Безум­ная

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО -

Ча­стич­но, ко­неч­но, в ее ре­ак­ции ви­но­ва­та шу­ми­ха, ко­то­рую кол­ле­ги под­ня­ли во­круг этой по­сыл­ки с па­у­ком. Взять к при­ме­ру Фре­да, гла­за ко­то­ро­го по­ка­зы­ва­ли боль­ше тре­во­ги, чем мож­но бы­ло услы­шать в его го­ло­се. Впро­чем, ска­зал он толь­ко од­ну фра­зу – по­слал шут­ни­ков ко всем чер­тям со­ба­чьим! Кор­рек­то­ры и сек­ре­тар­ши об­суж­да­ли «де­воч­ку Муф­точ­ку» и «ее па­у­ка» до окон­ча­ния ра­бо­че­го дня. Да­же сам ди­рек­тор ми­стер Уэб­стер во­шел в огром­ный зал вы­яс­нить при­чи­ну шу­ма и вол­не­ния в их обыч­но ти­хом и спо­кой­ном из­да­тель­стве. Джу­лия бы­ла крайне недо­воль­на их вни­ма­ни­ем и уча­сти­ем, по­то­му что оно раз­ру­ша­ло ба­рье­ры, ко­то­ры­ми она окру­жи­ла се­бя и от­го­ро­ди­лась от внеш­не­го мира. Со­хра­нять эти ба­рье­ры в непри­кос­но­вен­но­сти бы­ло нелег­ко. При этом она зна­ла от пси­хо­ло­гов, что это не толь­ко труд­но, но и непра­виль­но. И все же для нее это был един­ствен­ный способ, по-дру­го­му она жить не мог­ла. Не мог­ла, по­то­му что од­на­жды уже силь­но обо­жглась и не хо­те­ла рис­ко­вать вновь. Ей ни на ко­го нель­зя по­ла­гать­ся. Джу­лия при­шла к та­ко­му вы­во­ду че­рез несколь­ко ме­ся­цев по­сле то­го, как от нее ушел муж. Ко­неч­но, ее рас­стро­и­ло не толь­ко и не столь­ко по­вы­шен­ное вни­ма­ние кол­лег по ра­бо­те. Она ду­ма­ла об этом, нето­роп­ли­во ша­гая к мно­го­квар­тир­но­му до­му, в ко­то­ром бы­ла ее квар­ти­ра. Ко­неч­но, де­ло бы­ло не толь­ко в по­сыл­ке с па­у­ком, ко­то­рый сам по се­бе аб­со­лют­но без­оби­ден. Боль­ше все­го ее рас­стро­и­ло то, что кто-то взло­мал ее обо­ро­ну; что где-то су­ще­ству­ет че­ло­век по име­ни Дж. Смит, ко­то­рый, под­ска­зы­ва­ла ей ин­ту­и­ция, нена­ви­дел ее лю­той нена­ви­стью. По­это­му сей­час ей ни­как не уда­ва­лось взять се­бя в ру­ки и успо­ко­ить­ся. Джу­лия под­ня­ла крыш­ку поч­то­во­го ящи­ка и до­ста­ла пач­ку пи­сем. Мно­го сче­тов, как все­гда. Два при­гла­ше­ния на книж­ные яр­мар­ки вес­ной. Пись­мо от те­ти из Бан­го­ра с бла­го­дар­но­стью за по­да­рок ко дню рож­де­ния. И… кон­верт, на ко­то­ром бы­ло на­пи­са­но: «Мис­сис Джу­лии Мар­телл, ре­дак­то­ру от­де­ла дет­ской ли­те­ра­ту­ры». Джу­лия по­ло­жи­ла осталь­ные пись­ма в су­моч­ку и во­шла в лифт. Ко­гда ка­би­на на­ча­ла под­ни­мать­ся, она то­роп­ли­во от­кры­ла кон­верт. В нем ле­жал лист та­кой же бу­ма­ги, как в том пись­ме, что она по­лу­чи­ла днем, и сло­ва бы­ли на­пи­са­ны той же ру­кой. Толь­ко, ко­неч­но, текст был дру­гой: «До­ро­гая мисс Шал­тай-Бол­тай! На­де­юсь, вам по­нра­вил­ся мой пер­вый по­да­рок? Ско­ро по­лу­чи­те сле­ду­ю­щий». Джу­лия очень за­хо­те­лось как мож­но быст­рее на­жать на кноп­ку оста­нов­ки и вы­бе­жать из лиф­та, но она за­ста­ви­ла се­бя успо­ко­ить­ся. На­ко­нец двер­цы лиф­та от­кры­лись, и она уви­де­ла зна­ко­мый ко­ри­дор, осве­щен­ный слег­ка при­глу­шен­ным све­том. На сто­ли­ке сто­я­ла ва­за с ли­ли­я­ми, пол усти­лал се­рый ковер. Она вы­шла из лиф­та и оста­но­ви­лась, что­бы дать бе­ше­но сту­ча­ще­му серд­цу успо­ко­ить­ся. «Шал­тай-Бол­тай си­дел на стене. Шал­тай-Бол­тай сва­лил­ся во сне. Вся ко­ро­лев­ская кон­ни­ца, вся ко­ро­лев­ская рать Не мо­жет Шал­тая, не мо­жет Бол­тая, Шал­тая-Бол­тая, Бол­тая-Шал­тая, Шал­тая-Бол­тая со­брать!» Раз она не упа­ла в лиф­те, то по идее ни­че­го не долж­но слу­чить­ся и в ко­ри­до­ре, по­то­му что в про­тив­ном слу­чае мог­ли бы по­стра­дать дру­гие жиль­цы, а это­го ее недоб­ро­же­ла­тель Дж. Смит, ка­жет­ся, не хо­тел. Не ис­клю­че­но, что па­де­ние про­изой­дет в квар­ти­ре или… Джу­лия по­вер­ну­ла в по­лу­тем­ный ко­ри­дор­чик, ве­ду­щий к две­ри ее квар­ти­ры, и за­мер­ла как вко­пан­ная. Ес­ли бы она шла сво­им обыч­ным быст­рым ша­гом, то па­де­ние бы­ло бы не толь­ко неми­ну­е­мым, но и чре­ва­тым круп­ны­ми непри­ят­но­стя­ми. Тре­во­га и осто­рож­ность за­ста­ви­ли ее за­мед­лить шаг. По­это­му она оста­но­ви­лась сра­зу же, как по­чув­ство­ва­ла при­кос­но­ве­ние про­во­ло­ки к ло­дыж­ке. На до­лю се­кун­ды Джу­лия за­мер­ла. За­тем у нее по- до­гну­лись но­ги, и она опу­сти­лась на пол. Тон­кая се­рая про­во­ло­ка бы­ла при­креп­ле­на к де­ре­вян­ным па­не­лям стен на вы­со­те при­мер­но 7–8 сан­ти­мет­ров от по­ла. На рас­сто­я­нии по­лу­мет­ра она пол­но­стью сли­ва­лась с ков­ром, и ее бы­ло невоз­мож­но раз­гля­деть. По­си­дев с пол­ми­ну­ты на по­лу и на­брав­шись сил, Джу­лия вста­ла. Она до­ста­ла из су­моч­ки бе­лый льня­ной пла­ток и обер­ну­ла им про­во­ло­ку. Пла­ток дол­жен был слу­жить пре­ду­пре­жде­ни­ем как ей са­мой, так и ее го­стям. Вой­дя в квар­ти­ру, Джу­лия Мар­телл тща­тель­но осмот­ре­ла по оче­ре­ди спаль­ню, кух­ню, ван­ную ком­на­ту и чу­ла­ны, по­сле че­го вер­ну­лась в го­сти­ную и по­зво­ни­ла в по­ли­цию… На сле­ду­ю­щее утро Джу­лия при­нес­ла пап­ки с от­верг­ну­ты­ми ру­ко­пи­ся­ми в ма­лень­кий кон­фе­ренц-зал и плот­но за­кры­ла дверь. Ес­ли, как счи­та­ла по­ли­ция, пись­мо при­слал кто-то из за­та­ив­ших на нее зло­бу ав­то­ров, ру­ко­пи­си ко­то­рых она от­верг­ла, то она са­ма его вы­чис­лит. Осо­бен­но с та­ким за­по­ми­на­ю­щим­ся по­чер­ком! Она бы­ла уве­ре­на, что без про­блем узна­ет его по уз­ким «о», на­клон­ным «т» и дру­гим осо­бен­но­стям. В пап­ке ока­за­лось лишь од­но пись­мо от Дж. Сми­та, на­пи­сан­ное ед­ва по­нят­ны­ми ка­ра­ку­ля­ми и рас­ска­зы­вав­шее о дет­ских вос­по­ми­на­ни­ях. Оно бы­ло под­пи­са­но: «Джек Смит, 89 лет». К то­му же пись­мо бы­ло двух­лет­ней дав­но­сти. Джу­лия мед­лен­но про­смот­ре­ла первую пап­ку. Лей­те­нант Шварц, ко­то­ро­му по­ру­чи­ли ее де­ло, пре­ду­пре­дил, что имя и фа­ми­лия, ско­рее все­го, яв­ля­ют­ся псев­до­ни­мом. Здра­вый смысл то­же под­ска­зы­вал ей, что, хо­тя ав­тор пись­ма и не по­тру­дил­ся под­де­лать по­черк, ед­ва ли он под­пи­шет­ся сво­им на­сто­я­щим име­нем. Все-та­ки речь шла не о по­го­де, и он ед­ва ли за­хо­чет остав­лять сле­ды. Она про­ве­ря­ла тре­тью пап­ку, ко­гда в ком­на­ту во­шел Фред. – Ну как успе­хи? – по­ин­те­ре­со­вал­ся он. Она по­ка­ча­ла го­ло­вой. По­том под­ня­ла го­ло­ву и по­че­му-то ис­пу­га­лась, уви­дев на его ли­це улыб­ку. – Все до­га­да­лись, чем ты здесь за­ни­ма­ешь­ся, – объ­яс­нил он. – Как ми­ни­мум ше­сте­ро доб­ро­воль­цев вы­зва­лись по­мочь тво­е­му сек­ре­та­рю рас­сор­ти­ро­вать твою се­го­дняш­нюю по­чту… Там все чи­сто. Ни­че­го по­до­зри­тель­но­го нет. Джу­лия за­ку­си­ла гу­бу. – Луч­ше бы они об этом по­быст­рее за­бы­ли, – ска­за­ла она. – Все это глу­по­сти. Я хо­чу, что­бы все об этом как мож­но ско­рее за­бы­ли. Она про­из­нес­ла эти сло­ва бо­лее рез­ким го­ло­сом, чем хо­те­ла. – Что с то­бой? – так же рез­ко от­ре­а­ги­ро­вал Фред. Этот во­прос уже дав­но ви­сел в воз­ду­хе и слов­но ждал, ко­гда кто-то его за­даст. – По­че­му… ну по­че­му ты не хо­чешь, что­бы те­бе по­мог­ли? В тво­ем сво­де пра­вил это счи­та­ет­ся пре­ступ­ле­ни­ем? Они гнев­но уста­ви­лись друг на дру­га. – Ко­нец бе­се­ды, – по­сле дол­гой па­у­зы на­ко­нец про­го­во­рил Фред. – Об­мен мне­ни­я­ми по­до­шел к кон­цу!.. Хо­ро­шо. Как на­счет ужи­на у «Чар­ли» сегодня ве­че­ром? Я уго­щаю. Спа­гет­ти и теф­те­ли, сколь­ко за­хо­чешь. – Нет, спа­си­бо, – по­ка­ча­ла го­ло­вой Джу­лия. – Мож­но раз­го­ва­ри­вать толь­ко о по­ли­ти­ке. Ска­жем, об­су­дим шан­сы кан­ди­да­тов на вы­бо­рах в этом го­ду. – Спа­си­бо, что-то не хо­чет­ся, – по­бла­го­да­ри­ла она. Че­рез ми­ну­ту Джу­лия все еще смот­ре­ла на за­кры­тую дверь и ис­пы­ты­ва­ла чув­ство, очень близ­кое к сты­ду. Она ду­ма­ла о том, на­сколь­ко за­ман­чи­во бы­ло бы со­гла­сить­ся на его пред­ло­же­ние. Фред был от­лич­ным пар­нем, с ним все­гда бы­ло ве­се­ло. К то­му же в от­ли­чие от ее му­жа, WWW.SOVSEKRETNO.RU быв­ше­го му­жа, он был доб­рым и мяг­ким че­ло­ве­ком. Ес­ли бы она не от­но­си­лась к лю­дям, ко­то­рые не мо­гут за­быть и на­чать все с на­ча­ла… Джу­лия вновь вспом­ни­ла вре­мя че­рез несколь­ко ме­ся­цев по­сле то­го, как Том по­про­сил раз­вод. Нет, лю­бить и за­бо­тить­ся о ком-то очень труд­но и боль­но. Нет, она ни­ко­гда не ста­нет рис­ко­вать, что­бы вновь пе­ре­жить разо­ча­ро­ва­ние и оби­ду! По­след­нюю пап­ку Джу­лия Мар­телл за­кон­чи­ла про­ве­рять уже ве­че­ром. Она так и не на­шла по­хо­же­го по­чер­ка. День был по­тра­чен на­прас­но. Джу­лия упрек­ну­ла се­бя, ска­зав, что мож­но бы­ло сде­лать это быст­рее и не тра­тить це­лый день. С дру­гой сто­ро­ны, она хо­те­ла разо­брать­ся в ха­рак­те­ре че­ло­ве­ка. По­это­му она не мог­ла огра­ни­чить­ся про­смот­ром од­них кон­вер­тов и чи­та­ла все пись­ма. Сек­ре­тар­ша за­гля­ну­ла в ком­на­ту и ска­за­ла, что идет до­мой. Джу­лия еще раз про­смот­ре­ла все пап­ки. Она вспом­ни­ла, что пер­вое пись­мо то­же от­но­си­лось к риф­мам Ма­туш­ки Гу­сы­ни: «Де­воч­ка Муф­точ­ка, сев на ми­ну­точ­ку, При­го­то­ви­лась съесть пи­ро­жок. Тут при­шел па­у­чок и при­сел с ря­дом с ней, А она убе­жа­ла ско­рей». По­ви­ну­ясь ин­стинк­ту, она на­ча­ла до­ста­вать пись­ма, со­дер­жав­шие упо­ми­на­ния о Ма­туш­ке Гу­сыне. Сей­час пе­ред ней ле­жа­ла ак­ку­рат­ная стоп­ка кон­вер­тов. Пись­ма бы­ли са­мо­го раз­но­го со­дер­жа­ния. Од­ни ав­то­ры кри­ти­ко­ва­ли по­э­зию про­шлых лет, дру­гие вос­тор­га­лись двух­том­ни­ком из­да­тель­ства «Уэб­стер», тре­тьи про­си­ли объ­яс­нить смысл тех или иных слов и фраз. Ее вни­ма­ние при­влек­ло тро­га­тель­ное пись­мо, на­пи­сан­ное на бу­ма­ге са­на­то­рия «Рэй­венс­фут», Бел­ден, штат Ко­ло­ра­до, и да­ти­ро­ван­ное 11 фев­ра­ля: «До­ро­гой ре­дак­тор, от­прав­ляю Вам мои сти­хи Со­вре­мен­ной Ма­туш­ки Гу­сы­ни для со­вре­мен­ных де­тей. Во вре­мя бо­лез­ни я по­тра­ти­ла мно­го вре­ме­ни на со­чи­не­ние этих трех ма­лень­ких сти­хо­тво­ре­ний, ко­то­рые, ду­маю, по­нра­вят­ся ны­неш­ним де­тям! Мне раз­ре­ша­ют каж­дый день си­деть по пол­ча­са. Я ис­поль­зо­ва­ла это вре­мя, что­бы пе­ре­пи­сать сти­хи от ру­ки. Я со­об­щаю об этом не для то­го, что­бы раз­жа­ло­бить вас и до­бить­ся со­чув­ствия. Про­сто хо­чу по­ка­зать, как мно­го они для ме­ня зна­чат. Спа­си­бо за вни­ма­ние и уча­стие! До­ро­ти Кес­сель­ман». В при­ло­жен­ной к пись­му за­пис­ке со­об­ща­лось, что ав­то­ру сти­хов был от­прав­лен стан­дарт­ный от­каз 16 фев­ра­ля. Джу­лия Мар­телл сня­ла труб­ку те­ле­фо­на. – Со­еди­ни­те ме­ня, по­жа­луй­ста, с са­на­то­ри­ем «Рэй­венс­фут» в Бел­дене, Ко­ло­ра­до, – по­про­си­ла она ве­чер­не­го опе­ра­то­ра. – Я хо­чу по­го­во­рить с док­то­ром, ко­то­рый ле­чит До­ро­ти Кес­сель­ман. Джу­лия жда­ла от­вет­но­го звон­ка опе­ра­то­ра, мед­лен­но во­дя паль­цем по пись­му. Че­рез несколь­ко ми­нут за­зво­нил те­ле­фон. Она мол­ча вы­слу­ша­ла опе­ра­то­ра, по­бла­го­да­ри­ла ее и по­про­си­ла по­зво­нить де­тек­ти­ву Швар­цу в по­ли­цей­ское управ­ле­ние. – Это Джу­лия Мар­телл, – пред­ста­ви­лась она, ко­гда услы­ша­ла в труб­ке го­лос лей­те­нан­та Швар­ца. – Ду­маю, у ме­ня для вас кое-что есть… До­ро­ти Кес­сель­ман два ме­ся­ца на­зад при­сла­ла нам дет­ские сти­хи. Мы вер­ну­ли их ей со стан­дарт­ным от­ка­зом. У нее бы­ла по­след­няя ста­дия ту­бер­ку­ле­за. Она скон­ча­лась в тот са­мый день, ко­гда по­лу­чи­ла наш от­каз. В ко­ло­рад­ской боль­ни­це, в ко­то­рой она ле­жа­ла, со­об­щи­ли, что ее му­жа зо­вут Адольф и что он переехал в го­род по­сле смер­ти же­ны… На­ко­нец-то при­шла на­сто­я­щая вес­на. Сей­час в этом уже не бы­ло ни­ка­ких со­мне­ний. Джу­лия по­чув­ство­ва­ла вес­ну,

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.