Со­ба­чье серд­це и дру­гие экс­пе­ри­мен­ты

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - NEWS - Cер­гей МАКЕЕВ Пуб­ли­ка­ция 2012 го­да

Да раз­ве мог­ло та­кое быть – пе­ре­са­жи­вать лю­дям ор­га­ны жи­вот­ных для омо­ло­же­ния, для со­зда­ния бо­лее со­вер­шен­ной, так ска­зать, по­ро­ды че­ло­ве­ка? Ну лад­но прививать че­рен­ки рас­те­ний по ме­то­ду Ми­чу­ри­на, но что­бы та­кие опы­ты над людь­ми… Од­на­ко на­у­ка в XIX ве­ке опе­ре­жа­ла по­рой са­мую сме­лую фан­та­сти­ку. И Ми­ха­ил Афа­на­сье­вич Бул­га­ков, опыт­ный врач с ши­ро­ким про­фес­си­о­наль­ным кру­го­зо­ром, пре­крас­но знал о та­ких экс­пе­ри­мен­тах. Кста­ти, они от­ра­зи­лись в про­из­ве­де­ни­ях и дру­гих из­вест­ных ав­то­ров.

«Се­кар­дин» – элик­сир мо­ло­до­сти

В 1817 го­ду в бри­тан­ской ко­ло­нии на ост­ро­ве Мав­ри­кий в аме­ри­ка­но-фран­цуз­ской се­мье по­явил­ся уди­ви­тель­ный ре­бё­нок. Да­же имя и фа­ми­лия у него бы­ли двой­ные, фран­ко-сак­сон­ские: Шарль Эду­ар Бро­ун-Се­кар. Мож­но бы­ло по­ста­вить че­рез за­пя­тую: граж­да­нин ми­ра. Отец его, мо­ряк, од­на­ж­ды не вер­нул­ся из пла­ва­ния, и мать од­на вос­пи­ты­ва­ла сы­на. Шарль Эду­ар усво­ил в ос­нов­ном фран­цуз­скую куль­ту­ру, хо­тя до кон­ца сво­их дней го­во­рил с за­мет­ным ан­глий­ским ак­цен­том. Юно­шей он уехал в Па­риж учить­ся на вра­ча. Впо­след­ствии мно­го ез­дил по све­ту, ра­бо­тал в раз­ных стра­нах, но имен­но Фран­ция оста­ва­лась его alma mater, а за­тем и ро­ди­ной его сла­вы. В 1846 го­ду мо­ло­дой врач вер­нул­ся на ост­ров Мав­ри­кий. Как раз в это вре­мя на ост­ро­ве вспых­ну­ла эпи­де­мия хо­ле­ры, и Бро­ун-Се­кар са­мо­от­вер­жен­но сра­жал­ся за жизнь боль­ных. Уже в эти го­ды он со­че­тал вра­чеб­ную прак­ти­ку с на­уч­ны­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми. За­тем он от­пра­вил­ся на ро­ди­ну от­ца, в Со­еди­нён­ные Шта­ты, ра­бо­тал в ве­ду­щих гос­пи­та­лях, пре­по­да­вал в Гар­вард­ском университете. Че­рез несколь­ко лет Бро­ун-Се­кар пе­ре­ехал в Лон­дон, где несколь­ко лет тру­дил­ся в гос­пи­та­ле для па­ра­ли­ти­ков и эпи­леп­ти­ков. И всю­ду он про­во­дил глу­бо­кие ис­сле­до­ва­ния, пи­сал учё­ные тру­ды, обо­га­тив­шие ме­ди­цин­скую на­у­ку. Ча­сто учё­ный ста­вил опы­ты на са­мом се­бе, хо­тя в пе­чат­ных тру­дах ссы­лал­ся на ано­ним­ных па­ци­ен­тов. Ему бы­ло уже за пять­де­сят, ко­гда он по­лу­чил фран­цуз­ское граж­дан­ство и с тех пор уже не по­ки­дал Фран­цию. В 1869 го­ду он стал про­фес­со­ром ме­ди­цин­ско­го фа­куль­те­та, а ещё че­рез де­сять лет воз­гла­вил фа­куль­тет экс­пе­ри­мен­таль­ной фи­зио­ло­гии в Кол­леж де Франс. Там и про­хо­ди­ли его сме­лые экс­пе­ри­мен­ты по транс­план­та­ции тка­ней и ор­га­нов жи­вот­ных. В 1886 го­ду Бро­ун-Се­кар был из­бран чле­ном фран­цуз­ской Ака­де­мии на­ук. К се­ми­де­ся­ти го­дам про­фес­сор ощу­тил за­мет­ное сни­же­ние ум­ствен­ной и фи­зи­че­ской ак­тив­но­сти. А впе­ре­ди ещё столь­ко ра­бо­ты, столь­ко за­мыс­лов!.. Он вспом­нил, что у жи­вот­ных пик ак­тив­но­сти сов­па­да­ет с пе­ри­о­дом по­ло­во­го со­зре­ва­ния. Это наблюдение и по­слу­жи­ло толч­ком к но­вой се­рии экс­пе­ри­мен­тов. При­чём в ка­че­стве «под­опыт­но­го кро­ли­ка» вы­сту­пил сам учё­ный. Он де­лал на­стой из тка­ней, взя­тых из яи­чек мо­ло­дых со­бак и мор­ских сви­нок; эту жид­кость учё­ный впрыс­ки­вал се­бе под ко­жу. Инъ­ек­ции бы­ли чрез­вы­чай­но бо­лез­нен­ны. Но вот бо­ли утих­ли, и ста­рик про­фес­сор ощу­тил, что к нему по­сте­пен­но воз­вра­ща­ет­ся бы­лая си­ла, остро­та ума, по­вы­ша­ет­ся и сексуальный то­нус. 1 июня 1889 го­да Шарль Эду­ар Бро­унСе­кар сде­лал до­клад в Био­ло­ги­че­ском об­ще­стве. Это бы­ла на­уч­ная сенсация! Про­фес­сор со­об­щил кол­ле­гам о по­лу­чен­ных ре­зуль­та­тах: приводил кон­крет­ные дан­ные об уве­ли­че­нии мы­шеч­ной мас­сы, улуч­ше­нии ра­бо­ты пря­мой киш­ки и мо­че­по­ло­вой си­сте­мы, ак­тив­но­сти моз­га. Кол­ле­ги стоя ап­ло­ди­ро­ва­ли учё­но­му. До­клад вско­ре вы­шел бро­шю­рой и стал ши­ро­ко из­ве­стен. Ста­ре­ю­щие бо­га­чи и зна­ме­ни­то­сти, осо­бен­но жен­ско­го по­ла, за­ва­ли­ли про­фес­со­ра моль­ба­ми: верните нам мо­ло­дость! В це­лях фи­нан­со­во­го обес­пе­че­ния даль­ней­ших ис­сле­до­ва­ний Бро­ун-Се­кар на­чал про­да­вать экс­тракт для инъ­ек­ций под на­зва­ни­ем «Се­кар­дин». Пуб­ли­ка сра­зу окре­сти­ла пре­па­рат «элик­си­ром мо­ло­до­сти». В раз­гар ажи­о­та­жа во­круг «Се­кар­ди­на» его со­зда­тель с ужа­сом по­чув­ство­вал, что его со­сто­я­ние ухуд­ша­ет­ся, на­сту­па­ет пол­ный упа­док сил, ум­ствен­ной и сек­су­аль­ной ак­тив­но­сти. Про­цесс ста­ре­ния уско­рил­ся, све­ти­ло ме­ди­ци­ны за­ка­ти­лось и угас­ло че­рез пять лет. Уже при жиз­ни имя Бро­ун-Се­ка­ра об­рос­ло ле­ген­да­ми. Рас­ска­зы­ва­ли, что во вре­мя эпи­де­мии хо­ле­ры он ел экс­кре­мен­ты ин­фи­ци­ро­ван­ных боль­ных, что­бы на се­бе ис­пы­тать симп­то­мы на­ступ­ле­ния бо­лез­ни; что он вво­дил све­жую кровь в от­се­чён­ную го­ло­ву каз­нён­но­го пре­ступ­ни­ка, пы­та­ясь её ожи­вить; что он пе­ре­са­дил со­ба­ке вто­рую го­ло­ву, при­вил ко­ша­чий хвост пе­ту­ху… Неуди­ви­тель­но, что об­раз это­го учё­но­го-экс­пе­ри­мен­та­то­ра от­ра­зил­ся в со­вре­мен­ной ему ли­те­ра­ту­ре. На­при­мер, по­эт и пи­са­тель Ви­лье де Лиль-Адан изоб­ра­зил Бро­ун-Се­ка­ра в но­вел­ле из цик­ла «Стран­ные ис­то­рии». Впо­след­ствии учё­ные вы­яс­ни­ли, что ве­ще­ство, из­вле­чён­ное Бро­ун-Се­ка­ром из яи­чек жи­вот­ных, не вли­я­ло на гор­мо­наль­ную де­я­тель­ность ор­га­низ­ма че­ло­ве­ка. А пер­во­на­чаль­ный эф­фект, ис­пы­тан­ный ста­ри­ком про­фес­со­ром и неко­то­ры­ми па­ци­ен­та­ми, был следствием пси­хо­ло­ги­че­ских при­чин, так на­зы­ва­е­мо­го пла­це­бо.

Экс­пе­ри­мен­ты док­то­ра Во­ро­но­фф

Не­смот­ря на это за­блуж­де­ние Бро­ун-Се­ка­ра (сколь­ко их зна­ет исто­рия на­у­ки!) ме­ди­ки вы­со­ко це­ни­ли его тру­ды. А для неко­то­рых кол­лег кон­фуз с «элик­си­ром мо­ло­до­сти» вы­гля­дел не как по­ра­же­ние, а как за­ман­чи­вое на­прав­ле­ние для даль­ней­ших ис­сле­до­ва­ний. Та­ким про­дол­жа­те­лем ока­зал­ся наш со­оте­че­ствен­ник, став­ший зна­ме­ни­тым фран­цуз­ским хи­рур­гом. Са­му­ил Аб­ра­мо­вич Во­ро­нов ро­дил­ся в ев­рей­ской се­мье, в де­ревне под Во­ро­не­жем, в 1866 го­ду. В воз­расте во­сем­на­дца­ти лет он эми­гри­ро­вал во Фран­цию и там стал име­но­вать­ся Серж Во­ро­но­фф (в рус­ской пе­ча­ти его при­ня­то на­зы­вать Сер­ге­ем Во­ро­но­вым, не бу­дем на­ру­шать тра­ди­ций). Сер­гей Во­ро­нов учил­ся на ме­ди­цин­ском фа­куль­те­те, это был необык­но­вен­но та­лант­ли­вый юно­ша, и с учи­те­ля­ми ему то­же по­вез­ло – его на­став­ни­ком стал вы­да­ю­щий­ся био­лог и хи­рург Алек­сис Кар­рель, ла­у­ре­ат Но­бе­лев­ской пре­мии по фи­зио­ло­гии и ме­ди­цине. Бла­го­да­ря сво­им учи­те­лям и соб­ствен­ным успе­хам Во­ро­нов по­лу­чил фран­цуз­ское граж­дан­ство. Мо­ло­дой хи­рург с боль­шим ин­те­ре­сом от­нёс­ся к экс­пе­ри­мен­там стар­ше­го кол­ле­ги Шар­ля Эду­а­ра Бро­ун-Се­ка­ра. Сер­гей Во­ро­нов впрыс­нул се­бе «Се­кар­дин», но не ис­пы­тал за­мет­но­го из­ме­не­ния со­сто­я­ния. Он по­нял, что пре­па­рат не со­дер­жит гор­мо­нов, омо­ла­жи­ва­ю­щих ор­га­низм и за­дер­жи­ва­ю­щих ста­ре­ние. Но эта чрез­вы­чай­но за­ман­чи­вая идея уже не остав­ля­ла его всю жизнь. Вско­ре Сер­гей Во­ро­нов по­лу­чил весь­ма вы­год­ное пред­ло­же­ние – стать лич­ным вра­чом ви­це-сул­та­на Егип­та. Че­ты­ре го­да он ра­бо­тал в этой стране и там неод­но­крат­но об­щал­ся с ев­ну­ха­ми. Из­ме­не­ния в ор­га­низ­мах ев­ну­хов по­сле ка­стра­ции чрез­вы­чай­но ин­те­ре­со­ва­ли Во­ро­но­ва, он со­брал уни­каль­ные дан­ные по этой те­ме. Уже то­гда он по­нял, что не инъ­ек­ции, а лишь хи­рур­ги­че­ское вме­ша- WWW.SOVSEKRETNO.RU

ФАН­ТА­СТИ­ЧЕ­СКИЙ СЮ­ЖЕТ ПО­ВЕ­СТИ МИ­ХА­И­ЛА БУЛ­ГА­КО­ВА СО­БА­ЧЬЕ СЕРД­ЦЕ ОС­НО­ВАН НА РЕ­АЛЬ­НЫХ СО­БЫ­ТИ­ЯХ

тель­ство мо­жет при­ве­сти к омо­ло­же­нию ор­га­низ­ма. Вер­нув­шись в Па­риж, Во­ро­нов на­чал се­рию экс­пе­ри­мен­тов по транс­план­та­ции тка­ней жи­вот­ных боль­ным лю­дям. Сре­зы с же­лёз шим­пан­зе он пе­ре­са­жи­вал па­ци­ен­там, стра­да­ю­щим за­бо­ле­ва­ни­я­ми щи­то­вид­ной же­ле­зы. Опе­ра­ции при­но­си­ли за­мет­ный эф­фект. Этот ме­тод ока­зал­ся дей­ствен­ным и при ле­че­нии сла­бо­умия. Имя Сер­гея Во­ро­но­ва про­гре­ме­ло и в Рос­сии. Ил­лю­стри­ро­ван­ный еже­не­дель­ник «Ис­кры» пи­сал в 1914 го­ду: «Сен­са­ци­он­ное от­кры­тие. Во фран­цуз­ской ме­ди­цин­ской ака­де­мии наш со­оте­че­ствен­ник, док­тор Сер­гей Во­ро­нов, сде­лал сен­са­ци­он­ное со­об­ще­ние об опе­ра­ции, про­из­ве­дён­ной им в его кли­ни­ке над 14-лет­ним маль­чи­ком-иди­о­том. С ше­сти­лет­не­го воз­рас­та ум­ствен­ное раз­ви­тие это­го маль­чи­ка оста­но­ви­лось, при­чём яв­но обо­зна­ча­лись все при­зна­ки ненор­маль­но­сти и кре­ти­низ­ма: по­тух­ший взгляд, ту­пость и непо­ни­ма­ние са­мых обык­но­вен­ных ве­щей. Во­ро­нов сде­лал это­му маль­чи­ку при­вив­ку зоб­ной же­ле­зы обе­зья­ны. Успех пре­взо­шёл ожи­да­ния. У маль­чи­ка ожил взгляд, по­яви­лись ум­ствен­ные спо­соб­но­сти, по­нят­ли­вость, лю­бо­зна­тель­ность. Док­тор Во­ро­нов – быв­ший со­труд­ник Кар­ре­ля». Од­но­вре­мен­но Во­ро­нов про­во­дил экс­пе­ри­мен­ты по омо­ло­же­нию на жи­вот­ных – ов­цах, ко­зах и бы­ках. Он пе­ре­са­жи­вал тон­кие сре­зы с яи­чек мо­ло­дых осо­бей в мо­шон­ку ста­рых жи­вот­ных, в ре­зуль­та­те они об­ре­та­ли энер­гию и прыть юных. На­ко­нец до­шла оче­редь до обе­зьян и лю­дей. Рас­ска­зы­ва­ют, что пер­вые пе­ре­сад­ки лю­дям Во­ро­нов сде­лал для мил­ли­о­не­ров, а яич­ки он брал у каз­нён­ных пре­ступ­ни­ков. По­нят­но, этот «ма­те­ри­ал» был огра­ни­чен, по­это­му ос­нов­ны­ми «до­но­ра­ми» ста­ли шим­пан­зе и ба­бу­и­ны. Пер­вая офи­ци­аль­но за­фик­си­ро­ван­ная опе­ра­ция по пе­ре­сад­ке же­лёз обе­зья­ны че­ло­ве­ку со­сто­я­лась 12 июня 1920 го­да. А уже че­рез три го­да Сер­гей Во­ро­нов сде­лал сен­са­ци­он­ный до­клад на Меж­ду­на­род­ном кон­грес­се хи­рур­гов в Лон­доне. Семь­сот кол­лег ап­ло­ди­ро­ва­ли успе­хам Во­ро­но­ва. Его опуб­ли­ко­ван­ные ра­бо­ты, на­при­мер «Омо­ло­же­ние при­ви­ва­ни­ем», ста­ли ши­ро­ко из­вест­ны во всём ми­ре, в том чис­ле и в Со­вет­ской Рос­сии. Уни­каль­ный ме­тод док­то­ра Во­ро­но­ва сде­лал его бо­га­тей­шим ме­ди­ком ми­ра. Опе­ра­ции в его кли­ни­ках во Фран­ции и в Ал­жи­ре бы­ли по­став­ле­ны на по­ток. Его кли­ен­та­ми ста­ли мил­ли­о­не­ры, по­ли­ти­ки, звёз­ды сце­ны и экра­на. Что­бы удо­вле­тво­рить рас­ту­щий спрос на пе­ре­са­доч­ный ма­те­ри­ал, ему при­шлось за­ве­сти соб­ствен­ный обезьяний пи­том­ник. Во­ро­нов и сам вёл жизнь бо­га­ча и звез­ды: сни­мал пер­вый этаж пер­во­класс­но­го оте­ля, со­дер­жал двух лю­бов­ниц, боль­шой штат при­слу­ги, сек­ре­та­рей, охран­ни­ков и шофёров. Впро­чем, и его за­кон­ные же­ны не жа­ло­ва­лись на не­до­ста­ток вни­ма­ния со сто­ро­ны су­пру­га, но пер­вые две умер­ли од­на за дру­гой, лишь тре­тья пе­ре­жи­ла сво­е­го му­жа. Сла­ва Во­ро­но­ва бы­ла немно­го «за­са­ле­на», как го­во­рят фран­цу­зы. Док­тор не скры­вал, что его опе­ра­ции ве­дут в том чис­ле к бур­ной сек­су­аль­ной ак­тив­но­сти, от­сю­да нездо­ро­вый ажи­о­таж во­круг его де­я­тель­но­сти. Ма­ни­пу­ля­ции с яич­ка­ми ста­ли те­мой мно­же­ства анек­до­тов и эст­рад­ных куп­ле­тов в Ста­ром и в Но­вом

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.