Аб­рам из ро­да Ган­ни­ба­лов

ПРА­ДЕД ПУШ­КИ­НА, ПРОЖИВ БО­ЛЕЕ 90 ЛЕТ, ДВА­ЖДЫ МЕ­НЯЛ РЕЛИГИЮ, ТРИ­ЖДЫ  ИМЯ, ДВА­ЖДЫ  ФА­МИ­ЛИЮ

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сандр ЗИНУХОВ

По се­мей­ной ле­ген­де Ган­ни­ба­ло­вПуш­ки­ных, ис­кус­но об­ра­бо­тан­ной Алек­сан­дром Сер­ге­е­ви­чем, Аб­рам (или Аб­ра­хам) Ган­ни­бал про­жил бо­лее де­вя­но­ста лет. За столь дол­гую жизнь он два­жды ме­нял религию, три­жды – имя, два­жды – фа­ми­лию. Лег­ко и быст­ро пе­ре­дви­гал­ся по всей Ев­ро­пе, но ис­клю­чи­тель­но су­хим пу­тём, так как мор­ские пу­те­ше­ствия пе­ре­но­сил пло­хо. Зна­чи­тель­но мед­лен­нее он пе­ре­дви­гал­ся по Рос­сии, но и рас­сто­я­ния несрав­ни­мы с ев­ро­пей­ски­ми. Мно­го учил­ся, чи­тал и раз­го­ва­ри­вал на несколь­ких язы­ках, знал ма­те­ма­ти­ку и во­ен­но­ин­же­нер­ное де­ло. Но­сил неофи­ци­аль­ное зва­ние «на­перс­ни­ка» Пет­ра Ве­ли­ко­го. Был при­бли­жён и ссы­ла­ем и сно­ва об­лас­кан и при­бли­жен. Ка­за­лось, при та­кой био­гра­фии фи­гу­ра Ган­ни­ба­ла в ис­то­рии Рос­сии XVIII сто­ле­тия долж­на быть вы­пи­са­на яр­ко и ося­за­е­мо, но это да­ле­ко не так. Про­ис­хож­де­ние, жизнь и да­же смерть Аб­ра­ма Ган­ни­ба­ла – сплош­ные ис­то­ри­че­ские за­гад­ки.

Ис­точ­ни­ки о про­ис­хож­де­нии Аб­ра­ма Пет­ро­ви­ча но­сят пре­иму­ще­ствен­но субъ­ек­тив­ный ха­рак­тер. Бу­дучи уже ста­ри­ком, он пи­сал за­пис­ки о сво­ей жиз­ни, ко­то­рые мог­ли бы стать и цен­ней­шим ис­точ­ни­ком по ис­то­рии, но за­пис­ки не со­хра­ни­лись. Пуш­кин со­об­ща­ет об этом: «При Пет­ре III вы­шел он в от­став­ку... пи­сал бы­ло свои за­пис­ки на фран­цуз­ском язы­ке, но в при­пад­ке па­ни­че­ско­го стра­ха, ко­е­му был под­вер­жен, ве­лел их при се­бе сжечь вме­сте с дру­ги­ми дра­го­цен­ны­ми бу­ма­га­ми». Пред­по­ла­га­ет­ся, что страх Ган­ни­ба­ла свя­зан с воз­мож­ны­ми ре­прес­си­я­ми со сто­ро­ны свет­лей­ше­го кня­зя Мен­ши­ко­ва, опа­сав­ше­го­ся вли­я­ния Ган­ни­ба­ла на Пет­ра III. Ган­ни­бал обу­чал бу­ду­ще­го им­пе­ра­то­ра точ­ным во­ен­но-ин­же­нер­ным на­у­кам. Од­на­ко за­пис­ки Аб­рам Пет­ро­вич пи­сал не при Пет­ре III, уй­дя в от­став­ку, а зна­чи­тель­но рань­ше, ко­гда с по­мо­щью Ми­ни­ха был воз­вра­щен из Си­би­ри и пря­тал­ся, по вер­сии А.С. Пуш­ки­на, в ре­вель­ской де­ревне, а по мне­нию ав­то­ра немец­кой био­гра­фии Ган­ни­ба­ла – в Пер­нов­ской кре­по­сти. И они вполне мог­ли сго­реть, и Ган­ни­бал мог и дол­жен был бо­ять­ся их об­на­ро­до­ва­ния, ибо они со вре­ме­нем мог­ли ули­чить ста­ро­го ге­не­ра­ла в вы­дум­ках и на­тяж­ках, пре­вра­тив­ших­ся в фак­ты его био­гра­фии. Что мог знать о сво­ём про­ис­хож­де­нии пя­ти-ше­сти­лет­ний маль­чик? Толь­ко то что его за­ста­ви­ли за­учить взрос­лые. Та­ким взрос­лым мог быть толь­ко один че­ло­век, бла­го­да­ря ко­то­ро­му ма­лень­кий Аб­рам ока­зал­ся при дво­ре рус­ско­го им­пе­ра­то­ра, – Сав­ва Вла­ди­сла­вич Ра­гу­зин­ский. Лич­ность та­ин­ствен­ная и необы­чай­но ин­те­рес­ная. Он удач­ли­вый ку­пец, ди­пло­мат, по­ли­глот, агент, ра­бо­тав­ший на пра­ви­тель­ства раз­ных стран, в том чис­ле и на рус­ское. Ле­ген­ду при­ду­мал он, идя от об­рат­но­го, ис­хо­дя из су­ти за­да­ния, ко­то­рое по­лу­чил. Суть за­да­ния сжа­то и крат­ко опи­са­на в кни­ге «Пу­те­во­ди­тель по Пуш­ки­ну. Спб., 1997»: «Аб­рам (Пётр) Пет­ро­вич до кре­ще­ния Ибра­гим (пра­дед Пуш­ки­на) ро­дил­ся в 1697–1698 гг. в се­вер­ной Абис­си­нии, где отец его был вла­де­тель­ным князь­ком. Вслед­ствие рас­по­ря­же­ния Пет­ра I до­стать ему несколь­ких маль­чи­ков ара­пов он был при­ве­зён гра­фом С.В. Ра­гу­зин­ским в Моск­ву, до­став­лен к Пет­ру и кре­щён име­нем Пет­ра...» Пётр не про­сил при­во­зить ему негров. Речь шла о некра­си­вых, тем­но­ко­жих, но склон­ных к на­у­кам маль­чи­ках, ко­то­рые бу­дут вы­пол­нять долж­ность ара­па при дво­ре ца­ря. Впер­вые Аб­рам Пет­ро­вич за­го­во­рил о сво­ём про­ис­хож­де­нии из Аф­ри­ки в на­ча­ле 1742 го­да, ко­гда на­пи­сал про­ше­ние им­пе­ра­три­це Ели­за­ве­те Пет­ровне с прось­бою предо­ста­вить ему гра­мо­ту на дво­рян­ство и герб. В обос­но­ва­ние прось­бы он упо­ми­на­ет не толь­ко свои за­слу­ги и чин – ге­не­рал-май­ор, но и при­во­дит крат­кую вер­сию сво­е­го про­ис­хож­де­ния: «Ро­дом я ни­жай­ший из Аф­ри­ки, та­мош­не­го знат­но­го дво­рян­ства. Ро­дил­ся во вла­де­нии отца мо­е­го в го­ро­де Ла­гоне, ко­то­рый и кро­ме то­го имел под со­бою два го­ро­да; в 706 го­ду вы­ехал я в Рос­сию из Ца­ря­гра­да при гра­фе Сав­ве Вла­ди­сла­ви­че, во­лею сво­ею, в ма­лых ле­тах и при­ве­зён в Моск­ву в дом бла­жен­ныя и веч­но­до­стой­ныя па­мя­ти Го­су­да­ря Им­пе­ра­то­ра Пет­ра Ве­ли­ко­го и кре­щён в пра­во­слав­ную, гре­че­ско­го ис­по­ве­да­ния ве­ру; а вос­при­ем­ни­ком при­сут­ство­вать из­во­лил Его им­пе­ра­тор­ское Ве­ли­че­ство вы­со­чай­шею пер­со­ною; и от то­го вре­ме­ни был при Его им­пе­ра­тор­ском Ве­ли­че­стве неот­луч­но». Аб­рам де­ла­ет тео­ре­ти­че­ское обос­но­ва­ние для предо­став­ле­ния ему и де­тям его потом­ствен­но­го дво­рян­ства, так, как за­ве­де­но бы­ло при Пет­ре, ко­гда со­став­ля­лись ро­до­слов­ные кни­ги. Про­ве­ря­лись ро­до­слов­ные чи­сто фор­маль­но. Есте­ствен­но, каж­дый ста­рал­ся сде­лать свой род как мож­но древ­нее и обя­за­тель­но, чтоб на­ча­ло ро­ду да­вал ка­кой­ни­будь ино­стра­нец. Это бы­ла мо­да. А в XVIII ве­ке дан­ные ро­до­слов­ных книг ста­ли фак­том. За­чем Ган­ни­бал упо­мя­нул, что го­род Ла­гон «имел под со­бою два го­ро­да»? Че­сто­лю­би­вым че­ло­ве­ком ока­зал­ся Аб­рам Пет­ро­вич. Пре­тен­до­вал он не толь­ко на потом­ствен­ное дво­рян­ство, но и на кня­же­ский ти­тул. На­деж­дам не суж­де­но бы­ло сбыть­ся. Ган­ни­ба­лу от­ка­за­ли. И от­каз про­зву­чал на са­мом выс­шем уровне. Не по­мог­ли ни чи­ны, ни на­гра­ды. Арап не мог что-ли­бо де­лать «во­лею сво­ею». Ели­за­ве­та это по­ни­ма­ла. Арап – долж­ность под­не­воль­но­го че­ло­ве­ка. Мно­гие вель­мо­жи име­ли в сво­их до­мах ара­пов, но ни­кто из них не пре­тен­до­вал на зва­ние дво­ря­ни­на. Бли­зость к ца­рю и за­гра­нич­ное об­ра­зо­ва­ние не да­ва­ли прав на дво­рян­ство. Арап мо­жет быть как угод­но бли­зок сво­е­му хо­зя­и­ну, но оста­ет­ся слу­гой. Рас­ска­зы Аб­ра­ма Пет­ро­ви­ча о его бла­го­род­ном аф­ри­кан­ском про­ис­хож­де­нии на ве­ру не взя­ты. Це­ну им зна­ли. При­ня­то муд­рое ре­ше­ние – от­ка­за Ган­ни­ба­лу не да­вать, но не да­вать и хо­да де­лу. Так оно ока­за­лось в ар­хи­ве. Так и жи­ли Ган­ни­бал и его де­ти не дво­ря­на­ми и не про­сто­лю­ди­на­ми, не ме­ща­на­ми и не кре­пост­ны­ми. Толь­ко по­сле смер­ти Ган­ни­ба­ла его де­ти по­лу­чи­ли гра­мо­ту о дво­рян­стве. В 1804 го­ду Пс­ков­ское дво­рян­ское со­бра­ние «...по­ста­но­ви­ло и внес­ло ге­не­рал май­о­ра Пет­ра и Ио­си­фа Ган­ни­ба­ло­вых в первую оче­редь дво­рян­ской ро­до­слов­ной кни­ги с вы­да­чею гра­мо­ты». При этом за­ме­че­но, что про­ис­хож­де­ние их «по­кры­то неиз­вест­но­стью». Та­ким об­ра­зом, в мо­мент рож­де­ния А.С. Пуш­ки­на его мать На­деж­да Оси­пов­на (Ио­си­фов­на) и вся Ган­ни­ба­ло­ва род­ня дво­ря­на­ми не бы­ли. Не­за­дол­го до смер­ти Аб­рам Пет­ро­вич про­дик­то­вал сво­е­му зятю Ада­му Рот­кир­ху новый ва­ри­ант ав­то­био­гра­фии. Зна­чи­тель­но уси­ле­ны ар­гу­мен­ты, свя­зан­ные с про­бле­мой про­ис­хож­де­ния. Уже в пер­вых строч­ках го­во­рит­ся о кон­крет­ной стране, из ко­то­рой ро­дом Аб­рам Пет­ро­вич. Отец его пре­вра­ща­ет­ся из неопре­де­лен­но­го аф­ри­кан­ско­го дво­ря­ни­на в мо­гу­ще­ствен­но­го кня­зя. Сде­ла­на сме­лая по­пыт­ка вы­ве­сти про­ис­хож­де­ние рос­сий­ско­го Ган­ни­ба­ла от кар­фа­ген­ско­го пол­ко­вод­ца. Сло­во Ада­му Рот­кир­ху: «Авра­ам Пет­ро­вич Ган­ни­бал был дей­стви­тель­но за­слу­жен­ным ге­не­рал-ан­ше­фом рус­ской им­пе­ра­тор­ской служ­бы, ка­ва­лер ор­де­нов Св. Алек­сандра Нев­ско­го и Св. Ан­ны. Он был ро­дом аф­ри­кан­ский арап из Абис­си­нии; сын од­но­го из та­мош­них мо­гу­ще­ствен­ных и бо­га­тых вли­я­тель­ных кня­зей, гор­де­ли­во воз­во­дя­ще­го свое про­ис­хож­де­ние по пря­мой ли­нии к ро­ду зна­ме­ни­то­го Ган­ни­ба­ла, гро­зы Ри­ма». Очень труд­но от­де­лить вы­мыс­лы Аб­ра­ма Пет­ро­ви­ча от позд­ней­ших из­мыш­ле­ний Рот­кир­ха. Но есть од­но ме­сто в био­гра­фии, где ру­ка Рот­кир­ха яв­но чув­ству­ет­ся. Он ре­шил за­тро­нуть са­мый боль­ной для Аб­ра­ма Пет­ро­ви­ча во­прос о до­ку­мен­таль­ном обос­но­ва­нии его при­тя­за­ний на кня­же­ский ти­тул. Для это­го в текст био­гра­фии сво­е­го тестя он вво­дит но­вое дей­ству­ю­щее ли­цо: неко­е­го свод­но­го брата, пра­вя­ще­го кня­же­ством в Абис­си­нии, ко­то­рый по­пы­тал­ся най­ти сво­е­го брата и вы­ку­пить из нево­ли. «В это вре­мя, – пи­шет Рот­кирх, – его пра­вя­щий брат, я ду­маю, по­буж­ден­ный то­гда ещё жи­вой ма­те­рью это­го ев­ро­пей­ско­го Ган­ни­ба­ла, в пред­по­ло­же­нии, что этот свод­ный брат ещё на­хо­дил­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле в ка­че­стве за­лож­ни­ка, за­хо­тел его вы­ку­пить че­рез по­сред­ство дру­гих и вы­пол­не­ние это­го по­ру­чил од­но­му из сво­их млад­ших бра­тьев; по­след­ний от­пра­вил­ся по сле­дам уве­зён­но­го но­во­го Ио­си­фа; (спер­ва он ис­кал его в Стамбуле), а за­тем был в Пе­тер­бур­ге (где рас­счи­ты­вал его вы­ку­пить за боль­шую сум­му и за­хва­тить с со­бой). Од­на­ко бы­ло невоз­мож­но воз­вра­тить язы­че­ству и вар­вар­ству столь мно­го­обе­ща­ю­ще­го юно­шу, уже чув­ству­ю­ще­го се­бя убеж­ден­ным хри­сти­а­ни­ном; при­вык­нув к ев­ро­пей­ско­му об­ра­зу жиз­ни, он и сам не про­явил же­ла­ния вер­нуть­ся, то это­му до­мо­га­ю­ще­му­ся бра­ту бы­ло от­ка­за­но в его прось­бе, то­гда, ода­рив

млад­ше­го брата цен­ным ору­жи­ем и араб­ски­ми ру­ко­пи­ся­ми, ка­са­ю­щи­ми­ся их про­ис­хож­де­ния, уехал он на ро­ди­ну, не до­бив­шись по­став­лен­ной це­ли с боль­шой скор­бью с той и с дру­гой сто­ро­ны». Фраг­мент био­гра­фии изоби­лу­ет неувяз­ка­ми. Как брат Аб­ра­ма мог про­сле­дить его путь из Стам­бу­ла в Пе­тер­бург? До­пу­стим, в се­ра­ле сул­та­на ему ска­за­ли, что маль­чик был вы­кра­ден неиз­вест­ны­ми. Где ис­кать даль­ше? Ис­пол­ни­те­ли на­вер­ня­ка не зна­ли за­каз­чи­ков. Меж­ду ни­ми мог на­хо­дить­ся це­лый ряд по­сред­ни­ков. До­пу­стим, что как-то бра­ту Аб­ра­ма уда­лось узнать, что плен­ник уве­зён в Пе­тер­бург. Он при­ез­жа­ет в сто­ли­цу Рос­сии, идёт во дво­рец к ца­рю и пред­ла­га­ет день­ги за брата. Неве­ро­ят­но! Эти небы­ли­цы пи­са­лись толь­ко с од­ной це­лью. Необ­хо­ди­мо до­ка­зать, что Аб­рам Пет­ро­вич имел до­ку­мен­ты, да­ю­щие пра­во на кня­же­ский ти­тул. Су­дя по тек­сту био­гра­фии, та­кая по­пыт­ка бы­ла сде­ла­на са­мим Ган­ни­ба­лом в то вре­мя, ко­гда Рот­кирх во­шёл в его се­мью. «Мно­го позже, уже в на­ше недав­нее вре­мя, по­кой­ный ро­до­на­чаль­ник ныне в Ев­ро­пе су­ще­ству­ю­ще­го ро­да Ган­ни­ба­лов хо­тел при­тя­зать на воз­об­нов­ле­ние кня­же­ско­го ти­ту­ла, опи­ра­ясь на своё рож­де­ние от кня­же­ских пред­ков, со­глас­но этим до­ку­мен­там и до­ка­за­тель­ствам; од­на­ко его стар­ший сын, ге­не­рал-лей­те­нант и ка­ва­лер Иван Аб­ра­мо­вич Ган­ни­бал, от­со­ве­то­вал ему это пред­при­я­тие на ос­но­ва­нии то­го ар­гу­мен­та, что кня­же­ское до­сто­ин­ство тре­бу­ет и кня­же­ско­го со­сто­я­ния». Ав­тор био­гра­фии на­зы­ва­ет Ган­ни­ба­ла «но­вым Ио­си­фом», срав­ни­вая про­да­жу биб­лей­ско­го Ио­си­фа, по­пав­ше­го в Еги­пет, с судь­бой Аб­ра­ма Ган­ни­ба­ла, при­ве­зён­но­го в Рос­сию. Схо­жесть дей­стви­тель­но име­ет­ся: оба бы­ли про­да­ва­е­мы и пе­ре­про­да­ва­е­мы, оба пом­ни­ли сво­их ро­ди­чей и свою ро­ди­ну, оба до­стиг­ли вы­со­ко­го по­ло­же­ния в той стране, где очу­ти­лись. Алек­сандр Сер­ге­е­вич Пуш­кин тон­ко уло­вил од­ну осо­бен­ность био­гра­фии пра­де­да: лич­ность его име­ет ин­те­рес и вес для ис­то­рии, толь­ко ес­ли ря­дом и над ним на­хо­дит­ся Пётр I. До­ста­точ­но убрать Аб­ра­ма от Пет­ра Ве­ли­ко­го и... об­раз ара­па та­ет, раз­мы­ва­ет­ся сре­ди мно­гих арап­чат, со­при­ка­сав­ших­ся с го­су­да­рем в этот пе­ри­од. Их дей­стви­тель­но бы­ло мно­го, при­чём мно­гие но­си­ли имя Аб­рам. В 1698 го­ду Пётр I со­вер­шал своё пер­вое пу­те­ше­ствие в Ев­ро­пу. Его лю­би­мец Ле­форт в пись­ме от 8 фев­ра­ля на­по­ми­нал: «По­жа­луст не за­бу­ват ку­пит ара­би». К 25 мар­та Петр, ви­ди­мо, вы­пол­нил прось­бу Ле­фор­та. Ак­тив­но за­ни­мал­ся по­ста­нов­кой арап­чи­ков рус­ским вель­мо­жам Сав­ва Вла­ди­сла­вич Ра­гу­зин­ский. При этом ни­кто и ни­ко­гда де­тей не во­ро­вал. Су­ще­ство­вал раз­ви­тый ры­нок ра­бо­тор­гов­ли, где лег­ко мож­но бы­ло при­об­ре­сти нуж­но­го ре­бён­ка. Пе­ре­вод­чик при­ка­за Ни­ко­лай Гав­ри­ло­вич Ми­лес­ку-Спа­фа­рий 15 но­яб­ря 1704 го­да до­но­сил упра­ви­те­лю при­ка­за гра­фу Фё­до­ру Алек­се­е­ви­чу Го­ло­ви­ну: «Ми­ло­сти­вый го­су­дарь мой бо­ярин Фё­дор Алек­се­е­вич. Пе­ред отъ­ез­дом сво­им из Царь­гра­да июня 21 дня гос­по­дин Сав­ва Ра­гу­зин­ский пи­сал ко мне, что он по при­ка­зу вель­мож­но­сти ва­шей про­мыс­лил с ве­ли­ким стра­хом и опа­се­ни­ем жи­тия сво­е­го от тур­ков двух арап­чи­ков, а тре­тье­го по­слу Пет­ру Ан­дре­еви­чу, и тех арап­чи­ков по­слал с че­ло­ве­ком сво­им су­хим пу­тём че­рез Мул­тян­скую и Во­лос­кую зем­ли для спа­се­ния. И ныне, го­су­дарь, но­яб­ря 13 день, тот че­ло­век Са­вин при­е­хал с те­ми арап­чи­ка­ми к Москве в це­ло­сти, и из тех трёх вы­брал двух, ко­то­рый луч­ше и ис­кус­нее род­ных бра­тьев, и от­дал их в пре­чи­стом до­ме ва­шем пре­чи­стой гос­по­же ма­туш­ке ва­шей и де­тям ва­шим бла­го­род­ней­шим, а тре­тье­го, ко­то­рый по­пло­ше, оста­вил Пет­ру Ан­дре­еви­чу, по­то­му что так пи­сал ко мне и гос­по­дин Сав­ва, и че­ло­век его ска­зал, что тот него­ден. Мень­ший из них име­нем Ав­рам кре­щён от пле­мян­ни­ка гос­по­да­ря мул­тян­ско­го, а боль­шой ещё в ба­сур­ман­стве... А в Азов все то­ва­ры Са­ви­ны при­шли в це­ло­сти с пле­мян­ни­ком его ма­лень­ким, а как бу­дут сю­да, что над­ле­жит к вель­мож­но­сти ва­шей вы­бе­рем и от­да­дим...» Мож­но ли считать арап­чи­ка, по­слан­но­го к гра­фу Апрак­си­ну Сав­вой и на­ре­чён- но­го Аб­рам, бу­ду­щим Аб­ра­мом Пет­ро­ви­чем Ган­ни­ба­лом? Нет, по двум при­чи­нам: маль­чик по пу­ти в Моск­ву уже был кре­щён, а мы зна­ем, что Аб­ра­ма Пет­ро­ви­ча кре­стил в Виль­но сам Пётр I; под­лин­ный Аб­рам при­был в Моск­ву вме­сте с пле­мян­ни­ком Сав­вы Ра­гу­зин­ско­го. Ко­гда Ра­гу­зин­ский при­е­хал в Азов, где ожи­да­ли его то­ва­ры и ма­лень­кий пле­мян­ник, то по­сту­пил указ Пет­ра Ве­ли­ко­го до­стать ему ещё арап­чат. Он взял сво­е­го пле­мян­ни­ка, со­еди­нил с дву­мя дру­ги­ми маль­чи­ка­ми и от­пра­вил в Моск­ву. В ка­че­стве со­про­во­ди­тель­но­го до­ку­мен­та с ни­ми по­шла ле­ген­да, что Сав­ва украл двух арап­чат из се­ра­ля сул­та­на, при­чём один из них сын абис­син­ско­го кня­зя. Это мог­ло про­изой­ти вес­ной или ле­том 1705 го­да. Сколь­ко лет Ган­ни­ба­лу? Учё­ные опре­де­ля­ют его год рож­де­ния меж­ду 1695 и 1698 го­дом. «Пре­иму­ще­ство за 1696 го­дом, ко­то­рый мы и счи­та­ем наи­бо- лее ве­ро­ят­ным го­дом рож­де­ния пра­де­да А.С. Пуш­ки­на», – от­ме­чал Георг Ле­ец. Дан­ные из био­гра­фии Аб­ра­ма Пет­ро­ви­ча на­кла­ды­ва­ют­ся на эпи­зо­ды из био­гра­фий иных ара­пов по име­ни Аб­рам. В кни­ге И. Фейн­бер­га «Аб­рам Пет­ро­вич Ган­ни­бал, пра­дед Пуш­ки­на» в ка­че­стве ил­лю­стра­ции при­ве­де­но фо­то ти­ту­ла кни­ги, где кра­си­вым круп­ным по­чер­ком на­пи­са­но по-немец­ки: «Аб­ра­хам Пет­ро­вич, Москва, 1711». Труд­но по­ве­рить, что в 14–15 лет Аб­рам Пет­ро­вич имел свою биб­лио­те­ку и пре­крас­но пи­сал по­не­мец­ки. Ве­ро­ят­но, речь идёт о дру­гом Аб­ра­ме. Вполне воз­мож­но, о том, что упо­ми­на­ет­ся в при­ход­но-рас­ход­ной кни­ге ца­ря: «1705 г. 18 фев­ра­ля, Аб­ра­му ара­пу к де­лу мун­дир и в при­клад да­но 15 руб­лей 15 ал­тын». Слиш­ком боль­шая сум­ма для мун­ди­ра де­вя­ти­лет­не­го маль­чи­ка. Ско­рее все­го, кни­га при­над­ле­жа­ла то­му ара­пу Аб­ра­му, ко­то­рый вы­ехал на учё­бу во Фран­цию несколь­ки­ми го­да­ми ра­нее Аб­ра­ма Пет­ро­ви­ча. Из его же био­гра­фии пе­ре­шёл в био­гра­фию Ган­ни­ба­ла эпи­зод с вой­ной за ис­пан­ское на­след­ство. Из немец­кой био­гра­фии Ган­ни­ба­ла: «...про­из­ве­дён­ный от­ту­да в офи­це­ры ар­тил­ле­рии, он за­тем участ­во­вал в войне за ис­пан­ское на­след­ство во всех по­хо­дах в чине ка­пи­та­на ар­тил­ле­рии, то­гда же он был ис­поль­зо­ван и в ин­же­нер­ном де­ле в мин­ных га­ле­ре­ях, участ­во­вал здесь в под­зем­ных сра­же­ни­ях; при этом од­на­ж­ды был силь­но ра­нен в го­ло­ву и в кон­це кон­цов взят в плен». Вой­на эта на­ча­лась в 1700 го­ду. За­вер­ши­лась под­пи­са­ни­ем Утрехт­ско­го (1713 г.) и Ра­штатт­ско­го (1714 г.) мир­ных до­го­во­ров. Аб­рам Пет­ро­вич ни­как не мог ус­петь по­участ­во­вать в ней. Во Фран­цию он при­е­хал толь­ко в 1717 го­ду в сви­те Пет­ра I. Сле­до­ва­тель­но, в войне участ­во­вал иной че­ло­век, ко­то­рый был ра­нен и взят в плен. По­сле про­пал. Ган­ни­бал при­со­еди­нил факт его био­гра­фии к сво­ей и стал ге­ро­ем Ис­пан­ской вой­ны. Нуж­но за­ме­тить, что в об­ра­ще­нии к Ека­те­рине I и Ели­за­ве­те Пет­ровне он ни­ко­гда об этом не упо­ми­на­ет. По­яв­ля­ет­ся это толь­ко в био­гра­фии, на­пи­сан­ной Рот­кир­хом. Из фран­цуз­ской жиз­ни Аб­ра­ма Ган­ни­ба­ла (то­гда он звал­ся про­сто Аб­рам Петров) наи­бо­лее до­сто­вер­но из­вест­но, что при­был во Фран­цию он в 1717-м, по­ки­нул её ле­том 1723 го­да. Аб­со­лют­ным вы­мыс­лом нуж­но считать фраг­мен­ты био­гра­фии, где ав­тор утвер­жда­ет: «Им­пе­ра­тор Пётр Ве­ли­кий с удо­воль­стви­ем ви­дел рас­ту­щие успе­хи сво­е­го крест­ни­ка в зна­ни­ях и на­у­ках; для усо­вер­шен­ство­ва­ния со­от­вет­ствен­но об­сто­я­тель­ствам то­гдаш­не­го вре­ме­ни по­слал он его с зна­чи­тель­ной сти­пен­ди­ей и осо­бы­ми ре­ко­мен­да­ци­я­ми к то­гдаш­не­му ре­ген­ту Фран­ции гер­цо­гу Ор­ле­ан­ско­му с го­ря­чей прось­бой взять на се­бя на­блю­де­ние за ним...» Ни­ка­кой осо­бой сти­пен­дии не бы­ло. Аб­рам по­лу­чал сто со­рок ефим­ков в год. При­чём жа­ло­ва­нье он, как и дру­гие уче­ни­ки, по­лу­чал бу­маж­ны­ми день­га­ми, ко­то­рые из-за ин­фля­ции силь­но упа­ли в цене. Аб­рам го­ло­дал. Это невы­но­си­мое по­ло­же­ние под­толк­ну­ло его на вступ­ле­ние во фран­цуз­скую служ­бу. В пись­ме к ка­би­нет-сек­ре­та­рю Ма­ка­ро­ву он оправ­ды­ва­ет свой по­сту­пок тем, что в 1720 го­ду со­зда­ли шко­лу мо­ло­дых ин­же­не­ров, в ко­то­рую иностранцев не при­ни­ма­ли, кро­ме тех, что слу­жи­ли во фран­цуз­ской ар­мии. Фак­ти­че­ски Аб­рам стал на­ём­ни­ком. Очень по­хо­же на то, что тре­бо­ва­ние при­быть в Рос­сию про­зву­ча­ло по­сле по­лу­че­ния из­ве­стия об этом. Су­дя по все­му, Аб­рам Петров ре­шил стать невоз­вра­щен­цем. Он вся­че­ски от­тя­ги­ва­ет вре­мя отъ­ез­да в Рос­сию. Макаров шлёт пись­мо с тре­бо­ва­ни­ем немед­лен­но вы­ехать мо­рем в Рос­сию. Аб­рам от­го­ва­ри­ва­ет­ся: «...про­шу вас, – пи­шет он, – го­су­да­ря мо­е­го, до­ло­жить его ве­ли­че­ству, что я не мор­ской че­ло­век... Моя смерть бу­дет, ес­ли не по­ка­жут надо мною ми­ло­сер­дие Бо­же­ское... Еже­ли им­пе­ра­тор­ское ве­ли­че­ство ни­че­го не по­жа­лу­ет, чем бы мне до­е­хать в Пе­тер­бург су­хим пу­тём, то рад и го­тов пеш­ком ид­ти...» Зна­ет хит­рый Аб­рам Петров, что Пётр день­га­ми не бро­са­ет­ся, при­жи­мист пре­дель­но. Ещё год про­был Аб­рам во Фран­ции. Но пе­тер­бург­ские хит­ре­цы всё же на­шли способ вер­нуть строп­тив­ца: не хо­чешь ехать сам мо­рем, по­едешь с по­соль­ством кня­зя Дол­го­ру­ко­ва. Вес­ной 1723 го­да Аб­рам по­ки­нул Фран­цию. Да­лее по тек­сту «Немец­кой био­гра­фии»: «По­лу­чив из­ве­стие об его при­бли­же­нии, го­су­дарь со сво­ей су­пру­гой, им­пе­ра­три­цей Ека­те­ри­ной, по­ехал ему на­встре­чу из Пе­тер­бур­га до Крас­но­го се­ла, на 27-ю вер­сту, а за­тем на­зна­чил его на 28-м го­ду ка­пи­тан-лей­те­нан­том бом­бар­дир­ской ро­ты лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка; в по­след­ней каж­дый пра­вя­щий мо­нарх все­гда сам яв­ля­ет­ся ка­пи­та­ном, и по­то­му Ган­ни­бал по сво­ей долж­но­сти имел еже­днев­ный вер­ный слу­чай ча­сто го­во­рить со сво­им ка­пи­та­ном без пред­ва­ри­тель­но­го до­кла­да». Пуш­кин в ро­мане «Арап Пет­ра Ве­ли­ко­го» твор­че­ски об­ра­бо­тал этот мо­мент. Пётр I не толь­ко вы­ехал на­встре­чу сво­е­му крест­ни­ку, но и ждал его в трак­ти­ре «со вче­раш­не­го дня». Здесь прак­ти­че­ски всё вы­мы­сел. Им­пе­ра­тор по­лу­чил из­ве­стие не о при­бли­же­нии сво­е­го быв­ше­го ара­па, а о при­бы­тии по­соль­ства, и дей­стви­тель­но вы­ехал ему на­встре­чу. Ка­мер-юн­кер Берх­гольц пи­сал об этом так: «25 мая... го­су­дарь ез­дил на­встре­чу двум гос­по­дам, имен­но кня­зю Дол­го­ру­ко­ву и гра­фу Го­лов­ки­ну, при­быв­ше­му из Бер­ли­на. Пер­вый на­хо­дил­ся вне Рос­сии 15, а по­след­ний 16 лет. Дол­го­ру­кий был по­слом при дат­ском и фран­цуз­ском дво­рах... Они си­де­ли с им­пе­ра­то­ром в ко­ляс­ке и бы­ли встре­че­ны им за несколь­ко верст до го­ро­да». Быв­ше­му фа­во­ри­ту не на­шлось... ме­ста ря­дом с им­пе­ра­то­ром, и это вполне объ­яс­ни­мо, ес­ли учесть, что ко­ли­че­ство ден­щи­ков фа­во­ри­тов у Пет­ра бы­ло так ве­ли­ко, что он их, ско­рее все­го, и не пом­нил. Аб­ра­ма Пет­ро­ви­ча от­пра­ви­ли в Пре­об­ра­жен­ский полк. Ко­неч­но, он не стал ка­пи­тан-лей­те­нан­том и не имел воз­мож­но­сти еже­днев­но встре­чать­ся и бе­се­до­вать с им­пе­ра­то­ром. Че­сто­лю­бие его уязв­ле­но. Очень ско­ро ему на­до­е­ло обу­чать «ар­хи­тек­ту­ре ми­ли­та­рис» ту­по­ва­тых ун­те­ро­фи­це­ров. Он ре­шил на­пом­нить о се­бе, ото­слав Ека­те­рине I ру­ко­пис­ный эк­зем­пляр сво­ей кни­ги «Гео­мет­рия и фор­ти­фи­ка­ция». В неболь­шом по­свя­ще­нии Аб­рам Петров осто­рож­но на­ме­ка­ет на те гла­вы био­гра­фии, ко­то­рые невоз­мож­но бы­ло про­ве­рить: кре­стил­ся в Виль­но в 1705 го­ду, вос­при­ем­ник – сам го­су­дарь Пётр. Остав­лен лич­но им­пе­ра­то­ром в Па­ри­же, ре­ко­мен­до­ван прин­цу кро­ви Дю­ку дю Ме­ну... Ека­те­ри­на не оста­ви­ла без вни­ма­ния это об­ра­ще­ние и опре­де­ли­ла Аб­ра­ма Пет­ро­ви­ча учи­те­лем ма­те­ма­ти­ки к Пет­ру II. Ум­ный и хит­рый арап не мог, ко­неч­но, ужить­ся при дво­ре с все­силь­ным Мен­ши­ко­вым. По­сле вос­ше­ствия на пре­стол Пет­ра II несчаст­ный учи­тель ма­те­ма­ти­ки от­пра­вил­ся в слу­жеб­ную ко­ман­ди­ров­ку в Се­лен­гинск, где по стран­но­му сте­че­нию об­сто­я­тельств встре­тил­ся с гра­фом Сав­вой Ра­гу­зин­ским. Ес­ли пом­ни­те, имен­но этот че­ло­век при­ду­мал пер­вые штри­хи ле­ген­дар­ной био­гра­фии Ган­ни­ба­ла, ко­то­рая в наи­бо­лее крат­кой и за­вер­шён­ной фор­ме пред­став­ле­на в ака­де­ми­че­ском из­да­нии «Пу­те­во­ди­тель по Пуш­ки­ну», вы­шед­шем в 1931 го­ду.

Ге­не­рал И.И. Мел­лер-За­ко­мель­ский. До недав­не­го вре­ме­ни счи­та­лось, что на порт­ре­те изоб­ра­жён Аб­рам Ган­ни­бал

Ро­до­вой герб Ган­ни­ба­лов

На­деж­да Оси­пов­на, урож­дён­ная Ган­ни­бал. Мать А.С. Пуш­ки­на

Сер­гей Ль­во­вич Пуш­кин, отец по­эта

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.