Тай­ни­ки ве­ли­ко­го юве­ли­ра

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - NEWS - Та­и­сия БЕ­ЛО­УСО­ВА Пуб­ли­ка­ция 1999 го­да

СВО­ИМ ОС­НО­ВА­НИ­ЕМ ФИР­МА ФА­БЕР­ЖЕ ОБЯ­ЗА­НА ВЫХОДЦУ ИЗ ЛИФЛЯНДИИ ЗО­ЛО­ТЫХ ДЕЛ МА­СТЕ­РУ ФРАНЦУЗУ ПРОТЕСТАНТУ ГУСТАВУПЕТЕРУ, КО­ТО­РЫЙ В 1842 ГО­ДУ ОТ­КРЫЛ МА­ГА­ЗИН В САНКТПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ. ЕГО ПРЕ­ЕМ­НИ­КОМ СТАЛ СЫН КАРЛ, ПО­ЛУ­ЧИВ­ШИЙ ПРЕ­КРАС­НОЕ ОБ­РА­ЗО­ВА­НИЕ В ЕВ­РО­ПЕ. КУ­ПЕЦ ПЕР­ВОЙ ГИЛЬДИИ, ПО­СТАВ­ЩИК ВЫСОЧАЙШЕГО ДВО­РА КАРЛ ФА­БЕР­ЖЕ БЫЛ ПРИ­ДВОР­НЫМ ЮВЕЛИРОМ ИМ­ПЕ­РА­ТО­РА ВСЕРОССИЙСКОГО, КО­РО­ЛЯ ШВЕД­СКО­ГО И НОРВЕЖСКОГО, КО­РО­ЛЯ ВЕЛИКОБРИТАНСКОГО, КО­РО­ЛЯ СИАМА; ЗА СО­ЗДА­НИЕ ВЫСОКОХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРО­ИЗ­ВЕ­ДЕ­НИЙ ИС­КУС­СТВА НА­ГРАЖ­ДЁН РОС­СИЙ­СКИ­МИ ОР­ДЕ­НА­МИ СТА­НИ­СЛА­ВА И СВ. АН­НЫ, БОЛГАРСКИМ КОМАНДОРСКИМ ОР­ДЕ­НОМ И ФРАН­ЦУЗ­СКИМ ОР­ДЕ­НОМ ПО­ЧЁТ­НО­ГО ЛЕ­ГИ­О­НА, ЗО­ЛО­ТЫ­МИ МЕ­ДА­ЛЯ­МИ ВСЕ­РОС­СИЙ­СКОЙ И ВСЕ­МИР­НОЙ ВЫ­СТА­ВОК. В 1916 ГО­ДУ ФИР­МА ФА­БЕР­ЖЕ БЫ­ЛА ПРЕОБРАЗОВАНА В ТО­ВА­РИ­ЩЕ­СТВО, КО­ТО­РОЕ ИМЕ­ЛО НЕСКОЛЬ­КО ОТ­ДЕ­ЛЕ­НИЙ МА­ГА­ЗИ­НЫ И МА­СТЕР­СКИЕ: ПЕТРОГРАДСКОЕ, МОС­КОВ­СКОЕ, ОДЕССКОЕ И ЛОНДОНСКОЕ. В МАР­ТЕ 1918 ГО­ДА, УБЕ­ДИВ­ШИСЬ, ЧТО БОЛЬ­ШЕ­ВИ­КИ ЕМУ РА­БО­ТАТЬ НЕ ДА­ДУТ, КАРЛ ФА­БЕР­ЖЕ УЕЗ­ЖА­ЕТ В РИ­ГУ. ЕГО СЫ­НО­ВЬЯ ЕВ­ГЕ­НИЙ И АЛЕК­САНДР ОСТА­ЮТ­СЯ В РОС­СИИ ДЛЯ ЛИК­ВИ­ДА­ЦИИ ДЕЛ ТО­ВА­РИ­ЩЕ­СТВА. ОНИ ДОЛЖ­НЫ БЫ­ЛИ ПРО­ДАТЬ НАИ­БО­ЛЕЕ КРУП­НЫЕ ВЕ­ЩИ И ОБ­РА­ТИТЬ РУБ­ЛИ В ВА­ЛЮ­ТУ ИЛИ ДРА­ГО­ЦЕН­НО­СТИ.

В1918 го­ду в пет­ро­град­ском до­ме Фа­бер­же ( Боль­шая Мор­ская, 24), где раз­ме­ща­лись ма­га­зин, ма­стер­ские и квар­ти­ры Кар­ла и Ев­ге­ния, хра­ни­лось цен­но­стей на 7,5 мил­ли­о­на зо­ло­тых руб­лей: из них 3 мил­ли­о­на руб­лей – устав­ной фонд то­ва­ри­ще­ства; в 4,5 мил­ли­о­на оце­ни­ва­лись ве­щи, при­над­ле­жа­щие се­мье и при­ня­тые ма­га­зи­ном на хра­не­ние. У Фа­бер­же был один из луч­ших в Рос­сии сей­фов – «блин­ди­ро­ван­ная» ( бро­ни­ро­ван­ная) ком­на­та-лифт; на ночь её под­ни­ма­ли до уров­ня вто­ро­го эта­жа и дер­жа­ли под то­ком. По­сле Февраль­ской ре­во­лю­ции, ко­гда в Пет­ро­гра­де на­ча­лись на­лё­ты и гра­бе­жи, по­сто­ян­ные кли­ен­ты, зная без­уко­риз­нен­ную чест­ность Фа­бер­же, ста­ли при­но­сить в ма­га­зин свои дра­го­цен­но­сти. В мар­те 1918 го­да, по­сле при­ня­тия Сов­нар­ко­мом де­кре­та о за­щи­те соб­ствен­но­сти иностранцев, Карл Густа­во­вич сда­ёт свой дом в арен­ду швей­цар­ской мис­сии. В до­ме по­се­лил­ся и по­сол Швей­ца­рии г-н Одье. Пла­ту за арен­ду Фа­бер­же не на­зна­чал, по­про­сил толь­ко при­нять на хра­не­ние шесть че­мо­да­нов с ве­ща­ми се­мьи и сак­во­яж с дра­го­цен­но­стя­ми. В кон­це ок­тяб­ря г-ну Одье ста­ло из­вест­но о го­то­вя­щем­ся на мис­сию на­лё­те, и по­сол при­ка­зал пе­ре­не­сти 27 че­мо­да­нов (сре­ди них шесть от Фа­бер­же) и сак­во­яж с дра­го­цен­но­стя­ми в нор­веж­ское по­соль­ство, где их оставили под охра­ной двух швей­цар­ских сту­ден­тов. Но на вто­рую ночь на­лёт­чи­ки умык­ну­ли из по­соль­ства и че­мо­да­ны, и сак­во­яж. На­шёл­ся сви­де­тель, ко­то­рый ви­дел, как они уез­жа­ли на мос­ков­ском по­ез­де. По­нят­но, что вер­сию о при­част­но­сти че­ки­стов к ограб­ле­нию по­соль­ства ни­кто не от­ра­ба­ты­вал. Хо­тя не­за­дол­го до на­лё­та с со­труд­ни­ка­ми мис­сии об­щал­ся швей­ца­рец Ар­тур Фра­учи (в спис­ках со­труд­ни­ков ВЧК он име­но­вал­ся Ар­ту­зо­вым). Мо­жет быть, имен­но от него и узна­ли че­ки­сты о том, сколь «дра­го­це­нен» сак­во­яж Фа­бер­же. В нём на­хо­ди­лись зо­ло­тые и пла­ти­но­вые серь­ги, коль­ца, брас­ле­ты, бро­ши, фер­му­а­ры, це­пи, ко­лье, па­пи­рос­ни­ки (порт­си­га­ры с от­де­ле­ни­ем для спи­чек), укра­шен­ные брил­ли­ан­та­ми, сап­фи­ра­ми, изу­мру­да­ми, ру­би­на­ми, ак­ва­ма­ри­на­ми, жем­чу­гом, а та­к­же сто бре­ло­ков ра­бо­ты ма­сте­ров Фа­бер­же. На дра­го­цен­но­сти бы­ла со­став­ле­на два­дца­ти­стра­нич­ная опись (ука­зы­вал­ся то­вар­ный но­мер из­де­лия, его на­име­но­ва­ние, на­ли­чие драг­кам­ней и це­на на 1913 год). Ко­пия это­го спис­ка, хра­ня­ща­я­ся в ар­хи­ве пра­внуч­ки Кар­ла Густа­во­ви­ча, Та­тья­ны Фё­до­ров­ны Фа­бер­же, да­ёт пред­став­ле­ние о сто­и­мо­сти ве­щей: юве­лир­ка от 200 до 2000 руб­лей, па­пи­рос­ни­ки 1500–3000 руб­лей, бре­ло­ки от 4 до 75 руб­лей. Но встре­ча­ют­ся в спис­ке и бо­лее до­ро­гие ве­щи: серь­ги с брил­ли­ан­та­ми 9,22 ка­ра­та и коль­цо с брил­ли­ан­том 5 ка­рат, ко­то­рые сто­и­ли со­от­вет­ствен­но 22 и 25 ты­сяч руб­лей. Все­го в сак­во­я­же бы­ло добра на 1 603 614 зо­ло­тых руб­лей. Че­рез несколь­ко дней по­сле ограб­ле­ния норвежского по­соль­ства че­ки­сты в по­ис­ках ору­жия про­во­дят обыск в швей­цар­ской мис­сии и без ка­кой-ли­бо опи­си изы­ма­ют ва­зы, кам­не­рез­ные фи­гур­ки, брон­зо­вые ки­тай­ские ста­ту­эт­ки – всё, что ле­жа­ло на ви­ду в до­ме Фа­бер­же. Вскрыть сейф-лифт че­ки­сты не смог­ли, и ве­щи из него уда­лось за­по­лу­чить лишь в мае 1919 го­да. Их опи­си та­к­же не су­ще­ству­ет, а это зна­чит, что рек­ви­зи­ция про­ис­хо­ди­ла без уча­стия От­де­ла по де­лам му­зеев. Меж­ду тем как в сей­фе хра­ни­лись уни­каль­ные из­де­лия – два по­след­них яй­ца, из­го­тов­лен­ных Фа­бер­же по за­ка­зу Николая II в по­да­рок им­пе­ра­три­цам Ма­рии Фё­до­ровне и Алек­сан­дре Фё­до­ровне на Пас­ху 1917 го­да. Пер­вое яй­цо – из ка­рель­ской бе­рё­зы – име­ло сюр­приз в ви­де до­ро­го­го ме­ха­ни­че­ско­го сло­ни­ка. Вто­рое яй­цо-ча­сы бы­ло слож­ным по ком­по­зи­ции: на бо­га­том неф­ри­то­вом по­ста­мен­те ле­жа­ли хру­сталь­ные об­ла­ка, на ко­то­рых си­де­ли шесть се­реб­ря­ных хе­ру­вим­чи­ков; об­ла­ка за­кры­ва­лись сфе­рой из си­не­го стек­ла, на ней брил­ли­ан­та­ми бы­ло вы­ло­же­но со­звез­дие Ль­ва, под ко­то­рым ро­дил­ся ца­ре­вич Алек­сей. Пер­вое яй­цо ис­чез­ло бес­след­но по­сле рек­ви­зи­ции 1919 го­да, фраг­мен­ты вто­ро­го недав­но на­шлись в Москве. Их вла­де­лец со­об­щил, что в 1922 го­ду ака­де­мик А.Е. Фер­сман по­да­рил хру­сталь­ные об­ла­ка и стек­лян­ную сфе­ру его от­цу, док­то­ру гео­ло­го-ми­не­ра­ло­ги­че­ских на­ук; под­став­ки, ча­со­во­го ме­ха­низ­ма и брил­ли­ан­тов на сфе­ре не бы­ло, се­реб­ря­ные ре­бя­тиш­ки с кры­лыш­ка­ми то­же ку­да-то «уле­те­ли». Ака­де­мик Фер­сман в 1920-е го­ды про­во­дил экс­пер­ти­зу дра­го­цен­ных кам­ней и ко­рон­ных дра­го­цен­но­стей и за­ни­мал­ся их сор­ти­ров­кой: что пе­ре­дать в Го­хран, что от­ло­жить для про­да­жи за гра­ни­цей. По­да­рить яй­цо он мог толь­ко в од­ном слу­чае – ес­ли оно по­па­ло к нему в «рас­ку­ро­чен­ном» ви­де. За от­ве­том на во­прос, кто мог так изуро­до­вать яй­цо, да­ле­ко хо­дить не надо. В 1919 го­ду Мак­сим Горь­кий, воз­глав­ляв­ший Оце­ноч­но-ан­ти­квар­ную ко­мис­сию (ОАК), ко­то­рая из рек­ви­зи­ро­ван­но­го иму­ще­ства от­би­ра­ла экс­по­на­ты для му­зеев и пред­ме­ты рос­ко­ши для про­да­жи за ру­бе­жом, неод­но­крат­но жа­ло­вал­ся в Нар­ком­прос и Пет­ро­со­вет WWW.SOVSEKRETNO.RU на са­мо­управ­ство че­ки­стов и со­труд­ни­ков жи­лищ­ной ко­мис­сии. Те, за­ни­мая раз­лич­ные зда­ния, не при­гла­ша­ли для оцен­ки иму­ще­ства ОАК и неред­ко рас­хи­ща­ли об­на­ру­жен­ные цен­но­сти. Че­ки­стам по де­кре­ту раз­ре­ши­ли остав­лять пять про­цен­тов рек­ви­зи­ро­ван­но­го, по­это­му они ста­ра­лись пер­вы­ми за­хва­тить двор­цы и наи­бо­лее бо­га­тые особ­ня­ки. Так, ими бы­ло вы­ве­зе­но иму­ще­ство из двор­ца ве­ли­кой кня­ги­ни Ма­рии Пав­лов­ны. До­бив­шись воз­вра­ще­ния несколь­ких сун­ду­ков, чле­ны ОАК долго воз­му­ща­лись: ста­рин­ных дра­го­цен­но­стей, ко­то­рые долж­ны бы­ли на­хо­дить­ся в сун­ду­ках, не ока­за­лось; на

Квартира Авер­ки­е­ва на Со­лян­ке, 13

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.