ШЕФ ГЕСТАПО в Ва­шинг­тоне

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО - Гре­го­ри ДУГЛАС Пуб­ли­ка­ция 2000 го­да

Су­ще­ству­ют раз­лич­ные вер­сии ра­бо­ты быв­ше­го ше­фа гестапо на раз­ве­ды­ва­тель­ные служ­бы в по­сле­во­ен­ные го­ды. Пред­став­ляя рус­ским чи­та­те­лям дневники Ген­ри­ха Мюл­ле­ра, опуб­ли­ко­ван­ные в США в 1999 го­ду, мы от­да­ём се­бе от­чёт, что все по­доб­ные ма­те­ри­а­лы, по­стро­ен­ные на ар­хив­ных за­пи­сях спец­служб, мо­гут со­дер­жать ис­ка­же­ния, от­ве­ча­ю­щие тем или иным по­ли­ти­че­ским ин­те­ре­сам. Речь идёт о пре­бы­ва­нии Мюл­ле­ра в Со­еди­нён­ных Шта­тах в 1948–1951 го­дах, ко­гда его аген­тур­ные свя­зи и опыт контр­раз­вед­чи­ка аме­ри­кан­ские спец­служ­бы ис­поль­зо­ва­ли в борь­бе про­тив со­вет­ской аген­ту­ры в раз­лич­ных эше­ло­нах вла­сти США.

6 де­каб­ря 1948 го­да

Моя пер­вая не­де­ля в Ва­шинг­тоне. Часть го­ро­да за­ни­ма­ют вну­ши­тель­ные бе­лые зда­ния, а всё осталь­ное – ужас­ные негри­тян­ские тру­що­бы. Эти кон­тра­сты по­ка­зы­ва­ют от­но­ше­ние ко вче­раш­ним ра­бам. Их пре­зи­ра­ют. Вось­мо­го чис­ла пре­зи­дент [США] бу­дет го­во­рить с пре­зи­ден­том Ку­бы о ка­кой-то ерун­де, а вот со мной у него со­сто­ит­ся встре­ча, как толь­ко поз­во­лят мои но­вые на­чаль­нич­ки. <...>

8 де­каб­ря 1948 го­да

Пред­сто­ит пе­ре­ехать в пре­лест­ный дом в Джор­джта­уне. Он про­да­ёт­ся, но пра­ви­тель­ство [США] со­би­ра­ет­ся его для ме­ня арен­до­вать. Старое зда­ние, боль­ше по­хо­жее на вил­лу, чем на дач­ный до­мик. Но при неко­то­ром ко­ли­че­стве при­слу­ги и с но­вой ме­бе­лью – оно сой­дёт. Надо про­смот­реть гру­ду бу­маг по де­лу Чам­бер­са и под­го­то­вить ма­те­ри­а­лы для Ми­ни­стер­ства юс­ти­ции, уже на ос­но­ве мо­их бу­маг. Ско­ро бу­ду раз­го­ва­ри­вать с пол­ков­ни­ком Гуве­ром. Ин­те­рес­но бу­дет встре­тить­ся с мо­им ан­та­го­ни­стом, особенно по­то­му, что я мно­го знаю о нём, то­гда как он не зна­ет обо мне по­чти ни­че­го. Все­гда хо­ро­шо иметь пре­иму­ще­ство.

12 де­каб­ря 1948 го­да

Был утром на мес­се. Мне нуж­но на­чи­нать с той же точ­ки, где я по­ме­нял свою жизнь, и уста­но­вить доб­рые от­но­ше­ния с цер­ко­вью. Трое мо­их лю­дей при­едут зав­тра. Круг [внед­рён­ной] аген­ту­ры в Го­сде­пар­та­мен­те на­мно­го ши­ре, чем я мог по­ду­мать. Оче­вид­но, Ру­звельт от­да­вал се­бе пол­ный от­чёт о про­ник­но­ве­нии [в гос­служ­бы] ком­му­ни­стов и до­пус­кал это. Всё учре­жде­ние с под­ва­ла до ман­сар­ды за­би­то по­чи­та­те­ля­ми Ле­ни­на. Ти­пич­ные псев­до­ин­тел­лек­ту­аль­ные за­сран­цы; они тут в Ва­шинг­тоне на каж­дом ша­гу. <...> До­го­вор об арен­де [до­ма] под­пи­сан, я жду при­бы­тия ме­бе­ли. Ящи­ки с кар­ти­на­ми здесь в со­хран­но­сти. То, что я взял их с со­бой, убе­рег­ло ка­ко­го-ни­будь чи­нов­ни­ка от со­блаз­на их украсть. Си­ту­а­ция с день­га­ми очень неплохая, но важ­но не дать по­нять этим иди­о­там, сколь­ко у ме­ня име­ет­ся, ина­че они сни­зят мне жа­ло­ва­нье. <...> У Мюл­ле­ра бы­ла боль­шая и до­ро­гая кол­лек­ция ред­ких про­из­ве­де­ний ис­кус­ства, ко­то­рые в боль­шин­стве сво­ём бы­ли на­граб­ле­ны нем­ца­ми во вре­мя вой­ны, а по­сле в ос­нов­ном за­хва­че­ны аме­ри­кан­ски­ми спец­служ­ба­ми. Мюл­лер по­пол­нял свои доходы, тор­гуя про­из­ве­де­ни­я­ми ис­кус­ства, в соб­ствен­ных ин­те­ре­сах и в ин­те­ре­сах сво­их аме­ри­кан­ских дру­зей. [Ком­мен­та­рий Гре­го­ри Дугла­са.]

13 де­каб­ря 1948 го­да

При­бы­тие мо­их лю­дей от­ло­же­но на неде­лю, это очень услож­ня­ет де­ло. Обычная ту­пость во­ен­ных. На­вер­ня­ка кто-то не су­мел пра­виль­но про­честь бу­ма­ги. Я по­ста­вил по­ход­ную кро­вать в са­мой боль­шой спальне и вы­та­щил все мои кар­ти­ны. Хо­тя я и не мо­гу их ещё по­ве­сить, но да­же про­сто смот­реть на ящи­ки при­ят­но. Я со­об­щил Т (Трум­эну. – Прим. изд.), что Гисс, без вся­ких со­мне­ний, – это тот, ко­го со­вет­ские зовут Алек­си, по край­ней ме­ре в тех ра­пор­тах, ко­то­рые у ме­ня есть. Он по всем при­ме­там сов­па­да­ет. Та­кая вот бе­да. Мне пе­ре­да­ли, что пре­зи­дент очень рас­стро­ен тем объ­ё­мом шпи­о­на­жа, ко­то­рый мы здесь об­на­ру­жи­ли. Он ду­ма­ет, что ес­ли уво­лит Уол­л­эй­са и при­кро­ет OSS, то смо­жет очи­стить­ся от этой ру­звель­тов­ской по­мой­ки. Я так не ду­маю. Мне нуж­но бу­дет по­го­во­рить с ним [Трум­эном] об этом... то есть ес­ли мне во­об­ще удаст­ся с ним уви­деть­ся. Мне ска­за­ли, что он очень лю­бо­пы­тен. И что мне надо сыг­рать для него на фор­те­пи­а­но – по­ло­же­ние обе­зьян­ки улич­но­го му­зы­кан­та! Ну что ж, я смо­гу ис­пол­нить немно­го из Штра­у­са и что-ни­будь про­стень­кое Шо­пе­на. Этот Чам­берс – жир­ный глу­пый пе­де­раст, но он бук­валь­но взо­рвал си­ту­а­цию сво­и­ми бу­ма­га­ми. Сей­час мне го­во­рят, что ещё до вой­ны он ин­фор­ми­ро­вал Го­сде­пар­та­мент о вы­со­ко­по­став­лен­ных шпи­о­нах в са­мом Го­сде­пе, но Берл за­ста­вил его за­мол­чать. И ко­гда я со­об­щил им, что Берл ра­бо­тал на Со­ве­ты, они долго че­са­ли в го­ло­ве с вы­тя­ну­ты­ми ли­ца­ми. Мы зна­ли, что ещё до вой­ны все их дипломатические шиф­ры бы­ли рас­ко­ди­ро­ва­ны – на­ми, ан­гли­ча­на­ми и Со­ве­та­ми. Вот по­че­му я ни­ко­гда не лю­бил по­сы­лать шиф­ров­ки и ис­поль­зо­вать те­ле­фон: всё это по­хо­же на ста­рый са­до­вый шланг, слиш­ком мно­го уте­чек. Мне го­во­рят, что Гувер всех про­слу­ши­ва­ет или рань­ше про­слу­ши­вал. Трум­эн его нена­ви­дит и счи­та­ет под­лым при­спо­соб­лен­цем и ин­фор­ма­то­ром. А кто не та­ков? <...> Ди­рек­тор ФБР Эд­гар Гувер по ука­за­нию пре­зи­ден­та Ру­звель­та про­слу­ши­вал те­ле­фон­ные пе­ре­го­во­ры го­су­дар­ствен­ных чи­нов­ни­ков и ре­зуль­та­ты пе­ре­да­вал Ру­звель­ту. Он по­пы­тал­ся про­дол­жить эту прак­ти­ку при пре­зи­ден­те Трум­эне, но Трум­эн от­ка­зал­ся иметь с ним де­ло и за­пре­тил про­слу­ши­ва­ние. Адольф Берл был «моз­го­вым цен­тром» по­ли­ти­че­ской про­грам­мы Ру­звель­та и за­ме­сти­те­лем гос­сек­ре­та­ря. Бы­ло уста­нов­ле­но, что он яв­лял­ся ис­точ­ни­ком ин­фор­ма­ции для Со­ве­тов. [Г.Д.]

17 де­каб­ря 1948 го­да

На­ко­нец при­бы­ли двое мо­их лю­дей, и [с их по­мо­щью] я на­ко­нец смог раз­до­быть при­лич­ную ме­бель для до­ма. <... > Моя семья в Па­син­ге по­жи­ва­ет непло­хо. Я вре­мя от вре­ме­ни им по­мо­гаю, но с боль­шой осто­рож­но­стью. Со­юз­ни­ки всё ещё ищут ме­ня по­всю­ду и в Па­син­ге то­же на­вер­ня­ка сле­дят за все­ми. Мне ска­за­ли, что­бы я был крайне осто­ро­жен. Тем не ме­нее я из­ред­ка рискую по­сы­лать се­мье неболь­шую по­мощь. Я пе­ре­дал по­чти все свои ма­те­ри­а­лы по Го­сде­пар­та­мен­ту юри­стам и при­нял пер­во­го неофи­ци­аль­но­го го­стя, пре­по­доб­но­го С. (Спел­ме­на. – Прим. изд.). Мы де­ла­ем боль­шие успе­хи в де­ле спа­се­ния на­ших душ. Лю­бо­пыт­но, что Пий нена­ви­дит ком­му­ни­стов ещё силь­нее ме­ня, так что у ме­ня ещё оста­лись дру­зья. Рож­де­ство груст­но встре­чать вне сво­ей се­мьи, но мы спра­вим­ся. Аме­ри­кан­цы го­то­вят ин­дей­ку и празд­ну­ют Рож­де­ство днём, а не ве­че­ром. Но мы по­сту­пим по-сво­е­му и бу­дем есть гу­ся с око­ро­ком. По­сле вой­ны же­на Мюл­ле­ра с до­че­рью вер­ну­лись в ста­рый фа­миль­ный дом в Па­син­ге, под Мюн­хе­ном. Позд­нее ту­да же при­е­хал и сын, ко­то­рый до то­го неко­то­рое вре­мя удер­жи­вал­ся в ла­ге­ре для во­ен­но­плен­ных, по­сколь­ку во­е­вал в элит­ной гит­ле­ров­ской бро­не­тан­ко­вой ди­ви­зии «Лейб­штан­дарт». За се­мьёй Мюл­ле­ра при­сталь­но сле­ди­ли аме­ри­кан­ские спец­служ­бы и со­вет­ская разведка. Вско­ре бы­ло уста­нов­ле­но, что Мюл­лер име­ет с женой со­об­ще­ние, но аме­ри­кан­ская разведка не мог­ла это­му по­ме­шать – ей не да­ли на это санк­цию свы­ше. Мюл­лер но­ми­наль­но был ка­то­ли­ком, но по тре­бо­ва­нию Гит­ле­ра разо­рвал от­но­ше­ния с цер­ко­вью. Па­па Пий XII, ко­то­рый в своё вре­мя был нун­ци­ем в Гер­ма­нии как кар­ди­нал Эу­же­нио Па­цел­ли, ис­пы­ты­вал пол­ное непри­я­тие ком­му­низ­ма, пом­ня тер­ро­ри­сти­че­ские дей­ствия ком­му­ни­стов в кон­це Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. [Г.Д.]

22 де­каб­ря 1948 го­да

Новости се­го­дня утром. На­ко­нец у ме­ня есть сто­ло­вая со све­же­вы­кра­шен­ны­ми сте­на­ми, дра­пи­ров­кой и кое-ка­кой ме­бе­лью из мо­е­го жи­ли­ща в Же­не­ве. И за ужи­ном ко мне явил­ся гость. Ко­гда слу­ги уда­ли­лись, он с за­го­вор­щи­че­ским ви­дом при­крыл за ни­ми дверь и ри­нул­ся ко мне со­об­щить но­вость. Ока­зы­ва­ет­ся, про­шлой но­чью ми­стер Даг­ган вы­пал из ок­на сво­е­го ка­би­не­та и раз­бил­ся! Та­кая тра­ге­дия сра­зу по­сле празд­ни­ков. На­вер­ное, ес­ли бы ему не при­шлось уме­реть, он мно­гое мог бы по­рас­ска­зать. Хо­ро­шо, что я про­был здесь ещё недол­го и не успел с ним по­со­труд­ни­чать. <...> Че­ло­век, ко­то­рый со­об­щил мне об этом, про­дол­жал по­едать мои сдоб­ные бу­лоч­ки и од­но­вре­мен­но по­вто­рял, что де­ло надо за­мять по-ти­хо­му. Ин­те­рес­но, ко­гда че­ло­век па­да­ет с шест­на­дца­то­го эта­жа на ас­фальт, как это мож­но «за­мять по-ти­хо­му»? А не упал ли он на ко­го- ни­будь при па­де­нии? Как мож­но объ­яс­нить моз­ги, раз­брыз­ган­ные по ав­то­мо­би­лю, при­пар­ко­ван­но­му на ули­це? У него что, слу­чил­ся при­ступ силь­ной го­лов­ной бо­ли, от­че­го че­реп вдруг взо­рвал­ся?.. <...> В Бер­лине непри­ят­но­сти, но это­го сле­до­ва­ло ожи­дать. Ве­ро­ят­но, ко мне за­едет Карл Мундт, мы смо­жем кое-что об­су­дить. Даг­ган – име­ет­ся в ви­ду Лоуренс Даг­ган, об­ви­нён­ный Уит­та­ке­ром Чам­бер­сом в шпи­о­на­же в поль­зу ком­му­ни­стов. Даг­ган учил­ся в Гарварде, где и по­зна­ко­мил­ся с Ал­ге­ром Гис­сом, шпи­о­нив­шим в Го­сде­пар­та­мен­те США (позже он был

Ген­рих Мюл­лер

Гар­ри Трум­эн

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.