Ин­фор­ма­ция к раз­ло­же­нию

ЛЕВ МЕХ­ЛИС И ХАС­СО ФОН ВЕ­ДЕЛЬ. ГЕ­НЕ­РА­ЛЫ ОТ ПРО­ПА­ГАН­ДЫ

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО - Дмит­рий ЖУКОВ, Иван КОВТУН

Пуб­ли­ка­ция 2015 го­да Се­го­дня на­шим чи­та­те­лям пред­ла­га­ет­ся ста­тья о ру­ко­во­ди­те­лях служб во­ен­ной про­па­ган­ды Крас­ной Ар­мии и вер­мах­та – Ль­ве Мех­ли­се и Хас­со фон Ве­де­ле. Во вре­мя вой­ны они бы­ли непри­ми­ри­мы­ми вра­га­ми, воз­буж­да­ли нена­висть к про­тив­ни­ку и при­зы­ва­ли к его уни­что­же­нию. В то же вре­мя их под­чи­нен­ные бы­ли при­зва­ны ве­сти пси­хо­ло­ги­че­скую об­ра­бот­ку войск и на­се­ле­ния про­тив­ни­ка. Мех­лис и Ве­дель ве­ли борь­бу не с по­мо­щью тан­ков и са­мо­ле­тов, а с по­мо­щью сло­ва, ко­то­рое на­пол­ня­лось нуж­ным им со­дер­жа­ни­ем. Они бы­ли в бук­валь­ном смыс­ле ге­не­ра­ла­ми про­па­ган­дист­ско­го фрон­та, сыг­рав­ше­го осо­бую роль в том же­сто­ком и кро­во­про­лит­ном про­ти­во­сто­я­нии.

Эпо­ха то­таль­ных войн, в ко­то­рую че­ло­ве­че­ство всту­пи­ло к на­ча­лу про­шло­го сто­ле­тия, по­ро­ди­ло та­кое яв­ле­ние, как пла­но­мер­но ор­га­ни­зо­ван­ная де­я­тель­ность по ин­фор­ма­ци­он­но-про­па­ган­дист­ско­му воз­дей­ствию на граж­дан и во­ен­но­слу­жа­щих дру­го­го го­су­дар­ства ра­ди до­сти­же­ния сво­их по­ли­ти­че­ских и во­ен­ных це­лей. Ко­неч­но, эле­мен­ты ис­поль­зо­ва­ния про­па­ган­ды в во­ен­ном де­ле мож­но най­ти и в са­мые от­да­лен­ные вре­ме­на. Но имен­но в ХХ ве­ке бес­по­щад­ная борьба идео­ло­гий до­стиг­ла та­ко­го гра­ду­са, что в шта­тах во­ору­жен­ных сил раз­лич­ных го­су­дарств по­яви­лись спе­ци­аль­ные служ­бы по «про­мыв­ке моз­гов». При этом чис­лен­ность и вли­я­ние этих про­фес­си­о­наль­ных «сол­дат бу­ма­ги и эфи­ра» со вре­ме­нем лишь рас­ши­ря­лись. Счи­та­ет­ся, что наи­боль­ших успе­хов в де­ле спец­про­па­ган­ды в Первую ми­ро­вую вой­ну до­стиг­ли ан­гли­чане. Имен­но они на­вод­ни­ли немец­кие око­пы мил­ли­о­на­ми ли­сто­вок, под­ры­ва­ю­щих бо­е­вой дух. Спу­стя несколь­ко лет этот опыт раз­ло­же­ния был при­нят на во­ору­же­ние и по­ли­ти­че­ски­ми пар­ти­я­ми. При­чем луч­ше все­го это уда­лось боль­ше­ви­кам. Вла­ди­мир Ма­я­ков­ский не на­прас­но при­зы­вал: «Я хо­чу, чтоб к шты­ку при­рав­ня­ли пе­ро»… В ре­зуль­та­тах Граж­дан­ской вой­ны в Рос­сии – нема­лая за­слу­га крас­ной про­па­ган­ды. К кон­цу 1930-х го­дов служ­бы, от­вет­ствен­ные за ве­де­ние пси­хо­ло­ги­че­ской вой­ны, име­лись в ар­ми­ях всех круп­ных дер­жав, в том чис­ле СССР. В пред­две­рии це­лой че­ре­ды «осво­бо­ди­тель­ных по­хо­дов» Ра­бо­че-кре­стьян­ской Крас­ной Ар­мии Лев Мех­лис, воз­глав­ляв­ший то­гда по­ли­ти­че­ское управ­ле­ние РККА, стал ак­тив­но воз­рож­дать и уси­ли­вать ор­га­ны по идей­но­му раз­ло­же­нию войск и на­се­ле­ния вра­же­ских го­су­дарств. При этом был ис­поль­зо­ван опыт вре­мен Граж­дан­ской вой­ны. От сво­их под­чи­нен­ных Мех­лис тре­бо­вал ве­сти про­па­ган­ду так, «что­бы мо­раль­но обес­си­лить про­тив­ни­ка»…

Си­о­нист, ко­мис­сар, па­лач

Зна­ме­ни­тый Лев За­ха­ро­вич Мех­лис, че­ло­век, ко­то­ро­му суж­де­но бу­дет стать од­ним из са­мых оди­оз­ных со­вет­ских во­ен­ных ру­ко­во­ди­те­лей, ро­дил­ся 1 ян­ва­ря 1889 го­да в Одес­се. Он окон­чил шесть клас­сов ев­рей­ско­го ком­мер­че­ско­го учи­ли­ща, в 1904–1911 го­дах ра­бо­тал слу­жа- щим в раз­лич­ных кон­то­рах и, несмот­ря на весь­ма скром­ное об­ра­зо­ва­ние, да­же про­бо­вал се­бя на по­при­ще ре­пе­ти­тор­ства. Хо­тя мно­го­на­ци­о­наль­ная Одес­са бы­ла свое­об­раз­ным «пла­виль­ным кот­лом», в те го­ды Мех­ли­су при­шлось неод­но­крат­но стал­ки­вать­ся с про­яв­ле­ни­я­ми ан­ти­се­ми­тиз­ма. В ито­ге мо­ло­дой че­ло­век всту­пил в от­ряд ев­рей­ской са­мо­обо­ро­ны, пы­тав­шей­ся за­щи­щать мест­ных ев­ре­ев от де­мар­шей чер­но­со­тен­цев. В 1907 го­ду Мех­ли­са аре­сто­ва­ли и из­би­ли в хер­сон­ском по­ли­цей­ском участ­ке. Сра­зу по­сле это­го он всту­пил в ев­рей­скую ра­бо­чую пар­тию «По­алей Ци­он» («Ра­бо­чие Си­о­на») и не­ко­то­рое вре­мя ра­бо­тал в ее одес­ском от­де­ле. Об этой стра­ни­це сво­ей био­гра­фии Лев За­ха­ро­вич в по­сле­ду­ю­щем ста­рал­ся осо­бо не рас­про­стра­нять­ся. И не слу­чай­но. В со­вет­ское вре­мя «По­алей Ци­он» рас­смат­ри­ва­лась как од­на из ра­ди­каль­ных си­о­нист­ских ор­га­ни­за­ций. Она от­ста­и­ва­ла вне­клас­со­вое тре­бо­ва­ние тер­ри­то­ри­аль­ной ав­то­но­мии для ев­рей­ско­го на­ро­да в Па­ле­стине. Ра­зу­ме­ет­ся, это вы­зы­ва­ло у боль­ше­ви­ков острое от­тор­же­ние. В 1911 го­ду Мех­ли­са при­зва­ли на сроч­ную служ­бу во 2-ю гре­на­дер­скую ар­тил­ле­рий­скую бри­га­ду. Хо­тя ему и при­сво­и­ли чин бом­бар­ди­ра, дол­гое вре­мя он вы­пол­нял обя­зан­но­сти ко­ню­ха. С на­ча­лом Пер­вой ми­ро­вой вой­ны он ока­зал­ся на Юго-За­пад­ном фрон­те, в 11-й ар­мии, но и то­гда за­нят был боль­ше по ча­сти со­дер­жа­ния кон­ско­го со­ста­ва. Февраль­ская ре­во­лю­ция за­ста­ла Мех­ли­са под Ки­е­вом, в Бе­лой Церк­ви. Он быст­ро осо­знал, ка­кой шанс ему предо­став­ля­ют но­вые об­сто­я­тель­ства, и ис­поль­зо­вал его спол­на. В ян­ва­ре 1918 го­да Лев За­ха­ро­вич, уже из­ряд­но под­на­то­рев­ший в де­ле по­ли­ти­че­ской де­ма­го­гии, вер­нул­ся в Одес­су и за­нял «теп­лое ме­сто» в мест­ном ис­пол­ко­ме. Впро­чем, на­сла­ждать­ся но­вы­ми пол­но­мо­чи­я­ми до­ве­лось недол­го. 14 мар­та са­мо­про­воз­гла­шен­ная Одес­ская со­вет­ская рес­пуб­ли­ка бы­ла лик­ви­ди­ро­ва­на си­ла­ми гер­ман­ских и ав­стрий­ских войск. Мех­лис успел удрать на во­ен­ном транс­пор­те в Крым, но вско­ре при­шлось бе­жать и от­ту­да. Пе­ре­брав­шись в Ейск, он всту­пил в боль­ше­вист­скую пар­тию. В мае 1918 го­да Мех­лис ре­шил по­дать­ся в Моск­ву, од­на­ко по «пар­тий­ной мобилизации» его вновь бро­си­ли на Укра­и­ну. В ян­ва­ре 1919 го­да он участ­во­вал в боль­ше­вист­ском вос­ста­нии в Харь­ко­ве. В го­ро­де бы­ла про­воз­гла­ше­на со­вет­ская власть, по­сле че­го Мех­лис был остав­лен здесь на хо­зяй­ствен­ной ра­бо­те. То­гда же он же­нил­ся на вра­че Ели­за­ве­те Аб­ра­мовне Млы­нар­чик. Чуть поз­же у них ро­дил­ся сын Лео­нид. 25 июня бе­лые вой­ска осво­бо­ди­ли го­род, а Мех­ли­су по при­ка­зу губ­ко­ма пар­тии при­шлось вновь встать в строй. Его от­ко­ман­ди­ро­ва­ли в рас­по­ря­же­ние опе­ра­тив­ной груп­пы Харь­ков­ско­го на­прав­ле­ния, а за­тем, в ка­че­стве по­ли­ти­че­ско­го ко­мис­са­ра, на­пра­ви­ли в 14-ю ар­мию. Он по­сто­ян­но кон­флик­то­вал с ко­ман­ди­ра­ми и с пре­зре­ни­ем от­но­сил­ся к «во­ен­спе­цам» – про­фес­си­о­наль­ным во­ен­ным, по раз­ным при­чи­нам по­шед­шим на служ­бу к боль­ше­ви­кам. Мех­лис не гну­шал­ся ру­ко­при­клад­ства, бес­пре­стан­но со­зда­вал пар­тий­ные ячей­ки и всю­ду на­саж­дал пре­дан­ных лич­но ему ра­бот­ни­ков. 14 ап­ре­ля 1920 го­да юж­нее Ме­ли­то­по­ля с мо­ря был вы­са­жен бе­лый де­сант. За­вя­зал­ся бой, в ко­то­ром Мех­лис по­лу­чил сквоз­ное ра­не­ние ле­во­го пле­ча. По­сле ле­че­ния в гос­пи­та­ле его от­пра­ви­ли в рас­по­ря­же­ние Ревво­ен­со­ве­та ЮгоЗа­пад­но­го фрон­та, где Мех­лис и по­зна­ко­мил­ся со Ста­ли­ным, ко­то­рый при­ме­тил неисто­во­го ко­мис­са­ра и уже не вы­пус­кал то­го из ви­да. Мех­лис при­ни­мал уча­стие в бо­ях на Ка­хов­ском плац­дар­ме, в штур­ме Кры­ма, в за­чист­ке юж­но­го по­бе­ре­жья по­лу­ост­ро­ва от мах­нов­цев и ар­мии Вран­ге­ля. Ра­зу­ме­ет­ся, Мех­лис ока­зал­ся непо­сред­ствен­но при­ча­стен к страш­но­му тер­ро­ру, раз­вя­зан­но­му в Кры­му Бе­лой Ку­ном и Ро­за­ли­ей Зем­ляч­кой с по­да­чи выс­ше­го боль­ше­вист­ско­го ру­ко­вод­ства. По их пря­мо­му ука­за­нию бы­ли же­сто­ко уни­что­же­ны де­сят­ки ты­сяч «пред­ста­ви­те­лей враж­деб­ных клас­сов». Толь­ко по офи­ци­аль­ным со­вет­ским дан­ным, в 1920–1921 го­дах в Кры­му бы­ли уби­ты до 52 ты­сяч че­ло­век, а не­ко­то­рые ис­точ­ни­ки го­во­рят о том, что чис­ло жертв до­сти­га­ло 150 ты­сяч! В 1921–1922 го­дах Лев За­ха­ро­вич за­ни­мал од­ну из ру­ко­во­дя­щих долж­но­стей в На­род­ном ко­мис­са­ри­а­те ра­бо­че-кре­стьян­ской ин­спек­ции, за­тем был фак­ти­че­ски лич­ным сек­ре­та­рем Ста­ли­на. В 1926–1930 го­дах Мех­лис учил­ся на кур­сах при Ком­му­ни­сти­че­ской ака­де­мии и в Ин­сти­ту­те крас­ной про­фес­су­ры. Он за­вя­зал лич­ное зна­ком­ство с пар­тий­но­го­су­дар­ствен­ной вер­хуш­кой, при­об­щил­ся к за­ку­лис­ной борь­бе ста­лин­ской груп­пи­ров­ки про­тив ее оп­по­нен­тов. С 1930 го­да Лев Мех­лис стал за­ве­ду­ю­щим от­де­лом пе­ча­ти ЦК и од­но­вре­мен­но чле­ном ред­кол­ле­гии, а за­тем глав­ным ре­дак­то­ром га­зе­ты «Прав­да». Пар­тий­ный офи­ци­оз в те вре­ме­на пу­гал чи­та­те­лей мас­со­вым вре­ди­тель­ством, ку­лац­кой опас­но­стью, се­ял в об­ще­стве по­до­зри­тель­ность и недо­ве­рие, на­зой­ли­во вос­пи­ты­вая пре­сло­ву­тую «про­ле­тар­скую бди­тель­ность». За­дол­го до то­го, как Мех­лис воз­гла­вил глав­ный по­ли­тор­ган РККА, он ока­зал­ся при­ча­стен к кро­ва­вой рас­пра­ве над ар­мей­ски­ми кад­ра­ми. Он с го­тов­но­стью пуб­ли­ко­вал рож­ден­ные в нед­рах ЦК и НКВД из­мыш­ле­ния о «во­ен­но-фа­шист­ском за­го­во­ре в Крас­ной Ар­мии». 30 де­каб­ря 1937 го­да По­лит­бю­ро ЦК ВКП(б) утвер­ди­ло Мех­ли­са на долж­но­сти на­чаль­ни­ка По­ли­ти­че­ско­го управ­ле­ния РККА и за­ме­сти­те­ля нар­ко­ма обо­ро­ны СССР. От­сут­ствие у Мех­ли­са проч­ных свя­зей с во­ен­ным ру­ко­вод­ством счи­та­лось по­ло­жи­тель­ным ка­че­ством. Мех­лис на­нес со­кру­ши­тель­ный удар по по­лит­управ­ле­ни­ям во­ен­ных окру­гов. При­бе­гая к воз­мож­но­стям Осо­бо­го от­де­ла НКВД СССР, он при­ни­мал непо­сред­ствен­ное уча­стие в ре­ше­нии во­про­сов об аре­стах во­ен­ных ра­бот­ни­ков, за­по­до­зрен­ных в нело­яль­но­сти к «ге­не­раль­ной ли­нии пар­тии».

Под­го­тов­ка к «ми­ро­во­му по­жа­ру»

На про­тя­же­нии всех 1930-х го­дов Ста­лин при­дер­жи­вал­ся те­зи­са о неиз­беж­но­сти столк­но­ве­ния «стра­ны ра­бо­чих и кре­стьян» с ка­пи­та­ли­сти­че­ским окру­же­ни­ем, ре­зуль­та­том че­го дол­жен был стать пе­ре­нос бо­е­вых дей­ствий на тер­ри­то­рию про­тив­ни­ка. Аген­ту­ра Ко­мин­тер­на и «про­ле­тар­ские мас­сы» долж­ны бы­ли, в свою оче­редь, на­чать вос­ста­ния в ты­лу ар­мий сво­их го­су­дарств. Ко­неч­ным ре­зуль­та­том по­доб­но­го раз­ви­тия со­бы­тий бы­ли ми­ро­вая ре­во­лю­ция и, как пе­лось в гимне то­го же Ко­мин­тер­на, «Все­мир­ный Со­вет­ский Со­юз». Ра­зу­ме­ет­ся, в си­лу ря­да об­сто­я­тельств, впо­след­ствии от этой уто­пи­че­ской идеи при­шлось от­ка­зать­ся, хо­тя не­ко­то­рые «тер­ри­то­ри­аль­ные при­ра­ще­ния» СССР все же по­лу­чил… По­доб­ная во­ен­но-по­ли­ти­че­ская стра­те­гия, ко­неч­но, тре­бо­ва­ла со­зда­ния в со­ста­ве РККА спе­ци­аль­ной служ­бы, от­вет­ствен­ной за ве­де­ние про­па­ган­ды сре­ди войск и на­се­ле­ния со­сед­них го­су­дарств. Пер­вые по­пыт­ки ве­де­ния спец­про­па­ган­ды вы­шли, мяг­ко ска­зать, не вполне удач­ны­ми…

Так, ле­том 1938 го­да в хо­де со­бы­тий у озе­ра Ха­сан Мех­лис по­тре­бо­вал от на­чаль­ни­ка раз­вед­от­де­ла шта­ба При­мор­ской груп­пы войск Б. Са­пож­ни­ко­ва со­ста­вить ли­стов­ку-об­ра­ще­ние к «япон­ским сол­да­там, ра­бо­чим и кре­стья­нам», дабы рас­ска­зать по­след­ним, что они «во­ю­ют за чуж­дое им де­ло япон­ских экс­плу­а­та­то­ров, про­тив ра­бо­чих и кре­стьян Со­вет­ской Рос­сии». Текст пер­вых ли­сто­вок Мех­лис со­ста­вил лич­но. Он при­зы­вал япон­ских сол­дат и офи­це­ров «сверг­нуть им­пе­ра­то­ра – глав­но­го ви­нов­ни­ка со­ци­аль­ной неспра­вед­ли­во­сти и кро­во­про­ли­тия на по­лях Мон­го­лии». Ре­зуль­тат та­ких ло­зун­гов ока­зал­ся пря­мо про­ти­во­по­лож­ным же­ла­е­мо­му: япон­цы, вос­при­ни­мав­шие сво­е­го мо­нар­ха как «по­том­ка бо­гов», дра­лись еще бо­лее оже­сто­чен­но. В ито­ге выс­ше­му по­ли­ти­че­ско­му ар­мей­ско­му ру­ко­вод­ству при­шлось осо­знать, что при­зыв к «клас­со­вой со­зна­тель­но­сти» в дан­ном слу­чае не сра­бо­тал. 15 мар­та 1939 го­да в пя­ти при­гра­нич­ных окру­гах и двух от­дель­ных ар­ми­ях на Даль­нем Во­сто­ке бы­ло сфор­ми­ро­ва­но 17 ре­дак­ций га­зет на ино­стран­ных язы­ках. Для со­труд­ни­ков этих ре­дак­ций в июне то­го же го­да был ор­га­ни­зо­ван 15-днев­ный сбор с це­лью озна­ком­ле­ния во­ен­ных спец­про­па­ган­ди­стов с гео­гра­фи­ей, эко­но­ми­кой, во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми и по­ли­ти­че­ским по­ло­же­ни­ем в стра­нах, часть из ко­то­рых в обо­зри­мом бу­ду­щем пред­сто­я­ло при­со­еди­нить к «друж­ной се­мье со­вет­ских на­ро­дов». Пе­ред ру­ко­во­дя­щим со­ста­вом сбо­ра бы­ла по­став­ле­на за­да­ча обу­чить его участ­ни­ков ме­то­дам раз­ло­же­ния ар­мии и ты­ла про­тив­ни­ка. В пе­ре­чень язы­ков, на ко­то­рых долж­ны бы­ли выходить га­зе­ты, вхо­ди­ли эс­тон­ский, ла­тыш­ский, фин­ский, поль­ский, ру­мын­ский, япон­ский, ки­тай­ский, ко­рей­ский, ту­рец­кий и не­ко­то­рые дру­гие язы­ки. Вес­ной 1940 го­да бы­ла сфор­ми­ро­ва­на ре­дак­ция и ти­по­гра­фия га­зе­ты на ан­глий­ском язы­ке. По­доб­ное же обу­че­ние ре­дак­тор­ско­го со­ста­ва ве­лось и при шта­бах при­гра­нич­ных окру­гов. Так, на сек­рет­ных кур­сах в ла­ге­ре под Одес­сой изу­ча­лись фор­мы и ме­то­ды спе­ци­аль­ной уст­ной и пе­чат­ной про­па­ган­ды, ра­бо­ты с плен­ны­ми, за­сыл­ки аген­ту­ры. Рас­смат­ри­ва­лись и та­кие про­бле­мы, как по­ве­де­ние в ты­лу вра­га (в дан­ном слу­чае – ру­мын­ской ар­мии), в том чис­ле ле­га­ли­за­ция, азы ди­вер­си­он­ной де­я­тель­но­сти и так да­лее. По­сле на­ча­ла Вто­рой ми­ро­вой вой­ны, 17 сен­тяб­ря 1939 го­да СССР на­чал ввод войск в за­пад­ные об­ла­сти Поль­ши. Мех­лис, при­быв­ший в штаб Бе­ло­рус­ско­го осо­бо­го во­ен­но­го окру­га, непо­сред­ствен­но ру­ко­во­дил про­па­ган­дист­ским обес­пе­че­ни­ем бо­е­вых дей­ствий. Он дал ука­за­ние сфор­ми­ро­вать при по­лит­управ­ле­ни­ях Бе­ло­рус­ско­го и Укра­ин­ско­го фрон­тов от­де­лы по ра­бо­те сре­ди на­се­ле­ния этих ре­ги­о­нов и во­ен­но­плен­ных, а так­же раз­вер­нуть шесть ре­дак­ций га­зет на поль­ском, укра­ин­ском и бе­ло­рус­ском язы­ках. В ночь на 17 сен­тяб­ря толь­ко в вой­ска Укра­ин­ско­го фрон­та бы­ло вы­да­но 180 ты­сяч эк­зем­пля­ров об­ра­ще­ний к поль­ским во­ен­но­слу­жа­щим. Ес­ли ло­зун­ги, ад­ре­со­ван­ные по­след­ним, фо­ку­си­ро­ва­лись в ос­нов­ном на про­па­ган­де сда­чи в плен, а так­же на дис­кре­ди­та­ции во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства Поль­ши, то пе­чат­ная про­дук­ция, рас­счи­тан­ная на укра­ин­ское и бе­ло­рус­ское на­се­ле­ние Ре­чи Пос­по­ли­той, разъ­яс­ня­ла, что це­лью «ре­во­лю­ци­он­ной, на­сту­па­тель­ной вой­ны» яв­ля­ет­ся из­бав­ле­ние «брат­ских сла­вян­ских на­ро­дов от ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го гне­та». В пе­ри­од Со­вет­ско-фин­лянд­ской вой­ны 1939–1940 го­дов в ос­но­ву со­вет­ской спец­про­па­ган­ды был по­ло­жен все тот же клас­со­вый прин­цип. Мех­лис, за­ра­нее при­быв в Ле­нин­град­ский во­ен­ный округ, при­нял ак­тив­ное уча­стие как в раз­ра­бот­ке при­ка­за вой­скам, так и в со­став­ле­нии тек­стов про­па­ган­дист­ских об­ра­ще­ний. Утвер­жда­лось, что в са­мой Фин­лян­дии раз­вя­зан «бе­ло­гвар­дей­ский тер­рор», что РККА идет «не как за­во­е­ва­тель, а как осво­бо­ди­тель фин­ско­го на­ро­да». Ра­зу­ме­ет­ся, все это с недо­уме­ни­ем и воз­му­ще­ни­ем вос­при­ни­ма­лось фин­ской ауди­то­ри­ей. Ко­гда же «осво­бо­ди­тель­ная мис­сия» РККА про­ва­ли­лась, пе­ред про­па­ган­дист­ски­ми ор­га­на­ми при­шлось ста- вить но­вые за­да­чи. 4 фев­ра­ля 1940 го­да вы­шла ди­рек­ти­ва Мех­ли­са, в ко­то­рой под­чер­ки­ва­лось, что ос­нов­ной за­да­чей вой­ны яв­ля­ет­ся обес­пе­че­ние без­опас­но­сти се­ве­ро-за­пад­ных гра­ниц СССР и Ле­нин­гра­да. С на­ча­ла 1940 го­да в Глав­ном управ­ле­нии по­ли­ти­че­ской про­па­ган­ды Крас­ной Ар­мии (ГУППКА) под ру­ко­вод­ством Мех­ли­са на­ча­лась фор­си­ро­ван­ная под­го­тов­ка к уве­ли­че­нию штат­ной чис­лен­но­сти ор­га­нов спец­про­па­ган­ды. Во гла­ве с пол­ков­ни­ком М. И. Бур­це­вым бы­ло со­зда­но от­де­ле­ние, от­вет­ствен­ное за ве­де­ние про­па­ган­ды сре­ди войск и на­се­ле­ния про­тив­ни­ка, ко­то­рое в кон­це ле­та 1940 го­да бы­ло ре­ор­га­ни­зо­ва­но в 7-й от­дел (позд­нее – 7-е управ­ле­ние). Од­но­вре­мен­но в по­лит­от­де­лах ар­мий вво­ди­лись от­де­ле­ния, а в по­лит­от­де­лах стрел­ко­вых ди­ви­зий – стар­шие ин­струк­то­ры по ра­бо­те сре­ди войск про­тив­ни­ка. В но­вом ап­па­ра­те фор­ми­ро­ва­лась так­же служ­ба ин­фор­ма­ции о за­ру­беж­ных стра­нах и ар­ми­ях. 6 сен­тяб­ря 1940 го­да По­лит­бю­ро утвер­ди­ло указ о со­зда­нии Нар­ко­ма­та го­су­дар­ствен­но­го кон­тро­ля СССР и по­ста­ви­ло во гла­ве ве­дом­ства Мех­ли­са. Та­ким об­ра­зом, Ста­лин на вре­мя уда­лил неисто­во­го ко­мис­са­ра из ар­мии и пе­ре­вел его на бо­лее вы­со­кую долж­ность, в со­став пра­ви­тель­ства. Впро­чем, как ока­за­лось, та­кой шаг был вре­мен­ным. За день до на­па­де­ния Тре­тье­го рей­ха на Со­вет­ский Со­юз дик­та­тор вновь на­зна­чил Мех­ли­са на­чаль­ни­ком ГУППКА, прав­да, со­хра­нив за ним и преж­нюю долж­ность.

Шеф войск про­па­ган­ды

Фи­гу­ра на­чаль­ни­ка гер­ман­ских войск про­па­ган­ды, ге­не­ра­ла Хас­со Эду­ар­да Аха­ца фон Ве­де­ля по срав­не­нию с Мех­ли­сом вы­гля­дит до­воль­но блек­ло. За­у­ряд­ная внеш­ность, ни­чем не при­ме­ча­тель­ная био­гра­фия про­фес­си­о­наль­но­го во­ен­но­го… Меж­ду тем под­чи­нен­ные Ве­де­ля су­ме­ли до­ста­вить лич­но Мех­ли­су нема­ло непри­ят­ных хло­пот. Вы­хо­дец из дво­рян­ско­го ро­да, Ве­дель по­явил­ся на свет 20 но­яб­ря 1898 го­да в по­ме­ран­ском го­род­ке Штар­гар­де. Окон­чив ка­дет­ское учи­ли­ще, 10 ав­гу­ста 1914 го­да он по­сту­пил на служ­бу в 9-й гре­на­дер­ский пе­хот­ный полк гра­фа Гней­зе­нау. 20 но­яб­ря 1915 го­да ему бы­ло при­сво­е­но зва­ние лей­те­нан­та. В пе­ри­од Пер­вой ми­ро­вой вой­ны Ве­дель не­ко­то­рое вре­мя ис­пол­нял обя­зан­но­сти офи­це­ра-ор­ди­нар­ца в 211-й пе­хот­ной бри­га­де. Мо­ло­дой офи­цер так­же при­ни­мал уча­стие в бо­е­вых дей­стви­ях, за что был на­граж­ден Же­лез­ным кре­стом I и II клас­сов. По­ра­же­ние в войне, крах Вто­ро­го рей­ха и се­рьез­ное со­кра­ще­ние во­ору­жен­ных сил бо­лез­нен­но уда­ри­ли по немец­ко­му офи­цер­ско­му кор­пу­су. Од­на­ко фон Ве­де­лю по­вез­ло. Он остал­ся в рейхс­ве­ре и 1 ок­тяб­ря 1919 го­да по­лу­чил на­зна­че­ние в 3-й пе­хот­ный полк. На­до ска­зать, ка­рьер­ный рост бу­ду­ще­го ге­не­ра­ла дол­гое вре­мя про­хо­дил от­нюдь не стре­ми­тель­но… 8 но­яб­ря 1920 го­да Ве­дель со­че­тал­ся бра­ком с Эр­ной Рамм, от ко­то­ро­го у них ро­ди­лась дочь. 24 июля 1931 го­да Эр­на умер­ла. Ве­дель год но­сил тра­ур, а за­тем на­шел но­вую спут­ни­цу жиз­ни, Мар­га­ри­ту Кеп­пен, ро­див­шую бу­ду­ще­му на­чаль­ни­ку ар­мей­ской про­па­ган­ды трех сы­но­вей. В ок­тяб­ре 1920 го­да Ве­де­ля пе­ре­ве­ли в 4-й пе­хот­ный полк. В ап­ре­ле 1925 го­да ему при­сво­и­ли оче­ред­ное во­ин­ское зва­ние – обер-лей­те­нант. С ок­тяб­ря 1924 го­да до сен­тяб­ря 1926 го­да Ве­дель был при­ко­ман­ди­ро­ван к шта­бу 2-й ди­ви­зии, на ба­зе ко­то­ро­го, в об­ход Вер­саль­ско­го до­го­во­ра, бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны сек­рет­ные кур­сы по под­го­тов­ке офи­це­ров Ге­не­раль­но­го шта­ба. Два го­да спу­стя Ве­дель вновь по­бы­вал на этих кур­сах, но уже в ка­че­стве офи­це­ра, при­е­хав­ше­го по­вы­шать свои зна­ния и ква­ли­фи­ка­цию. 1 фев­ра­ля 1932 го­да ему при­сво­и­ли зва­ние ка­пи­та­на рейхс­ве­ра, в июле то­го же го­да пе­ре­ве­ли на уче­бу в ака­де­мию Ге­не­раль­но­го шта­ба. В ян­ва­ре 1936 го­да при­леж­но­му офи­це­ру при­сво­и­ли зва­ние май­о­ра и, как бы­ло за­ве­де­но, на­пра­ви­ли на вой­ско­вую ста­жи­ров­ку в 6-й пу­ле­мет­ный ба­та­льон, в ко­то­ром вы­пуск­ник ака­де­мии в те­че­ние го­да ко­ман­до­вал ро­той. По­сле ста­жи­ров­ки Ве­де­ля пе­ре­ве­ли в Им­пер­ское во­ен­ное ми­ни­стер­ство. 1938 год стал для офи­це­ра пе­ре­лом­ным: его на­зна­чи­ли ру­ко­во­ди­те­лем пресс­служ­бы при Вер­хов­ном глав­но­ко­ман­до­ва­нии вер­мах­та (ОКВ), а чуть поз­же – на­чаль­ни­ком вновь со­здан­но­го от­де­ла про­па­ган­ды вер­мах­та. В фев­ра­ле 1939 го­да Ве­де­лю при­сво­и­ли зва­ние под­пол­ков­ни­ка, а 1 ап­ре­ля его от­дел был раз­вер­нут в управ­ле­ние. Уже во вре­мя вой­ны по­след­нее бы­ло пре­об­ра­зо­ва­но в Управ­лен­че­скую груп­пу, Ве­дель по­лу­чил зва­ние пол­ков­ни­ка (1 но­яб­ря 1940 го­да), а в по­сле­ду­ю­щем – ге­не­рал­май­о­ра (1 сен­тяб­ря 1943 го­да). Ему, как «ше­фу войск про­па­ган­ды», под­чи­ня­лись про­па­ган­дист­ские под­раз­де­ле­ния вер­мах­та и войск СС. Ка­за­лось бы, на­зна­че­ние Хас­со фон Ве­де­ля на та­кую от­вет­ствен­ную долж­ность бы­ло де­лом со­вер­шен­но слу­чай­ным – в от­ли­чие от боль­шин­ства сво­их под­чи­нен­ных он ни­ко­гда не был со­труд­ни­ком Ми­ни­стер­ства про­па­ган­ды или со­от­вет­ству­ю­щих пар­тий­ных струк­тур. Впро­чем, к то­му вре­ме­ни Ве­дель все же про­явил се­бя как ав­тор мно­го­чис­лен­ных ме­то­ди­чек и из­да­ний, по­пу­ля­ри­зи­ру­ю­щих во­ен­ную служ­бу. Из-под его пе­ра вы­шли та­кие ра­бо­ты, как «Но­вая немец­кая ар­мия», «Во­ен­ная под­го­тов­ка и на­род­ное вос­пи­та­ние», «Ве­ли­ко­гер­ман­ская ар­мия», «20 лет немец­ко­го вер­мах­та» и др. С име­нем Ве­де­ля бы­ло свя­за­но и на­саж­де­ние в ар­мей­ской про­па­ган­де ан­ти­се­ми­тиз­ма. Ве­дель, как и Мех­лис, стре­мил­ся к то­му, что­бы про­па­ган­да про­ни­зы­ва­ла со­бой всю жизнь немец­ких во­ен­но­слу­жа­щих. Для это­го вы­пус­ка­лось огром­ное ко­ли­че­ство са­мых раз­но­об­раз­ных ма­те­ри­а­лов, фор­ми­ро­вав­ших у гер­ман­ских сол­дат «пра­виль­ное ми­ро­воз­зре­ние». Го­то­вясь к войне про­тив Со­вет­ско­го Со­ю­за, управ­ле­ние Ве­де­ля скон­стру­и­ро­ва­ло кон­цеп­цию идео­ло­ги­че­ской об­ра­бот­ки крас­но­ар­мей­цев и на­се­ле­ния ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий. Ос­нов­ную ра­бо­ту в этом на­прав­ле­нии ве­ла груп­па IV, от­ве­чав­шая за ве­де­ние «ак­тив­ной про­па­ган­ды на про­тив­ни­ка». Ди­рек­ти­ва ОКВ от 6 июня 1941 го­да от­ра­жа­ет суть «на­ра­бо­ток» Ве­де­ля: «Про­тив­ни­ком Гер­ма­нии яв­ля­ют­ся не на­ро­ды Со­вет­ско­го Со­ю­за, а ис­клю­чи­тель­но ев­рей­ско-боль­ше­вист­ское пра­ви­тель­ство со все­ми под­чи­нен­ны­ми ему со­труд­ни­ка­ми и ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия». При этом в ди­рек­ти­ве ре­ко­мен­до­ва­лось из­бе­гать та­ких вы­ра­же­ний, как «Рос­сия», «рус­ские», «рус­ские во­ору­жен­ные си­лы». Вме­сто них сле­до­ва­ло го­во­рить: «Со­вет­ский Со­юз», «на­ро­ды Со­вет­ско­го Со­ю­за», «Крас­ная Ар­мия». Во­ен­но­слу­жа­щим РККА немец­кие ли­стов­ки рас­пи­сы­ва­ли пре­иму­ще­ства пле­на, а на­се­ле­нию ок­ку­пи­ро­ван­ных об­ла­стей – с по­мо­щью мно­го­чис­лен­ных га­зет и жур­на­лов – вну­ша­лась мысль о том, что «боль­ше­визм боль­ше не вер­нет­ся», по­это­му необ­хо­ди­мо со­хра­нять ло­яль­ность «но­во­му по­ряд­ку». Кро­ме то­го, в про­па­ган­дист­ских ма­те­ри­а­лах раз­жи­га­лась ан­ти­се­мит­ская ис­те­рия… Для внед­ре­ния всех этих идей в со­зна­ние бой­цов и ко­ман­ди­ров РККА, а так­же на­се­ле­ния ок­ку­пи­ро­ван­ных об­ла­стей к на­ча­лу вой­ны бы­ло сфор­ми­ро­ва­но 19 рот про­па­ган­ды (12 в су­хо­пут­ных вой­сках, че­ты­ре – в во­ен­но-воз­душ­ных си­лах и три – во фло­те), а так­же че­ты­ре взво­да во­ен­ных кор­ре­спон­ден­тов («Се­вер», «Центр», «А» и «Б»). В об­щей слож­но­сти во вре­мя вой­ны бы­ло со­зда­но 33 ро­ты про­па­ган­ды и спе­ци­аль­ная «ко­ман­да ма­сте­ров изоб­ра­зи­тель­но­го ис­кус­ства», в со­став ко­то­рой вхо­ди­ли 100 во­ен­ных жи­во­пис­цев и 150 ху­дож­ни­ков-офор­ми­те­лей. Кро­ме то­го, Ве­де­лю под­чи­ня­лось эсэсов­ское про­па­ган­дист­ское фор­ми­ро­ва­ние пол­ко­во­го уров­ня – штан­дарт СС «Курт Эг­герс» во гла­ве с штан­дар­тен­фю­ре­ром Гюн­те­ром д’Ал­ке­ном. Наи­боль­шей чис­лен­но­сти – око­ло 15 ты­сяч че­ло­век – вой­ска про­па­ган­ды вер­мах­та до­стиг­ли в се­ре­дине 1942 го­да.

Столк­но­ве­ние идей

Ра­бо­та по по­ли­ти­че­ской про­па­ган­де сре­ди немец­ких войск бы­ла на­ча­та Мех­ли­сом с пер­вых дней вой­ны. Во­прос о ве­де­нии про­па­ган­ды на вой­ска и на­се­ле­ние про­тив­ни­ка был рас­смот­рен 25 июня 1941 го­да на По­лит­бю­ро ЦК ВКП(б). Бы­ло об­ра­зо­ва­но Со­вет­ское бю­ро во­ен­но-по­ли­ти­че­ской про­па­ган­ды, ко­то­ро­му вме­ня­лось в обя­зан­ность опре­де­лять со­дер­жа­ние, фор­мы и ме­то­ды спе­ци­аль­ной про­па­ган­ды. Ра­бо­чим ор­га­ном бю­ро стал 7-й от­дел Глав­но­го по­ли­ти­че­ско­го управ­ле­ния. Все­го за вре­мя вой­ны бы­ло из­да­но и рас­про­стра­не­но свы­ше 20 ты­сяч на­име­но­ва­ний про­па­ган­дист­ских ма­те­ри­а­лов на 20 ино­стран­ных язы­ках, по боль­шей ча­сти, есте­ствен­но, на немец­ком. Об­щий ти­раж со­ста­вил 2 мил­ли­ар­да 706 мил­ли­о­нов эк­зем­пля­ров ли­сто­вок, га­зет, жур­на­лов, пла­ка­тов и бро­шюр. На­ря­ду с этим ши­ро­ко осу­ществ­ля­лось и ра­дио­ве­ща­ние, а так­же об­ра­ще­ния к про­тив­ни­ку с по­мо­щью спе­ци­аль­ных гром­ко­го­во­ря­щих уста­но­вок. В на­ча­ле вой­ны ха­рак­тер­ные пред­став­ле­ния о «про­ле­тар­ской со­ли­дар­но­сти» рас­смат­ри­ва­лись Мех­ли­сом как вполне ак­ту­аль­ные. В ли­стов­ках сол­дат вер­мах­та при­зы­ва­ли по­вер­нуть ору­жие про­тив «об­ще­го вра­га» – Гит­ле-

ра: «Не стре­ляй в сво­их бра­тьев – рус­ских ра­бо­чих и кре­стьян!» Убе­див­шись на прак­ти­ке, на­сколь­ко да­ле­ки бы­ли во­ен­но­слу­жа­щие гер­ман­ской ар­мии от по­доб­ных «иде­а­лов», со­вет­ские ор­га­ны спец­про­па­ган­ды из­ме­ни­ли то­наль­ность, сде­лав упор на про­па­ган­ду пре­иму­ществ пле­на, при­чем сда­вать­ся при­зы­ва­ли да­же успеш­но на­сту­па­ю­щие немец­кие ча­сти. Яв­ным про­сче­том в пер­вый пе­ри­од вой­ны был и курс на ка­ри­ка­тур­но-из­де­ва­тель­ское изоб­ра­же­ние во­ждей Гер­ма­нии, поль­зо­вав­ших­ся то­гда по­чти без­ого­во­роч­ной под­держ­кой немец­ко­го на­ро­да. Ар­мей­ская про­па­ган­да, ру­ко­во­ди­мая Мех­ли­сом, до­пус­ка­ла и дру­гие гру­бые ошиб­ки. Про­валь­ны­ми и вред­ны­ми бы­ли при­зна­ны, на­при­мер, пор­но­гра­фи­че­ские ли­стов­ки с «по­це­луй­ны­ми кар­точ­ка­ми» и удо­сто­ве­ре­ни­я­ми «чле­на со­ю­за по охва­ту жен­ских по­ло­вых ор­га­нов», пред­ла­гав­ше­го да­мам, чьи му­жья на­хо­дят­ся на фрон­те, «со­гре­вать су­пру­же­скую по­стель пу­тем вы­пол­не­ния муж­ских обя­зан­но­стей». Для дам по­сле 70 преду­смат­ри­ва­лась «двой­ная так­са». Все это долж­но бы­ло со­здать впечатление, что на­ци­сты пре­вра­ща­ют Гер­ма­нию в пуб­лич­ный дом, по­ро­дить у немец­ких сол­дат на Во­сточ­ном фрон­те воз­му­ще­ние и бес­по­кой­ство. На об­лож­ку од­но­го из но­ме­ров жур­на­ла для немец­ких сол­дат «Фрон­то­вая ил­лю­стра­ция» со­вет­ские про­па­ган­ди­сты по­ме­сти­ли изоб­ра­же­ние ле­жа­щей в по­сте­ли с «во­сточ­ным ра­бо­чим» немец­кой фрау. Со­про­во­ди­тель­ный текст гла­сил: «По­ка сол­дат на фрон­те… 11 мил­ли­о­нов ино­стран­цев жи­вут се­го­дня в Гер­ма­нии, ку­да за­влек и со­гнал их Гит­лер, в то вре­мя как на Во­сточ­ном фрон­те бес­смыс­лен­но гиб­нут мил­ли­о­ны немец­ких муж­чин». Мно­гие спе­ци­а­ли­сты 7-го от­де­ла ГУППКА по­ни­ма­ли недо­пу­сти­мость по­доб­ных фаль­ши­вок, но ни­че­го не мог­ли сде­лать, так как по­доб­ная про­дук­ция из­да­ва­лась во­ле­вым ре­ше­ни­ем Мех­ли­са. Во­об­ще, де­я­тель­ность Ль­ва За­ха­ро­ви­ча на по­сту глав­но­го во­ен­но­го про­па­ган­ди­ста, а так­же в ка­че­стве за­ме­сти­те­ля нар­ко­ма обо­ро­ны и чле­на во­ен­ных со­ве­тов ря­да ар­мий и фрон­тов при­нес­ла чрез­вы­чай­но пла­чев­ные пло­ды. Вме­ша­тель­ство Мех­ли­са в де­ла во­ен­ных спе­ци­а­ли­стов не раз влек­ло за со­бой ка­та­стро­фи­че­ские по­след­ствия. На­при­мер, в ме­му­а­рах участ­ни­ка вой­ны пол­ков­ни­ка в от­став­ке К. Буд­ри­на «В бо­ях за Дон» со­дер­жит­ся опи­са­ние од­но­го эпи­зо­да. Буд­рин до­ло­жил ко­ман­ди­ру бри­га­ды о том, что вве­рен­ный ему ба­та­льон за­нял на­се­лен­ный пункт. Вме­шав­шись в раз­го­вор, Мех­лис об­ви­нил Буд­ри­на во лжи и от­дал при­каз на­не­сти по это­му пунк­ту залп ре­ак­тив­ной ар­тил­ле­рии. Ба­та­льон по­нес боль­шие по­те­ри, нем­цы вы­би­ли из се­ла остат­ки это­го под­раз­де­ле­ния. Тем не ме­нее, несмот­ря на свою де­струк­тив­ную де­я­тель­ность, Мех­лис до кон­ца вой­ны по­яв­лял­ся на фрон­те и 29 июля 1944 го­да да­же по­лу­чил во­ин­ское зва­ние ге­не­рал-пол­ков­ни­ка. Впро­чем, из-за яв­ных про­сче­тов в де­ле «про­мыв­ки моз­гов» еще 12 июня 1942 го­да он был снят с долж­но­сти на­чаль­ни­ка Глав­но­го по­ли­ти­че­ско­го управ­ле­ния РККА. В от­ли­чие от Мех­ли­са, Ве­дель не вме­ши­вал­ся в де­ла гер­ман­ских ге­не­ра­лов, от­вет­ствен­ных за про­ве­де­ние вой­ско­вых опе­ра­ций. Его сфе­ра бы­ла чи­сто про­па­ган­дист­ской, и здесь он был пол­но­власт­ным хо­зя­и­ном, успеш­но кон­ку­ри­ро­вав­шим в дан­ной об­ла­сти с ми­ни­стер­ства­ми Геб­бель­са и Ро­зен­бер­га. Хо­тя борьба меж­ду ве­дом­ства­ми раз­вер­ну­лась нешу­точ­ная. К при­ме­ру, пе­чаль­но из­вест­ный им­пер­ский ко­мис­сар Укра­и­ны Эрих Кох в пись­ме к ми­ни­стру Во­сточ­ных тер­ри­то­рий него­ду­ю­ще от­ме­чал: «При­зы­вы к на­се­ле­нию ок­ку­пи­ро­ван­но­го Во­сто­ка мо­гут пуб­ли­ко­вать­ся лишь с со­гла­сия фю­ре­ра, а не по во­ле ка­ких-то ар­мей­ских кло­пов». Тем не ме­нее Ве­дель уме­ло ру­ко­во­дил сво­им ап­па­ра­том, ис­поль­зуя в ра­бо­те весь бо­га­тый ар­се­нал про­па­ган­дист­ских при­е­мов и ме­то­дов. Ха­рак­тер­ные идеи и ло­зун­ги, при­су­щие пар­тий­ным из­да­ни­ям, на­хо­ди­ли свое ме­сто на стра­ни­цах га­зет, бюл­ле­те­ней, ли­сто­вок и пла­ка­тов, ко­то­рые под­чи­нен­ные Ве­де­ля штам­по­ва­ли огром­ны­ми ти­ра­жа­ми. Од­но­вре­мен­но с этим в вой­ска по­сту­па­ла про­па­ган­дист­ская про­дук­ция из дру­гих, ана­ло­гич­ных струк­тур рей­ха, че­му гла­ва про­па­ган­ды ОКВ не пре­пят­ство­вал, а ис­поль­зо­вал с вы­го­дой для сво­е­го управ­ле­ния. Мощ­ней­шее вли­я­ние ока­зы­ва­ли на на­се­ле­ние за­хва­чен­ных об­ла­стей Со­вет­ско­го Со­ю­за немец­кие ро­ты про­па­ган­ды. При ак­тив­ном и непо­сред­ствен­ном уча­стии ко­ман­ди­ров и лич­но­го со­ста­ва про­па­ган­дист­ских под­раз­де­ле­ний со­зда­ва­лись и вы­хо­ди­ли боль­ши­ми ти­ра­жа­ми ок­ку­па­ци­он­ные га­зе­ты и бро­шю­ры. К этой ра­бо­те при­вле­ка­лись «доб­ро­воль­ные по­мощ­ни­ки», кол­ла­бо­ра­ци­о­нист­ские жур­на­ли­сты, ока­зав­шие сво­им немец­ким кол­ле­гам боль­шую услу­гу в де­ле раз­жи­га­ния нена­ви­сти к боль­ше­ви­кам и ев­ре­ям. Толь­ко на рус­ском язы­ке немец­кие про­па­ган­ди­сты рас­про­стра­ни­ли око­ло 500 на­име­но­ва­ний пе­ри­о­ди­че­ских из­да­ний. Ти­ра­жи неко­то­рых об­раз­цов про­па­ган­дист­ской про­дук­ции до­сти­га­ли 1,5 млн эк­зем­пля­ров! Кро­ме все­го про­че­го, под кон­тро­лем во­ен­но­слу­жа­щих и со­труд­ни­ков рот про­па­ган­ды раз­ра­ба­ты­ва­лись кур­сы лек­ций для ауди­то­рии, со­сто­яв­шей из учи­те­лей и дру­гих пред­ста­ви­те­лей ин­тел­ли­ген­ции, го­род­ских и сель­ских долж­ност­ных лиц – ста­рост, бур­го­мист­ров, на­чаль­ни­ков по­ли­ции раз­но­го уров­ня. Огром­ное вни­ма­ние бы­ло уде­ле­но и про­па­ган­де вооруженного кол­ла­бо­ра­ци­о­низ­ма. Ска­жем, вплоть до кон­ца 1944 го­да «вла­сов­ское дви­же­ние» су­ще­ство­ва­ло фак­ти­че­ски толь­ко на бу­ма­ге – в ли­стов­ках и при­зы­вах немец­ких про­па­ган­ди­стов. Сам Вла­сов и его «штаб» дол­гое вре­мя на­хо­ди­лись в непо­сред­ствен­ном под­чи­не­нии управ­ле­ния Ве­де­ля. Несмот­ря на то что немец­кой во­ен­ной про­па­ган­де уда­лось по­на­ча­лу до­бить­ся се­рьез­ным ре­зуль­та­тов, даль­ней­ший ее эф­фект стал сни­жать­ся. Не в по­след­нюю оче­редь это бы­ло свя­за­но с же­сто­кой по­ли­ти­кой гер­ман­ских вла­стей в за­хва­чен­ных об­ла­стях, а так­же с оче­вид­ны­ми успе­ха­ми Крас­ной Ар­мии. На по­след­нем эта­пе вой­ны управ­ле­ние Ве­де­ля чис­лен­но зна­чи­тель­но со­кра­ти­лось. Ко­гда бо­е­вые дей­ствия раз­вер­ну­лись на тер­ри­то­рии Гер­ма­нии, все пол­но­мо­чия по про­па­ган­дист­ской де­я­тель­но­сти взял на се­бя Геб­бельс, до са­мой ка­пи­ту­ля­ции вну­шав­ший сво­ей ауди­то­рии на­деж­ду на «чу­до-ору­жие» и ре­ши­тель­ный по­во­рот в войне. По­сле вой­ны Хас­со фон Ве­дель был аре­сто­ван, но в за­клю­че­нии на­хо­дил­ся недол­го – уже в се­ре­дине мая 1946 го­да его вы­пу­сти­ли на сво­бо­ду. Ра­зу­ме­ет­ся, с опы­том, ко­то­рым он об­ла­дал, ре­ши­ли бли­же по­зна­ко­мить­ся спец­служ­бы со­юз­ни­ков, изу­чав­шие фор­мы и ме­то­ды на­цист­ской про­па­ган­ды. Быв­ший шеф войск про­па­ган­ды охот­но по­мог им в этом. Ве­дель скон­чал­ся 3 ян­ва­ря 1961 го­да в Гер­дене, за­кон­чив неза­дол­го до смер­ти кни­гу вос­по­ми­на­ний «Вой­ска про­па­ган­ды немец­ко­го вер­мах­та», опуб­ли­ко­ван­ную в 1962 го­ду. От­но­си­тель­но бла­го­по­луч­но про­жил оста­ток сво­их дней и Лев Мех­лис. В фев­ра­ле 1946 го­да его из­бра­ли де­пу­та­том Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР вто­ро­го со­зы­ва. Од­но­вре­мен­но с этим он ра­бо­тал в долж­но­сти ми­ни­стра го­су­дар­ствен­но­го кон­тро­ля Со­вет­ско­го Со­ю­за. В 1949 го­ду у Мех­ли­са слу­чил­ся ин­сульт, и к ак­тив­ной слу­жеб­ной и по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­сти он боль­ше не воз­вра­щал­ся. Но в 1952 го­ду на XIX съез­де КПСС его за­оч­но из­бра­ли чле­ном Цен­траль­но­го ко­ми­те­та. Скон­чал­ся «во­ен­ный Ме­фи­сто­фель» Ста­ли­на 13 фев­ра­ля 1953 го­да. Ур­на с его пра­хом бы­ла за­хо­ро­не­на в Крем­лев­ской стене.

Лев За­ха­ро­вич Мех­лис

Хас­со фон Ве­дель

Об­ра­зец со­вет­ской контр­про­па­ган­ды, ад­ре­со­ван­ной сол­да­там вер­мах­та

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.