ГО­РОД ЗО­ЛО­ТОЙ

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО - Пётр ГРАДОВ Пуб­ли­ка­ция 2014 го­да

В Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти про­дол­жа­ет­ся необыч­ная экс­пе­ди­ция по по­ис­ку цен­но­стей, утра­чен­ных в го­ды Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. Ру­ко­во­ди­тель ар­хео­ло­ги­че­ской груп­пы, из­вест­ный в ре­ги­оне кра­е­вед Сер­гей Три­фо­нов уве­рен, что на­хо­дит­ся в ша­ге от раз­гад­ки са­мых со­кро­вен­ных тайн то­го вре­ме­ни.

Не­смот­ря на то что с мо­мен­та окон­ча­ния Вто­рой ми­ро­вой вой­ны про­шло уже по­чти 70 лет, за­га­док, ко­то­рые оста­ви­ла са­мая кро­ва­вая в ис­то­рии человечества во­ен­ная кам­па­ния, не ста­но­вит­ся мень­ше. – Ис­точ­ни­ки со вре­ме­нем от­кры­ва­ют­ся, ста­но­вят­ся до­ступ­ны­ми, но ухо­дят сви­де­те­ли тех или иных со­бы­тий, и рас­сек­ре­чен­ные до­ку­мен­ты по­рой пред­став­ля­ют толь­ко ар­хив­ную цен­ность, – кон­ста­ти­ру­ет во­ен­ный ис­то­рик Сер­гей Ка­мен­ских. – Тай­ны свя­за­ны со мно­ги­ми ас­пек­та­ми то­го вре­ме­ни. До сих пор ни­кто точ­но не мо­жет опре­де­лить ре­аль­ную циф­ру че­ло­ве­че­ских по­терь в хо­де вой­ны. Осо­бой гра­фой мож­но пе­ре­чис­лять и утра­чен­ные в го­ды вой­ны куль­тур­ные и ху­до­же­ствен­ные цен­но­сти. В первую оче­редь – вы­ве­зен­ные из СССР и стран Во­сточ­ной Ев­ро­пы и слов­но ка­нув­шие в небы­тие. Для мно­гих ше­дев­ров по­след­ним пунк­том их на­зна­че­ния и хра­не­ния был Кё­нигсберг, а даль­ше – неиз­вест­ность. Тай­ны, тай­ны, са­мой зна­ме­ни­той из ко­то­рых яв­ля­ет­ся Ян­тар­ная ком­на­та. Что­бы рас­ска­зать о фор­маль­ных экс­пе­ди­ци­ях, ре­гу­ляр­но сна­ря­жа­е­мых в по­сле­во­ен­ное вре­мя, дабы отыс­кать по­хи­щен­ное и утра­чен­ное, не хва­тит и несколь­ких уве­си­стых фо­ли­ан­тов. Ре­ля­ции об уда­чах по­ис­ко­ви­ков мож­но ком­пакт­но раз­ме­стить на од­ной стра­ни­це фор­ма­та бро­шю­ры. И да­же в этом скром­ном пе­речне боль­шая часть на­хо­док свя­за­на, как ни па­ра­док­саль­но, все с тем же Кё­нигсбер­гом. – Сто­ли­ца Во­сточ­ной Пруссии яв­ля­лась офи­ци­аль­ным ме­стом ба­зи­ро­ва­ния ху­до­же­ствен­ных тро­фе­ев, – про­дол­жа­ет ис­то­рик. – Бо­лее то­го, на­до бы­ло по­ни­мать и мен­таль­ность во­ждей рей­ха, уве­рен­ных, что Кё­нигсберг – непри­ступ­ная твер­ды­ня. По­это­му до по­след­не­го дня здесь осо­бо и не по­мыш­ля­ли об эва­ку­а­ции на­граб­лен­но­го. Ту же Ян­тар­ную ком­на­ту, став­шую сим­во­лом во­ен­ных за­га­док, сви­де­те­ли ви­де­ли в Ко­ро­лев­ском зам­ке 3 ап­ре­ля 1945 го­да. То есть за три дня до штур­ма го­ро­да. Ко­гда прак­ти­че­ски все пу­ти к эва­ку­а­ции бы­ли от­ре­за­ны и до­ро­ги Во­сточ­ной Пруссии под­вер­га­лись бом­беж­кам со­вет­ской авиа­ции. Уда­лось ли до­вез­ти это со­кро­ви­ще до Пил­лау, что­бы по­том по мо­рю пе­ре­пра­вить в Гер­ма­нию? И был ли смысл ее ту­да от­прав­лять, ес­ли Крас­ная Ар­мия уже то­гда штур­мо­ва­ла Зе­е­лов­ские вы­со­ты. Боль­шой во­прос! А мо­жет, ее ни­ку­да и не вы­во­зи­ли. Спря­та­ли в го­ро­де или близ него. Еще один след, ко­то­рый в по­след­ние го­ды на­хо­дит все но­вые под­твер­жде­ния – во­сточ­ный. По­сле взя­тия Кё­нигсбер­га во­е­на­чаль­ни­ки не стес­ня­лись ва­го­на­ми от­прав­лять тро­феи сво­им близ­ким. Не слу­чай­но в 70–80-х го­дах про­шло­го ве­ка ряд про­пав­ших в Во­сточ­ной Пруссии ра­ри­те­тов стран­ным об­ра­зом об­на­ру­жи­ва­лись на под­мос­ков­ных ге­не­раль­ских да­чах. Так что по­ис­ки сокровищ ак­ту­аль­ны и се­го­дня, а век­тор ис­сле­до­ва­ний вполне ло­гич­но рас­про­стра­нить на все сто­ро­ны све­та. И на во­сток, и на за­пад.

Ос­нов­ной вер­си­он­ный объ­ект

Тем не ме­нее аб­со­лют­ное чис­ло ком­пе­тент­ных лю­би­те­лей за­га­док счи­та­ют, что боль­шин­ство без ве­сти про­пав­ших уни­каль­ных ше­дев­ров сле­ду­ет ис­кать в немец­ком Кё­нигсбер­ге, став­шем по­сле вой­ны рос­сий­ским Ка­ли­нин­гра­дом. И для по­доб­ных утвер­жде­ний су­ще­ству­ет мас­са пря­мых и кос­вен­ных под­твер­жде­ний. – Мо­гу с уве­рен­но­стью ска­зать, все это вре­мя су­ще­ство­ва­ла бур­ная, по­рой ки­пу­чая, но все-та­ки ви­ди­мость ис­сле­до­ва­ний, – утвер­жда­ет из­вест­ный ка­ли­нин­град­ский экс­перт по охране памятников Аве­нир Ов­ся­нов. – Си­стем­ной ра­бо­ты в ре­ги­оне прак­ти­че­ски не ве­лось. Не­слу­чай­но са­мым эф­фек­тив­ным в по­ис­ках сокровищ ока­зал­ся 1945 год. Най­ден­ное, что на­зы­ва­ет­ся, по го­ря­чим сле­дам. То­гда в Во­сточ­ную Прус­сию бы­ли на­прав­ле­ны экс­пе­ди­ции из Моск­вы, Ле­нин­гра­да, Ки­е­ва, Виль­ню­са. Ни­ка­кой цен­тра­ли­зо­ван­ной ко­ор­ди­на­ции в ра­бо­те дан­ных групп не бы­ло. Как пра­ви­ло, экс­пе­ди­ции сна­ря­жа­ли са­ми му­зеи, разыс­ки­вав­шие свои про­пав­шие экс­по­на­ты. Ну и на­хо­ди­ли, со­от­вет­ствен­но, то, что ле­жит на по­верх­но­сти. Спон­тан­ная ра­бо­та та­ких за­ез­жих бри­гад за­ча­стую за­ви­се­ла от уча­стия в по­ис­ке необ­хо­ди­мых оче­вид­цев, от доб­рой во­ли ко­мен­да­тур, ко­то­рые мог­ли по­мочь и вы­де­лить лич­ный со­став на рас­коп­ки, а мог­ли и от­ка­зать. Бра­ли все, что на­хо­ди­ли, и не все­гда свое. В ре­зуль­та­те по­доб­но­го по­сле­во­ен­но­го ха­о­тич­но­го ажи­о­та­жа мно­гие му­зеи стра­ны по сей день на­хо­дят­ся меж­ду со­бой в со­сто­я­нии вой­ны. На один ше­девр несколь­ко пре­тен­ден­тов. Из од­них за­пас­ни­ков вещь вы­вез­ли, по­слан­цы дру­го­го му­зея на­шли и за­бра­ли. По об­ще­му мне­нию экс­пер­тов: един­ствен­ным, кто дей­стви­тель­но по­до­шел к по­ис­кам си­стем­но, су­мел оце­нить и по­дроб­но опи­сать най­ден­ное, ока­зал­ся брат из­вест­но­го по­эта Ва­ле­рия Брю­со­ва – Алек­сандр, по­слан­ный в Кё­нигсберг по рас­по­ря­же­нию Став­ки Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го в ап­ре­ле 1945-го. Сра­зу же по­сле взя­тия го­ро­да. Но, не­смот­ря на вы­со­кие пол­но­мо­чия, предо­став­лен­ные в Москве ис­кус­ство- ве­ду, его мис­сия так­же не обо­шлась без по­терь. Часть най­ден­ных Брю­со­вым цен­но­стей бы­ла раз­граб­ле­на пря­мо в од­ной из ко­мен­да­тур Кё­нигсбер­га, а не­ко­то­рые от­прав­лен­ные в осо­бо охра­ня­е­мых ва­го­нах ящи­ки с ра­ри­те­та­ми при­бы­ли в сто­ли­цу в непол­ном объ­е­ме и без при­ло­жен­ных ре­ест­ров. По­с­ле­во­ен­ный азарт в по­ис­ках утра­чен­но­го сме­ни­ла ру­ти­на вос­ста­нов­ле­ния на­род­но­го хо­зяй­ства, и к раз­гад­ке тайн, остав­лен­ных гит­ле­ров­ца­ми, в Москве вер­ну­лись толь­ко спу­стя 20 лет. – В 1969 го­ду бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на гео­ло­го-раз­ве­доч­ная экс­пе­ди­ция, по­лу­чив­шая ста­тус го­су­дар­ствен­ной, в ко­то­рой и я был экс­пер­том, – вспо­ми­на­ет Ов­ся­нов. – Не­смот­ря на хо­ро­шую идею, в са­мом этом пред­при­я­тии ока­за­лось нема­ло под­вод­ных кам­ней, так и не поз­во­лив­ших сде­лать се­рьез­ные от­кры­тия. Так, в со­став груп­пы во­шло нема­ло эн­ту­зи­а­стов, а вот про­фес­си­о­на­лов сре­ди них бы­ло очень и очень ма­ло. Во-вто­рых, экс­пе­ди­ция ра­бо­та­ла на тер­ри­то­рии за­кры­то­го в то вре­мя ре­ги­о­на, и для то­го, что­бы при­вез­ти сю­да оче­вид­ца из дру­гой об­ла­сти СССР, на­до бы­ло ис­пи­сать тон­ну бу­ма­ги. Про ино­стран­ных сви­де­те­лей не го­во­рю! По­ка оформ­ля­ли раз­ре­ши­тель­ные до­ку­мен­ты на од­но­го жи­те­ля ГДР, он успел уме­реть. Да и осна­ще­ние остав­ля­ло же­лать мно­го луч­ше­го. По­это­му за 15 лет ра­бо­ты на­шей груп­пы се­рьез­ных кар­ди­наль­ных от­кры­тий не слу­чи­лось.

В двух ша­гах от тай­ны

Тем не ме­нее ав­то­ри­тет­ные во­ен­ные ис­то­ри­ки и ар­хео­ло­ги не со­мне­ва­ют­ся – ка­ли­нин­град­ская зем­ля не рас­кры­ла и со­той до­ли по­гре­бен­ных в ней сек­ре­тов. – У нас ре­гу­ляр­но по­яв­ля­ют­ся раз­лич­ные груп­пы ис­сле­до­ва­те­лей, раз­ра­ба­ты­ва­ю­щие ту или иную вер­сию, ос­но­ван­ную на по­ка­за­ни­ях оче­вид­цев, – рас­ска­зы­ва­ет Аве­нир Ов­ся­нов. – Ту же Ян­тар­ную ком­на­ту, на­сколь­ко пом­нит­ся, толь­ко за по­след­ние го­ды ис­ка­ли и в под­ва­лах Ко­ро­лев­ско­го зам­ка, и на Баль­ге под Ба­гра­ти­о­нов­ском, и под Бал­тий­ском. В об­ласть при­ез­жа­ли не аван­тю­ри­сты, а лю­ди с раз­ре­ши­тель­ны­ми до­ку­мен­та­ми са­мо­го вы­со­ко­го WWW.SOVSEKRETNO.RU уров­ня. Ви­ди­мо, для раз­ра­бот­ки то­го или ино­го вер­си­он­но­го объ­ек­та у них име­лись ве­со­мые ос­но­ва­ния. Кста­ти, рас­коп­ки в ру­и­нах то­го же Ко­ро­лев­ско­го зам­ка с 2005 го­да спон­си­ро­вал ав­то­ри­тет­ный немец­кий журнал «Шпи­гель». Со­гла­си­тесь, что со­лид­ное из­да­ние вряд ли бы пошло на по­во­ду у шар­ла­та­нов. Ар­хео­ло­ги, спон­си­ру­е­мые «Шпи­ге­лем», за несколь­ко се­зо­нов на­шли нема­ло и в са­мом де­ле цен­ных ар­те­фак­тов. В том чис­ле необыч­ную ми­сти­че­скую шка­тул­ку, несколь­ко ме­да­льо­нов и перст­ней с ма­ги­че­ски­ми зна­ка­ми и над­пи­ся­ми на иври­те. Как вы­яс­ни­лось поз­же, ок­культ­ные ве­щи­цы бы­ли по­да­ре­ны од­но­му из кур­фюр­стов Во­сточ­ной Пруссии са­мой Ма­ри­ей Ме­ди­чи. Од­на­ко, не­смот­ря на си­сте­ма­ти­че­ские уда­чи, ре­шить глав­ную за­да­чу: об­на­ру­жить сек­рет­ный ход из Ко­ро­лев­ско­го зам­ка экс­пе­ди­ции – не уда­лось. Тон­нель, ве­ду­щий в под­зем­ный го­род, был уме­ло по­до­рван в несколь­ких ме­стах. – Нем­цы – весь­ма прак­тич­ные и пунк­ту­аль­ные лю­ди, – утвер­жда­ет из­вест­ный в об­ла­сти кра­е­вед Сер­гей Три­фо­нов. – Уме­ют пря­тать и хра­нить тай­ны. Вы мо­же­те се­бе пред­ста­вить, что­бы на за­во­е­ван­ной на­ми тер­ри­то­рии без ви­ди­мых при­чин в Кё­нигсбер­ге остал­ся глав­ный хра­ни­тель Ян­тар­ной ком­на­ты док­тор Аль­фред Ро­де, имев­ший ты­ся­чу воз­мож­но­стей для эва­ку­а­ции? О чем это го­во­рит? Толь­ко о том, что ше­дев­ры и цен­но­сти, ко­то­рые для Ро­де бы­ли де­лом жиз­ни, ни­ко­гда не по­ки­да­ли Кё­нигсбер­га. Все они оста­лись на этой зем­ле, а ско­рее все­го, под зем­лей. Про­фес­сор да­же ими­ти­ро­вал со­труд­ни­че­ство с тем же Брю­со­вым. Рас­ска­зы­вая ему об от­дель­ных тай­ни­ках. Но так ни­че­го и не ска­зал про Ян­тар­ную ком­на­ту. А ес­ли почитать сте­но­грам­мы до­про­са по­след­не­го ко­мен­дан­та Кё­нигсбер­га От­то Ля­ша, то всплы­ва­ет так­же нема­ло во­про­сов. Ге­не­рал, про­вед­ший 10 лет в со­вет­ских ла­ге­рях, уме­ло ухо­дил от вопроса о судь­бе ху­до­же­ствен­ных тро­фе­ев. Хо­тя лич­но от­ве­чал пе­ред Гит­ле­ром за со­хран­ность куль­тур­ных цен­но­стей. По мне­нию Три­фо­но­ва, утра­чен­ные во вре­мя вой­ны цен­но­сти дей­стви­тель­но ис­ка­ли мно­го и ча­сто, но каж­дый раз не об­ра­ща­ли вни­ма­ния на са­мое оче­вид­ное ме­сто обу­строй­ства тай­ни­ка. – Бун­кер. Бун­кер по­след­не­го ко­мен­дан­та Кё­нигсбер­га, где От­то Ляш ру­ко­во­дил обо­ро­ной Во­сточ­ной Пруссии, где в ито­ге и был под­пи­сан ге­не­ра­лом акт о ка­пи­ту­ля­ции, ни­кем ни­ко­гда не ис­сле­до­вал­ся, – на­ста­и­ва­ет на сво­ей ги­по­те­зе кра­е­вед. – С ап­ре­ля 1945 го­да сдан­ный Ля­шем ко­манд­ный пункт вос­при­ни­мал­ся на­ми ис­клю­чи­тель­но как сим­вол по­бе­ды. Этот идео­ло­ги­зи­ро­ван­ный штамп, по всей ве­ро­ят­но­сти, и стал са­мым на­деж­ным при­кры­ти­ем объ­ек­та. Здесь сра­зу же по­спе­ши­ли ор­га­ни­зо­вать му­зей ис­то­рии штур­ма Кё­нигсбер­га. Ни­кто и не ду­мал ис­кать в нем цен­но­сти. Лист про­ще спря­тать в ле­су, а цен­но­сти, за ко­то­рые от­ве­ча­ешь, хра­нить при се­бе на вид­ном ме­сте. Во-пер­вых, ты точ­но зна­ешь огра­ни­чен­ный круг лиц, до­пу­щен­ных к тайне. Во-вто­рых, да­же в са­мом кри­ти­че­ском по­ло­же­нии дер­жишь си­ту­а­цию под кон­тро­лем. В-тре­тьих, в слу­чае по­ра­же­ния про­тив­ник вряд ли по­ве­рит в столь несу­раз­ный тай­ник. Труд­но убе­дить се­бя, что во­е­вал с та­ким про­ста­ком.

Со­хра­ни свое

Пер­вые ос­но­ва­ния для необыч­ной вер­сии по­яви­лись у Три­фо­но­ва еще в на­ча­ле 1990-х. Ко­гда еще мо­ло­дой ис­то­рик – со­труд­ник об­ко­ма пар­тии – ре­шил лич­но про­ве­рить по­сту­пив­ший

БЫВ­ШАЯ СТО­ЛИ­ЦА ВО­СТОЧ­НОЙ ПРУССИИ ХРА­НИТ ТЫ­СЯ­ЧИ УТЕ­РЯН­НЫХ В ГО­ДЫ ВОЙ­НЫ СОКРОВИЩ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.