ЧЁР­НЫЙ ПЕ­РЕ­ДЕЛ

По дан­ным со­цио­ло­гов, 75% на­се­ле­ния Укра­и­ны про­тив сня­тия мо­ра­то­рия на про­да­жу сель­ско­хо­зяй­ствен­ной зем­ли*

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - РЕФОРМА - Алек­сандр РАТНЕР

Мо­ра­то­рий на про­да­жу зем­ли при­во­дит к обед­не­нию почв, ли­ша­ет се­лян до­хо­дов, аг­рар­ные пред­при­я­тия – воз­мож­но­сти ин­ве­сти­ро­вать в раз­ви­тие, го­су­дар­ство – по­ступ­ле­ний в бюд­жет. И так про­дол­жа­ет­ся уже бо­лее 16 лет, к все­об­ще­му удо­воль­ствию.

ЗЕМ­ЛЯ – КРЕСТЬЯНАМ

100 лет на­зад, 19 ав­гу­ста (2 сен­тяб­ря по но­во­му сти­лю) 1917 го­да, в га­зе­те «Из­ве­стия Все­рос­сий­ско­го Со­ве­та кре­стьян­ских де­пу­та­тов» вы­шла ста­тья под на­зва­ни­ем «Кре­стьян­ский на­каз о зем­ле». Ста­тья бы­ла со­став­ле­на на ос­но­ва­нии 242 «на­ка­зов», до­став­лен­ных де­пу­та­та­ми на 1-й Все­рос­сий­ский съезд кре­стьян­ских де­пу­та­тов.

Пер­вое пред­ло­же­ние «На­ка­зов» зву­чит так: «Пра­во част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю отменяется на­все­гда; зем­ля не мо­жет быть ни про­да­ва­е­ма, ни по­ку­па­е­ма, ни сда­ва­е­ма в арен­ду, ли­бо в за­лог, ни ка­ким-ли­бо дру­гим спо­со­бом от­чуж­да­е­ма».

Из­да­ва­ла га­зе­ту партия Со­ци­а­ли­стов-ре­во­лю­ци­о­не­ров (эсе­ров), са­мая по­пу­ляр­ная в то вре­мя партия ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии. Два ме­ся­ца спу­стя дру­гая, го­раз­до ме­нее по­пу­ляр­ная, партия ис­поль­зо­ва­ла ста­тью эсе­ров, что­бы пе­ре­хва­тить ини­ци­а­ти­ву и вни­ма­ние ре­во­лю­ци­он­ных масс. На сле­ду­ю­щий день по­сле за­хва­та вла­сти в Пет­ро­гра­де све­же­об­ра­зо­ван­ный Со­вет Народных Ко­мис­са­ров под пред­се­да­тель­ством Вла­ди­ми­ра Улья­но­ва-ле­ни­на при­нял «Де­крет о зем­ле», по­чти пол­но­стью со­сто­яв­ший из эсе­ров­ско­го «Кре­стьян­ско­го на­ка­за». По су­ти, боль­ше­ви­ки от се­бя до­ба­ви­ли толь­ко объ­яв­ле­ние о том, что «по­ме­щи­чья соб­ствен­ность на зем­лю отменяется немед­лен­но без вся­ко­го вы­ку­па». Но это­го хва­ти­ло, что­бы по всей тер­ри­то­рии Рос­сии раз­вер­нул­ся «чер­ный пе­ре­дел».

ПО­ПЫТ­КА ПЕТ­РА СТОЛЫПИНА

Во вто­рой по­ло­вине XIX ве­ка гроз­ным тер­ми­ном «чер­ный пе­ре­дел» на­зы­ва­лось все­го лишь пе­ре­рас­пре­де­ле­ние зем­ли меж­ду кре­стьян­ски­ми хо­зяй­ства­ми в рам­ках од­ной об­щи­ны. По­сле кре­стьян­ской ре­фор­мы 1861 го­да об­щин­ная соб­ствен­ность на зем­лю бы­ла един­ствен­но воз­мож­ной для кре­стьян. То есть «сво­ей» зем­ли, ко­то­рой мож­но бы­ло бы рас­по­ря­дить­ся по соб­ствен­но­му усмот­ре­нию, у осво­бож­ден­ных из кре­пост­ной за­ви­си­мо­сти не бы­ло. Вый­дя из об­щи­ны, кре­стья­нин те­рял и свою до­лю в об­щин­ной зем­ле. Но и об­щи­на, фор­маль­но яв­ляв­ша­я­ся соб­ствен­ни­ком зем­ли, по су­ти не мог­ла ей рас­по­ря­жать­ся – ни про­дать, не пе­ре­дать в за­лог.

Со вре­ме­нем и для об­щин, и для от­дель­ных кре­стьян ста­ла до­ступ­на част­ная соб­ствен­ность на зем­лю – за счет участ­ков, про­да­ва­е­мых по­ме­щи­ка­ми. Этой зем­лей мож­но бы­ло сво­бод­но рас­по­ря­жать­ся. Но и ко вре­ме­ни Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции до­ля зем­ли, на­хо­див­шей­ся в лич­ной соб­ствен­но­сти кре­стьян, не пре­вы­ша­ла 15%. Три чет­вер­ти кре­стьян­ской зем­ли по-преж­не­му на­хо­ди­лись в об­щин­ном вла­де­нии. А до­ля бо­га­тых кре­стьян-зем­ле­вла­дель­цев – т.е. фер­ме­ров в со­вре­мен­ном по­ня­тии – не пре­вы­ша­ла несколь­ких про­цен­тов. По­это­му не­уди­ви­тель­но, что де­ле­га­ты Съез­да кре­стьян­ских де­пу­та­тов, пред­став­ляв­шие об­щин­ное по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство, по­тре­бо­ва­ли за­пре­та част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю. Но глав­ное, че­го до­би­ва­лись кре­стьяне, – «чер­но­го пе­ре­де­ла» в мас­шта­бах всей стра­ны, ко­гда част­ная зем­ля бу­дет кон­фис­ко­ва­на у ее соб­ствен­ни­ков и пе­ре­да­на «в поль­зо­ва­ние всех тру­дя­щих­ся на ней». Од­на­ко и эсе­ры, и «по­за­им­ство­вав­шие» эсе­ров­ский «на­каз» боль­ше­ви­ки в этом во­про­се, мяг­ко го­во­ря, лу­ка­ви­ли.

Объ­явив о том, что Со­вет­ская власть да­ла зем­лю крестьянам, Ле­нин несколь­ко пре­уве­ли­чил за­слу­ги сво­ей пар­тии. Де­ло в том, что к 1917 го­ду кре­стьяне уже вла­де­ли 90% сель­ско­хо­зяй­ствен­ной зем­ли. На­деж­ды кре­стьян на зна­чи­тель­ный при­рост зе­мель­ных на­де­лов за счет от­ме­нен­ной «Де­кре­том о зем­ле» по­ме­щи­чьей соб­ствен­но­сти бы­ли за­ве­до­мо необос­но­ван­ны. Так что под «чер­ный пе­ре­дел», за­пу­щен­ный «Де­кре­том о зем­ле», по­па­ли не столь­ко по­ме­щи­ки, сколь­ко успеш­ные кре­стьяне-част­ни­ки. Со­всем ско­ро стра­те­гия «от­нять и по­де­лить» от­бро­си­ла сель­ское хо­зяй­ство на де­ся­ти­ле­тие на­зад. Бес­пер­спек­тив­ность та­ко­го сель­ско­го «со­ци­а­лиз­ма» бы­ла оче­вид­на специалистам еще в на­ча­ле ве­ка, ко­гда Петр Сто­лы­пин за­те­ял свою аг­рар­ную ре­фор­му.

Рас­че­ты пра­ви­тель­ства Столыпина по­ка­зы­ва­ли: па­хот­ных зе­мель, ко­то­рые мог­ли бы про­кор­мить еже­год­ный при­рост на­се­ле­ния, в ев­ро­пей­ской ча­сти Рос­сии про­сто нет, да­же ес­ли встать на путь то­таль­ной кон­фис­ка­ции по­ме­стий. Про­бле­мой бы­ло не распределение зем­ли, а чрез­вы­чай­но низ­кая про­дук­тив­ность сель­ско­го тру­да.

К на­ча­лу сто­лы­пин­ских ре­форм в сель­ском хо­зяй­стве им­пе­рии бы­ло за­дей­ство­ва­но 74% тру­до­спо­соб­но­го на­се­ле­ния. При этом до­ля аг­рар­но­го сек­то­ра в чи­стом на­ци­о­наль­ном про­дук­те со­став­ля­ла немно­гим боль­ше 50%, что го­во­ри­ло о низ­кой про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да се­лян. Сред­няя уро­жай­ность луч­ших чер­но­зем­ных зе­мель в 2–3 ра­за от­ста­ва­ла от уро­жай­но­сти в Ев­ро­пе, а в нечер­но­зе­мье – в 6–10 раз. Са­мую низ­кую уро­жай­ность по­ка­зы­ва­ли имен­но кре­стьян­ские об­щи­ны. При­чи­на – че­рес­по­ло­си­ца, от­ста­лая трех­поль­ная си­сте­ма зем­ле­де­лия, ар­ха­ич­ные ору­дия тру­да и, глав­ное, глу­бо­чай­ший кон­сер­ва­тизм кре­стьян. «Кре­стьяне пер­вым и неиз­мен­ным усло­ви­ем ка­ко­го бы то ни бы­ло со­гла­ше­ния ста­ви­ли то, что­бы они не бы­ли при­нуж­да­е­мы к ка­ким бы то ни бы­ло но­вым при­е­мам хо­зяй­ства и к упо­треб­ле­нию но­вых ору­дий. Они со­гла­ша­лись, что плуг па­шет луч­ше, что ско­ро­паш­ка ра­бо­та­ет успеш­нее, но они на­хо­ди­ли ты­ся­чи при­чин, по­че­му нель­зя бы­ло им упо­треб­лять ни то, ни дру­гое»,– так опи­сал по­ло­же­ние дел на по­ре­фор­мен­ном се­ле Лев Тол­стой.

Но да­же ес­ли и на­хо­дил­ся сре­ди зем­ле­паш­цев сто­рон­ник пе­ре­до­вых тех­но­ло­гий, об­щин­ное зем­ле­вла­де­ние не поз­во­ля­ло ему ре­а­ли­зо­вать свой по­тен­ци­ал. «Необ­хо­ди­мо дать воз­мож­ность спо­соб­но­му, тру­до­лю­би­во­му кре­стья­ни­ну … осво­бо­дить­ся от тех тис­ков, от тех те­пе­реш­них усло­вий жиз­ни, в ко­то­рых он в на­сто­я­щее вре­мя на­хо­дит­ся. На­до дать ему воз­мож­ность укре­пить за со­бой пло­ды тру­дов сво­их и пред­ста­вить их в неотъ­ем­ле­мую соб­ствен­ность», – за­явил Петр Сто­лы­пин на за­се­да­нии 2-й Го­су­дар­ствен­ной Ду­мы 10 мая 1907 го­да. Сле­ду­ю­щей, 3-ей, Думе Сто­лы­пин сно­ва разъ­яс­нял суть зе­мель­ной ре­фор­мы: «Не­уже­ли за­бы­то, что ко­лос­саль­ный опыт опе­ки над гро­мад­ной ча­стью на­ше­го на­се­ле­ния по­тер­пел уже гро­мад­ную неуда­чу? В тех мест­но­стях Рос­сии, где лич­ность кре­стья­ни­на по­лу­чи­ла уже опре­де­лен­ное раз­ви­тие, где об­щи­на как при­ну­ди­тель­ный со­юз ста­вит пре­гра­ду для его са­мо­де­я­тель­но­сти, там необ­хо­ди­мо дать ему сво­бо­ду тру­дить­ся, бо­га­теть, рас­по­ря­жать­ся сво­ей соб­ствен­но­стью; на­до дать ему власть над зем­лею».

9 но­яб­ря 1906 го­да вышел глав­ный указ зе­мель­ной ре­фор­мы, поз­во­ля­ю­щий крестьянам вы­хо­дить из об­щи­ны с зем­лей или с по­лу­че­ни­ем де­неж­ной ком­пен­са­ции за зем­лю. В первую оче­редь из об­щин вы­де­ля­лись креп­кие, успеш­ные кре­стьяне. В ре­зуль­та­те ре­фор­мы в стране по­яви­лось по­чти 1,5 мил­ли­о­на до­мо­хо­зяйств с еди­но­лич­ным вла­де­ни­ем зем­лей. Еще столь­ко же ре­ши­ли вы­де­лить­ся, но до 1917 го­да не успе­ли офор­мить пра­ва на зем­лю. Око­ло 20% кре­стьян, офор­мив­ших соб­ствен­ность, вос­поль­зо­ва­лись воз­мож­но­стью про­дать зем­лю и с вы­ру­чен­ны­ми день­га­ми пе­ре­бра­лись в про­мыш­лен­ные го­ро­да. Но боль­шин­ство се­лян упор­но дер­жа­лось за «ста­ри­ну». 3/4 аг­ра­ри­ев при­шли к ре­во­лю­ци­он­но­му вре­ме­ни, со­хра­няя ар­ха­ич­ное об­щин­ное зем­ле­поль­зо­ва­ние. Они-то и ста­ли опло­том пар­тии со­ци­а­ли­стов-ре­во­лю­ци­о­не­ров и объ­ек­том нехит­рой ма­ни­пу­ля­ции боль­ше­ви­ков.

АГ­РАР­НЫЕ ПРОЛЕТАРИИ

«Де­крет о зем­ле» дал зем­лю крестьянам в той же ме­ре, как «Де­крет о ми­ре» при­нес в Рос­сию мир. Ко­мис­са­ры обе­ща­ли, что во­прос о зем­ле бу­дет ре­шен Учре­ди­тель­ным со­бра­ни­ем. Но, про­иг­рав вы­бо­ры в Учре­ди­тель­ное со­бра­ние эсе­рам, боль­ше­ви­ки разо­гна­ли «учре­дил­ку» и от­кры­то пе­ре­шли к дик­та­ту­ре Сов­нар­ко­ма. В по­след­них строч­ках Де­кре­та го­во­ри­лось, что «зем­ли ря­до­вых кре­стьян и ря­до­вых ка­за­ков не кон­фис­ку­ют­ся». Но уже в июле 1918-го пер­вая Конституция РСФСР объ­яви­ла весь зе­мель­ный фонд об­ще­на­род­ным до­сто­я­ни­ем, а в 1925-м – го­су­дар­ствен­ной соб­ствен­но­стью.

«Рас­ку­ла­чи­ва­ние», как ви­дим, на­ча­лось сра­зу по­сле при­хо­да боль­ше­ви­ков к вла­сти – в фор­ме урав­ни­тель­но­го пе­ре­рас­пре­де­ле­ния зем­ли. За­тем бы­ли прод­раз­верст­ки, кре­стьян­ские бун­ты и вой­ны, кол­лек­ти­ви­за­ция и борьба с ку­ла­че­ством, ко­то­рые неми­ну­е­мо при­ве­ли впо­след­ствии к бес­ко­неч­ной «борь­бе за уро­жай». Ме­то­дич­но ис­тре­бив сель­ское пред­при­ни­ма­тель­ство, партия са­ма ста­ла ру­ко­во­дить се­во­обо­ро­том и по­го­ло­вьем ско­та. Се­ляне же окон­ча­тель­но транс­фор­ми­ро­ва­лись в аг­рар­ных про­ле­та­ри­ев, ото­рван­ных от соб­ствен­но­сти и ли­шен­ных пра­ва при­ни­мать хо­зяй­ствен­ные ре­ше­ния.

Не­уди­ви­тель­но, что, не­смот­ря на ин­ду­стри­а­ли­за­цию, ме­ха­ни­за­цию и укруп­не­ние сель­ско­хо­зяй­ствен­ных пред­при­я­тий – объ­ек­тив­но по­лез­ные ин­но­ва­ции, – уро­жай­ность зер­но­вых в ста­лин­ских кол­хо­зах не пре­вы­ша­ла по­ка­за­те­лей до­ре­во­лю­ци­он­ных кре­стьян­ских об­щин, от­ста­лых да­же для сво­е­го вре­ме­ни. Уро­вень бес­хо­зяй­ствен­но­сти был та­ков, что толь­ко к се­ре­дине 1960-х со­вет­ское се­ло, во­ору­жен­ное трак­то­ра­ми, ком­бай­на­ми, ми­не­раль­ны­ми удоб­ре­ни­я­ми и до­сти­же­ни­я­ми аг­ро­но­мии, взя­ло пре­сло­ву­тую план­ку 1913 го­да.

Правительство ре­ша­ло про­бле­му управ­ля­е­мо­сти сель­ским хо­зяй­ством, укруп­няя кол­хо­зы, транс­фор­ми­руя их в сов­хо­зы (го­су­дар­ствен­ные пред­при­я­тия) и внед­ряя про­мыш­лен­ные аг­рар­ные тех­но­ло­гии. Од­но­вре­мен­но у се­лян по ме­ре раз­ви­тия со­ци­а­лиз­ма воз­мож­но­сти про­явить не то что пред­при­ни­ма­тель­ские, а про­сто хо­зяй­ствен­ные та­лан­ты та­я­ла, слов­но шаг­ре­не­вая ко­жа. К кон­цу 1980-х в лич­ном поль­зо­ва­нии у се­мьи кол­хоз­ни­ка мог­ло быть не боль­ше 0,5 га зем­ли (вклю­чая зем­лю под жи­льем). Вла­деть се­мья кол­хоз­ни­ка мог­ла од­ной ко­ро­вой, те­лен­ком, од­ной сви­ньей, 10-ю ко­за­ми или ов­ца­ми, пти­цей и кро­ли­ка­ми. Иметь сель­хоз­тех­ни­ку кол­хоз­ни­ку не поз­во­ля­лось.

СНО­ВА ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЫ

К за­пус­ку ка­пи­та­лиз­ма се­ляне ока­за­лись под­го­тов­лен­ны­ми ни­чуть не луч­ше, чем жи­те­ли городов. Но с вне­зап­но об­ру­шив­шей­ся на них соб­ствен­но­стью аг­ра­ри­ям по­вез­ло боль­ше. Го­ро­жане друж­но «сли­ли» свои при­ва­ти­за­ци­он­ные сер­ти­фи­ка­ты, и со­вет­ское про­мыш­лен­ное наследство про­ле­те­ло ми­мо по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства пря­ми­ком в кар­ма­ны «крас­ных ди­рек­то­ров» и бан­ди­тов раз­ной ма­сти. Та­кая же судь­ба, ве­ро­ят­но, ожи­да­ла и те 4–5 гек­та­ров, что ока­за­лись в соб­ствен­но­сти каж­до­го из аг­ра­ри­ев. За­ни­мать­ся биз­не­сом быв­шие кол­хоз­ни­ки не хо­те­ли: за чет­верть ве­ка из 15-мил­ли­он­но­го сель­ско­го на­се­ле­ния Укра­и­ны вы­шло ме­нее 40 ты­сяч фер­мер­ских хо­зяйств. Толь­ко око­ло 1% се­мей се­лян ста­ли фер­ме­ра­ми. Осталь­ные пред­по­чли при­выч­ную ра­бо­ту по най­му. Но вла­дель­цам зе­мель­ных па­ев не бы­ло суж­де­но быст­ро рас­стать­ся с неожи­дан­но при­об­ре­тен­ной недви­жи­мо­стью. 18 ян­ва­ря 2001 го­да Вер­хов­ная Ра­да при­ня­ла за­кон, вре­мен­но, до уре­гу­ли­ро­ва­ния по­ряд­ка реализации прав граж­дан на зе­мель­ные паи, за­пре­тив­ший куп­лю-про­да­жу и да­ре­ние этих па­ев. И но­вое иму­ще­ство се­лян ока- за­лось недви­жи­мым во всех смыс­лах. С тех пор мо­ра­то­рий про­дле­ва­ли уже 7 раз – ко все­об­ще­му, кро­ме ми­зер­ной груп­пы эко­но­ми­стов-ли­бе­ра­лов, удо­воль­ствию.

Кто зна­ет, что дви­га­ло за­ко­но­да­те­ля­ми и те­ми, кто дви­га­ет за­ко­но­да­те­ля­ми, то­гда, в на­ча­ле ве­ка. Мо­жет быть, опас­ность по­валь­но­го об­ни­ща­ния сельских пен­си­о­не­ров, для ко­то­рых нын­че аренд­ная пла­та за зем­лю со­от­вет­ству­ет 2–3 ме­сяч­ным пен­си­ям. Мо­жет быть, в тот мо­мент дей­стви­тель­но нуж­на бы­ла от­сроч­ка, что­бы на­ве­сти по­ря­док в ре­ест­рах и ка­даст­рах. Но то, что за 16 лет по­ря­док так и не удо­су­жи­лись на­ве­сти, го­во­рит ско­рее о бо­лее есте­ствен­ной при­чине: те, от ко­го за­ви­сит при­ня­тие ре­ше­ний в на­шем пар­ла­мен­те, ни­как не до­го­во­рят­ся о сво­их ин­те­ре­сах. Ведь на кону пе­ре­дел иму­ще­ства на сум­му от $60 до $200 мил­ли­ар­дов. Столь­ко, по мне­нию экс­пер­тов, сто­ит сель­ско­хо­зяй­ствен­ная зем­ля Укра­и­ны. И это еще не все, что сто­ит на кону.

От­сут­ствие ре­аль­ной кон­ку­рен­ции поз­во­ля­ет арен­да­то­рам до­воль­но при­лич­но эко­но­мить. По дан­ным Voxukraine.org, част­но­му соб­ствен­ни­ку арен­да­то­ры платят в сред­нем 800 грн/ га в год, то­гда как за арен­ду го­су­дар­ствен­ных зе­мель – 1350 грн. В арен­де на­хо­дит­ся при­мер­но 25 млн га, при­над­ле­жа­щих се­ля­нам. Так что толь­ко на раз­ни­це с го­су­дар­ствен­ны­ми рас­цен­ка­ми арен­да­то­ры эко­но­мят боль­ше 10 млрд грн еже­год­но. Ес­ли же срав­ни­вать со сто­и­мо­стью арен­ды у со­се­дей на За­па­де, где функ­ци­о­ни­ру­ет рынок зем­ли, то ста­но­вит­ся со­всем по­нят­но, по­че­му аг­рар­ное лоб­би в ВР ко­стьми ля­жет за про­дле­ние мо­ра­то­рия.

Мож­но по­нять и го­ро­жан, воз­ра­жа­ю­щих про­тив от­кры­тия рын­ка зем­ли. Они­то свои паи в про­мыш­лен­ных пред­при­я­ти­ях успеш­но про­фу­ка­ли. По­че­му же се­ляне долж­ны вдруг по­лу­чить по $6–30 тыс за свои «дар­мо­вые» 4–5 га?

Но, как ни уди­ви­тель­но, мо­ра­то­рий устра­и­ва­ет и се­лян. Об этом го­во­рят и со­цио­ло­ги, и то, что аг­ра­рии до сих пор не пе­ре­кры­ли улицу Гру­шев­ско­го око­ло зда­ния ВР и не по­тре­бо­ва­ли от пар­ла­мен­та­ри­ев свои кров­ные. Мно­го­ве­ко­вая оте­че­ствен­ная история, ви­ди­мо, на­креп­ко при­учи­ла кре­стьян не ме­нять си­ни­цу в ру­ках на жу­рав­ля в небе, не ве­рить го­су­дар­ству и не за­ни­мать­ся биз­не­сом. Но, по­хо­же, 16-лет­не­му по­лю­бов­но­му со­ю­зу ла­ти­фун­ди­стов и псев­до-зем­ле­вла­дель­цев жить оста­лось не так дол­го.

КРИ­ЗИС

Ра­зу­ме­ет­ся, де­ло не в за­щи­те ин­те­ре­сов мил­ли­о­нов ря­до­вых граж­дан, как это за­яв­ля­ют и за­щит­ни­ки, и про­тив­ни­ки мо­ра­то­рия. Неопре­де­лен­ность зе­мель­ных прав за­ве­ла укра­ин­ское сель­ское хо­зяй­ство в ту­пик. Пра­виль­ное зем­ле­поль­зо­ва­ние тре­бу­ет по­се­вов кор­мо­вых куль­тур – лю­цер­ны, кле­ве­ра, без ко­то­рых поч­вы быст­ро ис­то­ща­ют­ся. Но жи­вот­но­вод­ство в Укра­ине об­ва­ли­лось – бла­го­да­ря все то­му же мо­ра­то­рию.

«От­сут­ствие по­зи­тив­ной ди­на­ми­ки в жи­вот­но­вод­стве свя­за­но с тем, что пра­ва соб­ствен­но­сти у нас ча­сто не опре­де­ле­ны и очень ча­сто мо­гут быть по­став­ле­ны под со­мне­ние, – объ­яс­ня­ет стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та со­цио­ло­гии НАНУ Алек­сандр Гон­ча­рук. – Ко­гда че­ло­век стро­ит фер­мы, ка­пи­таль­ные со­ору­же­ния, то он дол­жен быть уве­рен, что про­сто­ят они по мень­шей ме­ре трид­цать лет, и ни­кто их не за­бе­рет, как и ты­ся­чу гек­та­ров арен­до­ван­ной зем­ли. А во­да, очи­сти­тель­ные со­ору­же­ния, ор­га­ни­за­ция зоо­тех­ни­че­ской и ве­те­ри­нар­ной служб – это так­же боль­шие рас­хо­ды, ко­то­рые нуж­да­ют­ся в ста­биль­но­сти на де­сят­ки лет».

Кро­ме то­го, укра­ин­ский аг­рар­ный сек­тор тре­бу­ет огром­ных ин­ве­сти­ций: толь­ко в тех­ни­че­ский парк на­до вло­жить $10– 15 млрд. Ка­пи­та­ло­ем­ки­ми яв­ля­ют­ся и жи­вот­но­вод­ство, и раз­ви­тие но­вых тех­но­ло­гий, без ко­то­рых выйти на ми­ро­вой уро­вень эф­фек­тив­но­сти уже невоз­мож­но. Од­на­ко соб­ствен­ны­ми сред­ства­ми ни на скуп­ку зем­ли, ни на круп­ные ин­ве­сти­ции в до­ста­точ­ном объ­е­ме не рас­по­ла­га­ют да­же круп­ней­шие укра­ин­ские аг­ро­хол­дин­ги. По­это­му аг­рар­ный биз­нес бо­рет­ся не про­тив то­го, что­бы се­ляне про­да­ли свою зем­лю за бес­це­нок. Цель в том, что­бы се­ляне про­да­ли зем­лю за бес­це­нок укра­ин­ским аг­рар­ным ка­пи­та­нам.

С дру­гой сто­ро­ны, по­ли­ти­ка экономического изо­ля­ци­о­низ­ма, ко­то­рую ис­по­ве­до­вал укра­ин­ский ис­теб­лиш­мент в 21-м ве­ке и ко­то­рая поз­во­ли­ла со­сре­до­то­чить в ру­ках украинских ка­пи­та­ли­стов всю клю­че­вую (экс­порт­ную) про­мыш­лен­ность и ос­нов­ное (экс­порт­ное) сель­ско­хо­зяй­ствен­ное про­из­вод­ство, в по­след­ние го­ды да­ла тре­щи­ну.

Неэф­фек­тив­ная укра­ин­ская про­мыш­лен­ность и аг­рар­ная ин­ду­стрия (Укра­и­на с ее зна­ме­ни­ты­ми чер­но­зе­ма­ми на­хо­дит­ся в ми­ро­вом рейтинге на 25-м ме­сте по уро­жай­но­сти пше­ни­цы) в те­ку­щих тя­же­лых эко­но­ми­че­ских усло­ви­ях уже не в си­лах об­слу­жить ни огром­ную со­ци­аль­ную и обо­рон­ную на­груз­ку го­су­дар­ства, ни по­мочь ему спра­вить­ся с вы­пла­там по дол­гам. Укра­ине тре­бу­ет­ся в ра­зы бо­лее вы­со­кий темп ро­ста ВВП, и обес­пе­чить его без при­хо­да в стра­ну ино­стран­но­го ка­пи­та­ла невоз­мож­но. Но по­вы­ше­ние эф­фек­тив­но­сти аг­рар­но­го биз­не­са при­ве­дет к по­след­стви­ям, с ко­то­ры­ми на­ши по­пу­лист­ские вла­сти тра­ди­ци­он­но не го­то­вы встре­чать­ся.

Сей­час по дан­ным Укр­ста­та в сель­ском хо­зяй­стве за­ня­то 18% тру­до­спо­соб­но­го на­се­ле­ния стра­ны. Со­вре­мен­ные аг­рар­ные тех­но­ло­гии (ес­ли они в пол­ной ме­ре при­дут в Укра­и­ну в ре­зуль­та­те по­яв­ле­ния рын­ка зем­ли) оста­вят в аг­рар­ном сек­то­ре не бо­лее чет­вер­ти от ра­бо­та­ю­щих сей­час. 2%-5% – та­ко­ва до­ля за­ня­тых в сель­ском хо­зяй­стве в раз­ви­тых эко­но­ми­ках. Это озна­ча­ет по­яв­ле­ние на се­ле 2–2,5 мил­ли­о­нов без­ра­бот­ных с 4 мил­ли­о­на­ми чле­нов их се­мей. Здо­ро­вая, рас­ту­щая эко­но­ми­ка да­ла бы этим лю­дям воз­мож­ность по­сте­пен­но пе­ре­брать­ся в го­ро­да, най­ти там жи­лье и ра­бо­ту в про­мыш­лен­но­сти и сфе­ре услуг. И это еще од­на про­бле­ма в бес­ко­неч­ном ря­ду про­блем стра­ны, на­кап­ли­вав­шей их чет­верть ве­ка. Это пла­та за меч­та­ния об эко­но­ми­че­ском чу­де, ко­то­рое слу­чит­ся са­мо по се­бе, бес­плат­но, в хо­де оче­ред­но­го «чер­но­го пе­ре­де­ла».

О ТЕ­КУ­ЩЕМ ПОЛИТИЧЕСКОМ МО­МЕН­ТЕ

Тра­ге­дия зе­мель­но­го во­про­са не в том, ко­му при­над­ле­жит зем­ля. А в том, что со вре­мен Пет­ра Столыпина по­ли­ти­ки и не пы­та­ют­ся ре­шить зе­мель­ный во­прос. Слож­ная, тре­бу­ю­щая взве­шен­но­го под­хо­да и непо­пу­ляр­ных ре­ше­ний про­бле­ма уже боль­ше 100 лет яв­ля­ет­ся ис­клю­чи­тель­но пред­ме­том ци­нич­ных по­ли­ти­че­ских спе­ку­ля­ций. Как и 100 лет на­зад, се­год­ня зе­мель­ный во­прос объ­еди­ня­ет пра­вых и ле­вых по­пу­ли­стов. «За­бо­ро­ни­ти в Україні тор­гів­лю зем­лею сільсь­ко­гос­по­дарсь­ко­го при­зна­чен­ня. На­да­ва­ти її у дов­го­стро­ко­ве во­лодін­ня українсь­ким гро­ма­дя­нам із пра­вом ро­дин­но­го успад­ку­ван­ня», – так про­грам­ма ВО «Свобода» по­вто­ря­ет те­зи­сы кре­стьян­ских «на­ка­зов» ве­ко­вой дав­но­сти. «Ви­куп дер­жав­них актів на зем­лю у гро­ма­дян ви­ключ­но українсь­кою дер­жа­вою з пе­ре­да­чею зе- мель­них ді­ля­нок ко­ри­сту­ва­чам», – вто­рит на­ци­о­на­ли­стам про­грам­ма Со­ци­а­ли­сти­че­ской пар­тии Укра­и­ны.

«Президент дол­жен был спро­сить у лю­дей: хо­тят ли они про­да­вать укра­ин­скую сель­ско­хо­зяй­ствен­ную зем­лю», – за­яв­ля­ет и Юлия Ти­мо­шен­ко, умал­чи­вая о том, что речь идет не об аб­стракт­ной «укра­ин­ской» зем­ле и аб­стракт­ных «лю­дях», а о вполне кон­крет­ной соб­ствен­но­сти вполне кон­крет­ных соб­ствен­ни­ков. «За спи­ной у на­ро­да – про­дол­жа­ет об­ви­нять глав­ная про­тив­ни­ца зе­мель­но­го рын­ка, – [президент] под­пи­сал ме­мо­ран­дум о со­труд­ни­че­стве с МВФ и ска­зал, что зем­лю бу­дут про­да­вать». Ко­неч­но, мож­но на­пом­нить, что в 2008 го­ду, бу­дучи пре­мьер-ми­ни­стром, Юлия Ти­мо­шен­ко без вся­ко­го ре­фе­рен­ду­ма под­пи­са­ла с МВФ ме­мо­ран­дум, в ко­то­ром обя­за­лась в об­мен на кре­дит в $16,5 млрд со­здать в Укра­ине ра­бо­та­ю­щий рынок сель­ско­хо­зяй­ствен­ной зем­ли. Впро­чем, вряд ли мож­но об­ви­нить Юлию Вла­ди­ми­ров­ну в непо­сле­до­ва­тель­но­сти. Это обя­за­тель­ное ка­че­ство для укра­ин­ско­го по­ли­ти­ка, стре­мя­ще­го­ся быть по­пу­ляр­ным.

В том же до­ку­мен­те Ти­мо­шен­ко и президент Ющен­ко обе­ща­ли МВФ пе­рей­ти к ры­ноч­но­му це­но­об­ра­зо­ва­нию на газ. С тех пор МВФ не ве­рит ме­мо­ран­ду­мам и при­вя­зы­ва­ет свои кре­ди­ты к при­ня­тию в ВР обе­щан­ных пре­зи­ден­том и пра­ви­тель­ством за­ко­нов. По­это­му и пре­зи­ден­ту с пра­ви­тель­ством при­хо­дит­ся быть бо­лее пря­мы­ми в пе­ре­го­во­рах с МВФ. В июле Петр По­ро­шен­ко по­про­сил гла­ву МВФ Кри­стин Ла­гард убрать из тре­бо­ва­ний сня­тие мо­ра­то­рия на про­да­жу зем­ли – и на­шел необ­хо­ди­мые ар­гу­мен­ты. Ско­рее все­го, Ла­гард со­гла­си­лась, что сей­час нет воз­мож­но­стей про­толк­нуть че­рез Ра­ду од­но­вре­мен­но и пен­си­он­ную, и зе­мель­ную ре­фор­мы, не дав Ти­мо­шен­ко за­бло­ки­ро­вать ра­бо­ту пар­ла­мен­та и вы­иг­рать вне­оче­ред­ные вы­бо­ры. По­это­му, как ни ак­ту­аль­но для Укра­и­ны раз­ре­ше­ние во­про­са о зем­ле, в те­ку­щем го­ду мы бу­дем, ско­рее все­го, на­блю­дать про­щу­пы­ва­ние поч­вы раз­но­об­раз­ны­ми за­ко­но­про­ек­та­ми по этой те­ме, а кри­ти­ка по­пу­ли­стов пе­ре­клю­чит­ся на бла­го­дат­ную пен­си­он­ную те­му.

А мы тем вре­ме­нем мо­жем вспом­нить Пет­ра Ар­ка­ди­е­ви­ча Столыпина, ко­то­рый не пы­тал­ся быть по­пу­ляр­ным ни сре­ди по­ли­ти­ков, ни сре­ди на­ро­да. «Пре­мье­ра нена­ви­де­ли ле­вые,– пи­шет о Сто­лы­пине исто­рик и ли­те­ра­тор Эд­вард Рад­зин­ский, – ибо он не раз бес­по­щад­но по­дав­лял оп­по­зи­цию в Думе. Пре­мье­ра нена­ви­де­ли пра­вые, ибо его ре­фор­мы пред­ве­ща­ли по­бе­ду ка­пи­та­лиз­ма в Рос­сии – древ­ний Царь­град дол­жен был стать Ман­че­сте­ром». Сто­лы­пин был убит в Ки­е­ве 14 сен­тяб­ря 1911 го­да. Сим­во­лич­но, что убий­цей стал анар­хист, ра­бо­тав­ший на цар­скую охран­ку.

Сред­ства на воз­ве­де­ние па­мят­ни­ка Сто­лы­пи­ну ки­ев­ляне со­бра­ли в те­че­ние трех дней по­сле смер­ти пре­мье­ра. В го­дов­щи­ну убий­ства па­мят­ник был уста­нов­лен на Кре­ща­ти­ке. 29 мар­та 1917 го­да, че­рез две неде­ли по­сле Февраль­ской ре­во­лю­ции, па­мят­ник снес­ли. Спрос на по­ли­ти­ков, спо­соб­ных дер­жать сло­во, ис­чез как ми­ни­мум на сле­ду­ю­щие 100 лет.

Эсе­ров­ский пла­кат 1917 го­да на вы­бо­рах в Учре­ди­тель­ное со­бра­ние

по­го­ло­вье сель­ско­хо­зяй­ствен­ных жи­вот­ных в Укра­ине, дан­ные Укр­ста­та

распределение соб­ствен­но­сти на зем­лю и зем­ле­поль­зо­ва­ния

Укра­ине тре­бу­ют­ся вы­со­кие тем­пы ро­ста ввп, что­бы спра­вить­ся с со­ци­аль­ной, обо­рон­ной и дол­го­вой на­груз­кой

пла­кат пе­ри­о­да кол­лек­ти­ви­за­ции

в Укра­ине сто­и­мость арен­ды зем­ли од­на из са­мых низ­ких сре­ди стран ев­ро­пы, $ за 1 г

Фраг­мент ме­мо­ран­ду­ма с мвф, под­пи­сан­но­го в 2008 го­ду юли­ей ти­мо­шен­ко в ста­ту­се пре­мьер-министра Укра­и­ны

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.