­лё­та «Тор­на­до» об­щей сто­и­мо­стью 450 ты­сяч ма­рок и про­сит уско­рить вы­пла­ту воз­на­граж­де­ния, посколь­ку у него под­хо­дит срок опла­ты уже куп­лен­ной им вер­хо­вой лошади. Сам он при­бу­дет в Моск­ву 3–10 ок­тяб­ря. Од­на­ко ни ком­пью­те­ры, ни их от­пра­ви­тель в Моск­ву так и не при­бы­ли. По­пыт­ки разыс­кать Рам­мин­ге­ра по его офи­ци­аль­но­му ад­ре­су ни­че­го не да­ли. Лишь де­сять лет спу­стя в дат­ских га­зе­тах про­мельк­ну­ло со­об­ще­ние: «В Ант­вер­пене на ав­то­мо­биль­ной сто­ян­ке у го­сти­ни­цы «Ад­лон» двое неиз­вест­ных, во­ору­жён­ных пи­сто­ле­та­ми, тя­же­ло ра­ни­ли граж­да­ни­на ФРГ Ман­фре­да Рам­мин­ге­ра, в про­шлом ру­ко­во­ди­те­ля груп­пы зло­умыш­лен­ни­ков, по­хи­тив­ших в 1967 го­ду с аэро­дро­ма в Ней­бур­ге аме­ри­кан­скую ра­ке­ту «Сай­ду­ин­дер». По до­ро­ге в боль­ни­цу Рам­мин­гер, не при­хо­дя в со­зна­ние, скон­чал­ся. За­дер­жать стре­ляв­ших не уда­лось. Мо­ти­вы пре­ступ­ле­ния неиз­вест­ны. По­ли­ция ве­дёт рас­сле­до­ва­ние». Поз­же в Москве узна­ли, что в те­че­ние по­след­них лет Ман­фред Рам­мин­гер при­об­щил­ся к нар­ко­биз­не­су и, ско­рее все­го, пал жерт­вой нар­ко­ма­фии. Ему шёл пять­де­сят седь­мой год. .

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.