Од­ним мень­ше

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО - Фил­лис БОТТОМ

Мис­сис Ген­ри Уот­кинс лю­би­ла хо­дить в цер­ковь, хо­тя и не мог­ла объ­яс­нить при­чи­ну этой люб­ви. Воз­мож­но, ре­ли­гия, ко­то­рая со­глас­но мне­нию боль­шин­ства лю­дей иг­ра­ет ос­нов­ную роль в по­се­ще­нии ре­ли­ги­оз­ных служб и ме­ро­при­я­тий, сто­я­ла у нее не на пер­вом ме­сте. Не очень ее ин­те­ре­со­ва­ла и одеж­да при­хо­жан, на что то­же неред­ко об­ра­ща­ют вни­ма­ние от­дель­ные ве­ру­ю­щие и за чем они хо­дят в цер­ковь. Как обыч­но, мис­сис Уот­кинс дол­го и при­сталь­но изу­ча­ла за­пы­лен­ное ок­но церк­ви, на ко­то­ром свя­той Пётр в сво­бод­но­го по­кроя ба­ла­хоне пур­пур­но­го цве­та до­ста­вал из почему-то зе­ле­но­го моря ры­бу. Она смот­ре­ла на Пет­ра, но не ви­де­ла его, по­то­му что ду­ма­ла о дру­гом. Мис­сис Уот­кинс на­сла­жда­лась тем, что на­хо­дит­ся в церк­ви. Она все­гда вы­би­ра­ла та­кое место, где мож­но бы­ло не ви­деть за­ты­лок му­жа Ген­ри Уот­кин­са. Его за­ты­лок не по­нра­вил­ся ей с пер­во­го дня их зна­ком­ства, и два­дцать лет се­мей­ной жиз­ни не из­ле­чи­ли, а толь­ко уси­ли­ли ее непри­язнь. Хет­ти и Пол си­де­ли меж­ду ней и их от­цом. Вре­мя от вре­ме­ни мис­сис Уот­кинс при­хо­ди­ла уди­ви­тель­ная мысль: как же стран­но, что су­ще­ство­ва­ни­ем двух са­мых лю­би­мых су­ществ на зем­ле она обя­за­на че­ло­ве­ку, ко­то­ро­го… нена­ви­де­ла. Да, мис­сис Ген­ри Уот­кинс нена­ви­де­ла не толь­ко за­ты­лок му­жа. Она нена­ви­де­ла его все­го, со все­ми его, так ска­зать, по­тро­ха­ми. При­тво­рять­ся, что это не так, бы­ло бы глу­по и бес­смыс­лен­но. Она нена­ви­де­ла Ген­ри Уот­кин­са серд­цем, ду­шой и всем осталь­ным, что у нее бы­ло. Ко­неч­но, мис­сис Уот­кинс не сра­зу при­шла к осо­зна­нию это­го по­на­ча­лу пу­гав­ше­го, но уже дав­но став­ше­го при­выч­ным и по­все­днев­ным чув­ства… Цер­ков­ный хор на­чал петь гимн «О Гос­по­ди, в те­бе на­ша си­ла и опо­ра…». Мис­сис Уот­кинс не мог­ла объ­яс­нить почему, но этот гимн ей ни­ко­гда не нра­вил­ся. Она ни­ко­гда не ду­ма­ла, что Бог мо­жет ей по­мочь. На­вер­ное, она бы­ла че­рес­чур при­зем­лен­ной и прак­тич­ной женщиной. Воз­мож­но, по­это­му ей ка­за­лось, что стихи, в ко­то­рых жизнь лю­дей срав­ни­ва­лась с па­ря­щи­ми сна­ми и фан­та­зи­я­ми, яв­ля­ют­ся чи­стой во­ды вздо­ром. Вре­мя от вре­ме­ни она пы­та­лась пред­ста­вить жизнь Ген­ри Уот­кин­са как сон и фан­та­зию и неиз­мен­но при­хо­ди­ла к вы­во­ду, что это в выс­шей сте­пе­ни бес­смыс­ли­ца. До гим­на мис­сис Уот­кинс с удо­воль­стви­ем слу­ша­ла свя­щен­ни­ка, ко­то­рый рас­ска­зы­вал вет­хо­за­вет­ную прит­чу о том, как Иа­иль при­ня­ла в сво­ем шат­ре раз­би­то­го Си­са­ру, а по­сле то­го, как он уснул, уби­ла его. Осо­бен­ное впе­чат­ле­ние на нее про­из­во­ди­ли сло­ва о том, как она при­нес­ла ему мас­ло. Ген­ри Уот­кинс лю­бил мас­ло. Прав­да, из со­об­ра­же­ний эко­но­мии он тре­бо­вал по­ку­пать мас­ло из Да­нии, по­то­му что оно бы­ло де­шев­ле мест­но­го. Пастор от­каш­лял­ся и про­дол­жил свое по­вест­во­ва­ние по­сле то­го, как хор умолк. Мис­сис Уот­кинс с улыб­кой от­ки­ну­лась на спин­ку ска­мьи. Че­рез ми­ну­ту свя­щен­ник под ак­ком­па­не­мент хо­ра про­из­нес на­рас­пев: «Аминь!» Ген­ри по­смот­рел на свои ча­сы и гром­ко за­хлоп­нул крыш­ку. По­том его хо­лод­ные го­лу­бые гла­за без рес­ниц неожи­дан­но за­кры­лись. Мис­сис Уот­кинс сло­жи­ла ру­ки на коленях и вновь по­смот­ре­ла на свя­то­го Пет­ра на окне, как будто жда­ла от него че­го-то. Эти ми­ну­ты она счи­та­ла од­ни­ми из са­мых при­ят­ных и все­гда с нетер­пе­ни­ем жда­ла это­го мо­мен­та. По­то­му что в эти ми­ну­ты она мог­ла спо­кой­но, без по­мех по­раз­мыш­лять над тем, как луч­ше… убить Ген­ри Уот­кин­са. Ее ни­сколь­ко не сму­ща­ло об­ру­чаль­ное коль­цо, ко­то­рое она по-преж­не­му но­си­ла на паль­це. Она быст­ро по­ня­ла, что в ее за­му­же­стве ви­но­ват Его Ве­ли­че­ство Слу­чай. Это бы­ла од­на из тех неле­пых слу­чай­но­стей, ко­то­рые ча­сто про­ис­хо­ди­ли два­дцать лет на­зад. Они про­ис­хо­дят, ко­неч­но, и сей­час, но зна­чи­тель­но ре­же. Во всем бы­ли ви­но­ва­ты ее соб­ствен­ные неве­же­ство и на­ив­ность и, ко­неч­но же, дав­ле­ние род­ных. Мис­сис Уот­кинс еще пом­ни­ла, как все про­изо­шло. Ей нра­ви­лось, что Ген­ри Уот­кинс был го­тов ис­пол­нять ее же­ла­ния. По край­ней мере, то­гда ей ка­за­лось, что он бу­дет ис­пол­нять все ее же­ла­ния и ка­при­зы. Мать объ­яс­ни­ла ей, что это и есть силь­ная муж­ская любовь и что она долж­на от­ве­чать ему тем же. Ка­жет­ся, то­гда мис­сис Уот­кинс и при­зна­лась ма­те­ри, что ей не нра­вит­ся за­ты­лок Ген­ри. В от­вет она услы­ша­ла, что об­ра­щать вни­ма­ние на та­кие ме­ло­чи и тем бо­лее го­во­рить о них – признак пло­хо­го вос­пи­та­ния. Ген­ри был со­сто­я­тель­ным че­ло­ве­ком, а ее ро­ди­те­ли бы­ли бед­ны­ми. Два­дцать лет на­зад мис­сис Уот­кинс очень пло­хо раз­би­ра­лась в жиз­ни. Жиз­нен­но­го опы­та у нее не бы­ло никакого, и ей ка­за­лось, что все бу­дет хо­ро­шо. Сей­час она зна­чи­тель­но луч­ше раз­би­ра­лась в жиз­ни и уже дав­но по­ня­ла, что ни­че­го хо­ро­ше­го не бы­ло и не бу­дет. Од­на­ко не мыс­ли о бес­про­свет­ном бу­ду­щем за­ста­ви­ли ее раз­мыш­лять над убий­ством супруга. Она по­ни­ма­ла, что яв­ля­ет­ся са­мой обыч­ной женщиной. По­ни­ма­ла она и то, что Ген­ри не со­тво­рил Все­лен­ной. Ес­ли бы Все­лен­ная бы­ла его тво­ре­ни­ем, то жить в ней бы­ло бы ку­да ху­же, чем сей­час. Сра­зу по­сле свадьбы она узна­ла, что Ген­ри ду­ма­ет о бра­ке и се­мей­ной жиз­ни. Его пред­став­ле­ния бы­ли про­сты­ми. В их ос­но­ве ле­жа­ла од­на про­стая мысль – он ока­зал сво­ей жене огром­ную честь, взяв ее за­муж. Она бы­ла бед­ной, а у него име­лись при­лич­ные день­ги. Всем, что у нее есть, она обя­за­на ему. У нее нет ни­ка­ких прав, од­ни обя­зан­но­сти. Ее вку­сы и все же­ла­ния глу­пы и смеш­ны. В один из дней, ко­гда ей ка­за­лось, что в ее жиз­ни нет ни­че­го, кро­ме са­мо­го чер­но­го от­ча­я­ния, мис­сис Уот­кинс при­шло в го­ло­ву, что она пред­по­чла бы при­над­ле­жать мно­же­ству муж­чин, а не од­но­му. По край­ней мере, то­гда бы у нее бы­ло хоть ка­кое-то раз­но­об­ра­зие – сре­ди них на­вер­ня­ка ока­за­лись бы и та­кие, кто от­ли­чал­ся от Ген­ри Уот­кин­са. По­том она ро­ди­ла детей и на­ча­ла быст­ро ста­реть. Для внеш­но­сти жен­щи­ны нет ни­че­го ху­же, чем по­те­ря са­мо­ува­же­ния. Ген­ри Уот­кинс взял за пра­ви­ло с осо­бым зло­рад­ством на­по­ми­нать жене в дни рож­де­ния, сколько ей лет. Он очень лю­бил вы­ра­жать­ся афо­риз­ма­ми и по­сло­ви­ца­ми. Мис­сис Уот­кинс ни­че­го не име­ла про­тив то­го, что­бы слы­шать од­ну и ту по­нра­вив­шу­ю­ся му­жу фра­зу сно­ва и сно­ва, но ей, ко­неч­но, не нра­ви­лось изо дня в день вы­слу­ши­вать оскорб­ле­ния. И все же, как мно­го лет на­зад ей по­ве­да­ла мать, к непри­ят­ным чер­там ха­рак­те­ра му­жа мож­но при­вык­нуть и как-то с ни­ми ми­рить­ся. Во вся­ком слу­чае, она ни­ко­гда не жа­ло­ва­лась. Ее ро­ди­те­ли бы­ли очень до­воль­ны, что их дочь так быст­ро на­ла­ди­ла свою се­мей­ную жизнь. Од­на­ко глу­бо­ко в сердце мис­сис Уот­кинс за­кра­лось труд­но­объ­яс­ни­мое за­блуж­де­ние. Она от­ка­за­лась от всех сво­их жен­ских прав, по­то­му что за­му­же­ство пред­по­ла­га­ло при­не­се­ние ею жерт­вы. Од­на­ко она на­де­я­лась, что ей хо­тя бы разрешат быть ма­те­рью. Как бы не так! Ген­ри Уот­кинс стре­мил­ся быть хо­зя­и­ном в сво­ем соб­ствен­ном до­ме. Дом при­над­ле­жал ему, и все, что в нем бы­ло, вклю­чая же­ну, то­же при­над­ле­жа­ло ему. «Все» от­но­си­лось и к де­тям. Он был сто­рон­ни­ком идеи пат­ри­ар­ха­та в ее аб­со­лют­ном вы­ра­же­нии: в се­мье и до­ме мо­жет быть толь­ко один хо­зя­ин и ни­кто не име­ет пра­ва оспа­ри­вать его власть. Ес­ли бы по­на­до­би­лось до­ка­зать свои жиз­нен­ные прин­ци­пы, то Ген­ри Уот­кинс при­вел бы мно­го до­ка­за­тельств, вклю­чая и ре­ли­ги­оз­ные. По­это­му, ко­гда сын, ока­зав­ший­ся очень свое­нрав­ным юно­шей, про­ти­вил­ся его во­ле, он без ма­лей­ших ко­ле­ба­ний брал­ся за ре­мень. Ко­гда ка­кой-то незна­чи­тель­ный про­сту­пок со­вер­ша­ла его дочь, он на­бра­сы­вал­ся и на нее. Мис­сис Уот­кинс не раз вста­ва­ла на за­щи­ту детей, но бы­ла вы­нуж­де­на при­знать, что сво­им за­ступ­ни­че­ством толь­ко де­ла­ет им ху­же. В кон­це кон­цов она пе­ре­ста­ла за­щи­щать сы­на и дочь. Ген­ри Уот­кинс был до­во­лен, что она усва­и­ва­ет уро­ки. Для детей это то­же бы­ло хорошей на­у­кой. Они долж­ны бы­ли по­нять, что ни­ка­кие сло­ва ма­те­ри на него не дей­ству­ют. Они долж­ны лиш­ний раз убе­дить­ся, что в до­ме толь­ко один хо­зя­ин и что этот хо­зя­ин – он. Ее от­но­ше­ние ни к жиз­ни в це­лом, ни к Ген­ри не ме­ня­лось. Каж­дое вос­кре­се­нье они два­жды, утром и ве­че­ром, хо­ди­ли на цер­ков­ные служ­бы. Ис­клю­че­ни­ем бы­ли ненаст­ные дни, ко­гда шел дождь. По­сле утрен­ней служ­бы они неиз­мен­но ели на обед рост­би­фы. Несмотря на та­кое от­но­ше­ние от­ца, Хет­ти вы­рос­ла оча­ро­ва­тель­ной, хо­тя и слег­ка нерв­ной де­вуш­кой. Что ка­са­ет­ся По­ла, то он то­же на­пе­ре­кор ге­нам Ген­ри пре­вра­тил­ся в очень ум­но­го и ар­ти­стич­но­го пар­ня, по­клон­ни­ка жи­во­пи­си, ко­то­рый меч­тал стал ху­дож­ни­ком, но, как нетруд­но до­га­дать­ся, не на­хо­дил по­ни­ма­ния у от­ца. Ген­ри ви­дел, что упу­стил вре­мя и сей­час не мо­жет из­ме­нить их ха­рак­те­ры, но это не по­ме­ша­ло ему по­пы­тать­ся по­вли­ять на их бу­ду­щее. Пол, по его твер­до­му убеж­де­нию, дол­жен был ра­бо­тать в бан­ке и стать на­сто­я­щим муж­чи­ной. С этим сло­вом у Ген­ри ас­со­ци­и­ро­ва­лось глав­ным об­ра­зом бе­реж­ное от­но­ше­ние к день­гам. Что же ка­са­лось Хет­ти, то он на­ме­ре­вал­ся помешать ей вый­ти за­муж за мо­ло­до­го ар­хи­тек­то­ра, в ко­то­ро­го она, как по­след­няя ду­ра, по его мне­нию, влю­би­лась. Он предо­ста­вил Хет­ти вы­бор: вый­ти за его ста­ро­го дру­га Бад­де­ли, у ко­то­ро­го был вполне при­лич­ный до­ход, или си­деть до­ма и при­тво­рять­ся боль­ной. Но в лю­бом слу­чае она не име­ла пра­ва бро­сать­ся на грудь мо­ло­до­му иди­о­ту, ко­то­рый, к сча­стью для Ген­ри, был гол как со­кол. Ген­ри Уот­кинс по­смот­рел на ча­сы. Про­по­ведь уже дли­лась боль­ше 20 минут. Он на­пом­нил се­бе, что по­сле про­по­ве­ди на­до по­дой­ти к пас­то­ру и сде­лать ему за­ме­ча­ние. Мис­сис Уот­кинс тем вре­ме­нем в оче­ред­ной раз об­ду­мы­ва­ла, как она убьет му­жа. «И ес­ли ме­ня по­ве­сят, – мыс­лен­но про­из­нес­ла она под зву­ки цер­ков­но­го гим­на, – день­ги все рав­но до­ста­нут­ся По­лу и Хет­ти. Ко­неч­но, я по­пы­та­юсь не по­пасть­ся, по­то­му что это их, бед­ня­жек, силь­но рас­стро­ит. Хо­тя, с другой сто­ро­ны, ко­неч­но, хо­ро­шо, что они еще мо­ло­ды. В та­ком воз­расте все быст­ро за­бы­ва­ет­ся. За обе­дом про­изо­шло ЧП. Своими при­дир­ка­ми Ген­ри вновь за­ста­вил Хет­ти рас­пла­кать­ся, по­сле че­го ве­лел ей покинуть сто­ло­вую. Пол, ко­неч­но, не смол­чал и стал на за­щи­ту сест­ры. WWW.SOVSEKRETNO.RU – Вы невы­но­си­мы, сэр! – сме­ло за­явил он от­цу. – Почему вы не мо­же­те оста­вить нас в по­кое? Он на­вер­ня­ка, как обыч­но, ждал под­держ­ки ма­те­ри, но мис­сис Уот­кинс его по­ра­зи­ла. – Ни­че­го страш­но­го, Пол, – ска­за­ла она ему. – Пусть бу­дет так, как хо­чет твой отец. Пол изум­лен­но по­смот­рел на мать. У Ген­ри сло­ва же­ны вме­сто удо­вле­тво­ре­ния то­же вы­зва­ли раз­дра­же­ние. Он вполне мог бы спра­вить­ся и без под­держ­ки су­пру­ги, о чем не пре­ми­нул ей на­пом­нить. В этот день у ку­хар­ки был вы­ход­ной. Слу­жан­ка же при­ме­ря­ла у се­бя в ком­на­те на­вер­ху но­вую шляп­ку. Кро­ме чле­нов се­мьи, в сто­ло­вой ни­ко­го не бы­ло. По­сле ужи­на Пол вы­шел в сад по­ку­рить, а Хет­ти, решив вы­пла­кать­ся, за­пер­лась у се­бя в ком­на­те. Мис­сис Уот­кинс от­нес­лась к ее ре­ше­нию рав­но­душ­но – она ни­ко­гда не мог­ла по­нять, почему жен­щи­ны пла­чут. Са­ма она не ви­де­ла смыс­ла в сле­зах и по­это­му ни­ко­гда не пла­ка­ла. Сей­час мис­сис Уот­кинс сто­я­ла в го­сти­ной и за­дум­чи­во смот­ре­ла на му­жа, ко­то­рый удоб­но устро­ил­ся в сво­ем лю­би­мом крес­ле. – Ген­ри, – об­ра­ти­лась она к нему, – не хо­чешь нем­но­го джи­на, ко­то­рый те­бе при­слал брат? Ты его еще не про­бо­вал. – Да, по­жа­луй, не от­ка­жусь от бо­ка­ла, – с непри­выч­ным доб­ро­ду­ши­ем от­ве­тил он. Мис­сис Уот­кинс на­пра­ви­лась к две­рям, но, преж­де чем вый­ти из ком­на­ты, оста­но­ви­лась и спро­си­ла: – Ты не из­ме­нил сво­е­го ре­ше­ния о бу­ду­щем детей? – Нет, – на­хму­рил­ся Ген­ри. – С ка­кой ста­ти я дол­жен его ме­нять? Раз­ве я ко­г­да­ни­будь ме­нял свои ре­ше­ния? Они мо­гут сколько угод­но дуть­ся на ме­ня, но му­зы­ку за­ка­зы­ва­ет тот, кто пла­тит. – Я уже слы­ша­ла это от те­бя, – за­дум­чи­во про­из­нес­ла мис­сис Уот­кинс. – И мо­жешь быть уве­ре­на, что еще не раз услы­шишь! – рас­хо­хо­тал­ся Ген­ри Уот­кинс. Мис­сис Уот­кинс взя­лась за руч­ку две­ри. Она мог­ла бы воз­ра­зить, по­то­му что на­де­я­лась, что в по­след­ний раз слы­шит их от му­жа. По непо­нят­ной при­чине она не то­ро­пи­лась ухо­дить. – По­то­ро­пись с джи­ном! – недо­воль­но ве­лел Ген­ри. Мис­сис Уот­кинс от­пра­ви­лась на кух­ню. Там она взяла фу­жер и плес­ну­ла в него нем­но­го джи­на. За­тем по­ста­ви­ла бу­тыл­ку на стол и вы­шла из кухни. Ее це­лью бы­ла тем­ная ком­на­та, где дети про­яв­ля­ли фо­то­гра­фии. Мис­сис Уот­кинс зна­ла, что нуж­ный ей пу­зы­рек на­хо­дит­ся на са­мой верх­ней пол­ке стел­ла­жа. Она не без тру­да до­ста­ла его и вни­ма­тель­но на него по­смот­ре­ла, что­бы за­пом­нить уро­вень жид­ко­сти. Она зна­ла, что искать и что де­лать, по­то­му что за­ра­нее очень вни­ма­тель­но изу­чи­ла ру­ко­вод­ство по фо­то­гра­фии и ме­ди­цин­ский сло­варь, ко­то­рый ле­жал в гар­де­роб­ной Ген­ри. Она на­ли­ла в крас­ный джин нем­но­го жид­ко­сти из бу­ты­лоч­ки. Жид­кость бы­ла бе­лой. Она ка­за­лась аб­со­лют­но без­вред­ной и по­чти не име­ла за­па­ха. Мис­сис Уот­кинс не зна­ла, до­ста­точ­но ли она на­ли­ла жид­ко­сти, и на вся­кий слу­чай до­ба­ви­ла еще нем­но­го. Она счи­та­ла, что для Ген­ри необ­хо­ди­ма до­за несколь­ко боль­ше той, что бы­ла ука­за­на в ме­ди­цин­ском сло­ва­ре. Со­ста­ви­те­ли кни­ги, ко­неч­но, не зна­ли Ген­ри и его те­ло­сло­же­ния. Она по­ста­ви­ла пу­зы­рек на место и вер­ну­лась на кух­ню, где до­ли­ла в фу­жер еще джи­на. Мис­сис Уот­кинс уви­де­ла По­ла в са­ду. – Ма­ма, иди сю­да, – по­звал он.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.