Брил­ли­ан­то­вая ру­ка

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - NEWS - Та­и­сия БЕ­ЛО­УСО­ВА Пуб­ли­ка­ция 1996 го­да

Наука, за­ни­ма­ю­ща­я­ся изу­че­ни­ем дра­го­цен­ных кам­ней, на­зы­ва­ет­ся гем­мо­ло­ги­ей. На За­па­де гем­мо­ло­ги­че­ские ла­бо­ра­то­рии и ин­сти­ту­ты по­яви­лись ещё в 1920-е го­ды. У нас гем­мо­ло­гия на­ря­ду с ге­не­ти­кой и ки­бер­не­ти­кой долгие го­ды счи­та­лась «про­даж­ной дев­кой им­пе­ри­а­лиз­ма». Толь­ко в 1970-е спо­хва­ти­лись и ста­ли го­то­вить спе­ци­а­ли­стов. Гем­мо­ло­гов в Рос­сии немно­го – опыт­ных экс­пер­тов по дра­го­цен­ным кам­ням и юве­лир­ным из­де­ли­ям на­бе­рёт­ся де­сят­ка два. Услу­га­ми од­но­го из них – г-на Сер­ге­е­ва (на­зо­вём его так) – долгие го­ды поль­зу­ют­ся ор­га­ны гос­бе­зо­пас­но­сти и МВД, про­ку­ра­ту­ра и су­ды, та­мож­ня и му­зеи, юве­лир­ные ма­га­зи­ны и бан­ки. К нему об­ра­ща­ют­ся част­ные ли­ца – и скром­ные ба­бу­ли, и зна­ме­ни­то­сти. Брил­ли­ан­ты в под­во­ротне

В са­мом на­ча­ле сво­ей тру­до­вой де­я­тель­но­сти Сер­ге­ев мно­го об­щал­ся со ста­ры­ми экс­пер­та­ми-са­мо­уч­ка­ми, сре­ди ко­то­рых встре­ча­лись на­сто­я­щие зуб­ры. Как-то при­шлось ему со­труд­ни­чать с 75-лет­ней да­мой, бо­лее по­лу­ве­ка ра­бо­тав­шей с юве­лир­кой и об­ла­дав­шей пря­мо-та­ки фе­но­ме­наль­ны­ми спо­соб­но­стя­ми. Она бра­ла коль­цо, при­щу­ри­ва­ла глаз и че­рез па­ру се­кунд за­яв­ля­ла: «Брил­ли­ант 0,25 ка­ра­та». Сер­ге­ев, де­лав­ший за­ме­ры, по­ра­жал­ся точ­но­сти её оце­нок. Зуб­рам ра­бо­та­лось лег­ко, по­то­му что рань­ше юве­ли­ры ис­поль­зо­ва­ли в из­де­ли­ях ли­бо при­род­ный ка­мень, ли­бо стек­ло. С 70-х го­дов ХХ века на рын­ке ста­ли по­яв­лять­ся син­те­ти­че­ские кам­ни. И те­перь экс­пер­ту по­рой при­хо­дит­ся про­во­дить до­воль­но слож­ные ис­сле­до­ва­ния. По сча­стью, син­те­ти­ку обыч­но вы­яв­ля­ют с по­мо­щью би­но­лу­пы. Од­на­ж­ды Сер­ге­е­ву при­нес­ли брил­ли­ан­то­вые серь­ги, изъ­ятые у граж­да­ни­на N, про­да­вав­ше­го их в под­во­ротне у «Юве­лир­т­ор­га». N объ­яс­нил, что серь­ги он ку­пил утром в этом же ма­га­зине, но же­на со­чла их че­рес­чур до­ро­ги­ми. Чек и бир­ка на серь­гах бы­ли под­лин­ны­ми. Экс­пер­ту сра­зу не по­нра­ви­лось, как сто­ят кам­ни. «Рус­ские са­мо­цве­ты» – фир­ма, а тут брил­ли­ан­ты чуть сме­ще­ны, и кра­па­на (ла­поч­ки, удер­жи­ва­ю­щие ка­мень) на них «за­лез­ли». Вз­ве­сил серь­ги, све­рил с бир­кой – всё сов­па­да­ет. Стал смот­реть под би­но­лу­пой. Да это же фи­а­ни­ты! Ока­за­лось, что N утром по­ку­пал серь­ги, до­ма ме­нял брил­ли­ан­ты на фи­а­ни­ты и по­сле обе­да шёл к ма­га­зи­ну. А ес­ли кам­ни све­жие, чи­стые, от­ли­чить их от брил­ли­ан­тов непро­фес­си­о­нал не смо­жет. По цене же фи­а­ни­ты в ты­ся­чу раз де­шев­ле. Под­ве­ло го­ре-юве­ли­ра од­но – фи­а­ни­ты на­мно­го тя­же­лее брил­ли­ан­тов, по­это­му он был вы­нуж­ден ста­вить кам­ни мень­ше­го раз­ме­ра. Се­го­дня про­из­вод­ством ис­кус­ствен­ных кам­ней за­ни­ма­ет­ся весь мир. Рос­сий­ские изу­мру­ды, опа­лы, ма­ла­хит – луч­шие в ми­ре. На­ши учё­ные ухит­ри­лись по­лу­чить фи­а­ни­ты 26 цве­тов. Так что под­ме­нить мож­но лю­бой ка­мень. Сло­вом, не по­ку­пай­те дра­го­цен­но­сти с рук. Сей­час при­лав­ки ма­га­зи­нов за­ва­ле­ны им­порт­ны­ми из­де­ли­я­ми с раз­но­об­раз­ны­ми кам­ня­ми. Их из­го­то­ви­те­ли – неболь­шие фир­мы – неред­ко «за­бы­ва­ют» ука­зать, что ка­мень син­те­ти­че­ский. И вме­сто алек­сан­дри­та, на­при­мер, мож­но за­про­сто ку­пить син­те­ти­че­ский ко­рунд.

Баб­ка, ты ме­ня до­ста­ла!

По­рой экс­пер­ту при­хо­дит­ся оце­ни­вать из­де­лие по опи­са­нию, что весь­ма непро­сто. Скром­ную по­жи­лую па­ру (муж – быв­ший мел­кий чи­нов­ник, же­на – учи­тель­ни­ца) обо­кра­ли; унес­ли се­реб­ря­ную лож­ку, серь­ги и брошь. По­хи­ти­те­ля взя­ли с по­лич­ным, ко­гда он по­пы­тал­ся про­дать се­рёж­ки. Лож­ки и брош­ки у него уже не бы­ло – успел за­гнать их по де­шёв­ке на рын­ке. Меж­ду Сер­ге­е­вым и по­тер­пев­шей со­сто­ял­ся сле­ду­ю­щий диа­лог: «Ах, ка­кой он нехо­ро­ший, украл всё-та­ки. А я хо­те­ла брошь по­да­рить Исто­ри­че­ско­му му­зею». «А что, она та­кая цен­ная?» – «Да, очень до­ро­гая, толь­ко точ­ной сто­и­мо­сти её я не знаю». – «На­ри­суй­те мне её в на­ту­раль­ную ве­ли­чи­ну». Ста­руш­ка ри­су­ет овал в во­семь сан­ти­мет­ров и по­яс­ня­ет: «В цен­тре – круп­ный ка­мень, по­том два ря­да из 12 и 30 штук по­мель­че, а по кра­ям 60 са­мых ма­лень­ких ка­меш­ков». «Ка­ких ка­меш­ков?» – «Как это «ка­ких»? Брил­ли­ан­тов!» Экс­перт слег­ка опе­шил: «Про­сти­те, а вы по­ни­ма­е­те, о чём идёт речь? От­ку­да у вас та­кая вещь?» «По­дру­га по­да­ри­ла». – «Хо­ро­шая у вас по­дру­га!» – «Мо­ей по­дру­гой бы­ла Лю­бовь Орлова, – всплес­ну­ла руч­ка­ми ста­руш­ка, – что же я ри­сую, у ме­ня фо­то­гра­фия есть». «Это надо бы­ло ви­деть, – сме­ёт­ся Сер­ге­ев, – на фо­то 1930-х го­дов креп­кая мо­лод­ка в про­стень­ком са­ти­но­вом пла­тье, а на гру­ди у неё здо­ро­вен­ная брил­ли­ан­то­вая бля­ха XIX века. Я фо­то уве­ли­чил, ис­сле­до­вал, взял сред­ние ха­рак­те­ри­сти­ки и оце­нил брошь в 60 ты­сяч руб­лей. Непло­хие день­ги для 1981 го­да». На оч­ных став­ках с за­дер­жан­ным ста­руш­ка про­дол­жа­ла при­чи­тать, уко­ряя и вос­пи­ты­вая во­ра: «Ах, ка­кой ты нехо- ро­ший, вме­сто то­го что­бы ра­бо­тать, ты во­ру­ешь! Я эту брош­ку со­би­ра­лась по­да­рить го­су­дар­ству, а ты...» Вор долго слу­шал, по­том не вы­дер­жал: «Сле­до­ва­тель, за­крой уши и от­клю­чи свою тех­ни­ку. – По­вер­нул­ся к ста­руш­ке: – Слу­шай, баб­ка, ты ме­ня до­ста­ла. Ну не­уже­ли ты ду­ма­ешь, что я та­кой ду­рак и про­дал брошь за тро­як? Она в на­дёж­ном ме­сте! Мне по это­му де­лу мно­го не да­дут. Вый­ду я и обя­за­тель­но по­де­люсь с то­бой, баб­ка! Ну до­ста­ла ты ме­ня до са­мых пе­чё­нок!»

Уни­ки це­ною в жизнь

Сер­ге­ев ча­сто ра­бо­тал с лич­ны­ми кол­лек­ци­я­ми, но од­ну, про­хо­див­шую по уго­лов­но­му де­лу, где по­до­зре­ва­е­мый об­ви­нял­ся в зло­упо­треб­ле­нии слу­жеб­ным по­ло­же­ни­ем, он не мо­жет забыть и сей­час. Уви­дев первую вещь – се­реб­ря­ную брошь с аме­ти­ста­ми шко­лы Фа­бер­же, экс­перт спро­сил: у ко­го кон­фис­ко­ва­ли кол­лек­цию? Ему от­ве­ти­ли: у глав­вра­ча. Две неде­ли по ве­че­рам Сер­ге­ев взве­ши­вал, из­ме­рял, считал, опи­сы­вал и не пе­ре­ста­вал вос­хи­щать­ся. Не бы­ло ни од­но­го пред­ме­та сред­не­го ка­че­ства. Толь­ко выс­ший класс, XIX век, в под­лин­ных ко­ро­боч­ках, в пре­крас­ной со­хран­но­сти, с чу­дес­ны­ми кам­ня­ми (по боль­шей ча­сти брил­ли­ан­ты в 2–3 ка­ра­та). Це­на каж­дой ве­щи – 20–30 ты­сяч дол­ла­ров. Все­го – сто пред­ме­тов. Сер­ге­ев по­ин­те­ре­со­вал­ся у сле­до­ва­те­ля: ка­ким об­ра­зом глав­врач мог со­брать та­кую кол­лек­цию. Тот объ­яс­нил: он был глав­ным вра­чом од­ной из ле­нин­град­ских боль­ниц в го­ды бло­ка­ды...

Ча­сы им­пе­ра­то­ра

За­дер­жа­ли на та­можне му­зы­кан­та, вы­ез­жав­ше­го в Из­ра­иль, ко­то­рый в ста­ром при­ём­ни­ке «Спи­до­ла» вы­во­зил юве­лир­ку. Оце­нив несколь­ко ко­лец с круп­ны­ми брил­ли­ан­та­ми, Сер­ге­ев с кол­ле­гой за­нял­ся зо­ло­ты­ми ча­са­ми. Их бы­ло две па­ры, аб­со­лют­но оди­на­ко­вые, се­ре­ди­на XIX века, Швей­ца­рия. Та­кие не ред­кость, их быст­ро оце­ни­ли. Един­ствен­ное, что при­влек­ло вни­ма­ние экс­пер­тов, – но­ме­ра ча­сов от­ли­ча­лись на еди­ни­цу. Сре­ди изъ­ято­го WWW.SOVSEKRETNO.RU наи­бо­лее цен­ной ве­щью был изящ­ный но­жи­чек для раз­ре­за­ния бу­маг – из бе­ло­го неф­ри­та и укра­шен­ный зо­ло­том, се­реб­ром и дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми. Экс­пер­ты пред­по­ло­жи­ли, что это ра­бо­та ма­сте­ров фир­мы Ов­чин­ни­ко­ва. При­гла­си­ли ис­кус­ство­ве­да из му­зея. А то­го неожи­дан­но за­ин­те­ре­со­ва­ли ча­сы. «Ре­бя­та, да вы зна­е­те, что дер­жа­ли в ру­ках?! Эти ча­сы бы­ли сде­ла­ны по за­ка­зу им­пе­ра­то­ра Алек­сандра III. В Рос­сии их ни­кто и ни­ко­гда не ви­дел. Во сколь­ко вы их оце­ни­ли?» – «В во­семь ты­сяч руб­лей...» Экс­пер­ту ста­ло пло­хо: «Вы с ума со­шли! Да на лю­бом аук­ци­оне за них да­дут 50 ты­сяч дол­ла­ров и ещё долго бу­дут бла­го­да­рить!» След­ствие уста­но­ви­ло: му­зы­кант до­го­во­рил­ся с та­мо­жен­ни­ком о вы­во­зе цен­но­стей, а в на­гра­ду по­обе­щал ча­сы им­пе­ра­то­ра. Та­мо­жен­ник то ли ис­пу­гал­ся, то ли счёл, что про­де­ше­вил, и за­ло­жил кон­тра­бан­ди­ста.

Шка­тул­ка ни­щей ста­ру­шон­ки

Сре­ди кли­ен­тов Сер­ге­е­ва очень мно­го по­жи­лых лю­дей, к ко­то­рым он вы­ез­жа­ет на дом. По­зво­нил Сер­ге­е­ву при­я­тель: «У мо­ей ма­мы бы­ла по­дру­га, сей­час она ста­рень­кая, оди­но­кая, жи­вёт в ни­ще­те. Хо­те­ла бы про­дать од­ну вещь, но не зна­ет, сколь­ко за неё про­сить». Хо­зяй­ка кро­хот­ной двух­ком­нат­ной квар­ти­ры при­ни­ма­ла экс­пер­та на кухне, по­ра­жа­ю­щей сво­им убо­же­ством. Вы­нес­ла серь­ги – боль­шой сап­фир, во­круг до­воль­но круп­ные брил­ли­ан­ты. Так на­зы­ва­е­мый ку­пе­че­ский стиль, ко­нец XIX века. Ху­до­же­ствен­ной цен­но­сти эти «фо­на­ри» не пред­став­ля­ют, но кам­ни хо­ро­шие, до­ро­гие. Сер­ге­ев оце­нил их в мил­ли­он руб­лей. Ста­руш­ка схва­ти­лась за го­ло­ву: «А у ме­ня пен­сия две ты­ся­чи! Да мне этих де­нег хва­тит на всю жизнь, ещё на по­хо­ро­ны оста­нет­ся. Го­луб­чик, по­до­жди ещё се­кун­доч­ку там у ме­ня в шка­тул­ке...» – и убе­жа­ла в ком­на­ту. При­но­сит дру­гие серь­ги – огром­ный изу­мруд, а во­круг брил­ли­ан­ты, мос­ков­ская ра­бо­та, се­ре­ди­на XIX века. То­же мил­ли­он. «Ох, ты, ба­тюш­ки­све­ты», – про­шеп­та­ла ста­руш­ка и сно­ва юрк­ну­ла в ком­на­ты. Ко­гда она вы­нес­ла де­ся­тое (!) из­де­лие (все од­но­го ти­па:

круп­ный цен­траль­ный рубин, сап­фир или изу­мруд и непло­хие брил­ли­ан­ты во­круг), экс­перт обал­дел: «Ба­буш­ка, да, как вам не стыд­но так жить? Вы же мил­ли­о­нер­ша!»

А вы хоть что-то в этом по­ни­ма­е­те?

При экс­пер­ти­зе уни­каль­но­го из­де­лия вла­де­лец ли­хо­ра­доч­но ли­ста­ет ка­та­ло­ги аук­ци­о­нов «Кри­сти» и «Сот­бис» в по­ис­ках ана­ло­гич­ных об­раз­цов и с недо­ве­ри­ем смот­рит на Сер­ге­е­ва, оце­нив­ше­го его вещь зна­чи­тель­но де­шев­ле. При­хо­дит­ся объ­яс­нять, что в ка­та­ло­ге ука­за­на аук­ци­он­ная це­на. Хо­ро­шо, ес­ли вла­де­лец по­лу­чил по­ло­ви­ну, а сколь­ко де­нег он от­дал за ре­кла­му, ни­кто не зна­ет. Це­на в ка­та­ло­ге – от­нюдь не ис­тин­ная сто­и­мость. Важ­но знать, за ка­кую це­ну ре­аль­но мож­но про­дать из­де­лие у нас. Су­ще­ству­ет ещё и та­кая осо­бен­ность. Ес­ли ку­лон уни­каль­ной ра­бо­ты де­лят муж с женой при раз­во­де, экс­перт ука­зы­ва­ет од­ну сто­и­мость. Но ес­ли точ­но та­кой же по­хи­ти­ли из му­зея, ука­зы­ва­ет­ся це­на, за ко­то­рую его мож­но про­дать с аук­ци­о­на. В за­ви­си­мо­сти от об­сто­я­тельств сто­и­мость мо­жет су­ще­ствен­но ко­ле­бать­ся. Обыч­но кли­ен­ты за­во­дят раз­го­вор так: «У нас в се­мье мно­го лет хра­нит­ся уни­каль­ная вещь...» Но, как пра­ви­ло, экс­перт вы­нуж­ден огор­чать вла­дель­цев «уни­ков», раз­вен­чи­вая фа­миль­ные ле­ген­ды и пре­да­ния о бас­но­слов­ной сто­и­мо­сти их «со­кро­вищ». При­шёл к Сер­ге­е­ву вы­со­ко­по­став­лен­ный чи­нов­ник: «Мы вла­де­ем ста­рин­ной бро­шью. Она в пре­крас­ной со­хран­но­сти, как и от­тис­ки клейм. Се­ре­ди­на XIX века. Мне бы хо­те­лось узнать её це­ну». Сер­ге­ев по­вёл его в ла­бо­ра­то­рию. Зо­ло­тая брошь-за­кол­ка вы­тя­ну­той фор­мы, по­сре­дине крас­ный ка­мень, во­круг, как ле­пест­ки, си­ние и зе­лё­ные ка­меш­ки. Все клей­ма под­лин­ные, но кам­ни, увы, стек­ло! Как объ­яс­нить это­му гос­по­ди­ну, что в XIX сто­ле­тии не счи­та­лось за­зор­ным в при­лич­ные из­де­лия ста­вить стек­ло. Тем бо­лее что они по­до­бра­ны по цве­ту, пре­крас­ной огран­ки. Сер­ге­ев на­чал из­да­ле­ка: брошь кра­си­вая, сде­ла­на хо­ро­шим ма­сте­ром, ди­зайн ве­ли­ко­леп­ный. Сто­и­мость трёх грам­мов зо­ло­та неве­ли­ка, стёк­ла же ни­че­го не сто­ят. Но по­сколь­ку ра­бо­та слож­ная, то це­на ей – 200 дол­ла­ров. Кли­ент хо­лод­но: «Вы хо­те­ли ска­зать, две ты­ся­чи дол­ла­ров?» Сер­ге­ев: «Я ему го­во­рю две­сти, а сам ду­маю, дай Бог, что­бы её кто-то за сто ку­пил». То­гда чи­нов­ник спро­сил у экс­пер­та: «А вы хоть что-то в этом по­ни­ма­е­те?» «Да я как-то вот уже два­дцать лет толь­ко «этим» и за­ни­ма­юсь». Же­на од­но­го из чле­нов пра­ви­тель­ства по­про­си­ла Сер­ге­е­ва оце­нить коль­цо. Экс­перт опре­де­лил, что рубин син­те­ти­че­ский. Коль­цо не сто­ит и 300 дол­ла­ров, а за него от­да­ли ты­ся­чу. Жен­щи­на по­со­кру­ша­лась, но сры­вать зло на экс­пер­те, как это ино­гда де­ла­ют дру­гие кли­ен­ты, не ста­ла. На сле­ду­ю­щий день при­вез­ла брош­ку. Сер­ге­ев встре­тил её у про­ход­ной. «Вы с ума со­шли, – за­шеп­тал в ужа­се экс­перт, – быст­ро спрячь­те, что­бы ни­кто не уви­дел. Да как вы ре­ши­лись вый­ти с этим из до­му?» Рос­кош­ная ста­рин­ная брошь диа­мет­ром 10 сан­ти­мет­ров, усе­ян­ная рос­сы­пью брил­ли­ан­тов, сто­и­ла по мень­шей ме­ре 100 ты­сяч дол­ла­ров...

Пер­стень бу­хар­ско­го эми­ра

Горь­кий опыт на­учил Сер­ге­е­ва быть пре­дель­но ак­ку­рат­ным при ра­бо­те с кли­ен­та­ми. При­но­сит жен­щи­на ка­мень и рас­ска­зы­ва­ет, что её ба­буш­ке, жене важ­но­го чи­нов­ни­ка, слу­жив­ше­го на Ура­ле, по за­ка­зу огра­ни­ли уни­каль­ный изу­мруд. От- кры­ва­ет она бар­хат­ную ко­ро­боч­ку с кра­си­вым яр­ко-зе­лё­ным кам­нем: «Мне бы хо­те­лось по­лу­чить офи­ци­аль­ный до­ку­мент о его цен­но­сти». Но это был не изу­мруд, а син­те­ти­че­ский те­а­лю­ми­ни­е­вый гра­нат, к раз­ра­бот­ке ко­то­ро­го экс­перт имел пря­мое от­но­ше­ние. И сто­и­ла эта «дра­го­цен­ность» 400 руб­лей. Воз­мож­но, там и ле­жал ко­гда-то изу­мруд, но его под­ме­ни­ли. Жен­щи­на под­ня­ла страш­ный шум. Экс­пер­та спас­ло лишь то, что он не брал ка­мень в ру­ки. В по­след­нее вре­мя рас­пло­ди­лось нема­ло псев­до­экс­пер­тов. В боль­шин­стве сво­ём это ди­ле­тан­ты. Они оце­ни­ва­ют «от бал­ды» и по­лу­ча­ют за это столь­ко, сколь­ко и класс­но­му спе­ци­а­ли­сту не сни­лось. В про­шлом го­ду из-за та­ких «кол­лег» Сер­ге­ев по­пал в непри­ят­ную ис­то­рию. В про­бир­ную ин­спек­цию об­ра­ти­лась да­ма с уни­каль­ным перст­нем, ко­то­рый её дед, крас­но­ар­мей­ский на­чаль­ник, ку­пил в 1920 го­ду в Бу­ха­ре на рас­про­да­же со­кро­вищ эми­ра. Сер­ге­ев сра­зу опре­де­лил: в пер­стень встав­лен син­те­ти­че­ский рубин фран­цуз­ской фир­мы Вер­ней­ля. Он ста­рый, на­ча­ла века, но это не на­ту­ра. Был гран­ди­оз­ный скан­дал. Да­ма кля­лась и бо­жи­лась, что пер­стень из рук не вы­хо­дил и ка­мень под­ме­нить не мог­ли. За­тем она по­лу­чи­ла до­ку­мент от некой фир­мы, где чёр­ным по бе­ло­му бы­ло на­пи­са­но – ка­мень при­род­ный. Сер­ге­ев, знав­ший эту фир­му, по­ни­мал – за­клю­че­ние ли­по­вое. Кон­фликт с да­мой был ула­жен с боль­шим тру­дом. Сер­ге­ев по­пу­ляр­но объ­яс­нил ей, что Ог­юст Вер­нейль вы­пу­стил свои пер­вые кам­ни на ры­нок в 1908 го­ду. Это сей­час ру­би­ны де­ла­ют чи­стые и хо­ро­шие, а то­гда де­лать не уме­ли. Кам­ни по­лу­ча­лись с де­фек­та­ми и очень на­по­ми­на­ли на­ту­раль­ные. Ве­ро­ят­но, ка­кой-то по­сыль­ный эми­ра ку­пил в Ев­ро­пе ка­мень. А эми­ру что надо? Что­бы ка­мень был ого-го и свер­кал. Всё это в на­ли­чии. А при­род­ный он или нет, в Бу­ха­ре ни­кто раз­би­рать­ся не стал.

Диа­де­ма из зим­не­го двор­ца

Чи­та­те­лей на­вер­ня­ка за­ин­те­ре­со­вал во­прос: от­ку­да у на­ро­да «брюли­ки» и про­чие цац­ки? Жен­щи­на-ис­кус­ство­вед в 1930-е го­ды ску­па­ла в ко­мис­си­он­ных ма­га­зи­нах ма­лень­кие пас­халь­ные яй­ца – зо­ло­тые, се­реб­ря­ные, ка­мен­ные, со вся­ки­ми ин­кру­ста­ци­я­ми. То­гда они сто­и­ли недо­ро­го. Сей­час та­кой кол­лек­ции нет ни в од­ном рос­сий­ском му­зее. Пять ред­чай­ших из­де­лий Фа­бер­же зна­ме­ни­тый дра­ма­тург ку­пил в ан­ти­квар­ном ма­га­зине. Ему же при­над­ле­жит ко­лье – на зо­ло­той пла­стине 200 брил­ли­ан­тов. Та­ких бы­ло из­го­тов­ле­но два: од­но по­да­ри­ли ан­глий­ской ко­ро­ле­ве, дру­гое, по­пу­те­ше­ство­вав по вы­став­кам, по­па­ло в за­кры­тый ма­га­зин. По зна­ком­ству ди­рек­тор пред­ло­жил его дра­ма­тур­гу, и тот вы­ло­жил за дра­го­цен­ность всю Го­су­дар­ствен­ную пре­мию. При­хо­ди­лось оце­ни­вать диа­де­му, ко­то­рую де­душ­ка кли­ен­та, штур­мо­вав­ший Зим­ний дво­рец, при­хва­тил на память об этом зна­ме­на­тель­ном со­бы­тии в им­пе­ра­тор­ских по­ко­ях. И та­ких на­след­ни­ков нема­ло. В на­ча­ле ста­тьи мы упо­ми­на­ли о да­ме, ко­то­рая про­ра­бо­та­ла пол­ве­ка в скуп­ке в ко­мис­си­он­ном и юве­лир­ном ма­га­зи­нах. Её дочь жи­ла в Аме­ри­ке. Три­на­дцать лет на­зад доч­ку за­ду­мал про­ве­дать отец, но до Ньо-Йор­ка не до­е­хал. На та­можне у него на­шли яй­цо, да не про­стое, а зо­ло­тое, с эма­ля­ми и дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми, ра­бо­ты Фа­бер­же. Оце­ни­ли его в 20 ты­сяч дол­ла­ров. За­ин­те­ре­со­ва­лись этой се­мей­кой. «Я ду­маю, это бы­ли са­мые бо­га­тые лю­ди в Со­ю­зе, – рас­ска­зы­ва­ет Сер­ге­ев. – Толь­ко та часть юве­лир­ных из­де­лий, ко­то­рая по­па­ла ко мне (а по де­лу ра­бо­та­ли и дру­гие экс­пер­ты), на ны­неш­ние день­ги сто­и­ла де­сят­ки мил­ли­ар­дов руб­лей. Хру­сталь, ста­рин­ный фар­фор и се­реб­ро из квар­ти­ры вы­во­зить не ста­ли, в след­ствен­ном от­де­ле про­сто ме­ста бы не хватило». Да­ма за­ку­пи­ла та­ких ад­во­ка­тов, что её не толь­ко «от­ма­за­ли», но и су­ме­ли вер­нуть боль­шую часть кон­фис­ко­ван­но­го.

Ох и ду­рят на­ших вань!

Сей­час Сер­ге­е­ву всё ча­ще при­хо­дит­ся встре­чать­ся с но­вы­ми рус­ски­ми. Об­ще­ние с ни­ми вос­тор­га у него не вы­зы­ва­ет. «Ко­гда я ви­жу то­нень­кие зо­ло­тые за­по­ноч­ки и та­кую же иго­лоч­ку в гал­сту­ке, это уже ин­тел­ли­гент. Но это боль­шая ред­кость. У но­вых рус­ских ли­бо нет вку­са, ли­бо он ужа­са­ю­щий», – с гру­стью кон­ста­ти­ро­вал экс­перт. В са­лон, где раз в неде­лю кон­суль­ти­ру­ет Сер­ге­ев, за­явил­ся джентль­мен с фин­га­лом. Он вы­ва­лил на стол экс­пер­та свои дра­го­цен­но­сти: 200-грам­мо­вую зо­ло­тую цепь, на ко­то­рой впо­ру во­дить со­бак, и боль­шой крест с пло­хи­ми, но круп­ны­ми изу­мру­да­ми. Цепь бы­ла разо- рва­на, крест со­гнут вось­мёр­кой. «А вы кре­стом, на­вер­ное, бу­тыл­ки от­кры­ва­ли?» – по­лю­бо­пыт­ство­вал Сер­ге­ев. «Нет, я им от­би­вал­ся», – бурк­нул кли­ент. Здесь же в са­лоне вла­дель­цы вы­ста­ви­ли коль­цо сто­и­мо­стью 12 мил­ли­о­нов руб­лей. «Как вы мо­же­те пред­ла­гать та­кое из­де­лие, это же жут­кий кич. Я бы за та­кое и двух мил­ли­о­нов не дал», – воз­му­щал­ся Сер­ге­ев. Вла­дель­цы от­ве­ча­ли, что на каж­дое из­де­лие есть свой по­ку­па­тель. Че­рез неде­лю у ма­га­зи­на оста­но­вил­ся «мер­се­дес», и по­яви­лись Ва­ня с ра­дио­те­ле­фо­ном и Ма­ня в нор­ке. Укра­ше­ния они вы­би­ра­ли под де­ви­зом: мы за це­ной не по­сто­им». И ку­пи­ли то са­мое коль­цо. Не до­ве­ряя соб­ствен­но­му вку­су, но­вые рус­ские пред­по­чи­та­ют по­ку­пать юве­лир­ку в за­пад­ных ма­га­зи­нах, где на­ших вань и мань ду­рят са­мым без­за­стен­чи­вым об­ра­зом. Ино­гда Ва­ня при­но­сит дра­го­цен­ность к экс­пер­ту. Узнав, что он пе­ре­пла­тил пол­то­ры ты­ся­чи дол­ла­ров, Ва­ня баг­ро­ве­ет ли­чи­ком. Нет, ему не жаль этих де­нег. Про­сто зло бе­рёт, что его, та­ко­го кру­то­го, кто-то «на­грел». В прак­ти­ке Сер­ге­е­ва бы­ло мно­го слу­ча­ев, ко­гда но­вые рус­ские пы­та­лись его под­ку­пить. Но в от­вет на са­мые за­ман­чи­вые по­су­лы он от­ве­чал од­но: «Мне до­ро­го моё чест­ное имя». Две неде­ли на­зад в са­лон за­ехал г-н Икс, яв­но за­ни­ма­ю­щий­ся кри­ми­наль­ным биз­не­сом. Со­про­вож­да­ла его груп­па нехи­лых пар­ней, при ви­де ко­то­рых по­ку­па­те­ли по­че­му-то при­тих­ли. «У ме­ня се­рьёз­ная сдел­ка, я хо­чу, что­бы вы оце­ни­ли кам­ни», – ска­зал Икс и вы­сы­пал на стол брил­ли­ан­ты. Сер­ге­ев объ­яс­нил, что для тща­тель­но­го ис­сле­до­ва­ния потребуется мно­го вре­ме­ни, но взгля­нуть на кам­ни не от­ка­зал­ся. Он до­стал при­бор и по­смот­рел ос­нов­ные по­зи­ции. Кам­ни бы­ли хо­ро­шие. «Пи­ши­те за­клю­че­ние», – по­тре­бо­вал Икс. «Для то­го что­бы вы по­лу­чи­ли моё за­клю­че­ние, вам необ­хо­ди­мо об­ра­тить­ся на фир­му, где я по­сто­ян­но ра­бо­таю». Г-ну Икс, ко­то­рый, ве­ро­ят­но, не при­вык к воз­ра­же­ни­ям, по­ве­де­ние экс­пер­та не по­нра­ви­лось. «А кто ты, соб­ствен­но, та­кой?» – с ме­тал­лом в го­ло­се спро­сил он. Экс­перт на­звал свою фа­ми­лию. По­сле се­кунд­но­го за­ме­ша­тель­ства Икс ува­жи­тель­но про­из­нёс: «Что же вы рань­ше не ска­за­ли. Ес­ли вы Сер­ге­ев, то нам вполне до­ста­точ­но ва­ше­го сло­ва».

Ав­тор вы­ра­жа­ет ис­крен­нюю бла­го­дар­ность экс­пер­ту Сер­ге­е­ву за по­мощь в ра­бо­те над ста­тьёй.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.