Мерт­вые ду­ши

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО - Ри­чард ДЕМИНГ Пе­ре­вод Сер­гея манУ­ко­ва

Тем ок­тябрь­ским утром я при­е­хал на ра­бо­ту в пло­хом на­стро­е­нии.. – Шеф про­сил вас зай­ти, – не без зло­рад­ства со­об­щи­ла мне на­ша сек­ре­тар­ша Сал­ли, от­че­го мое на­стро­е­ние ста­ло еще хуже. Тем не ме­нее я по­ста­рал­ся вы­да­вить улыб­ку, по­то­му что шеф лю­бит ви­деть толь­ко счаст­ли­вые ли­ца. Эд Мор­ган ру­ко­во­дит от­де­лом рас­сле­до­ва­ний ас­со­ци­а­ции стра­хо­вых ком­па­ний. Он за­ни­ма­ет этот пост как ми­ни­мум два де­ся­ти­ле­тия и об­ла­да­ет ню­хом на стра­хов­щи­ков-мо­шен­ни­ков. Я ра­бо­таю у него семь лет. Он счи­та­ет ме­ня сво­им луч­шим сле­до­ва­те­лем. – Са­дись, Тод, – кив­нул Мор­ган. – Са­мое обыч­ное де­ло. Ско­рее все­го, это ерун­да, но ре­бя­та из ком­пью­тер­но­го от­де­ла ду­ма­ют ина­че. Их ин­фор­ма­цию необ­хо­ди­мо про­ве­рить. – Что наш мо­гу­чий ин­тел­лект рас­ко­пал в этот раз? – осве­до­мил­ся я. – Последние две­на­дцать ме­ся­цев мы ана­ли­зи­ру­ем все стра­хо­вые слу­чаи, свя­зан­ные со смер­тель­ны­ми ис­хо­да­ми. Есть ин­те­рес­ные дан­ные по ти­фу. Он сей­час встре­ча­ет­ся ред­ко. Во всем шта­те от ти­фа в про­шлом го­ду умер­ло толь­ко семь че­ло­век. С дру­гой сто­ро­ны, пять че­ло­век скон­ча­лись от ти­фа в од­ном ме­сте. Все по­кой­ни­ки бы­ли за­стра­хо­ва­ны од­ним и тем же аген­том. При этом все пять стра­хо­вок на од­ну сум­му – 10 ты­сяч дол­ла­ров. Эти сов­па­де­ния, счи­та­ют ком­пью­тер­щи­ки, долж­ны нас за­ин­те­ре­со­вать. С эти­ми сло­ва­ми он про­тя­нул мне два ли­ста бу­ма­ги с ин­фор­ма­ци­ей. Речь шла о 80-лет­нем ста­ри­ке, бе­не­фи­ци­а­ри­ем ко­то­ро­го был сын; трех жен­щи­нах, деньги за ко­то­рых до­ста­лись му­жьям, и 18-лет­нем парне, деньги за ко­то­ро­го по­лу­чил отец. Все пять по­ли­сов бы­ли вы­да­ны раз­ны­ми стра­хо­вы­ми ком­па­ни­я­ми, но про­да­ны од­ним стра­хо­вым аген­том – По­лом Ман­нер­сом. Все пя­те­ро скон­ча­лись с се­ре­ди­ны июля по се­ре­ди­ну ав­гу­ста. Жи­ли бе­не­фи­ци­а­рии на Р. Д. 1 и Р. Д. 2, Хи­зер-Ридж. – Ка­кая-то де­рев­ня, – за­ме­тил я. – Где этот Хи­зер-Ридж? – Я на­шел его по­сле дол­гих по­ис­ков на кар­те. Это центр окру­га Хи­зер. На­се­ле­ние – семь­сот че­ло­век. – Округ Хи­зер? – по­жал я пле­ча­ми. – Где это? – За­те­рял­ся в хол­мах, где ва­рят са­мо­гон, – улыб­нул­ся Мор­ган. – Во всем окру­ге жи­вет не боль­ше двух с по­ло­ви­ной ты­сяч че­ло­век. Ни од­ной ас­фаль­ти­ро­ван­ной до­ро­ги. Же­лез­ной до­ро­ги то­же нет, а ав­то­бус хо­дит два­жды в неде­лю. До­би­рать­ся ту­да луч­ше все­го на ма­шине. – Чушь ка­кая-то, – за­ме­тил я, еще раз про­смот­рев ин­фор­ма­цию. – Про­шлым ле­том в го­род­ке вспых­ну­ла эпи­де­мия ти­фа. Ман­нерс про­дал все стра­хов­ки, по­то­му что в та­кой ды­ре толь­ко один стра­хо­вой агент. Ни­че­го не зна­чит и од­на и та же сум­ма стра­хов­ки. Это са­мая рас­про­стра­нен­ная сум­ма стра­хов­ки жиз­ни. – Точ­но мои мыс­ли, но у нас неред­ко встре­ча­ют­ся мо­шен­ни­че­ства и с куда мень­ши­ми стран­но­стя­ми. Про­вер­ка зай­мет у те­бя несколь­ко дней. Мо­жет, те­бе да­же не по­на­до­бит­ся ту­да ехать. Я на­чал с изу­че­ния всех пяти стра­хо­вок в ар­хи­ве. Все бы­ло в по­ряд­ке. В каж­дом де­ле име­лась ко­пия сви­де­тель­ства о смер­ти, за­ве­рен­ная пе­ча­тью Эм­мы Пру­этт, но­та­ри­уса окру­га Хи­зер. Каж­дое сви­де­тель­ство бы­ло под­пи­са­но док­то­ром Эм­мет­ром Парк­сом, ко­то­рый про­во­дил все осмот­ры. В этом не бы­ло ни­че­го стран­но­го. Ед­ва ли в на­се­лен­ном пунк­те с на­се­ле­ни­ем в 700 душ боль­ше од­но­го док­то­ра. Вся стра­хо­вые до­го­во­ры бы­ли под­пи­са­ны в ян­ва­ре и фев­ра­ле про­шло­го го­да. Все стра­хов­ки бы­ли по­лу­че­ны за от­но­си­тель­но ко­рот­кое вре­мя, по­это­му я ре­шил их про­ве­рить. Я по­бы­вал в офи­сах всех стра­хо­вых ком­па­ний. Ме­ня уди­ви­ло, что во всех пяти слу­ча­ях деньги по­лу­чил док­тор Паркс и что он об­на­ли­чил че­ки в од­ном и том же бан­ке в Хо­лой­ке, от ко­то­ро­го до Хи­зер Ри­джа око­ло 60 миль. Ин­те­рес­но, по­че­му все пять че­ков бы­ли вы­пи­са­ны на Парк­са и по­че­му он об­на­ли­чил их не в Хи­зер Ри­дже, а в Хо­лой­ке? В сле­ду­ю­щий день я по­се­тил Ме­ди­цин­ское об­ще­ство шта­та. Док­тор Эм­мет Паркс был ува­жа­е­мым ме­ди­ком. Ему бы­ло пять­де­сят. Прак­ти­ко­вал он два­дцать лет. При­чем все вре­мя в Хи­зе­ре, где был един­ствен­ным вра­чом. Я ре­шил, что ес­ли здесь и нечи­сто, то речь идет о мас­со­вом убий­стве. Но крайне ма­ло­ве­ро­ят­но, что убий­ца – ува­жа­е­мый врач. Еще ме­нее ве­ро­ят­но, что врач, пусть да­же де­ре­вен­ский, не рас­по­зна­ет убий­ства. К то­му же участ­во­вать в этом долж­ны бы­ли сра­зу все пять бе­не­фи­ци­а­ри­ев. И все же под­пись Парк­са на че­ках не да­ва­ла мне по­коя. По­это­му я ре­шил разо­брать­ся в этом де­ле. Пол Ман­нерс по­лу­чил ли­цен­зию недав­но, в но­яб­ре. Он был же­нат, но не имел де­тей. На ко­пии его сви­де­тель­ства о рож­де­нии сто­я­ла пе­чать Эм­мы Пру­этт. Сле­до­ва­тель­но, сде­лал я вы­вод, ро­дил­ся он в Хи­зер-Ри­дже. Од­ним из трех по­ру­чи­те­лей Ман­нер­са был док­тор Паркс. Ча­сто­та, с ко­то­рой в этом де­ле я стал­ки­вал­ся с име­нем Парк­са, ме­ня за­ин­три­го­ва­ла. На­ши ком­пью­тер­щи­ки ме­ня успо­ко­и­ли. Кро­ме пяти «ти­фоз­ных» стра­хо­вок, Пол Ман­нерс вы­пи­сал за это вре­мя еще с па­ру де­сят­ков стра­хо­вых по­ли­сов. Все их вла­дель­цы бы­ли до сих пор жи­вы. Ес­ли бы на всех че­ках не сто­я­ла под­пись док­то­ра Парк­са, я бы на этом оста­но­вил­ся. Но в дан­ном слу­чае я дол­жен был про­ве­рить все до кон­ца. Я ре­шил от­пра­вить­ся в Хи­зер-Ридж. Две­ри всех ка­би­не­тов в зда­нии су­да бы­ли от­кры­ты, но все ка­би­не­ты бы­ли пу­сты. Един­ствен­ный при­знак жиз­ни я на­шел в ма­лень­ком за­кут­ке. Там, за сто­лом с таб­лич­кой «Ин­фор­ма­ция» си­де­ла де­вуш­ка лет два­дца­ти. – Доб­рый день, мисс! – по­здо­ро­вал­ся я. – Суд сегодня за­крыт? – Нет, – улыб­ну­лась она. – Чем мо­гу по­мочь? – Где все? – Все на ме­сте. – Она по­ка­за­ла на те­ле­фон­ный пульт. – Я мо­гу вы­звать сю­да лю­бо­го чи­нов­ни­ка в те­че­ние де­ся­ти ми­нут. Их нет в зда­нии, по­то­му что нет дел… Удив­ле­ны? Я ра­бо­таю здесь с год и по­на­ча­лу то­же удив­ля­лась. Я из Хо­лой­ка и ра­бо­таю здесь на весь округ. Я сек­ре­тарь и су­да, и окруж­но­го про­ку­ро­ра, и ре­ги­стра­то­ра окру­га, и клер­ка, и ко­ро­не­ра. Еще я от­ве­чаю на те­ле­фон­ные звон­ки. А зо­вут ме­ня Эм­ма Пру­этт. – Кто-ни­будь здесь ра­бо­та­ет, кро­ме вас? – по­ин­те­ре­со­вал­ся я. – Все долж­но­сти, за ис­клю­че­ни­ем мо­ей и ше­ри­фа, по сов­ме­сти­тель­ству. У про­ку­ро­ра собственная юри­ди­че­ская прак­ти­ка. То же са­мое и с су­дьей. У ре­ги­стра­то­ра ма­га­зин, ко­то­рый тор­гу­ет всем. И так да­лее. Зар­пла­ты у всех ми­зер­ные. Я все ко­ор­ди­ни­рую. Я все­гда знаю, где всех най­ти, ес­ли что-то слу­чит­ся. Ше­риф обыч­но на ме­сте, но в дан­ную ми­ну­ту он пьет ко­фе в ка­фе. – Мне нуж­но про­ве­рить несколь­ко сви­де­тельств о смер­ти, – ска­зал я. Она с ин­те­ре­сом изу­чи­ла мою ви­зит­ку, по­том спро­си­ла: – За ка­кой год, ми­стер Квинн? – За этот. Июль и ав­густ. – Я до­стал спи­сок и на­чал чи­тать: – 9 июля умер Гер­ман Пот­тер. – Я пом­ню это имя, – кив­ну­ла она и до­ста­ла из шка­фа тол­стую кни­гу. – Он был пер­вым, кто умер от ти­фа. Ему бы­ло толь­ко 18 лет. – Она на­шла нуж­ную стра­ни­цу и про­тя­ну­ла мне кни­гу. – Сле­ду­ю­щая – Ген­ри­ет­та Скин­нер, – про­дол­жил я. – Она умер­ла 15 июля. Она на­шла мис­сис Скин­нер. По­том Мар­ту Кол­вин, Хе­лен Джор­дан и Абе­ля Хик­са, скон­чав­ших­ся 21 июля и 3 и 9 ав­гу­ста со­от­вет­ствен­но. – Спа­си­бо, – по­бла­го­да­рил я де­вуш­ку. – Вы слу­чай­но не зна­е­те стра­хо­во­го аген­та По­ла Ман­нер­са? – Я знаю всех го­ро­жан в ли­цо, но по­ка еще не по име­нам, – по­ка­ча­ла она го­ло­вой. – Он жи­вет в го­ро­де? – Его ад­рес Р. Д. 1. – Это Ридж-Ро­уд, – объ­яс­ни­ла Эм­ма. – На­вер­ное, у него там фер­ма. Я ма­ло ко­го знаю в тех кра­ях. – А как най­ти док­то­ра Эм­ме­та Парк­са? Его ка­би­нет да­ле­ко? – В квар­та­ле от­сю­да, на Мэйн-стрит, ря­дом с почтой. Боль­шой дом на ле­вой сто­роне улицы. Он на­чал до­стра­и­вать кли­ни­ку. Ре­монт еще про­дол­жа­ет­ся. Я по­бла­го­да­рил ее и от­пра­вил­ся к док­то­ру Парк­су. Ра­бо­чие ска­за­ли, что он на по­чте. В этот мо­мент из зда­ния по­чты вы­шел се­дой ко­ре­на­стый муж­чи­на с труб­кой. – Вы док­тор Эм­мет Паркс? – спро­сил я. – Хо­чу об­су­дить с ва­ми несколь­ко сви­де­тельств о смер­ти, ко­то­рые вы недав­но под­пи­са­ли. – Здесь шум­но. Прой­дем­те внутрь. – О ка­ких сви­де­тель­ствах вы хо­те­ли со мной по­го­во­рить? – по­ин­те­ре­со­вал­ся он, ко­гда мы во­шли в его ка­би­нет. – О пяти смер­тях от ти­фа в про­шлом июле и ав­гу­сте. Гер­ман Пот­тер, Ген­ри­ет­та Скин­нер, Мар­та Кол­вин, Хе­лен Джор­дан и Абель Хикс. Они все бы­ли за­стра­хо­ва­ны на де­сять ты­сяч дол­ла­ров в раз­ных стра­хо­вых ком­па­ни­ях од­ним и тем же аген­том, По­лом Ман­нер­сом. Вы бы­ли док­то­ром во всех слу­ча­ях и под­пи­са­ли все пять сви­де­тельств о смер­ти. – Есте­ствен­но, по­то­му что я един­ствен­ный врач в окру­ге. Вы най­де­те мою под­пись та­к­же на всех до­ку­мен­тах ко­ро­не­ра, так как я ко­ро­нер окру­га. – Все пять че­ков на стра­хов­ку бы­ли вы­пи­са­ны на вас, и вы об­на­ли­чи­ли их в Хо­лой­ке. По­че­му? – Вы при­е­ха­ли сю­да из сто­ли­цы шта­та, что­бы спро­сить ме­ня об этом, мо­ло­дой че­ло­век? – улыб­нул­ся он без те­ни оби­ды. – Я об­на­ли­чил их в Хо­лой­ке, по­то­му что у ме­ня там счет. В Хи­зе­ре бан­ка нет. Бли­жай­ший банк в Хо­лой­ке… На­сколь­ко я по­ни­маю, вы не очень зна­ко­мы с жиз­нью в этих кра­ях. – Не очень, – не стал спо­рить я. – Мы жи­вем здесь, как в про­шлом ве­ке, ми­стер Квинн. Здесь не до­ве­ря­ют внеш­не­му ми­ру. Фер­мы здесь огром­ные, три чет­вер­ти зем­ли по­кры­то ле­са­ми. Мы седь­мой по пло­ща­ди округ в шта­те, а по на­се­ле­нию са­мый ма­лень­кий. Фер­ме­ры тут ме­ся­ца­ми мо­гут жить, не ви­дя ни­ко­го, кро­ме чле­нов се­мьи. Внеш­ний мир за­был о них. Со­ци­аль­ные ра­бот­ни­ки ни­ко­гда не при­ез­жа­ют на эти хол­мы, что­бы про­ве­рить, хо­дят ли де­ти в шко­лу. На­чи­на­е­те по­ни­мать? – Бо­юсь, нет, – по­ка­чал я го­ло­вой. – Люди с хол­мов не кла­дут деньги в бан­ки. Они пря­чут их в мат­ра­цы и под пол. По­это­му здесь и бан­ка нет. Боль­шин­ство мест­ных не зна­ют, что де­лать с че­ка­ми. Они вы­пи­сы­ва­ют их на ме­ня, что­бы я об­на­ли­чи­вал их в Хо­лой­ке. – Яс­но, но раз уж я при­е­хал, то все же сто­ит по­ви­дать­ся с По­лом Ман­нер­сом. Как мне его най­ти? – Ни­как. Они с же­ной на зи­му уеха­ли во Фло­ри­ду. – Мест­ные жи­те­ли ча­сто от­ды­ха­ют во Фло­ри­де? – уди­вил­ся я. – Толь­ко Пол, – улыб­нул­ся док­тор. – Он на­шел зо­ло­тую жи­лу, став стра­хо­вым аген­том. Здесь не до­ве­ря­ют чу­жа­кам, а Пол ро­дил­ся, вы­рос в Хи­зе­ре и всех зна­ет. По­это­му ему до­ве­ря­ют. Он от­ды­ха­ет во Фло­ри­де на комиссионные от стра­хо­вок. – Ну и лад­но, – по­жал я пле­ча­ми. – Мож­но и не встре­чать­ся, все и так яс­но. – Раз уж при­е­ха­ли, я мо­гу устро­ить вам встре­чу с от­цом па­рень­ка Пот­те­ра. У ме­ня вы­зов на со­сед­нюю фер­му. Так что мож­но за­ехать и к ним. Я со­гла­сил­ся. По­ка док­тор Паркс осмат­ри­вал маль­чи­ка с ко­рью, я ждал его в ма­шине. За­тем мы про­еха­ли еще че­ты­ре ми­ли и оста­но­ви­лись око­ло двух­этаж­но­го до­ма. К нам вы­шел Сид­ни Пот­тер. – Ми­стер Квинн – стра­хо­вой сле­до­ва­тель, Сид, – объ­яс­нил Эм­мет Паркс. – Он хо­чет по­го­во­рить о Гер­мане. – Ему бы­ло толь­ко во­сем­на­дцать, ми­стер Квинн, – пе­чаль­но ска­зал Пот­тер. – У ме­ня двое сы­но­вей, Гер­ман был млад­шим. Я ку­пил ему по­лис, что­бы он со вре­ме­нем смог ку­пить соб­ствен­ную фер­му. Док объ­яс­нил, что при по­мо­щи стра­хов­ки мож­но со­брать деньги. Я ку­пил ее для это­го, а не для то­го, что­бы за­ра­бо­тать на его смер­ти… Мы все пе­ре­бо­ле­ли, но Бог за­брал са­мо­го млад­ше­го. Док ска­зал, что это все из-за ко­лод­ца. Он ту­да что-то бро­сил. С тех пор у нас нет про­блем с во­дой. – Все осталь­ные слу­чаи то­же из-за во­ды, – по­яс­нил док­тор. – Я об­ра­бо­тал все ко­лод­цы и те­перь ре­гу­ляр­но про­ве­ряю во­ду. Я ведь еще и главный врач окру­га. – Вы по­лу­чи­ли де­сять ты­сяч дол­ла­ров по стра­хов­ке, ми­стер Пот­тер? – я ре­шил про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние до кон­ца. Хо­зя­ин по­до­зри­тель­но по­смот­рел на ме­ня. – Ми­стер Квинн ра­бо­та­ет в стра­хо­вой ком­па­нии, ко­то­рая при­сла­ла те­бе деньги, – не со­всем пра­виль­но объ­яс­нил док­тор Паркс. – Он хо­чет убе­дить­ся, что с ни­ми все в по­ряд­ке. – Он по­вер­нул­ся ко мне. – Во­ров у нас здесь нет, но ни­кто, есте­ствен­но, не рас­ска­зы­ва­ет со­се­дям, что дер­жит до­ма ку­чу де­нег. По­это­му ни­кто, кро­ме ме­ня, не зна­ет, что Сид по­лу­чил деньги по стра­хов­ке. – Да, – неохот­но под­твер­дил Пот­тер. – Боль­шое спа­си­бо! – Ну что же. Ду­маю, мое рас­сле­до­ва­ние за­кон­че­но, – со­об­щил я Парк­су. В го­ро­док мы вер­ну­лись к са­мо­му обе­ду. Док­тор при­гла­сил ме­ня по­обе­дать в ка­фе. Он по­зна­ко­мил ме­ня с ше­ри­фом То­мом Гейн­сом, окруж­ным про­ку­ро­ром Чарль­зом Хей­сом и мно­же­ством фер­ме­ров. От Эм­мы Пру­этт я с удив­ле­ни­ем узнал, что Эм­мет Паркс не толь­ко окруж­ной ко­ро­нер и врач, но и главный клерк окру­га. – А еще наш док – почт­мей­стер, – со­об­щил про­ку­рор Хэйс. – Он у нас прак­ти­че­ски ру­ко­во­дит всем окру­гом. – В де­сять утра еже­днев­но при­ез­жа­ет поч­то­вая ма­ши­на из Хо­лой­ка, – рас­ска­зал Паркс. – Ино­гда бы­ва­ет до де­сят­ка пи­сем и по­сы­лок. Я сор­ти­рую по­чту несколь­ко ми­нут. Ее раз­но­сит ста­рик по име­ни Джо Ха­с­бендс. Все осталь­ное вре­мя он ра­бо­та­ет на по­чте – взве­ши­ва­ет по­сыл­ки и про­да­ет мар­ки. Бы­ва­ют дни, ко­гда он об­слу­жи­ва­ет до ше­сти кли­ен­тов. – Да, у нас тут жизнь бьет клю­чом, – хмык­нул ше­риф Гейнс. – В про­шлом го­ду я аре­сто­вал во­семь че­ло­век за пьян­ство и на­ру­ше­ние об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка. По­сле обе­да я уже сел в ма­ши­ну, что­бы воз­вра­щать­ся до­мой, ко­гда неожи­дан­но

вспом­нил сло­ва Сид­нея Пот­те­ра и Эм­ме­та Парк­са. Мне при­шла фан­та­сти­че­ская мысль. Я пе­ре­ду­мал уез­жать и от­пра­вил­ся в зда­ние су­да. На этот раз ше­риф был на ме­сте. – Ше­риф, вы зна­е­те че­ло­ве­ка по име­ни Пол Ман­нерс? – по­ин­те­ре­со­вал­ся я. – Ман­нерс? – на­хму­рил­ся он. – Нет, не знаю. – Он стра­хо­вой агент и жи­вет на Р. Д. 1. Он удив­лен­но по­смот­рел на ме­ня. – Стра­хов­ка­ми в Хи­зе­ре тор­гу­ет толь­ко док­тор Паркс. Он за­стра­хо­вал да­же ме­ня. Сей­час моя мысль ка­за­лась уже не та­кой и фан­та­сти­че­ской. Это был един­ствен­ный ло­гич­ный от­вет. – Мож­но еще про­ве­рить кое-какие за­пи­си? – по­про­сил я Эм­му. – Ко­неч­но, – кив­ну­ла она. – С удо­воль­стви­ем хоть что-то сде­лаю для раз­но­об­ра­зия. Со­глас­но сви­де­тель­ству о рож­де­нии По­ла Ман­нер­са он ро­дил­ся 2 ап­ре­ля 1918 го­да. Из ли­цен­зии стра­хо­во­го аген­та я узнал, что его же­ну зо­вут Гер­тру­да Бу­кер и что она ро­ди­лась 4 июня 1920 го­да. Что­бы про­ве­рить, на­сколь­ко ак­ку­ра­тен док­тор, я по­про­сил Эм­му по­ка­зать мне их сви­де­тель­ство о бра­ке. Она на­шла его в ящи­ке за 1940 год. Эм­ма про­ве­ри­ла по мо­ей прось­бе да­ты рож­де­ния всех пяти по­кой­ни­ков и по­кой­ниц. Все они то­же бы­ли в пол­ном по­ряд­ке. Я был уве­рен, что най­ду, ес­ли за­хо­чу, та­к­же все до­ку­мен­ты на их му­жей и дру­гих род­ствен­ни­ков. – В го­ро­де один гро­бов­щик? – по­ин­те­ре­со­вал­ся я у Эм­мы Пру­этт. – Да. У Дже­рар­да Боггса бю­ро не­да­ле­ко от док­то­ра Парк­са. По­сле раз­го­во­ра с гро­бов­щи­ком я вер­нул­ся к док­то­ру Парк­су. Он уди­вил­ся, уви­дев ме­ня, но веж­ли­во при­гла­сил в ка­би­нет. – Я уже вы­ез­жал из го­ро­да, ко­гда вспом­нил сло­ва Сид­нея Пот­те­ра и ва­ши сло­ва. Пот­тер ска­зал, что вы по­со­ве­то­ва­ли ему ку­пить по­лис для Гер­ма­на, что­бы ско­пить де­нег на фер­му. Он не ска­зал, что это ему объ­яс­нил Пол Ман­нерс, а ска­зал, что это бы­ли вы. Мож­но бы­ло бы пред­по­ло­жить, что вы ска­за­ли это, ко­гда он при­шел к вам за со­ве­том по­сле раз­го­во­ра со стра­хо­вым аген­том, но че­рез несколь­ко ми­нут вы са­ми ска­за­ли, что ни­кто, кро­ме вас и Пот­те­ра, не знал, что он по­лу­чил деньги по стра­хов­ке. По­че­му Пол Ман­нерс не зна­ет, что он по­лу­чил деньги? Док­тор смот­рел на ме­ня че­рез клубы ды­ма. – Я за­был о По­ле, – кив­нул он. – Ко­неч­но, он зна­ет о день­гах. – Вы ре­ши­ли не сда­вать­ся до кон­ца, док­тор? – улыб­нул­ся я. – По­сле обе­да я вновь хо­дил в суд. Вы от­лич­но по­тру­ди­лись с за­пи­ся­ми. По ним мож­но про­сле­дить всю ис­то­рию жиз­ни По­ла Ман­нер­са и его же­ны. Очень тща­тель­но за­до­ку­мен­ти­ро­ва­ли вы и жиз­ни всех пяти по­кой­ни­ков. На бу­ма­ге они все ро­ди­лись, вы­рос­ли, кро­ме Гер­ма­на, же­ни­лись или вы­шли за­муж и умер­ли. – О чем вы го­во­ри­те? – под­нял бро­ви док­тор. – Я при­шел к вам из по­хо­рон­но­го бю­ро Боггса. Он, ко­неч­но, пом­нит по­хо­ро­ны Гер­ма­на Пот­те­ра, но не хо­ро­нил дру­гих по­кой­ни­ков… Ни Эм­ма Пру­этт, ни ше­риф Гейнс, ни Дже­рард Боггс не зна­ют о По­ле Ман­нер­се, что до­воль­но стран­но, ес­ли при­нять во вни­ма­ние, что он един­ствен­ный стра­хо­вой агент в окру­ге, что он ро­дил­ся здесь и про­жил всю жизнь. От ше­ри­фа, к сло­ву, я узнал, что это вы про­да­е­те стра­хов­ки в Хи­зе­ре. – Г-м-м-м, – хмык­нул док­тор Паркс. – Гер­ман Пот­тер дей­стви­тель­но умер от ти­фа. На­вер­ное, его смерть и под­ска­за­ла вам идею афе­ры. Вы са­ми со­зда­ли ма­лень­кую эпи­де­мию ти­фа, страхуя и по­том уби­вая лю­дей, ко­то­рые су­ще­ство­ва­ли толь­ко на бу­ма­ге… Не по­ни­маю, за­чем вам по­на­до­би­лось сво­дить ме­ня с Пот­те­ром, ко­гда я уже со­би­рал­ся уез­жать. Ведь я мог спро­сить его о По­ле Ман­нер­се. На­вер­ное, вы еще боль­ше бо­я­лись, что я за­го­во­рю о нем в ка­фе. Он пе­чаль­но по­смот­рел на ме­ня. – Им­пульс, ми­стер Квинн. Я не про­ду­мал все до кон­ца. Мне за­хо­те­лось усы­пить все ва­ши по­до­зре­ния. Мне про­сто и в го­ло­ву не мог­ло прий­ти, что вы мо­же­те упо­мя­нуть при Пот­те­ре о По­ле Ман­нер­се. Я по­ду­мал об этом уже по­сле то­го, как при­гла­сил вас к нему. При­гла­ше­ние на обед – еще од­на ошиб­ка. Я при­гла­сил вас по при­род­ной веж­ли­во­сти, чтоб она про­ва­ли­лась! Я смот­рел на него со сме­сью изум­ле­ния и вос­хи­ще­ния. – Вы про­вер­ну­ли са­мую за­ме­ча­тель­ную афе­ру, свя­зан­ную со стра­хов­кой, док­тор. Вы пра­виль­но пред­по­ло­жи­ли, что стра­хо­вые ком­па­нии не уви­дят ни­че­го по­до­зри­тель­но­го в слу­ча­ях, где сви­де­тель­ство о смер­ти под­пи­сы­ва­ет врач, ко­то­рый до это­го осмат­ри­вал вла­дель­цев по­ли­сов. Осо­бен­но в та­ком ма­ло­на­се­лен­ном го­род­ке. Но вы по­ни­ма­ли, что им по­ка­жет­ся по­доз ри­тель­ным, ес­ли док­тор про­даст им стра­хов­ки. По­это­му вы со­зда­ли По­ла Ман- нер­са и да­же устро­и­ли ему эк­за­ме­ны для по­лу­че­ния ли­цен­зии. Вся поч­та про­хо­дит че­рез вас. Ко­гда по­ру­чи­те­лям Ман­нер­са при­шли пись­ма от ли­цен­зи­он­но­го бю­ро шта­та, вы на­пи­са­ли от­ве­ты, в ко­то­рых на­хва­ли­ва­ли Ман­нер­са. Тре­тьим по­ру­чи­те­лем вы на­зва­ли для про­сто­ты се­бя. Точ­но так же вы пе­ре­хва­ти­ли че­ки на деньги по стра­хов­кам че­ты­рем ми­фи­че­ским бе­не­фи­ци­а­ри­ям по­кой­ни­ков. Кста­ти, сколь­ко все­го вы про­да­ли стра­хо­вок? – Один­на­дцать, – ти­хо от­ве­тил он. – Я со­би­рал­ся «убить» еще несколь­ких че­ло­век. – По­че­му вы по­шли на это? Не­уже­ли у док­то­ра мо­гут воз­ник­нуть та­кие про­бле­мы с день­га­ми? – В этих кра­ях с док­то­ра­ми рас­пла­чи­ва­ют­ся яй­ца­ми, ку­ра­ми и дру­ги­ми про­дук­та­ми. Так что да­же те кро­хи, что мне пла­ти­ли за дру­гие долж­но­сти, бы­ли очень кста­ти. К то­му же я хо­тел по­стро­ить соб­ствен­ную кли­ни­ку. – Он немно­го по­мол­чал и до­ба­вил: – Ко­неч­но, сыг­ра­ла свою роль и жад­ность. По­ло­ви­ну де­нег я от­ло­жил для кли­ни­ки, а на вто­рую по­ло­ви­ну хо­тел по­ез­дить по све­ту. Я все­гда меч­тал о пу­те­ше­стви­ях… По­ла­гаю, го­во­рить с ва­ми о взят­ке бес­по­лез­но? – А вы попробуйте, – негром­ко от­ве­тил я по­сле про­дол­жи­тель­ной па­у­зы. – Сколь­ко? – Да­вай­те сна­ча­ла об­су­дим то, что я мо­гу сде­лать для вас, кро­ме мол­ча­ния, – ска­зал я. – Ес­ли я по воз­вра­ще­нии ска­жу, что с По­лом Ман­нер­сом все чи­сто, то вас вряд ли ко­гда-ни­будь пой­ма­ют. Да­же ес­ли что-то вы­зо­вет вновь по­до­зре­ния у ком­па­нии, по­чти на­вер­ня­ка раз­би­рать­ся опять по­шлют ме­ня. Он улыб­нул­ся мне сво­ей ми­лой улыб­кой. – Итак, сколь­ко? – По­по­лам, вклю­чая те со­рок ты­сяч, что вы уже по­лу­чи­ли, – от­ве­тил я. – Два­дцать ты­сяч я уже по­тра­тил на кли­ни­ку, – на­хму­рил­ся док­тор Паркс. – Так что де­лить при­дет­ся лишь пол­то­ра де­сят­ка ты­сяч. – Хо­ро­шо, – со­гла­сил­ся я. – Сей­час пять ты­сяч, но бу­ду­щие до­хо­ды по­по­лам. Устра­и­ва­ет? – Зна­чи­тель­но боль­ше, чем от­пра­вить­ся в тюрь­му, – улыб­нул­ся он. Я встал и про­тя­нул ру­ку ла­до­нью вверх. – Вы­дай­те мне мой пер­вый го­но­рар, и я сра­зу уеду. Эм­мет Паркс при­нес деньги из спаль­ни, и че­рез несколь­ко ми­нут мы рас­ста­лись как луч­шие дру­зья.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.