Не­удач­ное по­хи­ще­ние

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО - Фло­ра ФЛЕТЧЕР

Бан­ти был ум­ным пар­нем, но ему веч­но не вез­ло. Всё вре­мя ка­за­лось, что он вот-вот до­бьёт­ся че­го-то боль­ше­го, но в по­след­ний мо­мент ему все­гда не хва­та­ло уда­чи. Мож­но быть ге­ни­ем и пи­са­ным кра­сав­цем, но без до­ли ве­зе­ния ни­че­го не до­стичь. Взять ис­то­рию с по­ке­ром в Кан­зас-си­ти. У Бан­ти бы­ла трой­ка, очень мно­го­обе­ща­ю­щая ком­би­на­ция, но у Ар­чи Флау­эр­са ока­зал­ся стрейт. Я знаю о той иг­ре со слов са­мо­го Бан­ти. Он не по­ка­зы­вал­ся па­ру дней, и я от­пра­вил­ся к нему до­мой про­ве­рить, всё ли в по­ряд­ке. Небри­тый Бан­ти си­дел за сто­лом и смот­рел на пу­стую бу­тыл­ку из-под вис­ки. – Что стряс­лось, Бан­ти? Ты неваж­но вы­гля­дишь. – Толь­ко не рас­ска­зы­вай мне, при­ду­рок, ка­кой у ме­ня вид. Он ча­сто на­зы­вал ме­ня при­дур­ком. Ино­гда мне это не нра­ви­лось, хо­тя, призна­юсь, по боль­шо­му счё­ту он был прав. Я ни­ко­гда не жа­ло­вал­ся, по­то­му что мы с ним дру­жим мно­го лет. Я, как обыч­но, про­мол­чал. Он рас­ска­зал об оче­ред­ной неуда­че. – Сколь­ко ты про­иг­рал? – спро­сил я. – Три шту­ки. – И где ты их взял? – Ни­где, – хму­ро от­ве­тил он. – Это ме­ня и тре­во­жит. – Ты хо­чешь ска­зать, что дол­жен Ар­чи Флау­эр­су три шту­ки? – Ми­нус пять со­тен, ко­то­рые ле­жа­ли на сто­ле. – То­гда твоя тре­во­га объ­яс­ни­ма. Сколь­ко те­бе Ар­чи дал вре­ме­ни? – До утра… У те­бя есть деньги? – Ты же зна­ешь, Бан­ти, что та­ких нет. – Мне нуж­ны деньги, что­бы уехать из го­ро­да. – Всё рав­но ма­ло для то­го, что­бы уехать да­ле­ко, – по­ка­чал я го­ло­вой. – Сколь­ко? – Мо­жет быть, сот­ня. – Это луч­ше, чем ни­че­го. Мне нуж­но уехать и всё об­ду­мать, по­то­му что труд­но ду­мать в боль­ни­це с про­лом­лен­ной го­ло­вой, не го­во­ря уже о пе­ре­ло­ман­ных ко­стях. – Куда ты хо­чешь от­пра­вить­ся? – На фер­му дя­дюш­ки Оук­ли. Он уже умер и оста­вил мне фер­му в хол­мах, ми­лях в двух­стах к югу. Там сей­час вре­мя от вре­ме­ни ры­ба­чит ку­зен Вил­ли. Там мож­но об­ду­мать си­ту­а­цию и най­ти вы­ход. – И где ты со­би­ра­ешь­ся най­ти две с по­ло­ви­ной шту­ки? – спро­сил я. – Не бес­по­кой­ся, я обя­за­тель­но что­ни­будь при­ду­маю. Это не по тво­ей ча­сти… Нам по­ра тро­гать­ся в путь. – Нам? – уди­вил­ся я. – Ко­неч­но. Не­уже­ли ты ду­ма­ешь, что я по­еду в хол­мы без парт­нё­ра для по­ке­ра? К то­му же нуж­но бу­дет ра­бо­тать. Так что ты при­го­дишь­ся. – Но, Бан­ти, я не хо­чу ехать на фер­му дя­дюш­ки Оук­ли. – Лад­но, Кар­ни, как ска­жешь. Мы дав­но дру­жим, и я ду­мал, что мы дру­зья на­ве­ки. Ес­ли ты не по­едешь, то и я не по­еду. Иди и боль­ше не при­хо­ди. И не при­хо­ди на мои по­хо­ро­ны, ес­ли Ар­чи Флау­эрс грох­нет ме­ня завтра за долг. Ну и что, по-ва­ше­му, я мог сде­лать? Ко­неч­но, я сдал­ся. Бан­ти сло­жил ве­щи, и мы от­пра­ви­лись ко мне. Я бро­сил в сум­ку са­мое необ­хо­ди­мое, и мы по­еха­ли на фер­му дя­дюш­ки Оук­ли в ста­рень­кой ко­лы­ма­ге Бан­ти с 99 дол­ла­ра­ми. Бан­ти за­брал их у ме­ня и по­обе­щал вер­нуть всё до по­след­не­го цен­та, несмот­ря на то, что я бу­ду есть, пить и ку­рить за его счёт. Мы вы­еха­ли из го­ро­да по юж­но­му шос­се. Бан­ти си­дел за ру­лём. Че­рез ка­кое­то вре­мя мы оста­но­ви­лись на за­прав­ке и за­шли пе­ре­ку­сить в за­бе­га­лов­ку для даль­но­бой­щи­ков. По­ка мы ужи­на­ли, на­шу ма­ши­ну ото­гна­ли к зда­нию ноч­но­го клу­ба, в ко­то­ром гром­ко иг­ра­ла му­зы­ка. При­мер­но че­рез час я уснул и про­спал, на­вер­ное, то­же око­ло ча­са. Ко­гда проснул­ся, Бан­ти ска­зал, что мы уже про­еха­ли с пол­пу­ти. Он что-то впол­го­ло­са на­пе­вал. По­том до ме­ня до­шло, что я слы­шу храп. Я огля­нул­ся. На зад­нем си­де­нье хра­пе­ла ка­кая-то смаз­ли­вая дев­чон­ка. – Бан­ти, что там за де­вуш­ка на зад­нем си­де­нье? – по­ин­те­ре­со­вал­ся я. – Ка­кая де­вуш­ка? – Сам по­смот­ри. Он оста­но­вил­ся на обо­чине и огля­нул­ся. За­тем ти­хо вы­ру­гал­ся и по­че­сал кон­чик но­са. – Раз­бу­ди её и вы­швыр­ни из ма­ши­ны. Раз­бу­дить её ока­за­лось нелег­ко, но в кон­це кон­цов мне это уда­лось. Она рез­ко вы­пря­ми­лась, по­тёр­ла гла­за и по­пы­та­лась по­пра­вить рас­тре­пав­шу­ю­ся при­чёс­ку. – Где я? – спро­си­ла незна­ком­ка. – На зад­нем си­де­нье мо­ей ма­ши­ны, – от­ве­тил Бан­ти. – Как ты сю­да по­па­ла? – Не пом­ню, – не сра­зу от­ве­ти­ла дев­чон­ка. – Я при­е­ха­ла с Том­ми. На­вер­ное, здо­ро­во пе­ре­бра­ла. По­след­нее, что я пом­ню, – как вы­шла на ули­цу осве­жить­ся. На­вер­ное, мне за­хо­те­лось при­сесть. Ря­дом сто­я­ла ва­ша ма­ши­на, и я за­бра­лась в неё. – Вы­хо­ди! – крат­ко при­ка­зал Бан­ти. – Воз­вра­щай­ся к Том­ми. – Да­ле­ко мы отъ­е­ха­ли? – Миль на сто. – Как я смо­гу прой­ти на шпиль­ках но­чью сто миль по шос­се? – воз­му­ти­лась она. – Это твоя про­бле­ма, сест­рён­ка. Я те­бя не при­гла­шал спать в мо­ей ма­шине. – Ес­ли вы джентль­мен, от­ве­зи­те ме­ня на­зад. – Бан­ти по­ка­чал го­ло­вой. – Я за­пла­чу. Вы не по­жа­ле­е­те. – Сколь­ко? – Ты­ся­чу дол­ла­ров. – Брось! – хмык­нул Бан­ти. – От­ку­да у та­кой ку­ри­цы, как ты, це­лая шту­ка? – От­ве­зи­те ме­ня и я дам вам ты­ся­чу. – По­ка­жи деньги. – По­хо­же, у вас про­бле­мы с го­ло­вой. Ко­неч­но, у ме­ня их с со­бой нет. – У те­бя их ни­где нет. У ме­ня, мо­жет быть, про­бле­мы с го­ло­вой, сест­рён­ка, но я в со­сто­я­нии от­ли­чить вра­ньё от прав­ды. К то­му же мне нуж­но око­ло трёх штук. Так что ни­ку­да я не по­еду. – Три так три! – сра­зу со­гла­си­лась она. – Мне всё рав­но. Это не мои деньги. – А чьи? – Мо­е­го от­ца, ко­неч­но. – Ну ещё бы! И твой па­па­ша, ко­неч­но, мил­ли­о­нер? – Да. – Он – Ар­нольд Кот­лот, а я – Фе­ли­сия Кот­лот. Мы жи­вём на Кот­лот-Плейс, 1. Эта ули­ца при­над­ле­жит мо­е­му от­цу. На ней один наш дом. Ес­ли она бы­ла лгу­ньей, то лга­ла убе­ди­тель­но. Ко­неч­но, в Кан­за­се все зна­ли муль­ти­мил­ли­о­не­ра Ар­ноль­да Кот­ло­та. Бан­ти на­чал че­сать кон­чик но­са. Это мог­ло быть и хо­ро­шим, и пло­хим при­зна­ком в за­ви­си­мо­сти от то­го, что бы­ло при­чи­ной и что из это­го вый­дет. Ко­неч­но, я в лю­бом слу­чае был на его сто­роне, но у ме­ня по­яви­лось дур­ное предчувствие. – Я уве­рен, что ты врёшь, – за­явил он. – А я уве­ре­на, что вы ду­рак! – от­ве­ти­ла Фе­ли­сия. – Вы­ме­тай­ся! – Ес­ли я вый­ду, вы силь­но по­жа­ле­е­те об этом. – Это ты силь­но по­жа­ле­ешь, ес­ли оста­нешь­ся. – По­хи­ще­ние – очень се­рьёз­ное пре­ступ­ле­ние. За него, ес­ли не оши­ба­юсь, по­ла­га­ет­ся смерт­ная казнь. Её сло­ва про­из­ве­ли впе­чат­ле­ние да­же на ста­ри­ну Бан­ти. – Ка­кое по­хи­ще­ние? – на­хму­рил­ся он. – Кто ко­го по­хи­тил? – Это за­ви­сит от то­го, от­ве­зё­те вы ме­ня об­рат­но в Кан­зас или нет. Ес­ли не от­ве­зё­те, то зна­чит, вы ме­ня по­хи­ти­ли. – На­де­ешь­ся, это про­ка­тит? Ты са­ма толь­ко что рас­ска­за­ла, что до кра­ёв за­гру­зи­лась джи­ном и усну­ла в ма­шине. – Это я вам рас­ска­за­ла, а от­цу и по­ли­ции я мо­гу рас­ска­зать со­всем дру­гое. – Бан­ти, мне это не нра­вит­ся, – вме­шал­ся я. – Да­вай от­ве­зём её об­рат­но. – По­до­жди, дай мне по­ду­мать. – Бан­ти вновь по­че­сал кон­чик но­са. Он смот- об­рат­но, WWW.SOVSEKRETNO.RU рел на Фе­ли­сию Кот­лот так при­сталь­но, что мне ста­ло не по се­бе. – Зна­ешь, я на­чи­наю ве­рить этой да­ме. По­хо­же, она дей­стви­тель­но Фе­ли­сия Кот­лот. По­смот­ри на её пла­тье. Оно сто­ит три-че­ты­ре сот­ни. А в брас­ле­те на­вер­ня­ка насто­я­щие ал­ма­зы. Дер­жу па­ри, что на­кид­ка из нор­ки. С каж­дой се­кун­дой го­лос Бан­ти ста­но­вил­ся всё взвол­но­ван­нее. Он до­стал из пи­джа­ка ре­воль­вер 38-го ка­либ­ра и на­пра­вил его на пас­са­жир­ку. – Пе­ре­са­жи­вай­ся впе­рёд! – ве­лел мой друг. – Не вы­хо­ди. Пе­ре­лазь че­рез си­де­нье. – Бан­ти, ты со­всем спя­тил? – вос­клик­нул я. – Она хо­чет по­хи­ще­ние, и она его по­лу­чит, – от­ве­тил он. – Толь­ко на­сто­я­щее… Ещё не до­шло, Кар­ни? Это и есть боль­шой шанс, ко­то­ро­го я ждал всю жизнь. По­сле столь­ких неудач на­ко­нец при­шла уда­ча. Боль­ше все­го ме­ня ис­пу­га­ло то, что он го­во­рил аб­со­лют­но се­рьёз­но. – Я не хо­чу в этом участ­во­вать, – за­про­те­сто­вал я. – Это без раз­ни­цы, по­то­му что ты уже участ­ву­ешь в этом, хо­чешь ты это­го или нет. Ты участ­ву­ешь в по­хи­ще­нии так же, как я. Мой те­бе со­вет – по­мо­гай мне, а не ме­шай. Став­ки вы­со­ки: как ми­ни­мум пол-ли­мо­на против га­зо­вой ка­ме­ры. Для ста­ри­ка Кот­ло­та пол-ли­мо­на – се­меч­ки. Мо­жет, мы за­ра­бо­та­ем и весь лимон. Ты толь­ко по­ду­май, о ка­ких день­гах идёт речь, Кар­ни! Спо­рить с ним в та­ком со­сто­я­нии бы­ло бес­по­лез­но. Фе­ли­сия, по­хо­же, то­же это по­ни­ма­ла. Она пе­ре­бра­лась на пе­ред­нее си­де­нье и сей­час си­де­ла меж­ду на­ми. – Ес­ли она хо­тя бы пик­нет или ше­вель­нёт­ся, врежь ей по го­ло­ве, – Бан­ти про­тя­нул мне ре­воль­вер. Мы по­мча­лись к со­ро­ка ак­рам ка­ме­ни­стой зем­ли на фер­ме дя­дюш­ки Оук­ли. Нам при­шлось дол­го ис­кать её в тем­но­те на про­сё­лоч­ной до­ро­ге. Это бы­ла ста­рая бре­вен­ча­тая хи­жи­на с тре­мя ком­на­та­ми. По тер­ри­то­рии про­те­кал ру­чей, в ко­то­ром ры­ба­чил ку­зен Вил­ли. В до­ме бы­ли оде­я­ла, по­стель­ное бе­льё, ку­хон­ные при­над­леж­но­сти и мно­го кон­сер­вов. Га­за, ко­неч­но, не бы­ло. Вме­сто элек­три­че­ства ке­ро­си­но­вые лам­пы. Да на кухне бы­ла ещё печь, ко­то­рая то­пи­лась дро­ва­ми. Од­на из ком­нат бы­ла спаль­ней с гру­бо ско­ло­чен­ной кро­ва­тью и ко­мо­дом. За­пе­реть плен­ни­цу бы­ло негде, по­это­му мы свя­за­ли ей ру­ки и но­ги и при­вя­за­ли к кро­ва­ти. – Хо­чешь ко­фе? – по­ин­те­ре­со­вал­ся я по­сле то­го, как Бан­ти по­шёл рас­тап­ли­вать печь и ва­рить ко­фе. – Нет. – То­гда спо­кой­ной но­чи! – Иди к чёр­ту! Вме­сто это­го я от­пра­вил­ся на кух­ню. Мы с Бан­ти се­ли за стол пить ко­фе. – До­пи­вай ко­фе и ло­жись спать, – ска­зал он. – Утром я уеду, и те­бе при­дёт­ся при­смат­ри­вать за ней. – Куда ты со­би­ра­ешь­ся?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.