Экс­пе­ди­ция в тар­та­ра­ры

МОС­КОВ­СКИЕ СПЕЛЕСТОЛОГИ ПЫ­ТА­ЮТ­СЯ РАЗГАДАТЬ ТАЙ­НЫ ЗАТЕРЯННЫХ ЛАБИРИНТОВ

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - NEWS - Алек­сандр ПРОХОРОВ Пуб­ли­ка­ция 2004 го­да

В1770-е го­ды непо­да­ле­ку от Ка­си­мо­ва бо­га­тый за­вод­чик Ан­дрей Ро­ди­о­но­вич Ба­та­шёв воз­вёл усадь­букре­пость со мно­же­ством тай­ных хо­дов. И по­шёл слух, буд­то из ка­би­не­та его шёл ход в под­зе­ме­лье, где со­би­ра­лись ма­со­ны. А ещё, мол, из од­ной кре­пост­ной баш­ни мож­но по­пасть в сек­рет­ное под­зе­ме­лье, где за­вод­ские ра­бо­чие, при­ве­зён­ные из Ту­лы, че­ка­нят фаль­ши­вые чер­вон­цы. Ко­гда весть о «част­ном мо­нет­ном дво­ре» до­шла до Пе­тер­бур­га и в Ба­та­шё­во с про­вер­кой на­пра­вил­ся пра­ви­тель­ствен­ный чи­нов­ник, за­вод­чик при­ка­зал за­му­ро­вать ра­бо­чих в под­зе­ме­лье, где они по­гиб­ли от го­ло­да и жаж­ды. На­след­ни­ки бо­га­ча спус­кать­ся в тар­та­ра­ры не по­же­ла­ли – бо­я­лись при­зра­ков. Толь­ко че­рез сто лет ре­шил­ся осмот­реть под­зе­ме­лья внук Ба­та­шё­ва Эм­ман Ива­но­вич. Воз­мож­но, меч­тал отыс­кать цен­но­сти, ко­то­рые дед при­пря­тал под зем­лёй в на­деж­ном хра­ни­ли­ще. Из лед­ни­ка, что на­хо­дил­ся под бар­ским до­мом, он вме­сте с при­слу­гой про­ник в про­стор­ный длин­ный ко­ри­дор. Тот при­вёл к чу­гун­ной две­ри, за­пер­той на за­со­вы. Но от­крыть их Эм­ман Ива­но­вич не смог – та­кой по­че­му­то на него страх на­пал, что он по­спе­шил вы­брать­ся на во­лю! А позже во­об­ще за­пре­тил ту­да спус­кать­ся. В со­вет­ские го­ды эн­ту­зи­а­сты не од­на­ж­ды пы­та­лись про­ник­нуть в ба­та­шёв­ские тай­ни­ки. Но без­успеш­но. Воз­мож­но, ко­гда-ни­будь ту­да удаст­ся про­ник­нуть спе­ле­сто­ло­гам – со­вре­мен­ным ис­сле­до­ва­те­лям ру­ко­твор­ных под­зе­ме­лий...

РОСИ

Искус­ствен­ные под­зем­ные со­ору­же­ния из­дав­на ин­те­ре­со­ва­ли лю­дей лю­бо­зна­тель­ных и бес­страш­ных – ис­сле­до­ва­ние их все­гда бы­ло де­лом рис­ко­ван­ным: в ста­рин­ных га­ле­ре­ях слу­ча­ют­ся об­ва­лы, да и в ла­би­рин­тах лег­ко за­плу­тать. На­чи­ная с ека­те­ри­нин­ских вре­мён вхо­ды в бес­хоз­ные ка­ме­но­лом­ни и пе­ще­ры неод­но­крат­но за­ва­ли­ва­ли и под­ры­ва­ли. Вна­ча­ле по­то­му что под­зе­ме­лья слу­жи­ли укры­ти­ем для раз­бой­ни­ков и бег­лых кре­стьян. По­сле 1917 го­да от­ту­да «вы­ку­ри­ва­ли» мо­на­хов и кри­ми­наль­ную пуб­ли­ку. В 1947-м несанк­ци­о­ни­ро­ван­ный до­ступ в под­зе­ме­лья ис­кус­ствен­но­го про­ис­хож­де­ния был за­пре­щён офи­ци­аль­но – ука­зом то­ва­ри­ща Ста­ли­на. Но подземный мир ма­нил к се­бе неудер­жи­мо, и ис­сле­до­ва­те­ли отыс­ки­ва­ли но­вые ла­зей­ки. В 1960-е го­ды в Под­мос­ко­вье воз­ник­ли пер­вые «под­зем­ные» объ­еди­не­ния, ко­то­рые ра­бо­та­ли под фла­гом кра­е­ве­де­ния. Ими бы­ли от­кры­ты сред­не­ве­ко­вые га­ле­реи в Но­во-Ие­ру­са­лим­ском мо­на­сты­ре, подземный ход в усадь­бе Во­ро­но­во, пе­ще­ры по Пах­ре. Они же на­ча­ли изу­чать по­доль­ские, ни­кит­ские, сья­нов­ские и ки­се­ли­хин­ские ка­ме­но­лом­ни. В 1980-е го­ды в ка­ме­но­лом­ни за­ча­сти­ла сто­лич­ная мо­ло­дёжь. Пять лет тер­пе­ли вла­сти под­зем­ные ту­сов­ки, по­том при­ня­лись за­ли­вать вхо­ды бе­то­ном. А под­мос­ков­ная ми­ли­ция за­са­ди­ла в ку­туз­ку ре­бят, изу­чав­ших ано­маль­ные яв­ле­ния в Ни­кит­ских ка­ме­но­лом­нях. Го­во­рят, сле­до­ва­ли указ­ке КГБ, ко­то­ро­му ре­гу­ляр­ные под­зем­ные сбо­ри­ща нефор­маль­ной мо­ло­дё­жи по­ка­за­лись по­до­зри­тель­ны­ми. В 1990-е го­ды в Рос­сии на­чал­ся на­сто­я­щий подземный бум: в га­зе­тах и жур­на­лах по­яв­ля­лись ста­тьи на под­зем­ную те­ма­ти­ку; те­ле­ви­зи­он­щи­ки го­то­вы бы­ли хоть к чёр­ту на ро­га лезть, лишь бы от­снять нечто та­ин­ствен­но-под­зем­ное, из­да­ва­лись да­же «под­зем­ные» детективы. На этой волне в раз­ных ре­ги­о­нах ста­ли воз­ни­кать спе­ле­сто­ло­ги­че­ские груп­пы. Мест­ные вла­сти, обре­ме­нён­ные сво­и­ми про­бле­ма­ми, их не тро­га­ли, а по­рой да­же об­ра­ща­лись к ним за по­мо­щью. Пред­ставь­те, что под го­ро­дом на­хо­дят­ся за­бро­шен­ные ка­ме­но­лом­ни: на ули­цах то и де­ло слу­ча­ют­ся глу­бо­кие про­ва­лы, в сте­нах до­мов по­яв­ля­ют­ся тре­щи­ны. Ка­мень тут до­бы­ва­ли при ца­ре Го­ро­хе, яс­ное де­ло, пла­нов вы­ра­бо­ток у го­род­ских вла­стей нет, и не­по­нят­но, где ждать но­вой бе­ды. Со­труд­ни­ков ком­му­наль­ных служб в про­ва­лы не за­гнать, да и без со­от­вет­ству­ю­ще­го опы­та они по га­ле­ре­ям да­ле­ко не про­дви­нут­ся, а спелестологи лез­ли под зем­лю охот­но. В 1999 го­ду сто­лич­ные спелестологи с 20–30-лет­ним ста­жем Ми­ха­ил Со­хин, Ан­дрей Пар­фе­нов, Юрий До­ло­тов со­зда­ли Рус­ское об­ще­ство спе­ле­сто­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний (РОСИ). В Москве та­ких спе­ци­а­ли­стов немно­го, за­то спе­ле­сто­ло­ги­че­ские груп­пы ра­бо­та­ют в Ле­нин­град­ской, Вол­го­град­ской, Ка­луж­ской, Туль­ской, Ро­стов­ской и дру­гих об­ла­стях. На сче­ту у них нема­ло ин­те­рес­ных от­кры­тий, но, увы, спелестологи – на­род небо­га­тый, по­это­му ис­сле­до­вать под­зем­ные со­ору­же­ния они мо­гут толь­ко в сво­ём ре­ги­оне. Ко­неч­но, есть фа­на­ти­ки, ко­то­рые, эко­но­мя на всём, со­би­ра­ют-та­ки день­ги для по­ез­док на Урал, Кав­каз и Укра­и­ну, а ко­му-то уда­ёт­ся по­бы­вать и в пе­щер­ных го­ро­дах ту­рец­кой Кап­па­до­кии. Что­бы чи­та­те­лю бы­ло по­нят­но, ка­кие объ­ек­ты об­сле­ду­ют спелестологи, рас­ска­жу о несколь­ких экс­пе­ди­ци­ях РОСИ.

Кер­чен­ский Клон­дайк

В VII ве­ке до н. э. на Кер­чен­ском по­лу­ост­ро­ве вы­ход­цы из гре­че­ско­го го­ро­да Ми­ле­та ос­но­ва­ли по­се­ле­ние Пан­ти­ка­пей, ко­то­рое впо­след­ствии ста­ло сто­ли­цей Бос­пор­ско­го цар­ства. По­сле гунн­ско­го на­ше­ствия 370-х го­дов эти­ми зем­ля­ми вла­де­ли ви­зан­тий­цы, ара­бы, ха­за­ры, а в XV ве­ке они ока­за­лись под вла­стью Осман­ской им­пе­рии. В 1771 го­ду Кер­чен­ский по­лу­ост­ров был за­во­ё­ван Рос­си­ей. Для лю­би­те­лей под­зем­ной ста­ри­ны Керчь – на­сто­я­щий Клон­дайк, ведь на про­тя­же­нии мно­го­ве­ко­вой ис­то­рии тут стро­и­лись об­шир­ные под­зем­ные ком­му­ни­ка­ции, устра­и­ва­лись по­гре­баль­ные ком­плек­сы и т. п. В 2000–2003 го­дах мос­ков­ские спелестологи вме­сте с мест­ны­ми ар­хео­ло­га­ми за­ня­лись изу­че­ни­ем со­ро­ка пя­ти древ­них скле­пов (III–IV вв.), вы­руб­лен­ных в ска­лах на се­вер­ном склоне го­ры Мит­ри­дат. Сте­ны че­ты­рёх по­гре­баль­ных ка­мер бы­ли рас­пи­са­ны яр­ки­ми крас­ны­ми че­ты­рёх­уголь­ны­ми кре­ста­ми, рай­ски­ми пти­ца­ми с паль­мо­вы­ми вет­вя­ми в ког­тях, фи­гу­ра­ми во­и­нов с ме­ча­ми. На од­ной стене схе­ма­тич­но изоб­ра­же­ны лю­ди, встре­ча­ю­щие парус­ный ко­рабль. Все скле­пы свя­за­ны меж­ду со­бой в еди­ную си­сте­му ла­за­ми. Как уста­но­ви­ли спелестологи, пер­вые от­вер­стия, поз­во­ляв­шие про­ник­нуть из скле­па в склеп, про­де­ла­ли древ­ние мо­гиль­щи­ки. Со­ору­жая новый склеп, они об­на­ру­жи­ва­ли ста­рый и гра­би­ли остан­ки, сни­мая бо­га­тые укра­ше­ния из зо­ло­та и серебра. Но боль­шин­ство ла­зов бы­ли вы­ры­ты в эпо­ху «зо­ло­той кер­чен- ской ли­хо­рад­ки». На­ча­лась она в се­ре­дине XIX века и про­дол­жа­ет­ся в на­ши дни. Кое-кто из гра­би­те­лей да­же оста­вил на сте­нах скле­пов свой ав­то­граф, мол, был здесь Иг­нат Ше­ре­ме­тев. Хо­ди­ли слу­хи, что в Ве­ли­кую Оте­че­ствен­ную «за­чи­ща­ли» скле­пы немецкие солдаты. Так это или нет, мог­ли бы рас­ска­зать мест­ные жи­те­ли. Но, как вы­яс­ни­лось, в пе­ри­од ок­ку­па­ции лю­ди, про­жи­вав­шие в рай­оне го­ры Мит­ри­дат, по­ки­ну­ли свои до­ма из-за силь­ных бом­бё­жек. Лишь од­на семья – мать, отец и трое де­тей – оста­лась тут жить, устро­ив­шись в скле­пе. Моск­ви­чи по­пы­та­лись разыс­кать этих лю­дей, но в жи­вых ни­ко­го уже не оста­лось. Сей­час неко­то­рые мест­ные жи­те­ли ис­поль­зу­ют скле­пы, ока­зав­ши­е­ся на их уса­деб­ных участ­ках, для хра­не­ния со­ле­ний и дру­гих при­па­сов. Но это пол­бе­ды. Ху­же, ко­гда по­гре­баль­ное со­ору­же­ние пре­вра­ща­ют в вы­греб­ную яму... За­ме­чу, что впер­вые древ­ние кер­чен­ские за­хо­ро­не­ния на­ча­ли изу­чать в на­ча­ле XIX сто­ле­тия, но и се­го­дня ра­бо­ты здесь – непо­ча­тый край. Го­во­рят, на окра­ине древ­не­го Пан­ти­ка­пея, по при­бли­зи­тель­ным под­счё­там, ещё око­ло пя­ти ты­сяч прак­ти­че­ски неис­сле­до­ван­ных скле­пов.

При об­сле­до­ва­нии ниж­не­го эта­жа бом­бо­убе­жи­ща, рас­по­ло­жен­но­го в цен­тре Кер­чи, спелестологи об­на­ру­жи­ли вход в весь­ма необыч­ные под­зем­ные гид­ро­тех­ни­че­ские со­ору­же­ния, со­сто­я­щие из во­до­за­бор­ных га­ле­рей и на­ко­пи­тель­ных ре­зер­ву­а­ров. По вер­сии ис­сле­до­ва­те­лей, пер­вые во­до­за­бор­ные га­ле­реи вы­руб­ле­ны в VI ве­ке при ви­зан­тий­ском им­пе­ра­то­ре Юсти­ни­ане. Сте­ны их ча­стич­но бы­ли вы­ло­же­ны кус­ка­ми мра­мор­ных ко­лонн, неко­гда укра­шав­ших гре­че­ские хра­мы или двор­цы. (При устрой­стве га­ле­рей вскры­ли верх­ний во­до­нос­ный пласт. Во­да из него по тем же га­ле­ре­ям шла в ре­зер­ву­ар, а от­ту­да – уже по дру­гим га­ле­ре­ям – по­да­ва­лась к го­род­ским по­строй­кам.) В XVIII сто­ле­тии тур­ки рас­ши­ри­ли во­до­за­бор­ную сеть: устро­и­ли новый боль­шой ре­зер­ву­ар и до­пол­ни­тель­ные га­ле­реи. При этом од­на из га­ле­рей ста­ла пешеходной, а в её стене по­яви­лись ни­ши для све­тиль­ни­ков. Ве­ро­ят­нее все­го, га­ле­рею ис­поль­зо­ва­ли для тай­но­го пе­ре­хо­да меж­ду зда­ни­я­ми. Ко­гда в ни­шах рас­ста­ви­ли и за­жгли све­чи, зре­ли­ще по­лу­чи­лось ска­зоч­ное. Не хва­та­ло толь­ко знат­но­го ту­рец­ко­го па­ши, об­ря­жен­но­го в пар­чо­вый ха­лат, и его стра­жи – во­ору­жён­ных до зу­бов яны­чар. Для че­го этот ход был ну­жен па­ше – оста­ет­ся за­гад­кой. В га­ле­ре­ях есть несколь­ко за­ва­лов, за ко­то­ры­ми мо­гут скры­вать­ся дру­гие хо­ды. Древ­ний «во­до­про­вод» свя­зан с под­зем­ны­ми со­ору­же­ни­я­ми Боль­шо­го кер­чен­ско­го во­до­про­во­да, устро­ен­но­го в 1850-е го­ды. Ес­ли го­род­ские вла­сти ко­гда-ли­бо взду­ма­ют пре­вра­тить этот уни­каль­ный ком­плекс в му­зей, от ту­ри­стов от­боя не бу­дет. В XIX–XX ве­ках в Кер­чи шла ак­тив­ная раз­ра­бот­ка ме­сто­рож­де­ний кам­ня. Ад­жи­муш­кай­ские ка­ме­но­лом­ни, слу­жив­шие ба­зой для партизан в го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, бы­ли пре­вра­ще­ны в му­зей ещё при со­вет­ской вла­сти. А вот Ста­ро­ка­ран­тин­ские вы­ра­бот­ки ши­ро­кой пуб­ли­ке не известны. Ка­ме­но­лом­ни эти пред­став­ля­ют со­бой за­пу­тан­ный и об­шир­ный ла­би­ринт из трёх­этаж­ных га­ле­рей ши­ри­ной 4 мет­ра, вы­со­той – 3. Пу­те­ше­ство­вать тут мож­но не один день, но без опыт­но­го про­вод­ни­ка луч­ше не со­вать­ся – на­зад не вы­бе- решь­ся. Над­пи­си и ри­сун­ки встре­ча­ют­ся и в Ста­ро­ка­ран­тин­ских ка­ме­но­лом­нях – тут те­бе и пор­но­гра­фия XIX века, и по­хаб­ные стиш­ки на­ча­ла XX века, и «пла­ва­ют» по сте­нам ко­ся­ки рыб, и несут­ся ку­да-то ко­ни...

За­гад­ки дон­ских пе­щер

В XVII ве­ке по бе­ре­гам До­на на тер­ри­то­рии ны­неш­ней Во­ро­неж­ской об­ла­сти по­став­ле­но бы­ло мно­же­ство ка­за­чьих сто­ро­же­вых по­стов – неболь­ших кре­по­стей, и каж­дый из них имел под­зем­ные тай­ни­ки. К при­ме­ру, пост Ма­яц­кий при впа­де­нии в Дон ре­ки Ти­хая Сос­на. В XVIII ве­ке он утра­тил своё стра­те­ги­че­ское зна­че­ние, и тут по­се­ли­лись мо­на­хи. Был в кре­по­сти за­бро­шен­ный неглу­бо­кий по­лу­за­сы­пан­ный ко­ло­дец. Как-то в него про­ва­лил­ся бык из мо­на­стыр­ско­го ста­да. Со­бра­лись его вы­тас­ки­вать, а бы­ка в ко­лод­це нет – ушёл по под­зем­но­му хо­ду, что на­чи­нал­ся со дна ко­лод­ца, и сги­нул. В XVII сто­ле­тии на До­ну по­яви­лись три круп­ных пе­щер­ных мо­на­сты­ря – Див­но­гор­ский, Бе­ло­гор­ский, Шат­ри­ще­гор­ский. А сколь­ко в этих ме­стах в раз­ные вре­ме­на бы­ло ис­кус­ствен­ных пе­щер, в ко­то­рых укры­ва­лись пре­сле­ду­е­мые вла­стью бег­лые ка­торж­ни­ки и ста­ро­об­ряд­цы, сколь­ко неболь­ших под­зем­ных ски­тов, где скры­ва­лись от мир­ской су­е­ты от­шель­ни­ки, и не со­счи­тать. В 1920-е го­ды мо­на­сты­ри и ски­ты закрыли. Их за­бро­шен­ные под­зем­ные со­ору­же­ния на­ча­ли по­сте­пен­но раз­ру­шать­ся, вре­ме­на­ми про­яв­ляя се­бя про­ва­ла­ми. В 2001 го­ду об­ва­ли­лась зем­ля над пе­ще­рой в рай­оне се­ла Се­ляв­ное. Са­мо­му се­лу 200 лет, но пе­ще­ра, по сви­де­тель­ству мест­ных жи­те­лей, зна­чи­тель­но стар­ше. По пре­да­нию, в ней ка­кое-то вре­мя жи­ли раз­бой­ни­ки, гра­бив­шие ку­пе­че­ские су­да, пла­вав­шие по До­ну. По­том по­се­лил­ся юро­ди­вый Алек­сей, ко­то­рый яко­бы на гла­зах изум­лён­ных сель­чан воз­нёс­ся на небо. Об­сле­до­ва­ли это со­ору­же­ние спелестологи РОСИ. Пе­ще­ра дли­ной 24 мет­ра со­сто­я­ла из двух ком­нат и под­зем­но­го хо­да меж­ду ни­ми. В ком­на­те, над ко­то­рой, соб­ствен­но, и слу­чил­ся про­вал, на стене об­на­ру­жи­ли стран­ную над­пись и ри­сун­ки. Пред­по­ло­жи­тель­но в XVII ве­ке кто-то вы­ре­зал на ме­ло­вой стене та­ин­ствен­ные зна­ки. Чуть позже над эти­ми зна­ка­ми бы­ли вы­ре­за­ны че­ты­рёх­ко­неч­ные кре­сты, а в кон­це XIX – на­ча­ле XX века во­круг зна­ков и кре­стов бы­ли на­ца­ра­па­ны неболь­шие кре­сти­ки. По вер­сии спе­ле­сто­ло­гов, зна­ки мо­гут быть некой тай­но­пи­сью. В Сред­не­ве­ко­вье, воз­мож­но, кто-то по­счи­тал этот за­га­доч­ный текст дья­воль­ским по­сла­ни­ем (или про­кля­ти­ем). Уни­что­жать его ни­кто не пы­тал­ся – уни­что­жить дья­во­ла нель­зя, но пре­гра­дить путь ему или ли­шить си­лы его про­кля­тие, ви­ди­мо, хо­те­ли с по­мо­щью Свя­то­го рас­пя­тия. Имен­но по­это­му зна­ки бы­ли неод­но­крат­но «за­пе­ча­та­ны» кре­ста­ми. Толь­ко кре­сты эти име­ют при­чуд­ли­вую фор­му: пе­ре­кла­ди­на од­но­го за­кан­чи­ва­ет­ся боль­шим за­гну­тым ког­тем, дру­го­го – чем-то вро­де ба­хро­мы... Во вто­рой ком­на­те на стене об­на­ру­жи­лась огром­ная над­пись «KANH» (Ка­ин). Воз­мож­но, неко­гда тут за­ма­ли­вал свои гре­хи бра­то­убий­ца. Из этой ком­на­ты в глубь го­ры идёт ещё один подземный ход, рас­чи­стить ко­то­рый по­ка не уда­лось. Пе­ще­рой за­ин­те­ре­со­ва­лись во­ро­неж­ские ар­хео­ло­ги. Но по­сколь­ку на экс­пе­ди­цию де­нег нет, под­зе­ме­лья оста­лись без при­гля­да. Снег и дождь раз­ру­ша­ют непроч­ные ме­ло­вые сте­ны. И ско­ро от за­га­доч­ных над­пи­сей и кре­стов не оста­нет­ся и сле­да, да и сво­ды пе­ще­ры мо­гут в оче­ред­ной раз об­ру­шить­ся.

Призрак из гро­та

Сла­ва неко­то­рых под­зе­ме­лий свя­за­на с ано­маль­ны­ми яв­ле­ни­я­ми. Так, в чер­ни­гов­ском Ан­то­ни­ев­ском пе­щер­ном мо­на­сты­ре, ос­но­ван­ном в XI ве­ке, од­но­му по­се­ти­те­лю по­чу­ди­лось, что за ним кто-то идёт, хо­тя в га­ле­рее, кро­ме него, ни­ко­го не бы­ло. Дру­го­му при­ви­де­лась фи­гу­ра мо­на­ха. Слу­ча­лось, в под­зем­ных га­ле­ре­ях че­ло­ве­ка охва­ты­вал без­от­чёт­ный ужас, неко­то­рые да­же со­зна­ние те­ря­ли. В кон­це кон­цов ру­ко­вод­ство Чер­ни­гов­ско­го ар­хи­тек­тур­но-ис­то­ри­че­ско­го за­по­вед­ни­ка при­гла­си­ло гео­фи­зи­ков. Те об­на­ру­жи­ли в рай­оне под­зем­ной церк­ви Николая Свя­то­ши стран­ную ано­ма­лию – мощ­ный источ­ник энер­гии, но объ­яс­нить его при­ро­ду так и не смог­ли. Ка­луж­ско­му спе­ле­сто­ло­гу А.А. Пе­ре­пе­ли­цы­ну в Коль­цов­ских пе­ще­рах, а точ­нее в гро­те Го­ри­зонт, по­слы­ша­лись дет­ские го­ло­са. Он ре­шил, что у его па­лат­ки ка­кие-то ре­бя­та озор­ни­ча­ют. Вер­нул­ся на­верх, но ни­ка­ких де­тей ни вбли­зи, ни окрест не бы­ло. Неко­то­рое вре­мя спу­стя в том же гро­те его зна­ко­мый услы­шал го­лос сво­е­го дру­га, а од­на­ж­ды сра­зу трое ис­сле­до­ва­те­лей услы­ша­ли жен­ский го­лос. По­сколь­ку спелестологи – на­род здо­ро­вый, ста­ли гре­шить на некий пе­щер­ный газ, ко­то­рый мог вы­звать слу­хо­вые гал­лю­ци­на­ции. В чер­те го­ро­да По­доль­ска есть ка­ме­но­лом­ни так на­зы­ва­е­мой дре­во­вид­ной фор­мы: от цен­траль­но­го штре­ка (ство­ла) от­хо­дит мно­же­ство хо­дов, за­кан­чи­ва­ю­щих­ся ту­пи­ка­ми. Как-то мос­ков­ские спелестологи при­се­ли в од­ном из ту­пи­ков пе­ре­ку­рить. Вдруг слы­шат, по ос­нов­но­му хо­ду кто-то идёт. Ша­ги тя­жё­лые и чёт­кие. Ка­за­лось, вот-вот че­ло­век по­явит­ся из-за по­во­ро­та. Но звук ша­гов неожи­дан­но обо­рвал­ся. А за по­во­ро­том ни­ко­го не бы­ло. У ре­бят да­же му­раш­ки по те­лу по­бе­жа­ли. В по­сле­ду­ю­щие по­се­ще­ния это яв­ле­ние по­вто­ря­лось. Чем оно бы­ло вы­зва­но, не яс­но. Вес­ной 2004 го­да спелестологи РОСИ от­пра­вят­ся в Ады­гею, где в Май­коп­ском рай­оне, на Бе­лой реч­ке, есть древ­ние (пред­по­ло­жи­тель­но X века) под­зем­ные хо­ды. По­том со­би­ра­ют­ся осмот­реть на Ура­ле подземный за­вод, при­над­ле­жав­ший в XVIII сто­ле­тии зна­ме­ни­тым за­вод­чи­кам Де­ми­до­вым. Ле­том по­пы­та­ют­ся отыс­кать за­га­доч­ный подземный ла­би­ринт XVII века в рай­оне го­ро­да Ру­зы. А ещё об­сле­ду­ют Чер­ни­гов­ский скит, что в пя­ти ки­ло­мет­рах от Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ры, где до 1920-х го­дов бы­ло мно­го под­зем­ных ке­лий. При со­вет­ской вла­сти они ока­за­лись на тер­ри­то­рии во­ин­ской ча­сти. Все от­ду­ши­ны и ко­лод­цы за­му­ро­ва­ли и за­ас­фаль­ти­ро­ва­ли. По­сле то­го как во­ен­ные уеха­ли, во­круг хра­ма то и де­ло слу­ча­ют­ся про­ва­лы глу­би­ной до пя­ти мет­ров.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.