«ФИН­СКИЙ РА­БО­ЧИЙ» ДЛЯ 7-Й АР­МИИ

Как По­лит­управ­ле­ние РККА го­то­ви­ло ин­фор­ма­ци­он­ное обес­пе­че­ние за­хва­та со­вет­ски­ми вой­ска­ми Фин­лян­дии, Лат­вии, Лит­вы и Эсто­нии

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО - Вла­ди­мир ВОРОНОВ Пуб­ли­ка­ция 2014 го­да

18 но­яб­ря 1939 го­да вы­шел со­вер­шен­но сек­рет­ный при­каз нар­ко­ма обо­ро­ны за № 0061 (два ну­ля пе­ред но­ме­ром при­ка­за обо­зна­ча­ют гриф «со­вер­шен­но сек­рет­но»), ко­то­рым пред­пи­са­но ор­га­ни­зо­вать в 7-й и 8-й ар­ми­ях из­да­ние га­зет… на фин­ском язы­ке. При­чем га­зе­те 7-й ар­мии бы­ло при­сво­е­но на­име­но­ва­ние ну со­всем «ти­пич­ное» для ар­мей­ских из­да­ний – «Фин­ский ра­бо­чий». Не ме­нее по­э­тич­но на­зва­ли и га­зе­ту 8-й ар­мии – «Власть на­ро­да», и то­же на фин­ском. При­каз за­ви­зи­ро­вал тот, ко­му это и бы­ло по­ло­же­но по долж­но­сти: за­ме­сти­тель нар­ко­ма обо­ро­ны и на­чаль­ник По­ли­ти­че­ско­го управ­ле­ния Ра­бо­че-кре­стьян­ской Крас­ной Ар­мии ар­мей­ский ко­мис­сар 1-го ран­га Лев Мех­лис.

На­ша справ­ка. Упо­мя­ну­тая в при­ка­зе 7-я ар­мия бы­ла сфор­ми­ро­ва­на 14 сен­тяб­ря 1939 го­да в Ле­нин­град­ском во­ен­ном окру­ге (ЛВО), в ее со­ста­ве бы­ло два стрел­ко­вых кор­пу­са: де­вять стрел­ко­вых ди­ви­зий, три тан­ко­вые бри­га­ды, шесть ар­тил­ле­рий­ских пол­ков Ре­зер­ва Глав­но­го Ко­ман­до­ва­ния (РГК), три от­дель­ных арт­ди­ви­зи­о­на боль­шой мощ­но­сти РГК, че­ты­ре авиа­ци­он­ные ди­ви­зии. Так­же этой ар­мии был при­дан и тан­ко­вый кор­пус. Все­го в со­ста­ве 7-й ар­мии бы­ло по­ряд­ка 170 ты­сяч бой­цов, 1286 ар­тил­ле­рий­ских ору­дий, 1490 тан­ков и 644 са­мо­ле­та. В со­ста­ве 8-й ар­мии, сфор­ми­ро­ван­ной в ок­тяб­ре 1939 го­да, то­же два кор­пу­са: шесть стрел­ко­вых ди­ви­зий, тан­ко­вая бри­га­да и два авиа­пол­ка, все­го по­ряд­ка 71 ты­ся­чи че­ло­век.

Ивот в этих опе­ра­тив­ных объ­еди­не­ни­ях вдруг спеш­но со­зда­ют га­зе­ты на фин­ском язы­ке, ко­то­рые, ес­ли и нуж­ны бы­ли крас­но­ар­мей­цам, то лишь для ис­поль­зо­ва­ния по из­вест­но­му пря­мо­му на­зна­че­нию: где в Крас­ной Ар­мии – по­сле «на­ци­о­наль­ных» опе­ра­ций НКВД – мож­но бы­ло то­гда в прин­ци­пе сыс­кать хо­тя бы од­но­го бой­ца, умев­ше­го чи­тать по-фин­ски, пусть да­же и по сло­гам?! Пре­сло­ву­тые «крас­но­ар­мей­ские» таб­ло­и­ды пред­на­зна­ча­лись не для лич­но­го со­ста­ва этих ар­мий – уж в этом-то мож­но не со­мне­вать­ся. Это бы­ли про­па­ган­дист­ские лист­ки для обы­ва­те­лей Фин­лян­дии, до­став­лять ко­то­рые «под­пис­чи­кам» пла­ни­ро­ва­лось при по­мо­щи поч­та­льо­нов в бу­де­нов­ках – на шты­ках. Как ве­се­ло пел Ан­самбль крас­но­ар­мей­ской пес­ни и пляс­ки ЛВО под управ­ле­ни­ем А. Ани­си­мо­ва на пла­стин­ке, вы­пу­щен­ной Ле­нин­град­ской фаб­ри­кой грам­мо­фон­ных пла­сти­нок еще в ав­гу­сте 1939 го­да: «…При­ни­май нас, Су­о­ми-кра­са­ви­ца // В оже­ре­лье про­зрач­ных озер! // Ло­мят тан­ки ши­ро­кие про­се­ки, // Са­мо­ле­ты кру­жат в об­ла­ках, // Не­вы­со­кое сол­ныш­ко осе­ни // За­жи­га­ет ог­ни на шты­ках…» Это к во­про­су о «дав­нем спо­ре сла­вян». Ка­зен­ная про­па­ган­да де­сят­ки лет тал­ды­чи­ла, что в 1939 го­ду на нас на­па­ли «бе­ло­фин­ские агрес­со­ры», а вот он, за­бла­го­вре­мен­но из­дан­ный сверх­сек­рет­ный при­каз нар­ко­ма обо­ро­ны о вы­пус­ке прес­сы, так ска­зать, на экс­порт. Впро­чем, что­бы на­сла­дить­ся со­дер­жа­ни­ем пре­сло­ву­тых из­да­ний Нар­ко­ма­та обо­ро­ны СССР, фин­ский по­тре­би­тель как раз и дол­жен был стать «внут­рен­ним»: уни­каль­ную воз­мож­ность чи­тать «Фин­ско­го ра­бо­че­го» на род­ном язы­ке он по­лу­чал толь­ко в од­ном слу­чае – ок­ку­па­ции Фин­лян­дии Крас­ной Ар­ми­ей. Но с этим, как из­вест­но, вы­шел об­лом. Хо­тя уж По­лит­управ­ле­ние РККА к опе­ра­ции по «осво­бож­де­нию» Су­о­микра­са­ви­цы под­го­то­ви­лось по пол­ной. Су­дя по дру­го­му до­ку­мен­ту, при­ка­зу № 0012 от 19 мар­та 1940 го­да, по­ми­мо пре­сло­ву­той га­зе­ты 7-й ар­мии «Фин­ский ра­бо­чий», вы­пус­ка­лись и дру­гие фин­ско­языч­ные «крас­но­ар­мей­ские» таб­ло­и­ды: в 9-й ар­мии – «Го­лос фин­ско­го на­ро­да», в 13-й ар­мии – уже про­сто «Го­лос на­ро­да», а в 14-й ар­мии – «На­род­ная прав­да». За­то вот га­зе­ту 8-й ар­мии на фин­ском язы­ке пе­ре­име­но­ва­ли: в при­ка­зе от 19 мар­та 1940 го­да она зна­чит­ся уже как «На­род­ное сло­во». Ви­ди­мо, упо­треб­лять сло­во­со­че­та­ния «Власть на­ро­да», да­же и на фин­ском, в По­лит­уп­ре со­чли нера­зум­ным: а ну как су­ро­вые фин­ны все­рьез вос­при­мут и по­про­сят предъ­явить им эту са­мую власть на­ро­да… Но это еще не всё. Как сле­ду­ет из то­го же при­ка­за № 0012, всю Со­вет­ско­фин­скую вой­ну в 14-й ар­мии вы­пус­ка­ли, ока­зы­ва­ет­ся, еще и га­зе­ту «Сол­дат­ская прав­да» на … ан­глий­ском язы­ке! Вот вам и «от тай­ги до бри­тан­ских мо­рей», так ска­зать, на прак­ти­ке. Лю­бо­пыт­но, ко­неч­но, как по­лит­ра­бот­ни­ки пред­став­ля­ли се­бе це­ле­вую ауди­то­рию этой «Сол­дат­ской прав­ды», но вот во­про­сов, как они со­би­ра­лись до­но- сить ее до этой са­мой ауди­то­рии, от­че­го-то не воз­ни­ка­ет… На­ча­лась же эта исто­рия мно­го рань­ше. Еще 10 июля 1939 го­да нар­ком обо­ро­ны Во­ро­ши­лов из­дал при­каз № 0033 о со­зда­нии ре­дак­ций и ти­по­гра­фий га­зет на ино­стран­ных язы­ках «в це­лях непре­рыв­ной под­го­тов­ки кад­ров га­зет­ных и ли­те­ра­тур­ных ра­бот­ни­ков, вла­де­ю­щих язы­ка­ми стран, со­пре­дель­ных с Со­ю­зом ССР, а так­же на­ших ве­ро­ят­ных про­тив­ни­ков». 11 сен­тяб­ря 1939 го­да при­ка­зом НКО № 0050 «в свя­зи с боль­ши­ми учеб­ны­ми сбо­ра­ми» По­лит­управ­ле­нию Бе­ло­рус­ско­го Осо­бо­го во­ен­но­го окру­га (БОВО) при­ка­за­но сфор­ми­ро­вать ре­дак­цию и по­ход­ную ти­по­гра­фию га­зе­ты Мос­ков­ской ар­мей­ской груп­пы на бе­ло­рус­ском язы­ке – «Свободный труд», а По­лит­упру Харь­ков­ско­го во­ен­но­го окру­га – на укра­ин­ском язы­ке. «Боль­шие учеб­ные сбо­ры», как из­вест­но, на­ча­лись в ночь на 17 сен­тяб­ря 1939 го­да, ко­гда Крас­ная Ар­мия уда­ри­ла в спи­ну поль­ской ар­мии, сра­жав­шей­ся с вер­мах­том. То­гда-то и при­го­ди­лись га­зе­ты на бе­ло­рус­ском и укра­ин­ском язы­ках, раз­да­ва­е­мые на­се­ле­нию За­пад­ной Бе­ло­рус­сии и За­пад­ной Укра­и­ны. По­том при­шел че­ред и дру­гих га­зет. При­ка­зом НКО № 0054 от 28 сен­тяб­ря 1939 го­да По­лит­управ­ле­нию ЛВО бы­ло пред­пи­са­но сфор­ми­ро­вать в Нов­го­род­ской ар­мей­ской груп­пе ре­дак­ции и ти­по­гра­фии га­зет на эс­тон­ском язы­ке – «Сво­бод­ная Эсто­ния» и на ла­тыш­ском язы­ке – «Мыс­ли на­ро­да». А в Мур­ман­ской ар­мей­ской груп­пе (бу­ду­щая 14-я ар­мия) на фин­ском язы­ке долж­ны бы­ли быть вы­пу­ще­ны га­зе­ты на фин­ском и ан­глий­ском язы­ках – «На­род­ная прав­да» и «Сол­дат­ская прав­да» со­от­вет­ствен­но. По­лит­упру Ка­ли­нин­ско­го во­ен­но­го окру­га при­ка­за­ли из­да­вать га­зе­ту на ла­тыш­ском язы­ке – «За сча­стье на­ро­да». Са­мое, по­жа­луй, пи­кант­ное, что га­зе­ты на эс­тон­ском, фин­ском, ла­тыш­ском и ан­глий­ском язы­ках бы­ло при­ка­за­но вы­пус­кать по­ка как… «учеб­ные га­зе­ты» ти­ра­жом 20 эк­зем­пля­ров, хра­ня их «как сов. сек­рет­ные ма­те­ри­а­лы». По 10 эк­зем­пля­ров каж­дой га­зе­ты вы­сы­лать в По­лит­управ­ле­ние РККА, но вы­пуск мас­со­вым ти­ра­жом «про­из­во­дить лишь с раз­ре­ше­ния ПУРККА». 29 сен­тяб­ря 1939 го­да ана­ло­гич­но­го ти­па при­ка­зом № 0055 По­лит­упру ЛВО пред­пи­са­но сфор­ми­ро­вать «вре­мен­ные ре­дак­ции и ти­по­гра­фии» га­зе­ты 7-й ар­мии еще и на ли­тов­ском язы­ке – «За сво­бод­ную Лит­ву». Ее то­же на­до бы­ло вы­пус­кать по­ка лишь как «учеб­ную», хра­ня «как со­вер­шен­но сек­рет­ные ма­те­ри­а­лы» – дабы вы­дать мас­со­вым ти­ра­жом «по­сле спе­ци­аль­но­го при­ка­за ПУРККА». Впро­чем, за­пус­кать в мас­со­вый ти­раж все эти «мыс­ли на­ро­да» так и не по­тре­бо­ва­лось: к то­му вре­ме­ни вла­сти Эсто­нии, Лат­вии и Лит­вы, усту­пив дав­ле­нию Моск­вы, со­гла­си­лись на ввод со­вет­ских войск. По­се­му 2 де­каб­ря 1939 го­да из­да­ние га­зет на эс­тон­ском и ла­тыш­ском язы­ках бы­ло при­ка­за­но пре­кра­тить. Про га­зе­ту на ли­тов­ском язы­ке не ска­за­но ни­че­го, а вот в Сред­не­ази­ат­ском во­ен­ном окру­ге (САВО) при­ка­за­ли ор­га­ни­зо­вать из­да­ние га­зет уже «на ан­глий­ском и ин­дий­ском язы­ках», а в Одес­ском во­ен­ном окру­ге (ОдВО) – на ру­мын­ском. Са­мо со­бой, про­дол­жил­ся вы­пуск «крас­но­ар­мей­ских» га­зет и на фин­ском язы­ке. Вот толь­ко, как из­вест­но, фин­ские сол­да­ты и ра­бо­чие все эти из­да­ния Нар­ко­ма­та обо­ро­ны СССР чи­тать по­че­му-то от­ка­зы­ва­лись ка­те­го­ри­че­ски, все­ми до­ступ­ны­ми им спо­со­ба­ми, по­то­му «кон­цеп­ция по­ме­ня­лась». 19 мар­та 1940 го­да ре­дак­ции и ти­по­гра­фии всех этих «го­ло­сов фин­ско­го на­ро­да» Нар­ко­мат обо­ро­ны при­ка­зал рас­фор­ми­ро­вать. По­пут­но, уже при­ка­зом № 0014 от 27 мар­та 1940 го­да, «в свя­зи с окон­ча­ни­ем во­ен­ных дей­ствий» рас­фор­ми­ро­ва­ны и «рус­ско­языч­ные» ар­мей­ские га­зе­ты 7-й и 13-й ар­мий. Две неде­ли спу­стя та же участь по­стиг­ла еще од­но из­да­ние 9-й ар­мии: «В свя­зи с рас­фор­ми­ро­ва­ни­ем 9-й ар­мии, – гла­сил при­каз нар­ко­ма обо­ро­ны № 0016 от 10 ап­ре­ля 1940 го­да, – вы­пуск га­зе­ты «Ге­ро­и­че­ский по­ход» пре­кра­тить». По­ход пре­кра­ти­ли, но не со­всем. Еще 15 мар­та 1940 го­да, бук­валь­но на тре­тий день по­сле окон­ча­ния бо­е­вых дей­ствий на со­вет­ско-фин­ском фрон­те, нар­ком обо­ро­ны Во­ро­ши­лов под­пи­сал при­каз № 0010, ко­то­рым утвер­жда­лись «шта­ты ре­дак­ций и ти­по­гра­фий га­зет на ино­стран­ных язы­ках на мир­ное и во­ен­ное вре­мя». В част­но­сти, в ЛВО при­ка­за­но бы­ло со­дер­жать ре­дак­ции и ти­по­гра­фии га­зет на фин­ском, швед­ском и ан­глий­ском язы­ках; в БОВО – на немец­ком и поль­ском язы­ках; в Ки­ев­ском осо­бом во­ен­ном окру­ге – на немец­ком, поль­ском и ру­мын­ском язы­ках; в ОдВО – на ру­мын­ском язы­ке; в За­кав­каз­ском во­ен­ном окру­ге – на ту­рец­ком, иран­ском и ан­глий­ском язы­ках; в САВО – на иран­ском, аф­ган­ском, ин­дий­ском (ур­ду), ин­дий­ском (пан­джа­би) и ан­глий­ском язы­ках; в За­бай­каль­ском во­ен­ном окру­ге – на ки­тай­ском и япон­ском язы­ках; в 1-й Ар­мей­ской груп­пе – на япон­ском, ки­тай­ском и мон­голь­ском язы­ках; в 1-й От­дель­ной Крас­но­зна­мен­ной ар­мии – на япон­ском, ки­тай­ском и ко­рей­ском язы­ках, во 2-й От­дель­ной Крас­но­зна­мен­ной ар­мии – на япон­ском и ки­тай­ском язы­ках. 31 мая 1940 го­да «в це­лях свое­вре­мен­но­го вы­пус­ка ли­те­ра­ту­ры на ино­стран­ных язы­ках для нужд Крас­ной Ар­мии» Нар­ко­мат обо­ро­ны при­ка­зал в ме­сяч­ный срок «обо­ру­до­вать в 3-й (сек­рет­ной) ти­по­гра­фии Во­е­н­из­да­та цех с необ­хо­ди­мы­ми ино­стран­ны­ми шриф­та­ми для вы­пус­ка ли­те­ра­ту­ры на ино­стран­ных язы­ках»: ан­глий­ском, немец­ком, фран­цуз­ском, швед­ском, фин­ском, эс­тон­ском, ла­тыш­ском, ли­тов­ском, поль­ском, вен­гер­ском, ру­мын­ском, ту­рец­ком, иран­ском, аф­ган­ском, ин­дей­ском (так зна­чит­ся в ори­ги­наль­ном тек­сте при­ка­за!), ки­тай­ском, мон­голь­ском, ко­рей­ском, япон­ском. «Ге­ро­и­че­ский по­ход» про­дол­жал­ся…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.