Бог вой­ны

ОБЛЕТ С ИКО­НОЙ МОСК­ВЫ, МО­ЛЕ­БЕН ПЕ­РЕД СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВОЙ, КРЕСТНЫЙ ХОД ПОД КЁНИГСБЕРГОМ: КТО И ЗА­ЧЕМ ПРИДУМЫВАЛ ФРОНТОВЫЕ РЕ­ЛИ­ГИ­ОЗ­НЫЕ МИФЫ?

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО - Пуб­ли­ка­ция 2014 го­да

Во вре­мя тя­же­лых и кро­во­про­лит­ных бо­ев с нем­ца­ми на под­сту­пах к Москве Ста­лин при­ка­зал со­вер­шить тай­ный облет с ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри во­круг сто­ли­цы. По­сле воз­душ­но­го крест­но­го хо­да чу­дес­ным об­ра­зом гря­ну­ли силь­ней­шие мо­ро­зы, па­ра­ли­зо­вав­шие дви­же­ние во­ен­ной тех­ни­ки и жи­вой си­лы про­тив­ни­ка. В этот мо­мент со­вет­ские вой­ска пе­ре­хва­ти­ли ини­ци­а­ти­ву и раз­ви­ли успеш­ное контр­на­ступ­ле­ние, впер­вые раз­ве­яв миф о непо­бе­ди­мой гит­ле­ров­ской ар­ма­де. Так гла­сит од­на из зна­ме­ни­тых на­род­ных ле­генд во­ен­ной по­ры. Что же про­изо­шло в дей­стви­тель­но­сти?

При­мер­но два­дцать лет на­зад в осве­ще­нии со­бы­тий Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны на­ме­ти­лась но­вая тен­ден­ция: в охва­чен­ном вой­ной Со­вет­ском Со­ю­зе не­ожи­дан­но про­изо­шел гран­ди­оз­ный ре­ли­ги­оз­ный подъ­ем. Под вли­я­ни­ем успе­хов Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви в пат­ри­о­ти­че­ской ра­бо­те со­вет­ское ру­ко­вод­ство от­ка­за­лось от про­ве­де­ния ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной по­ли­ти­ки. Ста­ли по­все­мест­но про­во­дить­ся мо­леб­ны и крест­ные хо­ды о да­ро­ва­нии по­бе­ды, на­ча­лось стре­ми­тель­ное сти­хий­ное от­кры­тие хра­мов, крас­но­ар­мей­ские ко­лон­ны бла­го­слов­ля­лись свя­щен­ни­ка­ми, а ве­ру­ю­щие ак­тив­но жерт­во­ва­ли на по­строй­ку со­вет­ской во­ен­ной тех­ни­ки. Все эти фак­то­ры внес­ли ощу­ти­мый вклад в окон­ча­тель­ную по­бе­ду над вра­гом. Ис­точ­ни­ком за­рож­де­ния и рас­про­стра­не­ния мно­го­чис­лен­ных ми­фов о «ре­ли­ги­оз­ной от­те­пе­ли» в со­вет­ском ты­лу и на фрон­те стал вы­шед­ший в 90-х го­дах про­шло­го сто­ле­тия ре­ли­ги­оз­ный сбор­ник «Рос­сия пе­ред вто­рым при­ше­стви­ем» (сост. С. В. Фо­мин), неко­то­рые фак­ты из ко­то­ро­го, из­ло­жен­ные про­то­и­е­ре­ем Ва­си­ли­ем Шве­цом, про­из­ве­ли на­сто­я­щую сен­са­цию. Эта кни­га по­ло­жи­ла на­ча­ло по­яв­ле­нию на свет дру­гих по­доб­ных ра­бот, по­вест­ву­ю­щих о мно­го­чис­лен­ных ре­ли­ги­оз­ных чу­де­сах и зна­ме­ни­ях, яко­бы со­пут­ство­вав­ших по­бе­дам со­вет­ских войск. Цен­траль­ное ме­сто в них уде­ле­но крест­ным хо­дам и мо­леб­нам во вре­мя или пе­ред на­ча­лом клю­че­вых сра­же­ний. Са­мый из­вест­ный эпи­зод – облет на во­ен­ном са­мо­ле­те с ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри во­круг Моск­вы в кон­це 1941 го­да. До­сто­вер­ность это­го со­бы­тия вы­зы­ва­ет мно­же­ство со­мне­ний. Во-пер­вых, неиз­вест­но, с ка­ким имен­но чу­до­твор­ным об­ра­зом он про­из­во­дил­ся (Тих­вин­ским, Ка­зан­ским, Вла­ди­мир­ским), во-вто­рых, ко­гда имен­но это про­изо­шло (в но­яб­ре или де­каб­ре). Но да­же ес­ли от­бро­сить по­доб­ные ню­ан­сы, со­слав­шись, на­при­мер, на то, что облет со­вер­шал­ся по тай­но­му при­ка­зу са­мо­го Ста­ли­на, это не ума­ля­ет дру­гих оче­вид­ных контр­ар­гу­мен­тов, при­во­ди­мых не толь­ко во­ен­ны­ми ис­то­ри­ка­ми, но и свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми РПЦ.

Ико­ну нем­цы вы­вез­ли в тыл

Ши­ро­ко рас­про­стра­нен­ную вер­сию это­го со­бы­тия, из­ло­жен­ную пра­во- слав­ным пи­са­те­лем Ни­ко­ла­ем Бло­хи­ным в его ро­мане «Ру­беж», тща­тель­но про­ана­ли­зи­ро­вал иерей Ни­ко­лай Са­вчен­ко. Кни­га вы­пу­ще­на в ка­нун 70-ле­тия Бит­вы под Моск­вой Ин­сти­ту­том эко­но­ми­че­ских стра­те­гий РАН. Ав­тор, сын ма­сте­ра-на­езд­ни­ка, утвер­жда­ет, что ле­том 1952 го­да се­ми­лет­ним маль­чи­ком услышал эту вер­сию на ко­нюшне Цен­траль­но­го мос­ков­ско­го ип­по­дро­ма от мар­ша­ла авиа­ции Алек­сандра Го­ло­ва­но­ва (к сло­ву, вну­ка тер­ро­ри­ста Ки­баль­чи­ча, участ­ни­ка убий­ства им­пе­ра­то­ра Алек­сандра II). Сви­де­те­ля­ми рас­ска­за бы­ли Бло­хи­ны­стар­шие, а так­же ге­не­рал-пол­ков­ник Ми­ха­ил Гро­мов и ге­не­рал-лей­те­нант Ва­си­лий Ста­лин, за­ни­мав­ший то­гда долж­ность ко­ман­ду­ю­ще­го ВВС Мос- ков­ско­го во­ен­но­го окру­га. По­след­ний яко­бы тут же под­твер­дил до­сто­вер­ность из­ло­жен­ных мар­ша­лом со­бы­тий. Со­глас­но этой вер­сии, облет с об­ра­зом Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри про­изо­шел 8 де­каб­ря 1941 го­да во вре­мя силь­ной ме­те­ли на про­то­ти­пе аме­ри­кан­ско­го «Дугла­са», со­вет­ском са­мо­ле­те ПС-84, ко­то­рый Го­ло­ва­нов пи­ло­ти­ро­вал в оди­ноч­ку. На бор­ту так­же на­хо­ди­лись свя­щен­ник и трое цер­ков­ных пев­чих. Транс­ля­ция ду­хов­ных пес­но­пе­ний на­пря­мую пе­ре­да­ва­лась в Кремль. Меж­ду тем до­под­лин­но из­вест­но, что в 1941 го­ду пра­во­слав­ная свя­ты­ня на­хо­ди­лась в Тих­вин­ском кра­е­вед­че­ском му­зее, посколь­ку все го­род­ские хра­мы ра­нее бы­ли за­кры­ты боль­ше­ви­ка­ми. Нем­цы за­хва­ти­ли Тих­вин 8 но­яб­ря 1941 го­да, пе­ред остав­ле­ни­ем го­ро­да они вы­вез­ли ико­ну в тыл и пе­ре­да­ли ее в Ри­ге гла­ве Пс­ков­ской пра­во­слав­ной мис­сии мит­ро­по­ли­ту Сер­гию (Воскре­сен­ско­му). По­сле окон­ча­тель­но­го от­ступ­ле­ния гит­ле­ров­цев ико­на по­ки­ну­ла на­шу стра­ну и вер­ну­лась в Рос­сию лишь в 2004 го­ду. С по­го­дой так­же се­рьез­ные несты­ков­ки. Со­глас­но дан­ным мос­ков­ской ме­тео­стан­ции, имен­но 8 де­каб­ря 1941 го­да, по­сле силь­ных мо­ро­зов в на­ча­ле ме­ся­ца, тем­пе­ра­ту­ра рез­ко по­вы­си­лась до 0…+1 гра­ду­са. Та­ким об­ра­зом, силь­ная ме­тель ис­клю­ча­ет­ся. Есть и про­ти­во­ре­чия тех­ни­че­ско­го пла­на. В эки­паж ПС-84 вхо­ди­ли два пи­ло­та, борт-ме­ха­ник и ра­дист. Од­на­ко в сво­ем рас­ска­зе Го­ло­ва­нов утвер­ждал, что ле­тел

один, оста­вив на зем­ле да­же штур­ма­на, что яв­ля­ет­ся гру­бей­шим на­ру­ше­ни­ем ре­гла­мен­та по­ле­тов. Кро­ме то­го, штат­ная бор­то­вая ра­дио­стан­ция не об­ла­да­ла тех­ни­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми транс­ля­ции пес­но­пе­ний, в том чис­ле по­сред­ством гром­кой свя­зи. И это лишь са­мые ос­нов­ные несты­ков­ки в вер­сии Ни­ко­лая Бло­хи­на, тща­тель­но до­ка­зан­ные свя­щен­ни­ком. Дру­гой свя­щен­ник, ко­то­рый про­вел всю вой­ну в Москве, ото­звал­ся о ве­ро­ят­но­сти об­ле­та так: «Силь­но слад­ко ска­за­но… не жи­ли вы то­гда и не зна­е­те». Су­ро­вые ре­а­лии вой­ны су­ще­ствен­но от­ли­ча­лись от бла­го­че­сти­вых пре­да­ний. Про­ва­лу гер­ман­ско­го блиц­кри­га спо­соб­ство­ва­ли от­нюдь не облет с ико­ной или тай­ное по­се­ще­ние быв­шим се­ми­на­ри­стом Ста­ли­ным бла­жен­ной Матро­ны, яко­бы во­оду­ше­вив­шей хо­зя­и­на Крем­ля пред­ска­за­ни­ем по­бе­ды. Со­здать плац­дарм для воз­мож­но­сти контр­на­ступ­ле­ния Красной Ар­мии под Моск­вой в де­каб­ре 1941 го­да по­мог­ла пе­ре­брос­ка до­пол­ни­тель­ной жи­вой си­лы и ма­те­ри­аль­ных ре­сур­сов с Даль­не­го Во­сто­ка, в част­но­сти де­ся­ти ди­ви­зий с сот­ня­ми еди­ниц во­ен­ной тех­ни­ки. В со­став За­пад­но­го фрон­та бы­ли пе­ре­да­ны три об­ще­вой­ско­вые ар­мии, стрел­ко­вые, ка­ва­ле­рий­ские и тан­ко­вые со­еди­не­ния, боль­шое ко­ли­че­ство спе­ци­аль­ных ча­стей. Во­ен­но-воз­душ­ные си­лы Ка­ли­нин­ско­го и Юго-За­пад­но­го фрон­тов бы­ли су­ще­ствен­но уси­ле­ны. В ре­зуль­та­те к на­ча­лу контр­на­ступ­ле­ния в со­ста­ве со­вет­ских войск на­счи­ты­ва­лось 1,1 млн че­ло­век, 7652 ору­дия и ми­но­ме­та, 415 уста­но­вок ре­ак­тив­ной ар­тил­ле­рии, 774 тан­ка (в том чис­ле 222 тя­же­лых и сред­них) и 1 тыс. са­мо­ле­тов, в немец­кой груп­пе ар­мий «Центр» – 1,708 млн че­ло­век, око­ло 13,5 тыс. ору­дий и ми­но­ме­тов, 1170 тан­ков и 615 са­мо­ле­тов. Как мы видим, пе­ре­вес по жи­вой си­ле и тех­ни­ке был не на со­вет­ской сто­роне, од­на­ко он стал и не столь ка­та­стро­фи­чен, как в пер­вые ме­ся­цы вой­ны. Ко­неч­но, нель­зя спи­сы­вать со сче­тов и по­год­ный фак­тор. В ме­му­а­рах «Вос­по­ми­на­ния сол­да­та» (гла­ва «Удар на Ту­лу и Моск­ву») ко­ман­ду­ю­щий 2-й тан­ко­вой ар­ми­ей ге­не­рал-пол­ков­ник Хайнц Гу­де­ри­ан от­ме­чал: «12 но­яб­ря тем­пе­ра­ту­ра упа­ла до 13 гра­ду­сов мо­ро­за, 13 но­яб­ря – до 22 гра­ду­сов… Пе­ред пус­ком тан­ко­вых мо­то­ров их при­хо­ди­лось разо­гре­вать. Го­рю­чее ча­стич­но за­мер­за­ло, мас­ло гу­сте­ло… ав­то­ма­ти­че­ское ору­жие из-за хо­ло­да не дей­ство­ва­ло, а на­ши 37-мил­ли­мет­ро­вые про­ти­во­тан­ко­вые пуш­ки ока­за­лись бес­силь­ны­ми про­тив рус­ских тан­ков Т-34». На но­вых со­вет­ских тан­ках Т-34 и КВ-1 сто­я­ли ди­зе­ли, все немец­кие бо­е­вые ма­ши­ны то­го вре­ме­ни осна­ща­лись бен­зи­но­вы­ми кар­бю­ра­тор­ны­ми дви­га­те­ля­ми, топ­ли­во в ко­то­рых за­сты­ва­ло уже при ми­нус 14 гра­ду­сах. Для со­вет­ских дви­га­те­лей ис­поль­зо­ва­лось осо­бое «зим­нее топ­ли­во», не гу­стев­шее да­же в силь­ные мо­ро­зы. При его от­сут­ствии в обыч­ную со­ляр­ку до­бав­ля­ли ке­ро­син. Меж­ду тем в са­мом фак­те на­ступ­ле­ния мо­ро­зов ни­че­го чу­дес­но­го не бы­ло. Зи­ма 1941–1942 го­дов бы­ла хо­лод­ной не толь­ко в цен­траль­ных об­ла­стях, но и на всей тер­ри­то­рии СССР – два­дца­ти­гра­дус­ные мо­ро­зы за­фик­си­ро­ва­ны да­же в ку­рорт­ной Одес­се. Что же ка­са­ет­ся «ре­ли­ги­оз­ной от­те­пе­ли» на осво­бож­ден­ных Красной Ар­ми­ей тер­ри­то­ри­ях, то, как и в преж­ние го­ды, для Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви на­сту­пи­ли тра­гич­ные дни. Пра­во­слав­ные хра­мы, от­кры­тые и вос­ста­нов­лен­ные в крат­ко­вре­мен­ный пе­ри­од ок­ку­па­ции на тер­ри­то­рии Мос­ков­ской и Туль­ской об­ла­стей, бы­ли вновь за­кры­ты, а слу­жив­шие в них свя­щен­но­слу­жи­те­ли под­верг­лись ре­прес­си­ям. В ка­че­стве срав­не­ния при­ве­дем ха­рак­тер­ную кар­ти­ну ре­ли­ги­оз­ной си­ту­а­ции на од­ной из ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий. В Гат­чин­ском рай­оне 13 июля 1941 го­да Воскре­сен­скую цер­ковь за­ня­ли для сво­их нужд со­вет­ские вой­ска, и бо­го­слу­же­ния в ней вре­мен­но пре­кра­ти­лись. 20 ав­гу­ста се­ло Суй­ды за­ня­ли нем­цы, че­рез два дня цер­ковь при­ве­ли в по­ря­док, и по­сле но­во­го освя­ще­ния в ней воз­об­но­ви­лись служ­бы. Од­на­ко ве­че­ром 28 ав­гу­ста де­ре­вян­ный храм вспых­нул в ре­зуль­та­те по­па­да­ния со­вет­ско­го сна­ря­да и сго­рел до ос­но­ва­ния. С по­мо­щью немец­ко­го во­ен­но­го пас­ты­ря кре­стьяне спас­ли боль­шую часть цер­ков­но­го иму­ще­ства и пе­ре­нес­ли его в Воскре­сен­ский храм, за­кры­тый в 1937 го­ду. Уже на сле­ду­ю­щий день про­то­и­е­рей Н. Бы­ст­ря­ков стал слу­жить в этом хра­ме и оста­вал­ся его на­сто­я­те­лем вп­лоть до аре­ста со­вет­ски­ми ор­га­на­ми 22 ок­тяб­ря 1944 го­да.

Спек­такль для со­юз­ни­ков

Воз­душ­ный крестный ход во­круг Моск­вы не мог со­сто­ять­ся и по дру­гой ве­со­мой при­чине. Ре­ли­ги­оз­ная си­ту­а­ция в Со­вет­ском Со­ю­зе на­ча­ла за­мет­но из­ме­нять­ся лишь по­сле встре­чи Ста­ли­на с пат­ри­ар­шим ме­сто­блю­сти­те­лем мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем (Стра­го­род­ским) и мит­ро­по­ли­та­ми Алек­се­ем (Си­ман­ским) и Ни­ко­ла­ем (Яру­ше­ви­чем) в сен­тяб­ре 1943 го­да. Ан­ти­ре­ли­ги­оз­ные го­не­ния в СССР до­стиг­ли сво­е­го апо­гея еще в 30-е го­ды про­шло­го ве­ка. 15 мая 1932 го­да И. Ста­лин под­пи­сал Де­крет о вто­рой пя­ти­лет­ке, в ко­то­ром на­ря­ду с эко­но­ми­че­ски­ми по­ка­за­те­ля­ми бы­ла по­став­ле­на цель: к 1 мая 1937 го­да «имя Бо­га долж­но быть за­бы­то на тер­ри­то­рии стра­ны». И эта цель во мно­гом бы­ла до­стиг­ну­та. К се­ре­дине 1941 го­да цер­ков­ная жизнь на тер­ри­то­рии Со­вет­ско­го Со­ю­за ока­за­лась в пол­ном упад­ке. На Пс­ков­щине, на­при­мер, она вы­гля­де­ла так: «Го­не­ния на цер­ковь на­ча­лись уже в 1917 го­ду, и бы­ло рас­стре­ля­но мно­же­ство ар­хи­ере­ев и свя­щен­ни­ков. Ар­хи­ерей­ская ка­фед­ра во Пс­ко­ве бы­ла упразд­не­на в 1936 го­ду. С 1939 по 1940 год бы­ли за­кры­ты по­след­ние церк­ви во Пс­ко­ве, Пор­хо­ве и Ост­ро­ве (Свя­тые го­ры)». К мо­мен­ту ок­ку­па­ции этой об­ла­сти гер­ман­ской ар­ми­ей в ней не бы­ло ни од­ной дей­ству­ю­щей церк­ви и ни од­но­го свя­щен­ни­ка, ко­то­рый со­вер­шал бы бо­го­слу­же­ния. Мно­го­чис­лен­ные псков­ские хра­мы бы­ли «раз­ру­ше­ны, по­ру­га­ны, пре­вра­ще­ны в скла­ды, ма­стер­ские, тан­це­валь­ные клу­бы, ки­но и ар­хи­вы. Ре­прес­си­ро­ван­ное ду­хо­вен­ство в сво­ей ос­нов­ной мас­се по­гиб­ло в конц­ла­ге­рях Си­би­ри». Но вер­нем­ся к 1943 го­ду. Итак, «во­ждю на­ро­дов» в про­па­ган­дист­ских це­лях по­на­до­би­лось сроч­но про­ве­сти выборы пат­ри­ар­ха, от­крыть хо­тя бы ма­лую часть церк­вей и ду­хов­ных учеб­ных за­ве­де­ний, что­бы со­здать у за­пад­ных со­юз­ни­ков ил­лю­зию воз­рож­де­ния ре­ли­ги­оз­ной жиз­ни в СССР и скло­нить по­след­них к ак­тив­ной во­ен­ной по­мо­щи и от­кры­тию Вто­ро­го фрон­та. Впро­чем, внеш­не­по­ли­ти­че­ско­му ста­лин­ско­му ма­нев­ру ино­стран­цы не слиш­ком по­ве­ри­ли, что за­фик­си­ро­ва­ли со­вет­ские спец­служ­бы. По мне­нию бель­гий­ско­го посла, «это все на­пи­са­но для нас, ино­стран­цев, а не для рус­ских. Это толь­ко про­па­ган­да, ко­то­рая ни­че­го не сто­ит. Вот ес­ли бы Ста­лин дал сот­ни от­ре­мон­ти­ро­ван­ных церк­вей, этим бы­ло бы сде­ла­но мно­го». При­мер­но в том же клю­че мыс­ли­ли и ря­до­вые со­вет­ские граж­дане. Ма­ши­нист тур­би­ны элек­тро­стан­ции Са­бу­нов за­явил, что де­я­тель­ность цер­ков­ни­ков до­пус­ка­ет­ся под на­жи­мом со­юз­ни­ков и толь­ко на вре­мя вой­ны, а за­тем необ­хо­ди­мость отой­дет и всех их – по­бо­ку. Не ме­нее кри­тич­на в оцен­ках и со­труд­ни­ца биб­лио­те­ки Чер­ну­хи­на: «Ста­лин на все пой­дет, лишь бы вы­иг­рать вой­ну. Это оче­ред­ное от­ступ­ле­ние ком­му­ни­стов под дав­ле­ни­ем со­юз­ни­ков». Пер­вые же хра­мы (чис­лом 18) бы­ло раз­ре­ше­но от­крыть толь­ко спу­стя по­чти пол­го­да по­сле из­бра­ния но­во­го пат­ри­ар­ха – по­ста­нов­ле­ни­ем Сов­ми­на от 5 фев­ра­ля 1944 го­да. До это­го ате­и­сти­че­скую про­па­ган­ду в стране, а тем бо­лее в Красной Ар­мии, ни­кто и не ду­мал сво­ра­чи­вать. Как и в пер­вые ре­во­лю­ци­он­ные го­ды, хра­мы осквер­ня­лись и раз­ру­ша­лись, свя­щен­но­слу­жи­те­ли под­вер­га­лись го­не­ни­ям и уни­что­жа­лись. Толь­ко в 1941 го­ду бы­ло

аре­сто­ва­но 4 тыс. свя­щен­ни­ков – 1900 цер­ков­но­слу­жи­те­лей рас­стре­ля­но. Ко­гда но­во­из­бран­ный пат­ри­арх Сер­гий (Стра­го­род­ский) пе­ре­дал пред­се­да­те­лю Совета по де­лам РПЦ МП пол­ков­ни­ку НКВД Г. Кар­по­ву за­яв­ле­ние об осво­бож­де­нии на­хо­див­ших­ся в за­клю­че­нии и счи­тав­ших­ся жи­вы­ми 24 ар­хи­ере­ев, од­но­го ар­хи­манд­ри­та и од­но­го про­то­и­е­рея, все упо­мя­ну­тые в его спис­ке свя­щен­но­слу­жи­те­ли, кро­ме од­но­го, к это­му вре­ме­ни бы­ли ли­бо рас­стре­ля­ны, ли­бо умер­ли в ла­ге­рях.

Мифы о крест­ных хо­дах и зна­ме­ни­ях воз­ник­ли во­круг всех круп­ных сра­же­ний

Но вер­нем­ся к те­ме чу­дес и зна­ме­ний. Сле­ду­ю­щий миф – крестный ход с ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри во­круг бло­кад­но­го Ле­нин­гра­да. Оче­вид­но, что в го­ро­де на Не­ве, под­вер­гав­шем­ся непре­рыв­ным арт­об­стре­лам и бом­беж­кам, с по­ги­бав­шим пря­мо на ули­цах от го­ло­да и хо­ло­да на­се­ле­ни­ем, про­сто не су­ще­ство­ва­ло та­кой воз­мож­но­сти, о чем сви­де­тель­ство­вал и на­хо­див­ший­ся там бу­ду­щий пат­ри­арх Алек­сий I (Си­ман­ский). Со­глас­но оче­ред­ной ле­ген­де, Ка­зан­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри яко­бы на­хо­ди­лась в рас­по­ло­же­нии со­вет­ских войск на пра­вом бе­ре­гу Вол­ги, и по­это­му нем­цы бы­ли об­ре­че­ны на неми­ну­е­мое по­ра­же­ние: «Зна­ме­ни­тая Ста­лин­град­ская бит­ва на­ча­лась с мо­леб­на пе­ред этой ико­ной, и толь­ко по­сле это­го был дан сиг­нал к на­ступ­ле­нию. Ико­ну при­во­зи­ли на са­мые труд­ные участ­ки фрон­та, где бы­ло кри­ти­че­ское по­ло­же­ние, в ме­ста, где го­то­ви­лись на­ступ­ле­ния. Свя­щен­ство слу­жи­ло мо­леб­ны, сол­дат кро­пи­ли свя­той во­дой…» По мне­нию пра­во­слав­но­го пуб­ли­ци­ста Ни­ко­лая Ка­ве­ри­на, на­звав­ше­го кни­гу с «сен­са­ци­я­ми» от В. Шве­ца «эн­цик­ло­пе­ди­ей пра­во­слав­но­го ми­фо­твор­че­ства», опи­сы­вая та­кую неправ­до­по­доб­ную идил­лию (огром­ная часть рус­ско­го свя­щен­ства в это вре­мя на­хо­ди­лась в тюрь­мах, ла­ге­рях и ссыл­ках), ав­тор, ве­ро­ят­но, спу­тал Ста­лин­град­скую бит­ву с Бо­ро­дин- ской. Со­бы­тия про­ис­хо­ди­ли бо­лее чем за пол­го­да до упо­мя­ну­той вы­ше встре­чи со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства с по­след­ни­ми из вы­жив­ших в хо­де ре­прес­сий цер­ков­ных иерар­хов. Да­же в оче­ред­ном оди­оз­ном сбор­ни­ке «Чу­де­са на до­ро­гах вой­ны» утвер­жда­ет­ся, что нет ни­ка­ких до­сто­вер­ных све­де­ний как о мо­лебне пе­ред ико­ной пе­ред на­ча­лом Сталинградской бит­вы, так и о неком «та­ин­ствен­ном зна­ме­нии» со­вет­ским бой­цам в ее кри­ти­че­ский мо­мент. Ста­лин­град­ская бит­ва за­ро­ди­ла и дру­гую небы­ли­цу: ду­хов­ник Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ры ар­хи­манд­рит Ки­рилл (Пав­лов) и «тот са­мый» ге­ро­и­че­ски сра­жав­ший­ся сер­жант РККА Пав­лов, име­нем ко­то­ро­го на­зван дом, яко­бы од­но и то же ли­цо. Меж­ду тем на­сто­я­щий сер­жант – Яков Фе­до­то­вич Пав­лов – был весь­ма да­лек от ду­хов­ных по­дви­гов. Ду­хов­ной се­ми­на­рии он пред­по­чел Ле­нин­град­скую выс­шую пар­тий­ную шко­лу. Со­глас­но сви­де­тель­ству его сы­на, тре­тий сек­ре­тарь Вал­дай­ско­го гор­ко­ма пар­тии по сель­ско­му хо­зяй­ству Пав­лов не то что в цер­ковь не хо­дил, но да­же до­ма икон не дер­жал. Од­на­ко по­след­ствия бла­го­че­сти­вой сказ­ки ока­за­лись тра­гич­ны­ми: по­сле «сен­са­ци­он­ной» но­во­сти у су­пру­ги Яко­ва Пав­ло­ва на­ча­лись се­рьез­ные про­бле­мы со здо­ро­вьем. Не обо­шли сто­ро­ной псев­до­цер­ков­ные мифы и сра­же­ние за Кё­нигсберг. В рас­ска­зе со­вет­ско­го ве­те­ра­на Ни­ко­лая Бу­га­ен­ко с лег­ко­стью вы­да­ет­ся за чи­стую мо­не­ту оче­ред­ное со­мни­тель­ное яв­ле­ние: «7 ап­ре­ля, на Бла­го­ве­ще­ние, мы жда­ли боя. Вдруг видим: вдоль ли­нии фрон­та дви­жет­ся крестный ход – впе­ре­ди пра­во­слав­ные свя­щен­ни­ки несут Ка­зан­скую ико­ну Бо­го­ма­те­ри, за ни­ми – ве­ре­ни­ца лю­дей с ико­на­ми, кре­ста­ми и хо­руг­вя­ми в ру­ках. Это бы­ло так не­ожи­дан­но! Как буд­то и нет вой­ны – ни­кто не стре­ля­ет, яс­но раз­ли­чи­мы сло­ва мо­литв, пес­но­пе­ний… А даль­ше про­изо­шло нечто со­всем неве­ро­ят­ное. Фа­ши­сты вдруг, в еди­ном по­ры­ве, по­бро­са­ли ору­жие (ору­дия их то­же за­молк­ли) и с кри­ком «Ма­терь Бо­жия!» по­бе­жа­ли прочь. С гро­мо­вым «Ура!» мы бро­си­лись за ни­ми. Без еди­но­го вы­стре­ла взя­ли тот уча­сток фрон­та. А по­том и го­род стал наш, хоть и успе­ли нем­цы за­то­пить свои под­зем­ные за­во­ды»… Меж­ду тем бо­лее здра­во­мыс­ля­щие участ­ни­ки то­го сра­же­ния, при­чем как с со­вет­ской, так и с гер­ман­ской сто­ро­ны, да­ле­ки в сво­их оцен­ках от столь идил­ли­че­ской кар­ти­ны. Так, Пётр Кириченко, ка­ва­лер ше­сти ор­де­нов и 19 медалей, в том чис­ле ме­да­ли «За взя­тие Кё­нигсбер­га», да­ет со­всем иную оцен­ку при­чи­нам по­бе­ды со­вет­ских войск. Оче­ред­но­му фрон­то­во­му «чу­ду» спо­соб­ство­ва­ло со­сре­до­то­че­ние ко­ман­ду­ю­щим 3-м Бе­ло­рус­ским фрон­том Мар­ша­лом Со­вет­ско­го Со­ю­за А. М. Ва­си­лев­ским войск че­ты­рех об­ще­вой­ско­вых ар­мий (свы­ше 137 тыс. че­ло­век), око­ло 52 тыс. ору­дий и ми­но­ме­тов, 538 тан­ков и са­мо­ход­ных ору­дий, а так­же 2400 са­мо­ле­тов. Пре­вос­ход­ство над нем­ца­ми бы­ло мно­го­крат­ным. Сиг- нал к на­ча­лу об­ще­го штур­ма Кё­нигсбер­га был дан не по­сле то­го, как в ре­зуль­та­те мо­леб­на стрель­ба с немец­кой сто­ро­ны рез­ко пре­кра­ти­лась. Огонь пре­кра­тил­ся лишь то­гда, ко­гда со­вет­ские вой­ска с нема­лы­ми по­те­ря­ми пре­одо­ле­ли со­про­тив­ле­ние про­тив­ни­ка и пол­но­стью овла­де­ли го­ро­дом. Обра­тим­ся к ме­му­а­рам ко­мен­дан­та кре­по­сти Кё­нигсберг, ге­не­ра­ла от ин­фан­те­рии От­то фон Ля­ша: «Итак, 9 ап­ре­ля ста­ло окон­ча­тель­но яс­но, что я со сво­и­ми сол­да­та­ми и всем на­се­ле­ни­ем Кё­нигсбер­га, бро­шен вы­ше­сто­я­щим ко­ман­до­ва­ни­ем на про­из­вол судь­бы. Ждать по­мо­щи со сто­ро­ны уже не при­хо­ди­лось. В те­че­ние трех дней в го­ро­де ца­ри­ли смерть и раз­ру­ше­ние, не оста­ва­лось ни ма­лей­ших шан­сов на то, что мы су­ме­ем вы­сто­ять сво­и­ми си­ла­ми или из­ме­нить без­вы­ход­ное по­ло­же­ние даль­ней­шим со­про­тив­ле­ни­ем. Скла­ды с бо­е­при­па­са­ми и про­до­воль­стви­ем боль­шей ча­стью сго­ре­ли, ар­тил­ле­рий­ских сна­ря­дов по­чти не оста­лось, пе­хот­ных бо­е­при­па­сов то­же бы­ло очень ма­ло. …Но боль­ше все­го на мое ре­ше­ние о ка­пи­ту­ля­ции повли­я­ло осо­зна­ние то­го фак­та, что про­дол­же­ние борь­бы по­вле­чет лишь бес­смыс­лен­ные жерт­вы и бу­дет сто­ить сол­да­там и граж­дан­ско­му на­се­ле­нию ты­сяч жиз­ней. …По­сле короткого со­ве­ща­ния с офи­це­ра­ми сво­е­го шта­ба и ко­ман­ди­ра­ми ди­ви­зий, с ко­то­ры­ми еще мож­но бы­ло свя­зать­ся, в пер­вой по­ло­вине дня 9 ап­ре­ля я объ­явил о сво­ем ре­ше­нии со­гла­сить­ся на по­чет­ную ка­пи­ту­ля­цию, ко­то­рую уже

не раз пред­ла­гал че­рез пар­ла­мен­те­ров ко­ман­ду­ю­щий рус­ским фрон­том мар­шал Ва­си­лев­ский. Все одоб­ри­ли это ре­ше­ние. …Ни­кто из нем­цев в Кё­нигсбер­ге «зна­ме­ний» и «яв­ле­ний» не ви­дел над на­сту­па­ю­щи­ми рус­ски­ми и тут же не сда­вал­ся в ужа­се в плен, па­дая на ко­ле­ни…» Ана­ло­гич­ные мифы с «крест­ны­ми хо­да­ми» и «зна­ме­ни­я­ми» для крас­но­ар­мей­цев вы­ду­ма­ны и в дру­гих сра­же­ни­ях, на­при­мер, на Кур­ской ду­ге и в Кор­су­нь­Шев­чен­ков­ской опе­ра­ции. От­ча­сти их за­рож­де­ние и рас­про­стра­не­ние мож­но объ­яс­нить не толь­ко де­я­тель­но­стью В. Шве­ца, но и тра­ди­ци­он­ным на­род­ным ве­ро­ва­ни­ем в бо­же­ствен­ную по­мощь при по­бе­де над за­хват­чи­ка­ми. (Ку­ли­ков­ская бит­ва, Оте­че­ствен­ная вой­на 1812 го­да).

«Воз­рож­де­ние» под кон­тро­лем

Без упо­ми­на­ния ка­ких-ли­бо до­ку­мен­таль­ных ис­точ­ни­ков В. Швец утвер­жда­ет, что во вре­мя вой­ны бы­ло от­кры­то 20 тыс. церк­вей. Эта циф­ра очень да­ле­ка от ре­аль­но­сти, к то­му же по­дав­ля­ю­щая часть из несколь­ких ты­сяч хра­мов бы­ла от­кры­та на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях. Cо­глас­но от­че­ту Совета по де­лам РПЦ МП (фак­ти­че­ски кон­тро­ли­ру­ю­щий ор­ган НКВД) ко­ли­че­ство от­кры­тых хра­мов на вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях СССР со­став­ля­ло 7547. По дру­гим ис­точ­ни­кам, их ко­ли­че­ство со­став­ля­ло по­ряд­ка 10 тыс. В об­ла­стях РСФСР, не ока­зав­ших­ся в зоне ок­ку­па­ции, ко­ли­че­ство дей­ству­ю­щих церк­вей бы­ло ни­чтож­ным. Так, в до­клад­ной за­пис­ке упо­мя­ну­то­го вы­ше Г. Кар­по­ва за­ме­сти­те­лю пред­се­да­те­ля СНК СССР В. Мо­ло­то­ву о со­сто­я­нии Церк­ви в СССР (от 5 ок­тяб­ря1944 го­да) от­ме­ча­лось, что в Куй­бы­шев­ской, Са­ра­тов­ской, Там­бов­ской и Чка­лов­ской об­ла­стях функ­ци­о­ни­ро­ва­ло по че­ты­ре церк­ви; в Но­во­си­бир­ской, Пен­зен­ской об­ла­стях, Ал­тай­ском и При­мор­ском кра­ях – по две; в Ир­кут­ской, Кур­ган­ской об­ла­стях, Крас­но­яр­ском и Ха­ба­ров­ском кра­ях, Ма­рий­ской и Мор­дов­ской АССР – по од­ной церк­ви. Ре­аль­ная кар­ти­на «по­мо­щи» со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства РПЦ хо­ро­шо про­сле­жи­ва­ет­ся в сек­рет­ной справ­ке, со­став­лен­ной Г. Кар­по­вым 31 ок­тяб­ря 1945 го­да: «За 1944–45 го­да по Со­ю­зу по­сту­пи­ло от групп ве­ру­ю­щих 6770 за­яв­ле­ний об от­кры­тии церк­вей (не счи­тая по­втор­ных). По рас­смот­ре­нии этих за­яв­ле­ний, их про­вер­ке, по за­клю­че­ни­ям обл (край) ис­пол­ко­мов Со­ве­том от­кры­то за 1944–45 го­да – 529 церк­вей. За тот же пе­ри­од вре­ме­ни от­кло­не­но хо­да­тайств ве­ру­ю­щих об от­кры­тии церк­вей 4850. На­хо­дит­ся на рас­смот­ре­нии 1391 хо­да­тай­ство. Та­ким об­ра­зом, удо­вле­тво­ре­но за 1944–45 го­да 9,8 % всех рас­смот­рен­ных хо­да­тайств…» Еще 28 но­яб­ря 1943 го­да Сов­нар­ком при­нял по­ста­нов­ле­ние, со­глас­но ко­то­ро­му хо­да­тай­ства ве­ру­ю­щих сна­ча­ла рас­смат­ри­ва­лись мест­ны­ми ор­га­на­ми, в слу­чае их одоб­ре­ния пе­ре­сы­ла­лись в Со­вет по де­лам Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви. По­сле пред­ва­ри­тель­но­го ре­ше­ния они сно­ва спус­ка­лись в Сов­нар­ком, а за­тем воз­вра­ща­лись в Со­вет. Та­кая мно­го­сту­пен­ча­тая про­це­ду­ра бы­ла вы­ра­бо­та­на с це­лью тща­тель­но до­зи­ро­вать от­кры­тие но­вых хра­мов. Бе­с­кон­троль­ный сти­хий­ный рост ко­ли­че­ства при­хо­дов вы­звал силь­ную тре­во­гу в пра­ви­тель­стве… Вла­стям пред­став­ля­лось необ­хо­ди­мым обуз­дать этот по­ток, пре­вра­тив его в то­нень­кий ру­че­ек. С этой це­лью В. Мо­ло­тов ука­зы­вал Г. Кар­по­ву: «По­ка не да­вать ни­ка­ких раз­ре­ше­ний на от­кры­тие церк­вей… В по­сле­ду­ю­щем по во­про­су от­кры­тия вхо­дить за санк­ци­ей в пра­ви­тель­ство и толь­ко по­сле это­го спус­кать ука­за­ния в обл­ис­пол­ко­мы… От­крыть церк­ви в неко­то­рых местах при­дет­ся, но нуж­но бу­дет сдер­жи­вать ре­ше­ния это­го во­про­са». В мае 1944 го­да Г. Кар­пов пи­шет: «Пат­ри­арх и епар­хи­аль­ные управ­ле­ния по­ста­ви­ли пе­ред Со­ве­том во­про­сы о воз­вра­ще­нии неко­то­рых «мо­щей» и «чу­до­твор­ных» икон из чис­ла на­хо­дя­щих­ся в му­зе­ях. Мне­ние Совета по это­му во­про­су от­ри­ца­тель­ное». Со­глас­но этим дан­ным, боль­ше­ви­ки про­во­ди­ли по­ли­ти­ку сдер­жи­ва­ния ре­ли­ги­оз­но­го воз­рож­де­ния. Кро­ме то­го, в де­каб­ре то­го же го­да Сов­нар­ком пред­пи­сал за­кры­вать от­кры­тые в вой­ну хра­мы, ес­ли до вой­ны в них раз­ме­ща­лись го­су­дар­ствен­ные ор­га­ни­за­ции. По при­чи­нам ка­та­стро­фи­че­ской нехват­ки свя­щен­ни­ков (ра­зу­ме­ет­ся, из-за мас­со­вых ре­прес­сий) и пре­вра­ще­ния церк­вей в об­ще­ствен­ные зда­ния к кон­цу 1947 го­да из упо­мя­ну­тых вы­ше несколь­ких ты­сяч хра­мов функ­ци­о­ни­ро­ва­ло лишь 1300. Те­ма окорм­ле­ния пра­во­слав­ны­ми свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми со­вет­ских войск на­шла от­ра­же­ние в со­вре­мен­ном оте­че­ствен­ном ки­не­ма­то­гра­фе. В ки­но­се­ри­а­ле «Штраф­бат» (2004 год, ре­жис­сер Ни­ко­лай До­сталь) в штраф­ном ба­та­льоне крас­но­ар­мей­цев слу­чай­но ока­зы­ва­ет­ся свя­щен­ник, ко­то­рый жи­вет в од­ном ба­ра­ке со штраф­ни­ка­ми, ис­по­ве­ду­ет и бла­го­слов­ля­ет их пе­ред сра­же­ни­я­ми и да­же в кри­ти­че­ский мо­мент бит­вы бе­рет ору­жие и идет вме­сте с ни­ми в ата­ку. Ки­но­кар­ти­на не пре­тен­ду­ет на аб­со­лют­ную ис­то­ри­че­скую до­сто­вер­ность, и дан­ный эпи­зод мож­но уве­рен­но от­не­сти все­го лишь к сме­ло­му по­ле­ту фан­та­зии ее со­зда­те­лей. В ре­аль­но­сти же ба­тюш­ка вряд ли мог ока­зать­ся в рас­по­ло­же­нии крас­но­ар­мей­цев, а тем бо­лее штраф­ни­ков. Од­ним из ос­нов­ных по­сту­ла­тов про­па­ган­ды в ком­му­ни­сти­че­ских от­ря­дах бы­ло вос­пи­та­ние бой­цов в во­ин­ствен­но-ан­ти­ре­ли­ги­оз­ном ду­хе. Есте­ствен­но, уже не мог­ло быть и ре­чи о при­сут­ствии в них свя­щен­ни­ков и о быв­ших преж­де мо­леб­нах. С фор­мы ис­чез­ли по­го­ны и на­гра­ды в ви­де кре­стов, тра­ди­ци­он­ные хри­сти­ан­ские вось­ми­ко­неч­ные звез­ды за­ме­ня­лись пя­ти­ко­неч­ны­ми, а пра­во­слав­ные во­ин­ские стя­ги – крас­ны­ми зна­ме­на­ми. Все эти прин­ци­пы оста­лись незыб­ле­мы­ми в ар­мии ате­и­сти­че­ско­го го­су­дар­ства на про­тя­же­нии всей ис­то­рии ее су­ще­ство­ва­ния, в том чис­ле и в 1941– 1945 го­дах. По­это­му до­ку­мен­таль­ных сви­де­тельств при­сут­ствия свя­щен­ни­ков в со­вет­ских вой­сках прак­ти­че­ски нет, за ис­клю­че­ни­ем ря­да про­па­ган­дист­ских фо­то­сним­ков, на­при­мер мит­ро- по­ли­та Ни­ко­лая (Яру­ше­ви­ча) на фоне тан­ко­вой ко­лон­ны «Дмит­рий Дон­ской». Во­пре­ки дру­гой неправ­до­по­доб­ной ле­ген­де, на­хо­дя­щий­ся в тя­же­лей­ших усло­ви­ях вы­жи­ва­ния в ты­лу со­вет­ский на­род (в том чис­ле ве­ру­ю­щие) про­сто не имел фи­зи­че­ской воз­мож­но­сти жерт­во­вать мил­ли­он­ные сум­мы на стро­и­тель­ство со­вет­ских тан­ко­вых ко­лонн или авиа­ци­он­ных эс­кад­ри­лий. Од­на­ко мест­ные вла­сти, по­лу­чав­шие со­от­вет­ству­ю­щие раз­на­ряд­ки свы­ше, бы­ли вы­нуж­де­ны до­би­вать­ся их ис­пол­не­ния пря­мым дав­ле­ни­ем на на­се­ле­ние. Так, пред­ста­ви­те­ли цер­ков­ной об­щи­ны с. Со­ло­хи Бо­ри­сов­ско­го рай­о­на Кур­ской об­ла­сти по­лу­чи­ли до­ку­мент, в ко­то­ром зна­чи­лось: «Ис­пол­ком рай­со­ве­та и бю­ро РК ВКП(б) до­во­дит в сем пра­во­слав­ной церк­ви план 4-го го­су­дар­ствен­но­го зай­ма в сум­ме 20 тыс. руб., ибо 4-й го­су­дар­ствен­ный во­ен­ный займ ре­шит окон­ча­тель­ную по­бе­ду над об­щим вра­гом че­ло­ве­че­ства… День­ги в сум­ме 20 тыс. руб. Вы долж­ны вне­сти к 5 мая 1945 г.» Бе­з­услов­но, на фрон­те неред­ко про­ис­хо­ди­ли на­сто­я­щие чу­де­са, ко­гда мно­гие фрон­то­ви­ки су­ме­ли уце­леть в са­мой страш­ной в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства войне. Не ис­клю­че­но, что мно­го­днев­ное пре­бы­ва­ние на гра­ни жиз­ни и смер­ти за­ста­ви­ло неко­то­рых из них пе­ре­осмыс­лить свою жизнь и об­ра­тить­ся к ве­ре. Меж­ду тем лю­бые по­пыт­ки чрез­мер­ной иде­а­ли­за­ции ре­ли­ги­оз­ной си­ту­а­ции в со­вет­ском ты­лу и на фрон­те в го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны лег­ко опро­вер­га­ют­ся не толь­ко до­ку­мен­таль­ны­ми сви­де­тель­ства­ми, но и про­стым здра­вым смыс­лом. Они вполне со­от­вет­ству­ют лов­ко­му хо­ду со­вет­ской про­па­ган­ды во­ен­но­го пе­ри­о­да, ко­гда преж­де под­вер­га­е­мые мно­го­лет­не­му по­ру­га­нию и за­бве­нию тра­ди­ци­он­ные цен­но­сти – ве­ра и пат­ри­о­тизм – вне­зап­но ока­за­лись очень вос­тре­бо­ван­ны­ми для ско­рей­шей мо­би­ли­за­ции на­ро­да на борь­бу с гроз­ным внеш­ним вра­гом.

На­род все­гда ве­рил в бо­же­ствен­ную по­мощь при по­бе­де над за­хват­чи­ком. «Ку­ли­ков­ская бит­ва». Адольф Ивон (1859)

Тих­вин­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри

Пер­вые кон­так­ты ру­ко­вод­ства СССР и РПЦ со­сто­я­лись лишь в 1943 го­ду

Успеш­ное контр­на­ступ­ле­ние под Моск­вой про­изо­шло бла­го­да­ря пе­ре­брос­ке на фронт со­еди­не­ний с Даль­не­го Во­сто­ка

Ста­лин­град­ская бит­ва. В кри­ти­че­ский мо­мент со­вет­ские бой­цы уви­де­ли «та­ин­ствен­ное зна­ме­ние». Ди­о­ра­ма «Ста­лин­град­ская бит­ва», на­род­ные ху­дож­ни­ки РФ М.И. Сам­со­нов и А.М.Сам­со­нов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.