Пуш­кин был убит кил­ле­ром

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сандр ЗИНУХОВ Пуб­ли­ка­ция 1997 го­да

179 ЛЕТ ПРО­ШЛО СО ДНЯ ДУ­Э­ЛИ МЕЖ­ДУ КАВАЛЕРГАРДОМ ЖОР­ЖЕМ ДАН­ТЕ­СОМ И ВЕ­ЛИ­КИМ ПО­ЭТОМ РОС­СИИ АЛЕК­САН­ДРОМ ПУШ­КИ­НЫМ, НО НЕ ПЕ­РЕ­СТА­ЛА ВОЛНОВАТЬ ИС­СЛЕ­ДО­ВА­ТЕ­ЛЕЙ ЖГУЧАЯ ТАЙ­НА ТРА­ГЕ­ДИИ, РАЗЫГРАВШЕЙСЯ НА ЧЁР­НОЙ РЕЧ­КЕ.

Что нам из­вест­но о том по­един­ке? Как толь­ко во­прос о ду­э­ли был ре­шён, Пуш­кин тут же от­стра­нил­ся от вся­ко­го уча­стия в её ор­га­ни­за­ции, пе­ре­до­ве­рив всё сво­е­му се­кун­дан­ту Дан­за­су. А тот узна­ет о по­един­ке и уча­стии в нём в ка­че­стве се­кун­дан­та бук­валь­но за несколь­ко ча­сов. Та­ким об­ра­зом, ини­ци­а­ти­ва пол­но­стью в ру­ках Дан­те­са и его се­кун­дан­та д'Ар­ши­а­ка. Имен­но они на­зна­ча­ют вре­мя, вы­би­ра­ют ме­сто и род ору­жия. За мо­ло­ды­ми людь­ми сто­ит ба­рон Гек­ке­рен, при­ём­ный отец и, по неко­то­рым сви­де­тель­ствам, сек­су­аль­ный парт­нёр Жор­жа Дан­те­са. Фор­маль­но имен­но он был оскорб­лён­ной сто­ро­ной, но, бу­дучи ли­цом офи­ци­аль­ным, вы­звать по­эта к ба­рье­ру не мог. Пуш­ки­на вы­звал Дантес. Есть сви­де­тель­ства, что на­ка­нуне ду­э­ли ба­рон Гек­ке­рен имел неофи­ци­аль­ную встре­чу с ше­фом жан­дар­мов гра­фом Алек­сан­дром Хри­сто­фо­ро­ви­чем Бен­кен­дор­фом. Как ни кру­ти, на­ли­цо сго­вор пред­ста­ви­те­ля ино­стран­но­го го­су­дар­ства и чи­нов­ни­ка, по дол­гу служ­бы обя­зан­но­го обес­пе­чи­вать без­опас­ность граж­дан Рос­сии! О чём они бе­се­до­ва­ли, лег­ко пред­ста­вить. По­слан­ник со­об­щил, что ду­эль неиз­беж­на, но хо­ро­шо бы её предот­вра­тить. Ду­э­ли в Рос­сии за­пре­ще­ны, и шеф жан­дар­мов обя­зан... Да, но офи­ци­аль­ных до­не­се­ний от аген­тов на этот счёт нет, и ре­а­ги­ро­вать офи­ци­аль­но ещё ра­но. Ес­ли до­не­се­ние по­сту­пит, на­ряд жан­дар­мов бу­дет вы­слан к ме­сту ду­э­ли. Гек­ке­ре­на это ед­ва ли устра­и­ва­ло. Ес­ли ис­ход по­един­ка труд­но пред­ска­зать, как га­ран­ти­ро­вать без­опас­ность Дан­те­са? Бен­кен­дорф мог на­пом­нить встре­во­жен­но­му па­па­ше, что, во-пер­вых, ду­эль – де­ло бла­го­род­ное, во-вто­рых, сталь­ная коль­чуж­ка, за­ка­зан­ная для Дан­те­са ещё в но­яб­ре 1836 го­да, зна­чи­тель­но обез­опа­сит ду­э­лян­та (ги­по­те­зу о том, что Дантес на­де­вал коль­чуж­ку во вре­мя ду­э­ли, впер­вые вы­ска­зал в 1938 го­ду ин­же­нер М. Ко­мар. Его под­дер­жа­ли мно­гие ис­сле­до­ва­те­ли. – Авт.). Ко­неч­но, по пра­ви­лам, се­кун­дан­ты долж­ны про­ве­рять одеж­ду со­пер­ни­ков, но кто же правила эти ис­пол­ня­ет! Как быть с за­ко­ном, су­ро­во ка­ра­ю­щим – вплоть до смерт­ной каз­ни – участ­ни­ков ду­э­ли? Об­ще­ствен­ное мне­ние без­услов­но бу­дет на сто­роне ка­ва­лер­гар­да. А это смяг­чит при­го­вор... Ба­рон ушёл от гра­фа неудо­вле­тво­рен­ным. И вот как, су­дя по все­му, со­бы­тия раз­ви­ва­лись даль­ше. Преж­де все­го, необ­хо­ди­мо бы­ло очень точ­но вы­брать род ору­жия. Учи­ты­вая раз­ни­цу в ро­сте Дан­те­са и Пуш­ки­на, пред­по­чте­ние долж­ны бы­ли от­дать хо­лод­но­му ору­жию. Но Пуш­кин – пре­крас­ный фех­то­валь­щик. А глав­ное – ду­эль с при­ме­не­ни­ем хо­лод­но­го ору­жия ис­клю­ча­ла уча­стие тре­тье­го ли­ца. А имен­но под него вы­би­ра­лось ме­сто и вре­мя. Стре­лять­ся ре­ше­но бы­ло на Чёр­ной реч­ке, непо­да­лё­ку от Ко­мен­дант­ской да­чи. Не со­всем удоб­но на да­че зи­мой жил сто­рож, ря­дом – дом арен­да­то­ра Мя­ки­ше­ва, то есть мог­ли быть неже­ла­тель­ные сви­де­те­ли. Но где же ина­че мож­но спря­тать тре­тье­го участ­ни­ка – снай­пе­ра? Луч­ше­го ме­ста, чем хозяйственные по­строй­ки Ко­мен­дант­ской да­чи, не най­ти. Сви­де­тель­ства, что вы­стре­лы ду­э­лян­тов услы­ша­ли, есть! «...При­бе­жал к ста­ри­ку Мя­ки­ше­ву впо­пы­хах двор­ник Ко­мен­дант­ской да­чи Мат­вей Фо­мин и ска­зал, что за Ко­мен­дант­ским гум­ном ка­кие-то гос­по­да стре­ля­лись» (Ни­ва. 1880. № 26). Итак, ме­сто ду­э­ли – в ло­щине за гум­ном Ко­мен­дант­ской да­чи. Те­перь о вре­ме­ни. Из по­ка­за­ний Дан­за­са и его вос­по­ми­на­ний, за­пи­сан­ных А. Ам­мо­со­вым, из­вест­но, что Пуш­кин встре­тил его на Пан­те­лей­мо­нов­ской ули­це (или на Цеп­ном мо­сту воз­ле Лет­не­го са­да) в пер­вом ча­су по­по­лу­дни. Уса­див ли­цей­ско­го при­я­те­ля в са­ни, по­эт по­вёз его во французское по­соль­ство, где в при­сут­ствии д'Ар­ши­а­ка объ­яс­нил ему суть де­ла. По­лу­чив фор­маль­ное со­гла­сие Дан­за­са быть его се­кун­дан­том, Пуш­кин остав­ля­ет их с д'Ар­ши­а­ком об­го­ва­ри­вать усло­вия ду­э­ли и уез­жа­ет до­мой. Про­быв неко­то­рое вре­мя в сво­ей квар­ти­ре, в 13 ча­сов он вы­хо­дит из до­ма. День был яс­ный, но мо­роз­ный – до 15 гра­ду­сов ни­же ну­ля. Пуш­ки­ну по­след­ние дни нездо­ро­ви­лось, его по­сто­ян­но ли­хо­ра­дит. Оче­вид­но, по­это­му он воз­вра­ща­ет­ся в дом, ме­ня­ет на­де­тую ра­нее бе­кешь на тёп­лый крас­ный в зе­лё­ную клет­ку ар­ха­лук. И уез­жа­ет на из­воз­чи­ке. Воз­вра­ща­ет­ся до­мой при­мер­но че­рез час и по­сле 14 ча­сов ожи­да­ет встре­чи с Дан­за­сом. Тот вско­ре при­хо­дит. Они об­суж­да­ют усло­вия ду­э­ли. Пуш­кин их при­ни­ма­ет и от­прав­ля­ет се­кун­дан­та за пи­сто­ле­та­ми в ору­жей­ный ма­га­зин Ку­ра­ки­на. В 15 ча­сов Пуш­кин и Дан­зас встре­ча­ют­ся в кон­ди­тер­ской Воль­фа, что на уг­лу Нев­ско­го про­спек­та, а в 16:00 они от­прав­ля­ют­ся к ме­сту ду­э­ли. Им на­встре­чу – зна­ко­мые из выс­ше­го пе­тер­бург­ско­го об­ще­ства, воз­вра­ща­ю­щи­е­ся по­сле за­го­род­но­го ка­та­ния. Князь В.Д. Го­ли­цын, уви­дев Пуш­ки­на, кри­чит: «Что вы так позд­но еде­те? Все уж от­ту­да разъ­ез­жа­ют­ся!» Че­рез трид­цать ми­нут подъ­е­ха­ли к Ко­мен­дант­ской да­че. Тут же по­яв­ля­ет­ся ка­ре­та Дан­те­са и д'Ар­ши­а­ка. Дан­зас не по­нял, от­ку­да они подъ­е­ха­ли, их не бы­ло на до­ро­ге из го­ро­да. К ме­сту ду­э­ли – в ло­щи­ну, по­рос­шую ред­ки­ми де­ре­вья­ми, – груп­пу про­вёл д'Ар­ши­ак. Снег здесь вы­ше ко­ле­на. Трое на­чи­на­ют утап­ты­вать его но­га­ми, а Пуш­кин, сев в снег, нерв­но спра­ши­ва­ет: «Ну что же? Кон­чи­ли?» На приготовления эти ушло ми­нут трид­цать-со­рок. На­ко­нец пло­щад­ка в два­дцать ша­гов го­то­ва. Про­тив­ни­ки за­ня­ли ме­ста. Из за­клю­че­ния во­ен­но-суд­ной ко­мис­сии: «По­том д'Ар­ши­ак и он (Дан­зас) за­ря­ди­ли каж­дый свою па­ру пи­сто­ле­тов и вру­чи­ли по од­но­му про­тив­ни­кам, они по его зна­ку тот­час на­ча­ли схо­дить­ся. Г. Гек­ке­рен, не до­хо­дя ша­га до ба­рье­ра, вы­стре­лил и ра­нил Пуш­ки­на». Итак, с мо­мен­та при­ез­да на ме­сто ду­э­ли до вы­стре­ла про­шло не ме­нее ча­са. Зна­чит, Дантес вы­стре­лил где-то око­ло 17:30. 27 ян­ва­ря 1837 го­да. Да­же в яс­ный день солн­це в это вре­мя го­да са­дит­ся око­ло 16 ча­сов, в 17:30 в луч­шем слу­чае уже – гу­стые су­мер­ки. Вот неза­ви­си­мое сви­де­тель­ство – пи­са­тель Тео­филь Го­тье, по­се­тив­ший Пе­тер­бург в 1858 го­ду, вспо­ми­нал: «...День уже кло­нит­ся к но­чи: в Санкт Пе­тер­бур­ге ночь при­хо­дит быст­ро, и с трёх ча­сов по­по­лу­дни нуж­но уже за­жи­гать лам­пы». Сле­до­ва­тель­но, ду­эль про­хо­ди­ла в пол­ной тем­но­те, ко­гда про­тив­ни­ки, что­бы по­пасть в цель, долж­ны бы­ли тща­тель­но це­лить­ся. Дантес вы­стре­лил не це­лясь, с хо­ду. К то­му же он рань­ше Пуш­ки­на дол­жен был по­дой­ти к ба­рье­ру, но пер­вым под­хо­дит Пуш­кин, и тут – вы­стрел. Дантес толь­ко под­нял ру­ку с пи­сто­ле­том... Вот по­че­му я счи­таю: стре­лял снай­пер, укрыв­ший­ся на кры­ше са­рая. Пуш­кин сто­ял к нему впол­обо­ро­та пра­вым бо­ком. При вы­стре­ле свер­ху пу­ля долж­на бы­ла вой­ти в те­ло свер­ху вниз, что и под­твер­ди­лось при вскры­тии. Стре­ля­ли по опре­де­лён­но­му ори­ен­ти­ру, воз­мож­но, это бы­ло де­ре­во или де­ре­вян­ные пе­ри­ла, ока­зав­ши­е­ся как раз в том ме­сте, где про­хо­дил ба­рьер – ши­нель, бро­шен­ная на снег, – со сто­ро­ны Пуш­ки­на. Он ещё опер­ся на них, де­лая свой вы­стрел... По­сле вы­стре­ла Дан­те­са по­эт упал ли­цом впе­рёд на ши­нель, а дол­жен был упасть навз­ничь, от­бро­шен­ный си­лой уда­ра пу­ли боль­шо­го ка­либ­ра (не ме­нее 12 мм). При­дя в се­бя, Пуш­кин про­из­нёс: «Ка­жет­ся, у ме­ня раз­дроб­ле­но бед­ро». Оста­лась за­пис­ка В.И. Да­ля, вра­ча и дру­га по­эта: «По окруж­но­сти боль­шо­го та­за, с пра­вой сто­ро­ны, най­де­но бы­ло мно­же­ство неболь­ших оскол­ков ко­сти... и ниж­няя часть крест­цо­вой ко­сти бы­ла раз­дроб­ле­на. По на­прав­ле­нию пу­ли надо за­клю­чить, что уби­тый сто­ял бо­ком, впол­обо­ро­та, и на­прав­ле­ние вы­стре­ла бы­ло несколь­ко свер­ху вниз. Пу­ля про­би­ла об­щие по­кро­вы жи­во­та, в двух дюй­мах от верх­ней пе­ред­ней око­неч­но­сти чре­сель­ной или под­вздош­ной ко­сти пра­вой сто­ро­ны, по­том шла, сколь­зя по окруж­но­сти боль­шо­го та­за, свер­ху вниз и, встре­тив со­про­тив­ле­ние в крест­цо­вой ко­сти, раз­дро­би­ла её и за­се­ла где-ни­будь по­бли­зо­сти». Обра­ти­те вни­ма­ние на стран­ную фор­му­ли­ров­ку: «...за­се­ла где-ни­будь по­бли­зо­сти». Она сви­де­тель­ству­ет: пу­лю из те­ла при вскры­тии не из­влек­ли. А это уже по­до­зри­тель­но и для хи­рур­га непро­сти­тель­но. Быть мо­жет, пу­лю из­влечь по­ме­ша­ли? В.И. Даль не очень внят­но по­яс­ня­ет: «Вре­мя и об­сто­я­тель­ства не поз­во­ли­ли про­дол­жить по­дроб­ней­ших ро­зыс­ка­ний».

И ещё.

WWW.SOVSEKRETNO.RU Со­во­куп­ность фак­тов поз­во­ля­ет с боль­шой до­лей ве­ро­ят­но­сти пред­по­ло­жить, что ду­эль Пуш­ки­на с Дан­те­сом бы­ла хо­ро­шо спла­ни­ро­ван­ным убий­ством. Се­го­дня есть шанс пе­ре­ве­сти дан­ный вы­вод из сфе­ры пред­по­ло­жи­тель­ной в сфе­ру фак­ти­че­скую, толь­ко нуж­но най­ти пу­лю.

ОТ РЕ­ДАК­ЦИИ.

Го­то­вя к пуб­ли­ка­ции этот ма­те­ри­ал, мы об­ра­ти­лись к ис­точ­ни­кам и в пре­крас­ной кни­ге В. Ве­ре­са­е­ва «Пуш­кин в жиз­ни» на­шли сви­де­тель­ства со­вре­мен­ни­ков по­эта, без со­мне­ния, из­вест­ные и на­ше­му ав­то­ру: «...буд­то бы Гек­ке­рен стар­ший в день по­един­ка по­ехал к Ко­мен­дант­ской да­че в на­ём­ной ка­ре­те, а не в сво­ей, опа­са­ясь быть узнан­ным пуб­ли­кой. За­тем, при­ка­зав ку­че­ру оста­но­вить­ся не на особенно да­ле­ком рас­сто­я­нии от ме­ста по­един­ка, вы­слал яко­бы на ре­ко­гнос­ци­ров­ку сво­е­го ка­мер­ди­не­ра и, по­лу­чив до­не­се­ние по­след­не­го о страш­ном ре­зуль­та­те, ото­слал эки­паж с этим ли­цом для од­но­го из ра­не­ных со­пер­ни­ков; сам же, буд­то бы, на­нял про­ез­жав­ше­го из­воз­чи­ка, на ко­то­ром и уска­кал пу­тя­ми околь­ны­ми, не же­лая под­вер­гать­ся лю­бо­пыт­ным взгля­дам». Л.Н. Пав­ли­щев. Кон­чи­на Пуш­ки­на. СПб.

«Кн. Вя­зем­ский, с од­ним зна­ко­мым сво­им Лен­ским, гу­ляя по Нев­ско­му, встре­ча­ют ста­ри­ка Гек­ке­ре­на в из­воз­щи­чьих са­нях. Их уди­ви­ло, что по­слан­ник едет в та­ком эки­па­же. За­ме­тя их, он вы­шел из са­ней и ска­зал им, что гу­лял да­ле­ко, но вспом­нил, что ему надо на­пи­сать пись­ма, и, что­бы ско­рее по­спеть до­мой, взял из­воз­чи­ка. По­сле они узна­ли, что он ехал с Чёр­ной реч­ки, где ждал, чем кон­чит­ся по­еди­нок. Пуш­ки­на, как бо­лее тя­же­ло ра­нен­но­го, по­вез­ли до­мой в ка­ре­те Гек­ке­ре­на». Кн. В.Ф. Вя­зем­ская по за­пи­си Бар­те­не­ва.

Ме­сто ду­э­ли. План-схе­ма

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.