Ян­тарь для дик­та­ту­ры про­ле­та­ри­а­та

БО­ЛЕЕ ШЕ­СТИ ДЕ­СЯ­ТИ­ЛЕ­ТИЙ ОСТА­ЁТ­СЯ НЕРАЗГАДАННОЙ ТАЙ­НА ИС­ЧЕЗ­НО­ВЕ­НИЯ ЯНТАРНОЙ КОМ­НА­ТЫ. КАК И ВСЯ­КАЯ НА­СТО­Я­ЩАЯ ТАЙ­НА ТА­КО­ГО МАС­ШТА­БА, ОНА ПРО­ИЗ­ВЕ­ЛА НА СВЕТ БЕСЧИСЛЕННОЕ МНО­ЖЕ­СТВО ЛЕ­ГЕНД И МИСТИФИКАЦИЙ, СТА­ЛА ПО­ВО­ДОМ ДЛЯ СА­МЫХ НЕОЖИ­ДАН­НЫХ СЕНСАЦИЙ И ОТ­КРО­ВЕН­НЫ

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - NEWS - Алек­сей ПОЗНАНСКИЙ Пуб­ли­ка­ция 1998 го­да

Ты­ся­ча де­вять­сот со­рок пер­вый год. Ян­тар­ную ком­на­ту эва­ку­и­ро­вать не успе­ли, но смог­ли за­кон­сер­ви­ро­вать – за­кле­ить мар­лей, про­ло­жить ва­ти­ном и пес­ком, а свер­ху за­шить дос­ка­ми. В сен­тяб­ре нем­цы за­ня­ли го­род Пуш­кин, быв­шее Цар­ское Се­ло. Ди­рек­тор ху­до­же­ствен­ных со­бра­ний Кё­нигсбер­га Аль­фред Ро­де пи­сал в жур­на­ле «Пан­те­он» в 1942 го­ду: «Дво­рец в Цар­ском Се­ле был силь­но раз­ру­шен во вре­мя од­ной из бом­бар­ди­ро­вок. Часть двор­ца бы­ла взо­рва­на, ок­на, две­ри вы­би­ты. В те­че­ние 36 ча­сов был про­ве­дён окон­ча­тель­ный де­мон­таж Янтарной ком­на­ты, ко­то­рую за­тем до­ста­ви­ли в Кё­нигсберг и пе­ре­да­ли в му­зей. Она яв­ля­ет­ся луч­шим укра­ше­ни­ем му­зея». До­ба­вим, что Ека­те­ри­нин­ский дво­рец был же­сто­чай­ше раз­ру­шен и раз­граб­лен – толь­ко из од­ной Янтарной ком­на­ты ис­чез­ли 24 ве­ли­ко­леп­ных брон­зо­вых бра, изуро­до­ва­ны ян­тар­ные ра­мы и па­не­ли стен, ре­льеф­ные укра­ше­ния, са­мые кра­си­вые план­шет­ки-ми­ни­а­тю­ры с гра­ви­ро­ван­ны­ми пей­за­жа­ми по ян­та­рю, ме­да­льо­ны-ба­ре­лье­фы из то­ни­ро­ван­ной ко­сти и мно­гие дру­гие де­та­ли бы­ли вар­вар­ски вы­ло­ма­ны и по­хи­ще­ны. В 1944 го­ду на­ши вой­ска всту­пи­ли в Во­сточ­ную Прус­сию. Со­юз­ни­ки бом­би­ли немецкие го­ро­да, в том чис­ле и Кё­нигсберг. Нем­цы спе­ши­ли вы­вез­ти и спря­тать на­граб­лен­ное. Ян­тар­ную ком­на­ту де­мон­ти­ро­ва­ли, упа­ко­ва­ли в ящи­ки и опу­сти­ли в глу­бо­кие под­ва­лы зам­ка. 28 ав­гу­ста и 2 сен­тяб­ря во вре­мя мас­си­ро­ван­ных на­лё­тов ан­глий­ской авиа­ции ко­ро­лев­ский за­мок был по­чти пол­но­стью со­жжён. 2 сен­тяб­ря Ро­де до­кла­ды­вал в Бер­лин тай­но­му со­вет­ни­ку Цим­мер­ма­ну: «Несмот­ря на пол­ное раз­ру­ше­ние Кё­нигсберг­ско­го зам­ка, Ком­на­та оста­лась непо­вре­ждён­ной, кро­ме ше­сти цо­коль­ных пла­стин...» Позже ящи­ки из под­ва­лов ис­чез­ли. На этом за­кан­чи­ва­ет­ся из­вест­ная часть био­гра­фии ше­дев­ра и на­чи­на­ет­ся не­из­вест­ная, та­ин­ствен­ная, ос­но­ван­ная на вер­си­ях, до­гад­ках, пред­по­ло­же­ни­ях, неред­ко оши­боч­ных. Так что же бы­ло даль­ше? А даль­ше на­чи­на­ют­ся за­га­доч­ные и тра­ги­че­ские ис­то­рии, для­щи­е­ся до се­го­дняш­них дней.

Аль­фред Ро­де...

По­сле взя­тия Кё­нигсбер­га Аль­фред Ро­де пе­ре­дал спе­ци­аль­ной ко­мис­сии часть по­хи­щен­ных пред­ме­тов ис­кус­ства. Ко­мис­си­ей по вы­во­зу цен­но­стей ру­ко­во­дил про­фес­сор Алек­сандр Яко­вле­вич Брю­сов, ис­кус­ство­вед и ис­то­рик, брат из­вест­но­го по­эта Ва­ле­рия Брю­со­ва. Так слу­чи­лось, что, бу­дучи спе­ци­а­ли­стом в ос­нов­ном по жи­во­пи­си, он ни­че­го о Янтарной ком­на­те не слы­шал и ни­кто из чле­нов ко­мис­сии не знал, что её при­вез­ли в Кё­нигсберг. Ро­де, прав­да, в бе­се­де с Брю­со­вым мель­ком упо­мя­нул о двух бун­ке­рах в квар­та­лах ста­ро­го го­ро­да, где спря­та­ны со­кро­ви­ща ми­ро­во­го зна­че­ния. Узнав, что кар­тин там нет, Брю­сов к «со­кро­ви­щам» охла­дел. Но... че­рез несколь­ко дней, спо­хва­тив­шись, он по­сы­ла­ет ка­пи­та­на из ко­мис­сии к Ро­де. По пу­ти ка­пи­тан гиб­нет, а ещё че­рез день – всё это про­ис­хо­дит в де­каб­ре 1944-го – Ро­де вме­сте с женой сам бес­след­но ис­че­за­ет. Со­се­ди ви­де­ли ка­та­фалк с дву­мя гро­ба­ми, отъ­е­хав­ший от до­ма. Бы­ло вро­де и сви­де­тель­ство вра­ча о ско­ро­по­стиж­ной смер­ти су­пру­гов от «кро­ва­вой ди­зен­те­рии», но ни вра­ча, вы­дав­ше­го сви­де­тель­ство, ни ис­то­рии бо­лез­ни в боль­ни­це не об­на­ру­же­но. Аль­фред и Эль­за Ро­де яко­бы бы­ли по­хо­ро­не­ны на клад­би­ще Свя­той Лу­и­зы, но ко­гда по ука­за­нию сле­до­ва­те­ля Смер­ша вскры­ли ещё

све­жую могилу – она ока­за­лась пу­ста. Ми­сти­ка, да и толь­ко...

Май­ор Иван Ку­ри­ца...

Это пер­вые из це­поч­ки за­га­доч­ных смер­тей. Сле­ду­ю­щая – в Кё­нигсбер­ге. Май­ор Иван Ку­ри­ца спе­шил на мо­то­цик­ле на важ­ную встре­чу со сви­де­те­лем от­прав­ки куль­тур­ных цен­но­стей из Кё­нигсбер­га в Вей­мар. Про­во­ло­кой, на­тя­ну­той по­пе­рек до­ро­ги, ему сре­за­ло го­ло­ву. Сам сви­де­тель был най­ден у се­бя до­ма за­ду­шен­ным... Тра­ги­че­ски за­кон­чи­лась жизнь Геор­га Штай­на. Ис­то­рик-лю­би­тель, он бо­лее трид­ца­ти лет за­ни­мал­ся по­ис­ком Янтарной ком­на­ты, со­брал цен­ней­ший ар­хив. Юно­ша из се­мьи ис­кус­ство­ве­дов, он в пят­на­дцать лет по­пал на фронт. На его гла­зах го­рел ко­ро­лев­ский за­мок в Кё­нигсбер­ге, вы­во­зи­лись и уни­что­жа­лись – что­бы не до­ста­лись вра­гу – про­из­ве­де­ния ис­кус­ства. То­гда, в 1945 го­ду, он опре­де­лил свою судь­бу: ис­кать и воз­вра­щать вла­дель­цам ис­чез­нув­шие цен­но­сти. Штай­ну уда­лось най­ти со­кро­ви­ща риз­ни­цы Пс­ко­во-Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря – бо­лее ты­ся­чи икон, кре­сты, па­на­гии, со­су­ды. Глав­ным де­лом сво­ей жиз­ни Штайн считал по­ис­ки Янтарной ком­на­ты. Ра­бо­тая с ар­хив­ны­ми до­ку­мен­та­ми, он об­на­ру­жил шиф­ро­ван­ную те­ле­грам­му, от­прав­лен­ную в Бер­лин в ян­ва­ре 1945 го­да пред­ста­ви­те­лем СС в Прус­сии: «Опе­ра­ция «Ян­тар­ная ком­на­та» за­кон­че­на, объ­ект за­хо­ро­нен в Б.Ш.В.Ф.». Штайн считал, что эти­ми со­кра­ще­ни­я­ми обо­зна­чен ствол дав­но за­топ­лен­ной со­ля­ной шах­ты непо­да­ле­ку от го­ро­да Гёт­тин­ген. Это од­на из вер­сий Штай­на. А вот и дру­гая, ко­то­рую раз­де­лял Юли­ан Се­мё­нов («Со­вер­шен­но сек­рет­но». 1990. №4). За неде­лю до смер­ти Штайн пи­сал од­но­му свя­щен­ни­ку из Ниж­ней Ба­ва­рии: «В Ев­ро­пе боль­ше ис­кать не име­ет смыс­ла, всё ЭТО дав­но в Аме­ри­ке». По­че­му в Аме­ри­ке? Штайн об­на­ру­жил до­ку­мен­ты, из ко­то­рых сле­до­ва­ло, что два­дцать ящи­ков бы­ли от­прав­ле­ны из Кё­нигсбер­га в Сред­нюю Гер­ма­нию. Так вот, по вер­сии Штай­на, в на­ча­ле ап­ре­ля 1945 го­да Ком­на­ту вы­вез­ли на ар­мей­ских гру­зо­ви­ках меж­ду­на­род­но­го Крас­но­го Кре­ста со швей­цар­ски­ми опо­зна­ва­тель­ны­ми зна­ка­ми и спря­та­ли в со­ля­ном руд­ни­ке Грасле­бен под Хельм­штед­том, где позже её об­на­ру­жи­ли аме­ри­кан­ские ок­ку­па­ци­он­ные вой­ска.

Па­уль Эн­ке...

Дру­гой немец, в про­шлом круп­ный чи­нов­ник Ми­ни­стер­ства внут­рен­них дел ГДР, Па­уль Эн­ке, за­ни­мал­ся по­ис­ком Янтарной ком­на­ты по дол­гу служ­бы. Он по­лу­чил сви­де­тель­ские по­ка­за­ния, что «ка­кое-то боль­шое ян­тар­ное про­из­ве­де­ние» при­ка­за­но бы­ло на­дёж­но спря­тать. Упо­ми­на­лось и о со­ля­ном руд­ни­ке, пред­на­зна­чен­ном для гру­за, «при­ве­зён­но­го на мно­го­чис­лен­ных во­ен­ных гру­зо­ви­ках», сре­ди ко­то­рых бы­ли и де­ре­вян­ные ящи­ки с над­пи­сью «Кё­нигсберг». По сло­вам пол­ков­ни­ка Па­у­ля Эн­ке, воз­глав­ляв­ше­го спец­от­дел в Ми­ни­стер­стве гос­бе­зо­пас­но­сти в Тю­рин­гии, на ро­зыс­ки ком­на­ты бы­ло ис­тра­че­но шесть мил­ли­о­нов ма­рок. Сам Па­уль Эн­ке стран­ным об­ра­зом уми­ра­ет в 52 го­да в 1987 го­ду в Бер­лине, в ар­хи­ве, по­сле ча­шеч­ки ко­фе.

Георг Штайн...

Есть ещё од­на ин­те­рес­ная лич­ность – небезыз­вест­ный ба­рон Эду­ард Алек­сан­дро­вич Фаль­ц­фейн, граж­да­нин Кня­же­ства Лих­тен­штейн, боль­шой друг Рос­сии. По­то­мок слав­но­го ро­да ад­ми­ра­лов Епан­чи­ных, нема­ло сде­лав­ших для за­щи­ты и про­слав­ле­ния оте­че­ства, он в бла­го­тво­ри­тель­ных це­лях спо­соб­ство­вал воз­вра­ще­нию на свою быв­шую ро­ди­ну мно­гих про­из­ве­де­ний ис­кус­ства и ху­до­же­ствен­ных цен­но­стей. Очень ин­те­ре­су­ет­ся Янтарной ком­на­той. Па­у­ля Эн­ке, а в осо­бен­но­сти Геор­га Штай­на, по­гиб­ших при за­га­доч­ных об­сто­я­тель­ствах, счи­та­ет сво­и­ми дру­зья­ми и да­же со­труд­ни­ка­ми. При­во­жу рас­шиф­ров­ку маг­ни­то­фон­ной за­пи­си рас­ска­за ба­ро­на о Штайне: «Ко­гда умер­ли мои со­труд­ни­ки Георг Штайн и Па­уль Эн­ке, я се­рьёз­но по­ду­мал – Эду­ард, будь осто­ро­жен, это не так лег­ко, но я ре­шил до­ве­сти это де­ло до кон­ца, хо­тя это опас­но. Я рас­ска­жу о Геор­ге Штайне. Он жил око­ло Гам­бур­га, в ма­лень­ком го­род­ке Стел­ле. Там у него был до­мик и хо­ро­шая усадь­ба. Же­на его по­кон­чи­ла с со­бой за два-три го­да до то­го, как он умер, по­то­му что не по­лу­ча­ла до­ста­точ­но де­нег от му­жа, что­бы пла­тить на­лог и по­ку­пать про­до­воль­ствие. Это бы­ла це­лая дра­ма. Взрос­лые де­ти за­ни­ма­лись сво­им де­лом, а Штайн остал­ся один в до­ме. Он мно­го тра­тил де­нег на по­езд­ки в по­ис­ках Янтарной ком­на­ты и дру­гих цен­но­стей, вы­ве­зен­ных нем­ца­ми. <...> Мне это то­же сто­ит де­нег, но я ком­мер­сант, я из од­но­го фран­ка де­лаю два, а он ни­чем не за­ни­мал­ся, кро­ме Янтарной ком­на­ты. У него не бы­ло про­фес­сии, и пен­сии не бы­ло, он ещё не до­стиг пен­си­он­но­го воз­рас­та, и на­ло­ги пла­тить бы­ло нечем. <...> И то­гда фи­нан­со­вые ор­га­ны ска­за­ли, что за­бе­рут его ме­бель и про­да­дут, и дом то­же, а Штайн пусть уби­ра­ет­ся ку­да хо­чет. И так и слу­чи­лось...» Ба­рон при­ютил его на ме­сяц, а за­тем до­вёз до гра­ни­цы с Гер­ма­ни­ей. Штай­на по­се­лил у се­бя хо­зя­ин боль­ни­цы. Дом сто­ял в ле­су. Од­на­ж­ды Георг не вы­шел из сво­ей ком­на­ты, а спу­стя несколь­ко ча­сов его об­на­ру­жи­ли мёрт­во­го, со вспо­ро­тым жи­во­том. Ря­дом с тру­пом на­шли огром­ный нож, в до­ме та­ко­го не бы­ло. Фаль­ц­фей­на из­ве­сти­ли о слу­чив­шем­ся, и он сра­зу по­мчал­ся в Гам­бург, где на­хо­дил­ся ар­хив Штай­на. Офи­ци­аль­ную вер­сию ги­бе­ли Штай­на – са­мо­убий­ство – его дру­зья счи­та­ли ма­ло­прав­до­по­доб­ной, тем бо­лее что не­за­дол­го до смер­ти у Штай­на ока­за­лись до­ку­мен­ты, свя­зан­ные с тай­ной Янтарной ком­на­ты (из­вест­но та­к­же, что Штайн неод­но­крат­но по­лу­чал пись­ма с тре­бо­ва­ни­я­ми пре­кра­тить свои по­ис­ки). Так что же про­ис­хо­дит с ар­хи­вом? Ба­рон по­ку­па­ет ар­хив у де­тей Штай­на и пе­ре­да­ет в неразо­бран­ном, по его сло­вам, ви­де в Со­вет­ский фонд куль­ту­ры...

Лео­нард Нувель...

А те­перь по­го­во­рим о дру­гом че­ло­ве­ке, свя­зан­ном с тай­ной про­пав­ше­го ше­дев­ра. Это быв­ший гау­ляй­тер Во­сточ­ной Прус­сии, ко­мис­сар Тре­тье­го рей­ха по Укра­ине, обер­груп­пен­фю­рер СА, ве­те­ран на­цист­ской партии Эрих Кох. С этим име­нем свя­за­ны страш­ные пре­ступ­ле­ния фа­шиз­ма про­тив че­ло­ве­че­ства в ок­ку­пи­ро­ван­ной Ев­ро­пе. Кох из­бе­жал Нюрн­берг­ско­го про­цес­са и ви­се­ли­цы. Су­ди­ли его в Вар­ша­ве и в мар­те 1959 го­да при­го­во­ри­ли к смерт­ной каз­ни, но при­го­вор так ни­ко­гда и не при­ве­ли в ис­пол­не­ние. В тюрь­ме Ко­ха неод­но­крат­но по­се­щал под­пол­ков­ник Лео­нард Нувель, воз­глав­ляв­ший след­ствен­ное от­де­ле­ние внут­рен­них дел Оль­штын­ско­го во­е­вод­ства в Поль­ше. Остал­ся до­ку­мент, соб­ствен­но­руч­но на­пи­сан­ный Ко­хом в тюрь­ме: «...Я за­яв­ляю, что го­тов по­сле ам­ни­стии уехать к се­бе на ро­ди­ну че­рез Ка­ли­нин­град (в сво­их по­ка­за­ни­ях Кох ни­ко­гда не на­зы­вал го­род Кё­нигсбер­гом, толь­ко Ка­ли­нин­гра­дом. – А.П.), а в Ка­ли­нин­гра­де пред­при­нять всё воз­мож­ное, что­бы Ян­тар­ная ком­на­та бы­ла най­де­на». Это он на­пи­сал толь­ко в фев­ра­ле 1977 го­да. Ра­нее он во­об­ще от­ри­цал свою осве­дом­лён­ность, а тем бо­лее при­част­ность к судь­бе Ком­на­ты. В даль­ней­шем он неод­но­крат­но утвер­ждал, что она на­хо­дит­ся в Ка­ли­нин­гра­де. Ну а на­счёт при­част­но­сти мож­но не со­мне­вать­ся – бу­дучи гау­ляй­те­ром Во­сточ­ной Прус­сии, Кох не толь­ко за­ни­мал­ся обо­ро­ной и эва­ку­а­ци­ей Кё­нигсбер­га – под его непо­сред­ствен­ным ру­ко­вод­ством вы­во­зи­лись и пря­та­лись наи­бо­лее цен­ные про­из­ве­де­ния ис­кус­ства. Умер Кох сво­ей смер­тью в тюрь­ме, в воз­расте 90 лет, воз­мож­но, уне­ся тай­ну с со­бой в могилу... Исто­рия до­воль­но-та­ки за­га­доч­ная – по­че­му со­вет­ские ор­га­ны вла­сти (не бу­дем уточ­нять ка­кие – их вполне до­ста­точ­но), имев­шие в то вре­мя вли­я­ние на сво­их поль­ских кол­лег, не вме­ша­лись в след­ствие по де­лу Ко­ха, что­бы вы­яс­нить ме­сто­на­хож­де­ние Янтарной ком­на­ты? Головотяпство? Со­мни­тель­но. И ещё од­на смерть – гиб­нет в ав­то­мо­биль­ной ка­та­стро­фе Лео­нард Нувель. Его «По­ло­нез» столк­нул­ся с «Мер­се­де­сом». Тра­ги­че­ская слу­чай­ность? Не слиш­ком ли их мно­го?

За­го­во­рён­ная ком­на­та

Итак, ка­ли­нин­град­ская вер­сия. Она до­ста­точ­но ар­гу­мен­ти­ро­ван­на. В кон­це ян­ва­ря 1944 го­да 5-я гвар­дей­ская тан­ко­вая ар­мия пе­ре­ре­за­ла ав­то­стра­ду Кё­нигсберг – Эль­бинг. Связь с цен­траль­ны­ми рай­о­на­ми Гер­ма­нии нем­цы мог­ли под­дер­жи­вать толь­ко мор­ским или воз­душ­ным пу­тём. О мор­ской вер­сии – позже. Воз­мож­но, гру­зо­ви­ки с Янтарной ком­на­той из-за на­лё­та авиа­ции вер­ну­лись в го­род, где укрыть­ся в тот мо­мент мож­но бы­ло в рай­оне пи­во­вар­ни «По­нарт». Быв­ший шо­фёр Ко­ха рас­ска­зал, что ко­гда его шеф уехал ку­да-то и его не бы­ло че­ты­ре ча­са, он пред­по­ла­гал, что в это вре­мя Кох пря­тал Ян­тар­ную ком­на­ту имен­но в рай­оне пи­во­вар­ни «По­нарт». Есть све­де­ния о те­ле­грам­ме Ко­ха Гит­ле­ру, где го­во­рит­ся, что ука­за­ния фю­ре­ра о Ком­на­те вы­пол­не­ны. Ещё од­но сви­де­тель­ство: мест­ная жи­тель­ни­ца, ра­бо­тав­шая до 1945 го­да шеф-сек­ре­та­рём прус­ской кол­лек­ции ян­та­ря в Кё­нигсбер­ге, счи­та­ет, что Ком­на­ту сле­ду­ет ис­кать в юж­ном пред­ме­стье – По­нар­те. «Все вхо­ды в лед­ник пи­во­вар­ни, где укры­та Ян­тар­ная ком­на­та, бы­ли за­му­ро­ва­ны» – это её сло­ва. Па­уль Эн­ке, о ко­то­ром мы упо­ми­на­ли, в сво­ей кни­ге-ис­сле­до­ва­нии «Ре­пор­таж о Янтарной ком­на­те» утвер­жда­ет: «Кох яко­бы ука­зы­вал на за­хо­ро­не­ние Янтарной ком­на­ты под ста­рой поль­ской рим­ско­ка­то­ли­че­ской цер­ко­вью в По­нар­те». Так вот, и цер­ковь, и шко­ла рас­по­ло­же­ны на боль­шом хол­ме. Имен­но эти ори­ен­ти­ры на­зы­ва­ла фрау Тау­бе ( шеф-сек­ре­тарь), ко­гда вспо­ми­на­ла, как в спеш­ке нем­цы пря­та­ли в бун­кер ка­кие-то ящи­ки. Есть и дру­гие оче­вид­цы, по сло­вам ко­то­рых в са­мом кон­це вой­ны в этом ме­сте нем­цы по­стро­и­ли сек­рет­ный бун­кер. Ра­бо­та­ли толь­ко но­чью, ни­ко­го не под­пус­кая близ­ко. Ко­гда бун­кер был го­тов, к нему подъ­е­ха­ли несколь­ко гру­зо­ви­ков с охра­ной. Из кры­тых ма­шин достали тя­жё­лые ящи­ки и спря­та­ли в хра­ни­ли­ще. Охра­ну тут же рас­стре­ля­ли. Несколь­ко лет на­зад в этом ме­сте ра­бо­та­ла по­ис­ко­вая экс­пе­ди­ция и об­на­ру­жи­ла ле­жа­щие в бес­по­ряд­ке че­ло­ве­че­ские ске­ле­ты. С по­мо­щью со­вре­мен­ной тех­ни­ки на боль­шой глу­бине под сте­на­ми зда­ния бы­ли об­на­ру­же­ны пу­сто­ты. Ко­гда же на­ко­нец ту­да уда­лось про­ник­нуть, там ни­че­го не ока­за­лось... И это толь­ко од­но из мно­го­чис­лен­ных разо­ча­ро­ва­ний, с ко­то­ры­ми стал­ки­ва­ют­ся по­ис­ко­вые экс­пе­ди­ции. Иска­ли и под од­ним из це­хов «По­нар­та». Виб­ро­раз­вед­ка уста­но­ви­ла, что там, на глу­бине, на­хо­дит­ся что-то жёст­кое и мас­сив­ное, ка­кой-то квад­рат со сто­ро­ной трид­цать мет­ров. Сня­ли слой грун­та тол­щи­ной во­семь мет­ров – без­ре­зуль­тат­но. Ко­пать даль­ше ста­ло опас­но: под дей­ству­ю­щим це­хом об­на­ру­жи­ли мно­го плы­ву­нов, все ра­бо­ты бы­ли пре­кра­ще­ны. Есть вер­сия, свя­зан­ная с Ни­ко­ла­ем Ива­но­ви­чем Са­вен­ко, шах­тё­ром из До­нец­ка. В 1944 го­ду он был угнан в Гер­ма­нию, на­хо­дил­ся в Рур­ской об­ла­сти в ла­ге­ре под Дорт­мун­дом, в неболь­шом го­род­ке Дорт­фельд­те, ра­бо­тал на шах­те «Экс­поль». В том же го­ду сво­и­ми гла­за­ми ви­дел ящи­ки, на ко­то­рых бы­ло на­пи­са­но: «Го­род Кё­нигсберг, Ян­тар­ная ком­на­та». Эти ящи­ки гру­зи­ли в шах­ту несколь­ко дней, за­тем за­ло­жи­ли кир­пи­ча­ми. Есть пред­по­ло­же­ние, что ком­на­та мог­ла на­хо­дить­ся на по­топ­лен­ных ко­раб­лях «Виль­гельм Густ­лов», «Пре­то­рия», «Бран­ден­бург» и «Пат­риа». Или на крей­се­ре «Эм­ден», ко­то­ро­му уда­лось в ян­ва­ре 1945 го­да дой­ти до Гам­бур­га, и, на­ко­нец, на под­вод­ной лод­ке Гит­ле­ра, ушед­шей по се­крет­но­му фар­ва­те­ру от при­ча­лов Кё­нигсбер­га. Мор­скую вер­сию ис­чез­но­ве­ния Янтарной ком­на­ты ав­то­ри­тет­ные ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют ма­ло­ве­ро­ят­ной... Сло­вом, вер­си­ям нет чис­ла. Ян­тар­ную ком­на­ту ищут до сих пор. На­при­мер, в ап­ре­ле 1998 го­да в 110 ки­ло­мет­рах от Пра­ги, в за­бро­шен­ном руд­ни­ке вбли­зи чеш­ско-гер­ман­ской гра­ни­цы неда­ле­ко от сак­сон­ской де­рев­ни Дой­чен­дорф. Ста­ро­ста де­рев­ни счи­та­ет, что ка­кие-то её фраг­мен­ты мог­ли быть упря­та­ны в этом руд­ни­ке, в нед­рах го­ры свя­той Ека­те­ри­ны на чеш­ской сто­роне. Ис­ка­тель со­кро­вищ Хель­мут Ген­зель – аме­ри­ка­нец немецкого про­ис­хож­де­ния – за­клю­чил с мест­ны­ми вла­стя­ми до­го­вор на рас­коп­ки и уве­рял жур­на­ли­стов, что Ян­тар­ная ком­на­та спря­та­на под го­рой на глу­бине 50 мет­ров и он сам ви­дел, как в кон­це вой­ны немецкие солдаты опус­ка­ли под зем­лю мас­сив­ные ящи­ки. Две неде­ли по­ис­ков не да­ли ни­ка­ких ре­зуль­та­тов. Ле­том 1998 го­да на бал­тий­ском по­бе­ре­жье Лит­вы в од­ном из по­сел­ков Не­рин­ги, в ку­рорт­ном ме­стеч­ке Прей­ла, ра­бо­та­ла груп­па немец­ких ис­сле­до­ва­те­лей. По ин­фор­ма­ции 80-лет­не­го ли­тов­ца Ри­хар­да Пи­ча, вы­ход­ца из этих мест, в 1944 го­ду эсэсов­цы сгру­зи­ли с транс­порт­но­го ко­раб­ля два­дцать де­ре­вян­ных ящи­ков и спря­та­ли их в лед­ни­ке мест­ной корч­мы «Олень Прей­лы». Те­перь это ме­сто по­кры­то бал­тий­ски­ми во­да­ми (глу­би­на око­ло од­но­го мет­ра). Пред­по­ло­жи­тель­но, там спря­та­на до­ку­мен­та­ция о та­ин­ствен­ных под­зе­ме­льях Кё­нигсбер­га, а воз­мож­но, и са­ма Ян­тар­ная ком­на­та или её фраг­мен­ты. Вер­сия сла­бая. Для Янтарной ком­на­ты по­тре­бо­ва­лось бы сто та­ких ящи­ков, а не два­дцать. К то­му же нем­цы особенно не та­и­лись, устра­и­вая тай­ник, и не за­ми­ни­ро­ва­ли его. Ис­сле­до­ва­те­лям не уда­лось от­ка­чать во­ду, ис­поль­зуя кес­со­ны, и они по­ки­ну­ли за­га­доч­ное ме­сто, так и не рас­крыв его тай­ны. Два круп­ней­ших немец­ких экс­пер­та Гюн­тер Вер­муш и Клаус Гольд­ман уве­ре­ны, что ком­на­та сго­ре­ла по­сле бом­бёж­ки ан­глий­ской авиа­ции в ночь с 27 на 28 ав­гу­ста 1944 го­да. До­клад же Аль­фре­да Ро­де бер­лин­ско­му на­чаль­ству о со­хран­но­сти Ком­на­ты объ­яс­ня­ет­ся в этом слу­чае опа­се­ни­я­ми на­чаль­ствен­но­го гне­ва и на­деж­дой, что в кон­це кон­цов вой­на всё спи­шет. Пря­мо про­ти­во­по­лож­ное мне­ние имел один из са­мых боль­ших ав­то­ри­те­тов, зна­ток все­го ком­плек­са про­блем, свя­зан­ных с Янтарной ком­на­той, Ана­то­лий Ми­хай­ло­вич Ку­чу­мов. Он при­шёл к твёр­до­му убеж­де­нию, что Ян­тар­ная ком­на­та не сго­ре­ла и спря­та­на на тер­ри­то­рии Ка­ли­нин­гра­да.

Ге­не­рал ГРУ Юрий Гу­сев...

А в за­клю­че­ние – ещё од­на за­га­доч­ная исто­рия. Жур­на­лист Сер­гей Тур­чен­ко, ав­тор ма­те­ри­а­лов о по­ис­ках Янтарной ком­на­ты, опуб­ли­ко­вал в ян­ва­ре 1998 го­да в га­зе­те «Прав­да 5» ста­тью, в ко­то­рой свя­зы­ва­ет ги­бель в ав­то­ка­та­стро­фе 1 де­каб­ря 1992 го­да пер­во­го за­ме­сти­те­ля на­чаль­ни­ка ГРУ Ген­шта­ба МО РФ Юрия Алек­сан­дро­ви­ча Гу­се­ва с его осве­дом­лён­но­стью о ме­сто­на­хож­де­нии Янтарной ком­на­ты. Не­за­дол­го до сво­ей ги­бе­ли Гу­сев рас­ска­зал жур­на­ли­сту, что на днях из Ве­ли­ко­бри­та­нии в Моск­ву при­был некий че­ло­век с ар­хи­вом се­крет­ных до­ку­мен­тов. Труп ан­гли­ча­ни­на был най­ден в но­ме­ре го­сти­ни­цы, а все до­ку­мен­ты ис­чез­ли... В том раз­го­во­ре про­зву­ча­ло и та­кое: «До­пу­стим, я знаю, где на­хо­дят­ся Ян­тар­ная ком­на­та и дру­гие цен­но­сти. Но си­лы, скры­ва­ю­щие эту тай­ну, та­ко­вы, что, рас­ска­жи я вам об этом, че­рез неде­лю ни вас, ни да­же ме­ня в жи­вых не бу­дет...» Вско­ре и слу­чи­лась та ка­та­стро­фа, офи­ци­аль­ная трак­тов­ка ко­то­рой – «слу­чай­ное ДТП». Вот та­кие стран­ные, за­га­доч­ные и ча­сто тра­ги­че­ские со­бы­тия свя­за­ны с тай­ной Янтарной ком­на­ты. Но, несмот­ря ни на что, по­ис­ки про­дол­жа­ют­ся...

Ян­тар­ная ком­на­та

Юли­ан Се­мё­нов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.