LES PARTISANS

1812 ГОД: ПРАВ­ДА О ТАК НА­ЗЫ­ВА­Е­МОЙ ДУБИНЕ НА­РОД­НОЙ ВОЙ­НЫ

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Сер­гей НЕЧАЕВ Пуб­ли­ка­ция 2014 го­да

«Ду­би­на на­род­ной вой­ны под­ня­лась со всей сво­ей гроз­ной и ве­ли­че­ствен­ной си­лой и, не спра­ши­вая ни­чьих вку­сов и пра­вил, с глу­пой про­сто­той, но с це­ле­со­об­раз­но­стью, не раз­би­рая ни­че­го, под­ни­ма­лась, опус­ка­лась и гвоз­ди­ла фран­цу­зов до тех пор, по­ка не по­гиб­ло все на­ше­ствие».

Л.Н. Тол­стой

К со­жа­ле­нию, го­во­ря о войне 1812 го­да, при­хо­дит­ся кон­ста­ти­ро­вать, что слиш­ком уж мно­го нам по­на­рас­ска­зы­ва­ли ба­сен про так на­зы­ва­е­мую ду­би­ну на­род­ной вой­ны. И глав­ная про­бле­ма тут за­клю­ча­ет­ся в том, что до сих пор у ис­то­ри­ков нет чет­ко­го опре­де­ле­ния, что та­кое «пар­ти­зан­ская вой­на» и что та­кое «на­род­ная вой­на».

Рань­ше во­ен­ные спе­ци­а­ли­сты чет­ко от­ли­ча­ли «пар­ти­зан­скую вой­ну» от «на­род­ной» и от­но­си­ли ее к «ма­лой войне». На­при­мер, в XVIII–XIX ве­ках это по­след­нее по­ня­тие име­ло рас­ши­рен­ное тол­ко­ва­ние – так на­зы­ва­лись все дей­ствия войск ма­лы­ми от­ря­да­ми (в про­ти­во­по­лож­ность дей­стви­ям круп­ных со­еди­не­ний и це­лых ар­мий). В част­но­сти, к ма­лой войне от­но­си­ли и ре­ко­гнос­ци­ров­ки, и за­са­ды, и на­па­де­ния на обо­зы… Со­от­вет­ствен­но, пар­ти­зан­ские дей­ствия счи­та­лись «вен­цом ма­лой вой­ны». При этом утвер­жда­лось, что на­род­ная вой­на яв­ля­ет­ся чем-то вполне са­мо­сто­я­тель­ным, со­всем от­дель­ным от пар­ти­зан­ской вой­ны . Позд­нее взгля­ды на этот во­прос транс­фор­ми­ро­ва­лись, и к на­ча­лу XX века под ма­лой вой­ной ста­ли по­ни­мать толь­ко пар­ти­зан­ские дей­ствия, так что эти по­ня­тия ста­ли прак­ти­че­ски си­но­ни­ма­ми, а сло­во­со­че­та­ние «ма­лая вой­на» ста­ло вы­хо­дить из упо­треб­ле­ния. Но это мне­ние до сих пор раз­де­ля­ет­ся не все­ми. В част­но­сти, так тол­ком и не­по­нят­но, ко­го же соб­ствен­но сле­ду­ет на­зы­вать пар­ти­за­на­ми 1812 го­да: от­дель­ные ча­сти ре­гу­ляр­ных войск или же пред­ста­ви­те­лей про­сто­го на­ро­да, во­ору­жив­ших­ся и дей­ство­вав­ших на свой страх и риск? Не­раз­бе­ри­ха в тер­ми­но­ло­гии при­ве­ла к то­му, что по­ня­тия «пар­ти­зан­ская вой­на» и «на­род­ная вой­на» ста­ли отож­деств­лять­ся. В ре­зуль­та­те ар­мей­ские партизаны, в том чис­ле и офи­це­ры-дво­ряне с под­хо­дя­щи­ми (рус­ски­ми) фа­ми­ли­я­ми, ока­за­лись в чис­ле ге­ро­ев на­род­ной вой­ны. Их дей­ствия опи­сы­ва­лись в мель­чай­ших де­та­лях, о про­чих же го­во­ри­лись од­ни лишь об­щие сло­ва. Все это при­ве­ло к то­му, что ми­фи­че­ским «кре­стья­нам-пар­ти­за­нам» на­ча­ли при­пи­сы­вать то, что в ре­аль­но­сти осу­ществ­ля­ла от­сту­пав­шая рус­ская ар­мия. При­чем на­род­ные по­дви­ги со­зда­ва­лись со­вет­ски­ми со­чи­ни­те­ля­ми бук­валь­но из ни­че­го, по­рой не брез­го­ва­ли и от­кро­вен­ной ло­жью.

Пред­ло­же­ние Де­ни­са Да­вы­до­ва

На са­мом де­ле партизаны и пар­ти­зан­ская вой­на (пар­ти­зан­ство) – это, как го­во­рит­ся, две боль­шие раз­ни­цы. Пар­ти­зан­ская вой­на – это уда­ры по ты­лам про­тив­ни­ка, мел­кие неожи­дан­ные на­па­де­ния, за­са­ды и т.д. Та­кую вой­ну мо­гут ве­сти как граж­дан­ское на­се­ле­ние, так и ар­мей­ские под­раз­де­ле­ния. Та­ким об­ра­зом, ар­мей­ские от­ря­ды, во­е­вав­шие в ты­лу на­по­лео­нов­ской ар­мии, ве­ли пар­ти­зан­скую вой­ну, но не бы­ли пар­ти­за­на­ми в со­вре­мен­ном по­ни­ма­нии это­го сло­ва. Ско­рее это бы­ли от­ря­ды ре­гу­ляр­ной ар­мии, вы­пол­няв­шие спе­ци­аль­ные ди­вер­си­он­ные за­да­ния. Со­от­вет­ствен­но, са­мый зна­ме­ни­тый ныне рус­ский ге­рой-партизан 1812 го­да под­пол­ков­ник Ах­тыр­ско­го гу­сар­ско­го пол­ка Де­нис Да­вы­дов, стро­го го­во­ря, не был пар­ти­за­ном. Про­сто он за пять дней до Бо­ро­дин­ско­го сра­же­ния пред­ло­жил кня­зю П.И. Ба­гра­ти­о­ну идею ди­вер­си­он­но­го от­ря­да, ко­то­рый дей­ство­вал бы в ты­лу непри­я­тель­ской ар­мии. Д.В. Да­вы­дов на­пи­сал то­гда кня­зю Ба­гра­ти­о­ну: «Ва­ше си­я­тель­ство! Вам из­вест­но, что я, оста­вя ме­сто адъ­ютан­та ва­ше­го, столь лест­ное для мо­е­го са­мо­лю­бия, и всту­пя в гу­сар­ский полк, имел пред­ме­том пар­ти­зан­скую служ­бу и по си­лам лет мо­их, и по опыт­но­сти, и, ес­ли смею ска­зать, по от­ва­ге мо­ей. Об­сто­я­тель­ства ве­дут ме­ня по сие вре­мя в ря­дах мо­их то­ва­ри­щей, где я сво­ей во­ли не имею и, сле­до­ва­тель­но, не мо­гу ни пред­при­нять, ни ис­пол­нить ни­че­го за­ме­ча­тель­но­го. Князь! Вы мой един­ствен­ный бла­го­де­тель; поз­воль­те мне пред­стать к вам для объ­яс­не­ний мо­их на­ме­ре­ний; ес­ли они бу­дут вам угод­ны, упо­тре­би­те ме­ня по же­ла­нию мо­е­му и будь­те на­деж­ны, что тот, ко­то­рый но­сил зва­ние адъ­ютан­та Ба­гра­ти­о­на пять лет сря­ду, тот под­дер­жит честь сию со всею рев­но­стию, ка­кой бед­ствен­ное по­ло­же­ние лю­без­но­го на­ше­го Оте­че­ства тре­бу­ет». 22 ав­гу­ста ве­че­ром князь Ба­гра­ти­он вы­звал к се­бе Да­вы­до­ва и ска­зал ему, пе­ре­да­вая мне­ние по по­во­ду его пред­ло­же­ния М.И. Ку­ту­зо­ва: – Свет­лей­ший со­гла­сил­ся по­слать для про­бы од­ну пар­тию в тыл фран­цуз­ской ар­мии, но, по­ла­гая пред­при­я­тие это невер­ным, опре­де­ля­ет на него толь­ко 50 гу­сар и 150 ка­за­ков. Он хо­чет, что­бы ты сам взял­ся за это. Да­вы­дов вспы­лил: – Вы уже зна­е­те, князь, что я го­тов, но лю­дей ма­ло! На что по­сле­до­вал от­вет: – Он бо­лее не да­ет… Вот та­кой со­сто­ял­ся лю­бо­пыт­ный диа­лог, ре­зуль­та­том ко­то­ро­го стал сле­ду­ю­щий до­ку­мент: «ИН­СТРУК­ЦИЯ Ах­тыр­ско­го гу­сар­ско­го пол­ка гос­по­ди­ну под­пол­ков­ни­ку Да­вы­до­ву. С по­лу­че­ния се­го из­воль­те взять сто пять­де­сят ка­за­ков от ге­не­рал-май­о­ра Кар­по­ва, и пять­де­сят гу­сар Ах­тыр­ско­го гу­сар­ско­го пол­ка. Пред­пи­сы­ваю вам упо­треб­лять все ме­ры, бес­по­ко­ить непри­я­те­ля со сто­ро­ны на­ше­го ле­во­го флан­га и ста­рать­ся за­би­рать их фу­ра­жи­ров не с флан­га его, а в сре­дине и в ты­лу; рас­стра­и­вать обо­зы, пар­ки, ло­мать пе­ре­пра­вы и от­ни­мать все спо­со­бы; сло­вом ска­зать, я уве­рен, что сде­лав вам та­кую важ­ную до­ве­рен­ность, вы по­чти­тесь до­ка­зать ва­шу рас­то­роп­ность и усер­дие и тем оправ­да­е­те мой вы­бор; впро­чем, как и на сло­вах я вам де­лал мои при­ка­за­ния, вам долж­но толь­ко ме­ня обо всем ра­пор­то­вать, а бо­лее ни­ко­го; ра­пор­ты же ва­ши при­сы­лать ко мне то­гда, ко­гда бу­де­те удоб­ный иметь слу­чай, о дви­же­ни­ях ва­ших ни­ко­му не долж­но ве­дать, и ста­рай­тесь иметь их в са­мой непро­ни­ца­е­мой тай­но­сти. Что ж ка­са­ет­ся до про­до­воль­ствия ко­ман­ды ва­шей, вы долж­ны иметь са­ми о ней по­пе­че­ние. Ге­не­рал от ин­фан­те­рии князь Ба­гра­ти­он».

Не по­вез­ло с фа­ми­ли­я­ми

Бы­ст­рые успе­хи Де­ни­са Да­вы­до­ва, ко­неч­но же, сде­ла­ли его ге­ро­ем вой­ны, но не сде­ла­ли пар­ти­за­ном. Он как был офи­це­ром-дво­ря­ни­ном, слу­жив­шим в ре­гу­ляр­ной ар­мии, так им и остал­ся, до­слу­жив­шись в ко­неч­ном ито­ге до чи­на ге­не­рал-лей­те­нан­та. К со­жа­ле­нию, в на­шей пе­ре­пол­нен­ной все­воз­мож­ны­ми фаль­си­фи­ка­ци­я­ми ис­то­рии не ста­ли ге­ро­я­ми-пар­ти­за­на­ми вой­ны 1812 го­да ге­не­рал Вин­цин­ге­ро­де, пол­ков­ник Бен­кен­дорф, май­ор Прен­дель и неко­то­рые дру­гие. На­вер­ное, у них про­сто бы­ли «не те» фа­ми­лии. То ли де­ло Де­нис Да­вы­дов, Ер­мо­лай Чет­вер­та­ков и Ге­ра­сим Ку­рин… Но Де­нис Да­вы­дов, под­черк­нем это еще раз, при­шел со сво­им пред­ло­же­ни­ем к кня­зю Ба­гра­ти­о­ну за несколь­ко дней до Бо­ро­дин­ско­го сра­же­ния, и их раз­го­вор со­сто­ял­ся 22 ав­гу­ста (3 сен­тяб­ря) 1812 го­да. При этом от­ряд то­го же Фер­ди­нан­да фон Вин­цин­ге­ро­де был от­ря­жен М.Б. Барк­ла­ем-де-Тол­ли для дей­ствий в ты­лах про­тив­ни­ка еще под Смо­лен­ском. Та­ким об­ра­зом, пер­вый ар­мей­ский пар­ти­зан­ский от­ряд был соз­дан в кон­це июля, и имен­но пе­ру Барк­лая (а не Ба­гра­ти­о­на, и тем бо­лее не Ку­ту­зо­ва) при­над­ле­жит пер­вая ин­струк­ция о дей­стви­ях в ты­лу вра­га. 19 (31) ав­гу­ста ге­не­рал Вин­цин­ге­ро­де уже до­кла­ды­вал (ИЗ ДОНЕСЕНИЯ НА­ЧАЛЬ­НИ­КА ОТ­ДЕЛЬ­НО­ГО ОТ­РЯ­ДА ГЕ­НЕ­РАЛ-МАЙ­О­РА Ф.Ф. ВИН­ЦИН­ГЕ­РО­ДЕ АЛЕК­САН­ДРУ I О ДЕЙ­СТВИ­ЯХ ЕГО ОТ­РЯ­ДА): «По­ло­же­ние непри­я­тель­ской ар­мии, на ле­вом флан­ге и в ты­лу ко­ей на­хо­дит­ся уже несколь­ко недель мой ма­лой кор­пус, и ко­то­рую храб­рые ка­за­ки мои обес­по­ко­и­ва­ют и день и ночь, ко­неч­но, не очень бли­ста­тель­но. На всех до­ро­гах на­хо­дят­ся шай­ки гра­би­те­лей и ма­ро­де­ров фран­цуз­ской ар­мии, ча­сто да­же под пред­во­ди­тель­ством их офи­це­ров; они весь­ма дур­но оде­ты, со­всем по­чти обо­рва­ны, дур­но корм­ле­ны и кон­ные име­ют весь­ма пло­хих ло­ша­дей, и еже­ли их ата­ку­ешь ре­ши­тель­но, то они по­чти не за­щи­ща­ют­ся. В про­дол­же­ние 10-и или 12-и дней я взял 300 че­ло­век в плен, в чис­ле ко­их 10 офи­це­ров, и все оное не сто­и­ло нам 30-и че­ло­век уби­ты­ми и ра­не­ны­ми <…>». В най­ден­ных бу­ма­гах на адъ­ютан­те ге­не­ра­ла Пи­но, ко­то­рой сле­до­вал с до­не­се­ни­я­ми в глав­ную квар­ти­ру фран­цуз­ской ар­мии, с удо­воль­стви­ем усмот­рел я, что непри­я­тель по­ла­га­ет, что мой кор­пус со­став­лен из 1000 ки­ра­сир, 1000 дра­гун и 3000 ка­за­ков, хо­тя он со­сто­ит толь­ко из 1300 че­ло­век. Тем не ме­нее со­вет­ский ис­то­рик Л.Г. Бе­скров­ный вы­да­ет нам по это­му по­во­ду по­тря­са­ю­щий пас­саж:

«В кон­це ав­гу­ста, кро­ме от­ря­да Да­вы­до­ва, был сфор­ми­ро­ван та­к­же от­ряд Вин­цин­ге­ро­де, в ко­то­рый во­шло 3200 че­ло­век». В кон­це ав­гу­ста?... Та­к­же?... С точ­ки зре­ния ис­то­ри­че­ской спра­вед­ли­во­сти это вы­гля­дит при­мер­но так же, как Аб­рам Ле­вин, ко­то­рый «по­вто­рил по­двиг Алек­сандра Мат­ро­со­ва»… на це­лый год рань­ше са­мо­го Мат­ро­со­ва (для справ­ки: пер­вый за­крыл сво­им те­лом ам­бра­зу­ру немецкого дзо­та 22 фев­ра­ля 1942 го­да, а вто­рой – 27 фев­ра­ля 1943 го­да). Тем не ме­нее имен­но Де­ни­са Да­вы­до­ва ака­де­мик Е.В. Тар­ле, а вслед за ним и мно­гие дру­гие ис­то­ри­ки на­зы­ва­ют «глав­ным пи­о­не­ром пар­ти­зан­ско­го дви­же­ния», а в по­пу­ляр­ной «Ви­ки­пе­дии», из ко­то­рой чер­па­ют све­де­ния ты­ся­чи лю­дей, пря­мо так и утвер­жда­ет­ся: «пер­вый пар­ти­зан­ский от­ряд рус­ской ар­мии был соз­дан по ини­ци­а­ти­ве Д. Да­вы­до­ва». На са­мом же де­ле от­ряд Вин­цин­ге­ро­де уже в пер­вых бо­ях в рай­оне Ви­теб­ска взял око­ло ты­ся­чи плен­ных. Со­от­вет­ствен­но, имен­но Фер­ди­нан­да Фё­до­ро­ви­ча, на­чав­ше­го служ­бу в гес­сен­ской и ав­стрий­ской ар­ми­ях, но в 1797 го­ду пе­ре­шед­ше­го на рус­скую служ­бу, сле­ду­ет (аб­стра­ги­ру­ясь от тер­ми­но­ло­ги­че­ских игр) считать пер­вым пар­ти­за­ном вой­ны 1812 го­да. Этот че­ло­век, кста­ти, при вступ­ле­нии На­по­лео­на в Моск­ву за­нял со сво­им от­ря­дом Твер­скую до­ро­гу. Узнав, что На­по­ле­он, ухо­дя из Моск­вы, при­ка­зал мар­ша­лу Мор­тье взо­рвать Кремль, он от­пра­вил­ся к нему для пе­ре­го­во­ров, но был взят в плен. И его ед­ва не рас­стре­ля­ли, так как он был ро­дом из Гес­се­на, вхо­див­ше­го в со­став Вест­фаль­ско­го ко­ро­лев­ства Же­ро­ма Бо­на­пар­та. Толь­ко лич­ное вме­ша­тель­ство им­пе­ра­то­ра Алек­сандра I спас­ло Вин­цин­ге­ро­де от смер­ти. Еще один из упо­мя­ну­тых ге­ро­ев звал­ся Вик­то­ром Ан­то­но­ви­чем Прен­де­лем, и про­ис­хо­дил он из ти­роль­ских дво­рян. Этот че­ло­век ро­дил­ся в 1766 го­ду и сво­бод­но вла­дел во­се­мью язы­ка­ми. В войне 1812 го­да он сра­жал­ся под Смо­лен­ском, а по­том по­сту­пил в рас­по­ря­же­ние ге­не­ра­ла Вин­цин­ге­ро­де, а несколь­ко позже сам стал ко­ман­до­вать ар­мей­ским пар­ти­зан­ским от­ря­дом. За от­ли­чие в этом он был по­жа­ло­ван чи­ном под­пол­ков­ни­ка. Ну и ко­неч­но же, нель­зя не от­ме­тить гра­фа Алек­сандра Хри­сто­фо­ро­ви­ча Бен­кен­дор­фа, бу­ду­ще­го ше­фа жан­дар­мов и на­чаль­ни­ка так на­зы­ва­е­мо­го Тре­тье­го от­де­ле­ния. Вой­ну 1812 го­да он на­чал фли­гель-адъ­ютан­том при им­пе­ра­то­ре Алек­сан­дре I, осу­ществ­ляя связь глав­но­го ко­ман­до­ва­ния с ар­ми­ей кня­зя Ба­гра­ти­о­на. За­тем он ко­ман­до­вал аван­гар­дом от­ря­да ге­не­ра­ла Вин­цин­ге­ро­де, а по­сле ухо­да На­по­лео­на из Моск­вы был назна­чен ее ко­мен­дан­том. В раз­ных де­лах он взял в плен трех ге­не­ра­лов и бо­лее ше­сти ты­сяч ниж­них чи­нов. В сво­их «За­пис­ках» А.Х. Бен­кен­дорф по­том от­ме­тил, что от­ряд ге­не­ра­ла Вин­цин­ге­ро­де со­сто­ял из Ка­зан­ско­го дра­гун­ско- го и трех ка­за­чьих пол­ков. Ко­неч­но же, это бы­ли ре­гу­ляр­ные вой­ска, и их це­лью, со­глас­но пла­ну Барк­лая-де-Тол­ли, бы­ло со­хра­не­ние со­об­ще­ния меж­ду глав­ной ар­ми­ей и вой­ска­ми ге­не­ра­ла П.Х. Вит­ген­штей­на, а та­к­же за­щи­та опре­де­лен­ной тер­ри­то­рии от ма­ро­де­ров и рас­сы­ла­е­мых про­тив­ни­ком фу­ра­жи­ров. Пер­вый бой «партизан» Вин­цин­ге­ро­де имел ме­сто 26 июля (7 ав­гу­ста), ко­гда у се­ла Озе­рок бы­ли взя­ты в плен один офи­цер и 18 гу­сар фран­цу­зов. По­том пол­ков­ник Бен­кен­дорф во гла­ве сво­их дра­гун ата­ко­вал фран­цу­зов у Ве­ли­жа, а сам Вин­цин­ге­ро­де 7 (19) ав­гу­ста явил­ся к во­ро­там Ви­теб­ска, при­ве­дя в ужас остав­лен­ный там для обо­ро­ны фран­цуз­ский от­ряд. По­сле же Бо­ро­дин­ско­го сра­же­ния от­ряд Вин­цин­ге­ро­де пе­ре­дис­ло­ци­ро­вал­ся к Ру­зе и Зве­ни­го­ро­ду. Оче­вид­но, что все это де­ла­лось за­дол­го до то­го, как стал прак­ти­ко­вать «пар­ти­зан­ство вой­ско­во­го ти­па» Д.В. Да­вы­дов. При этом, ес­ли го­во­рить стро­го, ни Бен­кен­дорф, ни Вин­цин­ге­ро­де, ни выс­шее ко­ман­до­ва­ние ни­где не при­рав­ни­ва­ли их от­ря­ды к пар­ти­за­нам, да­же ко­гда от­дель­ные партии из их «ле­ту­че­го кор­пу­са» и за­ни­ма­лись чи­сто пар­ти­зан­ской ра­бо­той: ата­ки на обо­зы, ма­ро­де­ров и т.п. Од­ним из вы­да­ю­щих­ся по­дви­гов Д.В. Да­вы­до­ва ста­ло де­ло 28 ок­тяб­ря (9 но­яб­ря) под Ля­хо­вым, где он вме­сте с дру­ги­ми ар­мей­ски­ми от­ря­да­ми взял в плен по­чти двух­ты­сяч­ный от­ряд ге­не­ра­ла Оже­ро (кста­ти, брата зна­ме­ни­то­го на­по­лео­нов­ско­го мар­ша­ла Пье­ра Оже­ро). Од­на­ко не надо пу­тать пар­ти­зан­скую вой­ну и партизан как та­ко­вых. Ге­не­рал Вин­цин­ге­ро­де, пол­ков­ник Бен­кен­дорф, май­ор Прен­дель, под­пол­ков­ник Да­вы­дов и мно­гие дру­гие ве­ли пар­ти­зан­скую вой­ну, но не бы­ли ни­ка­ки­ми пар­ти­за­на­ми – они яв­ля­лись офи­це­ра­ми ре­гу­ляр­ной ар­мии, вы­пол­няв­ши­ми спец­за­да­ния. К со­жа­ле­нию, для со­вет­ской «кур­ти­зан­ки-ис­то­рии» нуж­ны бы­ли ге­рои толь­ко с рус­ски­ми име­на­ми и фа­ми­ли­я­ми, а по­се­му все сей­час зна­ют Да­вы­до­ва и Се­сла­ви­на (хо­тя бы по на­зва­ни­ям мос­ков­ских улиц) и по­чти ни­кто не зна­ет Вин­цин­ге­ро­де и Прен­де­ля. Но в лю­бом слу­чае все они бы­ли офи­це­ра­ми ре­гу­ляр­ной ар­мии, а их от­ря­ды ло­гич­нее считать ар­мей­ски­ми ди­вер­си­он­ны­ми груп­па­ми. Что же ка­са­ет­ся со­вет­ских ис­то­ри­ков-про­па­ган­ди­стов, то они, ви­дя яв­ный недо­ста­ток в ге­ро­ях-пар­ти­за­нах, сде­ла­ли пар­ти­за­на­ми не толь­ко Да­вы­до­ва и Се­сла­ви­на, но и кня­зя Н.Д. Ку­да­ше­ва, кня­зя И.М. Вад­боль­ско­го, гра­фа В.В. Орлова-Де­ни­со­ва и др. Про об­ла­да­те­лей же «непра­виль­ных» фа­ми­лий во­об­ще бы­ло за­бы­то, как буд­то бы их и не су­ще­ство­ва­ло во­все. До­шло до то­го, что в из­вест­ной кни­ге о войне 1812 го­да пи­са­те­ля М.Г. Бра­ги­на марш­рут дви­же­ния неболь­шо­го от­ря­ди­ка Де­ни­са Да­вы­до­ва был обо­зна­чен та­ки­ми же стрел­ка­ми на кар­те те­ат­ра во­ен­ных дей­ствий, как и маршруты ар­мий и кор­пу­сов. Ни­че­го, кро­ме недо­уме­ния, это вы­зы­вать не мо­жет...

А что же про­стой на­род?

А что же про­стой на­род? Не­уже­ли он во­об­ще не при­ни­мал уча­стия в войне? Нет, при­ни­мал, но вот ка­ким об­ра­зом… Клас­си­че­ские партизаны бы­ли, но в ос­нов­ном лишь в Смо­лен­ской гу­бер­нии. Здесь кре­стьяне очень быст­ро рас­ста­лись с на­деж­да­ми на то, что На­по­ле­он осво­бо­дит их от кре­пост­но­го пра­ва. Впро­чем, все го­во­рит о том, что На­по­ле­он и не со­би­рал­ся это­го де­лать. С дру­гой сто­ро­ны, кре­стья­нам страш­но до­са­жда­ли бес­ко­неч­ные ино­зем­ные фу­ра­жи­ры и мародеры. И им, есте­ствен­но, ока­зы­ва­ли ак­тив­ное со­про­тив­ле­ние. А еще мно­гие кре­стьяне убе­га­ли в ле­са при при­бли­же­нии фран­цуз­ской ар­мии за­ча­стую про­сто со стра­ху. А не от ка­ко­го-то ве­ли­ко­го пат­ри­о­тиз­ма. Фран­цуз­ский ге­не­рал Ар­ман де Ко­лен­кур по­сле вой­ны на­пи­сал в сво­их «Ме­му­а­рах»: «Ар­мия мог­ла пи­тать­ся лишь тем, что до­бы­ва­ли мародеры, ор­га­ни­зо­ван­ные в це­лые от­ря­ды; ка­за­ки и кре­стьяне еже­днев­но уби­ва­ли на­ших лю­дей, ко­то­рые от­ва­жи­ва­лись от­пра­вить­ся на по­ис­ки». Но вот мож­но ли это на­звать пол­но­цен­ной пар­ти­зан­ской вой­ной, на­прав­лен­ной про­тив за­хват­чи­ков? Есте­ствен­но, кре­стьяне воз­му­ща­лись гра­бе­жа­ми, но в пер­вое вре­мя они не ре­ша­лись во­ору­жать­ся: они бо­я­лись, как бы их по­том не при­влек­ли за это к от­вет­ствен­но­сти. Од­на­ко со вре­ме­нем они осме­ле­ли. Имен­но так, кста­ти, про­сла­ви­лась Ва­си­ли­са Ко­жи­на, име­нем ко­то­рой та­к­же на­зва­на од­на из мос­ков­ских улиц. Ее порт­рет укра­шал и про­дол­жа­ет укра­шать учеб­ни­ки ис­то­рии. Со­вет­ский ис­то­рик Н.Ф. Гар­нич пи­шет: «Бес­смерт­ную сла­ву при­об­ре­ла про­стая рус­ская жен­щи­на Ва­си­ли­са Ко­жи­на – кре­стьян­ка Сы­чев­ско­го уез­да Смо­лен­ской гу­бер­нии, же­на уби­то­го фран­цу­за­ми ста­ро­сты од­ной из де­ре­вень. Ко­гда на­сту­па­ю­щие от Смо­лен­ска на Моск­ву фран­цу­зы по­яви­лись в Сы­чев­ском уез­де, Ва­си­ли­са Ко­жи­на со­зда­ла це­лый от­ряд из жен­щин, де­ву­шек и под­рост­ков». И что ха­рак­тер­но, тол­ком опи­сать, что же имен­но ге­ро­и­че­ско­го со­тво­рил от­ряд Ко­жи­ной, ни­кто ни­ко­гда не мог. Про­сто кон­ста­ти­ро­ва­ли, что, мол, ге­ро­и­че­ская жен­щи­на со­зда­ла от­ряд партизан из де­тей и жен­щин, на­па­да­ла на от­сту­па­ю­щих фран­цу­зов, бра­ла плен­ных… Без­оруж­ные жен­щи­ны и де­ти про­тив во­ору­жен­ных сол­дат?! Что же там за солдаты бы­ли? Ско­рее все­го, за­мерз­шие и боль­ные, от­став­шие от сво­их пол­ков? Скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что пар­ти­зан­ка Ва­си­ли­са Ко­жи­на – это обычная ле­ген­да, при­умно­жен­ная про­па­ган­дист­ски­ми ми­фа­ми. И нет ни­ка­ких до­ку­мен­тов, под­твер­жда­ю­щих по­се­ще­ние Ко­жи­ной М.И. Ку­ту­зо­ва, ко­то­рый, как утвер­жда­ет­ся, лич­но на­гра­дил ее медалью. Ну а брать в плен за­мерз­ших, го­лод­ных и боль­ных на­по­лео­нов­ских сол­дат во вре­мя их от­ступ­ле­ния че­рез Смо­ленск, на­вер­ное, мог­ли и де­ти с жен­щи­на­ми, во- ору­жен­ные ви­ла­ми да ко­са­ми… В лю­бом слу­чае, об­раз жен­щи­ны-ге­роя как нель­зя луч­ше под­хо­дил для школьных учеб­ни­ков и пе­ре­до­виц в га­зе­тах. Без­услов­но, от­дель­ные пар­ти­зан­ские от­ря­ды, со­став­лен­ные из кре­стьян, бы­ли, но они за­щи­ща­ли толь­ко свои де­рев­ни от фу­ра­жи­ров и ма­ро­де­ров всех на­ци­о­наль­но­стей. Од­на­ко и та­кое «пар­ти­зан­ское дви­же­ние» в войне 1812 го­да ни­как нель­зя на­звать мас­со­вым.

Не надо «мо­ро­чить чи­та­те­ля»

Итак, в 1812 го­ду на­сто­я­щих пар­ти­за­н­по­встан­цев бы­ло очень ма­ло. Да, они тре­во­жи­ли фран­цуз­ские обо­зы и бы­ли ве­ли­ко­леп­ны­ми раз­вед­чи­ка­ми, но не они «гвоз­ди­ли фран­цу­зов до тех пор, по­ка не по­гиб­ло все на­ше­ствие». За­то по­том из­ряд­но по­тру­ди­лись неко­то­рые участ­ни­ки вой­ны и ис­то­ри­ки-про­па­ган­ди­сты. Мяг­ко го­во­ря, «пре­уве­ли­че­ния», до­пу­щен­ные неко­то­ры­ми пар­ти­за­на­ми при опи­са­нии сво­их соб­ствен­ных по­дви­гов, вы­зва­ли су­ро­вую оцен­ку со сто­ро­ны бу­ду­ще­го де­каб­ри­ста кня­зя С.Г. Вол­кон­ско­го, ко­то­рый и сам неко­то­рое вре­мя ко­ман­до­вал ар­мей­ским пар­ти­зан­ским от­ря­дом. В сво­их «За­пис­ках» он, в част­но­сти, на­пи­сал: «Опи­сы­вая пар­ти­зан­ские дей­ствия сво­е­го от­ря­да, я не бу­ду мо­ро­чить чи­та­те­ля, как это мно­гие партизаны де­ла­ют, рас­ска­за­ми о мно­гих небы­ва­лых стыч­ках и опас­но­стях; и, по край­ней ме­ре, доб­ро­со­вест­но­стью мо­ей, в срав­не­нии с пре­уве­ли­чен­ны­ми рас­ска­за­ми дру­гих партизан, при­об­ре­ту до­ве­рие к мо­им за­пис­кам». Да­же со­вет­ский ис­то­рик Е.В. Тар­ле, мно­го пи­сав­ший о пар­ти­зан­ской войне 1812 го­да, вы­нуж­ден был при­знать, что «бы­ли пре­уве­ли­че­ния» и «умел при слу­чае при­хваст­нуть» да­же сам Де­нис Да­вы­дов. Кста­ти ска­зать, этот вид­ный уче­ный, ра­бо­тав­ший в из­вест­ное вре­мя и под вли­я­ни­ем из­вест­ной по­ли­ти­че­ской конъ­юнк­ту­ры, опи­сы­вая на­род­ную вой­ну, пре­дель­но чест­но кон­ста­ти­ро­вал: «В Рос­сии кре­стьяне ни­ко­гда не со­став­ля­ли це­лых боль­ших от­ря­дов, как это бы­ло в Ис­па­нии, где слу­ча­лось так, что кре­стьяне без по­мо­щи ис­пан­ской ар­мии са­ми окру­жа­ли и при­нуж­да­ли к сда­че фран­цуз­ские ба­та­льо­ны <…> Фран­цу­зы ви­де­ли, что ес­ли в Рос­сии про­тив них не ве­дет­ся та са­мая на­род­ная борь­ба, как в Ис­па­нии, то это преж­де все­го по­то­му, что ис­пан­ская ар­мия бы­ла вко­нец уни­что­же­на На­по­лео­ном и бы­ли долгие ме­ся­цы, ко­гда толь­ко кре­стьяне-добровольцы и мог­ли сра­жать­ся. А в Рос­сии ни од­но­го дня не бы­ло та­ко­го, ко­гда бы­ла бы со­всем уни­что­же­на рус­ская ар­мия. И на­род­ное чув­ство нена­ви­сти к за­во­е­ва­те­лю и же­ла­ние вы­гнать его из Рос­сии мог­ли про­яв­лять­ся ор­га­ни­зо­ван­нее все­го в ря­дах ре­гу­ляр­ной ар­мии».

Кар­ти­на «В 1812 го­ду» бы­ла на­пи­са­на Ил­ла­ри­о­ном Ми­хай­ло­ви­чем Пря­ниш­ни­ко­вым под впе­чат­ле­ни­ем от ро­ма­на «Вой­на и мир»

Ба­рон Фер­ди­нанд Фё­до­ро­вич Вин­цин­ге­ро­де – рус­ский ге­не­рал от ка­ва­ле­рии и ге­не­рал-адъ­ютант немецкого про­ис­хож­де­ния. Во вре­мя Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 го­да ко­ман­до­вал «ле­ту­чи­ми» ка­ва­ле­рий­ски­ми от­ря­да­ми рус­ской ар­мии

Де­нис Ва­си­лье­вич Да­вы­дов – рус­ский по­эт, наи­бо­лее яр­кий пред­ста­ви­тель «гу­сар­ской по­э­зии», ге­не­рал-лей­те­нант. Идео­лог и один из ко­ман­ди­ров пар­ти­зан­ско­го дви­же­ния во вре­мя Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 го­да

Вик­тор Ан­то­но­вич Прен­дель – ге­не­рал-май­ор, участ­ник На­по­лео­нов­ских войн

Граф Алек­сандр Хри­сто­фо­ро­вич Бен­кен­дорф – рус­ский го­су­дар­ствен­ный де­я­тель, во­е­на­чаль­ник, ге­не­рал от ка­ва­ле­рии; шеф жан­дар­мов и од­но­вре­мен­но Глав­ный на­чаль­ник III от­де­ле­ния Соб­ствен­ной Его им­пе­ра­тор­ско­го ве­ли­че­ства кан­це­ля­рии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.