ЧАШ­КА КО­ФЕ ДЛЯ МИТ­РО­ПО­ЛИ­ТА

Че­рез 23 дня по­сле вне­зап­ной смер­ти Ни­ко­ди­ма на при­ё­ме у Па­пы Рим­ско­го вдруг скон­чал­ся и сам Ио­анн Па­вел I – столь же ско­ро­по­стиж­но, с те­ми же симп­то­ма­ми

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ИСТОРИЯ - Вла­ди­мир ВО­РО­НОВ

5сен­тяб­ря 1978 го­да на 49-м го­ду жиз­ни скон­чал­ся один из наи­бо­лее вид­ных и яр­ких ар­хи­ере­ев Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви (РПЦ) мит­ро­по­лит Ле­нин­град­ский и Ла­дож­ский Ни­ко­дим, в ми­ру – Бо­рис Ро­тов. «Да, че­ло­век смер­тен, – го­во­рил известный бул­га­ков­ский пер­со­наж, – но это бы­ло бы ещё пол­бе­ды. Пло­хо то, что он ино­гда вне­зап­но смер­тен, вот в чём фокус!» И дей­стви­тель­но, умер Ни­ко­дим вне­зап­но, при об­сто­я­тель­ствах крайне стран­ных: в Ва­ти­кане, на при­ё­ме у Па­пы Рим­ско­го, в бук­валь­ном смыс­ле у его ног.

Вот как это опи­са­но в вы­ступ­ле­нии кар­ди­на­ла Вил­ле­бранд­са на за­упо­кой­ном бо­го­слу­же­нии в ва­ти­кан­ском хра­ме Св. Ан­ны, опуб­ли­ко­ван­ном в №4 за 1979 год «Жур­на­ла Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии»: «Мит­ро­по­лит Ни­ко­дим при­е­хал в Рим ме­сяц то­му на­зад для то­го, что­бы ис­пол­нить пе­ред ка­то­ли­че­ской цер­ко­вью по слу­чаю кон­чи­ны Па­пы Павла VI тот долг брат­ско­го со­чув­ствия, ко­то­рый мы ис­пол­ня­ем се­год­ня».

Па­па Па­вел VI скон­чал­ся 6 ав­гу­ста 1978 го­да, и ар­хи­ерей РПЦ при­был в Рим на его по­хо­ро­ны. Ни­ко­дим при­сут­ство­вал на всех бо­го­слу­же­ни­ях по усоп­ше­му гла­ве Рим­ско-ка­то­ли­че­ской церк­ви и остал­ся в Ва­ти­кане до за­вер­ше­ния кон­кла­ва по из­бра­нию но­во­го пон­ти­фи­ка. По из­бра­нии но­во­го Па­пы, Ио­ан­на Павла I, мит­ро­по­лит Ни­ко­дим при­нял уча­стие в це­лой се­рии ме­ро­при­я­тий. И вот 5 сен­тяб­ря, в день пап­ско­го при­ё­ма ря­да цер­ков­ных де­ле­га­ций, «пер­вым из тех, кто дол­жен был быть при­нят, был в 9 ча­сов 30 ми­нут утра мит­ро­по­лит Ни­ко­дим.

«Я сам, – пи­шет кар­ди­нал Вил­ле­брандс, – встре­тил его в Ва­ти­кане и про­во­дил в лич­ную биб­лио­те­ку Па­пы. Мит­ро­по­лит был уста­лым, всё утро и пе­ред тем, как вой­ти к Па­пе, он при­ни­мал лекарства. В этом ему по-сы­нов­не­му по­мо­гал ар­хи­манд­рит Лев (в ми­ру – Ни­ко­лай Цер­пиц­кий, ныне – мит­ро­по­лит Нов­го­род­ский и Ста­ро­рус­ский. – Ред.). Па­па и мит­ро­по­лит при­вет­ство­ва­ли друг дру­га и по-брат­ски за­клю­чи­ли друг дру­га в объ­я­тия. Мит­ро­по­лит вы­ра­зил по­же­ла­ния от име­ни Его Свя­тей­ше­ства Пат­ри­ар­ха Пи­ме­на, от име­ни Свя­щен­но­го си­но­да и всей Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви дол­го­го пон­ти­фи­ка­та. …За­тем он вы­ра­зил на­деж­ду, что­бы сбли­же­ние меж­ду на­ши­ми Церк­вя­ми, так хо­ро­шо на­чав­ше­е­ся во вре­мя прав­ле­ния Пап Ио­ан­на XXIII и Павла VI, про­дол­жа­лось и при­но­си­ло пло­ды. …Па­па по­бла­го­да­рил мит­ро­по­ли­та за его по­же­ла­ния. …По­сле слов Па­пы мит­ро­по­лит и Па­па се­ли. В этот мо­мент во­шёл ар­хи­манд­рит Лев и был пред­став­лен мит­ро­по­ли­том Па­пе. Па­па ска­зал ему несколь­ко слов, ко­то­рые мит­ро­по­лит слу­шал улы­ба­ясь. Ед­ва за­кон­чи­лась эта ко­рот­кая бе­се­да, как я уви­дел, что ли­цо мит­ро­по­ли­та по­блед­не­ло, за­тем он стал спол­зать со сво­е­го крес­ла на ко­вёр, ис­пу­стив глу­бо­кий вздох. Па­па и я, оба по­тря­сён­ные, при­бли­зи­лись к нему. Па­па вы­звал вра­ча. Мы по­ло­жи­ли мит­ро­по­ли­та в бо­лее удоб­ное по­ло­же­ние, под­ло­жив под его го­ло­ву по­душ­ку. При­бе­жав­ший ар­хи­манд­рит Лев про­ве­рил пульс и стал вы­слу­ши­вать сте­то­ско­пом би­е­ние серд­ца. Мит­ро­по­лит ещё два ра­за ис­пу­стил глу­бо­кий, без­бо­лез­нен­ный вздох. Во­шёл врач, он сде­лал мас­саж серд­ца и укол. То­гда Па­па, я, ар­хи­манд­рит Лев и пе­ре­вод­чик отец Ар­ранц опу­сти­лись на ко­ле­ни, и Па­па стал чи­тать от­ход­ные мо­лит­вы, на ко­то­рые мы от­ве­ча­ли. Па­па так­же про­чи­тал мо­лит­ву об от­пу­ще­нии гре­хов. Врач, за­кон­чив по­след­ний мас­саж и кон­троль, смог лишь кон­ста­ти­ро­вать смерть. Это бы­ла оста­нов­ка сер­деч­ной де­я­тель­но­сти…»

Поз­же бу­дут утвер­ждать, что это был его то ли пя­тый, то ли да­же седь­мой уже по счё­ту ин­фаркт, что, мол, и под­твер­ди­ло вскры­тие. Но это ложь, гру­бая и от­кро­вен­ная: пусть это и был не слиш­ком здо­ро­вый муж­чи­на, и па­ру ин­фарк­тов у него дей­стви­тель­но фик­си­ро­ва­ли, но в дан­ном слу­чае ни­кто и ни­где ни­ка­ко­го вскры­тия во­об­ще не де­лал, ни­ка­кой экс­пер­ти­зы не про­во­дил. «Гроб с те­лом по­кой­но­го, – пи­шет исто­рик церк­ви Ми­ха­ил Сит­ни­ков, – во­пре­ки обя­за­тель­но­сти до­пол­ни­тель­ной экс­пер­ти­зы в слу­ча­ях смер­ти граж­дан СССР за ру­бе­жом не под­вер­гал­ся вскры­тию не толь­ко при от­пе­ва­нии, но и для оформ­ле­ния на ро­дине сви­де­тель­ства о смер­ти». Это важ­ное об­сто­я­тель­ство, про­дол­жа­ет исто­рик, «не бы­ло ши­ро­ко огла­ше­но. Впро­чем, об экс­пер­ти­зе об­сто­я­тельств это­го про­ис­ше­ствия, а тем бо­лее остан­ков мит­ро­по­ли­та, на­сколь­ко из­вест­но, до сих пор да­же не за­и­ка­лись. Ве­ро­ят­но, сми­рен­ное при­ня­тие об­ще­ствен­ным мне­ни­ем вер­сии смер­ти от сер­деч­но­го при­сту­па то­гда, как и се­год­ня, устра­и­ва­ет всех».

С 1960 по 1972 год Ни­ко­дим воз­глав­лял От­дел внеш­них цер­ков­ных сно­ше­ний (ОВЦС) Мос­ков­ской пат­ри­ар­хии и счи­тал­ся вто­рым, по­сле пат­ри­ар­ха, ли­цом в РПЦ. В ре­аль­но­сти, пи­шет Ми­ха­ил Сит­ни­ков, хо­тя Ни­ко­дим и яв­лял­ся «ли­цом №2» Мос­ков­ской пат­ри­ар­хии, но «с фак­ти­че­ским ис­пол­не­ни­ем в по­ли­ти­ке Церк­ви функ­ций №1 и пер­спек­ти­вой стать «ли­цом №1» в бу­ду­щем и фор­маль­но». В его де­я­тель­но­сти са­мым ин­те­рес­ным, по­жа­луй, бы­ла ли­ния на ак­тив­ное раз­ви­тие свя­зей с Ва­ти­ка­ном. Фор­маль­но это обос­но­вы­ва­лось по­ис­ком со­юз­ни­ков внут­ри Рим­ско-ка­то­ли­че­ской церк­ви. «На­ша ли­ния про­тив Ва­ти­ка­на долж­на ид­ти по ли­нии его раз­мяг­че­ния пу­тём вли­я­ния на раз­лич­ные кру­ги ка­то­ли­че­ской церк­ви, – ци­ти­ро­ва­ла мит­ро­по­ли­та Ни­ко­ди­ма Оль­га Ва­си­лье­ва (ныне ми­нистр об­ра­зо­ва­ния и на­у­ки РФ). – …Толь­ко че­рез не­по­сред­ствен­ные кон­так­ты мы мо­жем бо­лее чёт­ко раз­ли­чать, что наи­бо­лее вред­но для нас и что мо­жет быть с успе­хом для на­шей стра­ны ис­поль­зо­ва­но».

Имен­но Ни­ко­дим раз­ра­бо­тал и ре­а­ли­зо­вал план вхож­де­ния РПЦ во Все­мир­ный со­вет церк­вей. Ра­зу­ме­ет­ся, без пря­мо­го одоб­ре­ния советского пар­тий­но-го­су­дар­ствен­но­го ап­па­ра­та и его ком­пе­тент­ных ор­га­нов это бы­ло невоз­мож­но. Так ни­кто и не пы­та­ет­ся оспо­рить факт, что у мит­ро­по­ли­та сло­жи­лись пре­крас­ные от­но­ше­ния с ку­ра­то­ра­ми, осо­бен­но с Лу­бян­ки. Его де­я­тель­ность по ин­те­гра­ции РПЦ с ми­ро­вы­ми ре­ли­ги­я­ми ра­бо­та­ла на уси­ле­ние вли­я­ния Моск­вы на меж­ду­на­род­ную по­ли­ти­ку, так что здесь ин­те­ре­сы гос­бе­зо­пас­но­сти сов­па­да­ли с ин­те­ре­са­ми Пат­ри­ар­хии. Но те же власт­ные струк­ту­ры, хо­тя и от­во­ди­ли Пат­ри­ар­хии осо­бую роль в иг­ре на меж­ду­на­род­ном цер­ков­ном по­ле, но лишь как ин­стру­мен­ту. Од­на­ко сам вы­вод РПЦ на эту аре­ну объ­ек­тив­но де­лал её бо­лее ав­то­ном­ной и да­же неза­ви­си­мой от советского гос­ап­па­ра­та. Не­слу­чай­но ны­неш­ний пред­се­да­тель ОВЦС мит­ро­по­лит Ил­ла­ри­он по­ста­вил мит­ро­по­ли­ту Ни­ко­ди­му в число глав­ных за­слуг, что он «су­мел ис­поль­зо­вать меж­ду­на­род­ную де­я­тель­ность Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви для за­щи­ты ин­те­ре­сов Церк­ви внут­ри стра­ны». Исто­рик же Сит­ни­ков уве­рен­но пред­по­ло­жил, «что мит­ро­по­лит пы­тал­ся ве­сти двой­ную иг­ру»: был го­тов сде­лать РПЦ «ору­ди­ем внеш­ней по­ли­ти­ки го­су­дар­ства, ко­то­рое её со­зда­ло», но мог и «по­чув­ство­вать воз­мож­ность осво­бо­дить Цер­ковь от хо­лоп­ско­го су­ще­ство­ва­ния в СССР по­сред­ством укреп­ле­ния её внеш­них свя­зей». Это вы­гля­де­ло как со­про­тив­ле­ние пла­нам Крем­ля, и по­сле об­на­ру­же­ния, что де­я­тель­ность мит­ро­по­ли­та «не со­от­вет­ству­ет ин­те­ре­сам го­су­дар­ства, но укреп­ля­ет по­зи­ции Церк­ви», спецслужбы, уве­рен Сит­ни­ков (и не он один), из­ба­ви­лись от опас­но­го «двой­но­го аген­та». Что кос­вен­но под­твер­жда­ет­ся за­мет­ным уже­сто­че­ни­ем по­ли­ти­ки Ста­рой и Лу­бян­ской пло­ща­дей в от­но­ше­нии Пат­ри­ар­хии сра­зу по­сле смер­ти Ни­ко­ди­ма. Устра­не­ние же его имен­но в Ри­ме устра­и­ва­ло по­чти всех: цер­ков­ные изо­ля­ци­о­ни­сты видели в этом ка­ру Гос­под­ню за по­ку­ше­ние на «чи­сто­ту пра­во­сла­вия», дис­си­ден­ты усмот­ре­ли в этом ру­ку ор­га­нов, за­то са­ми ор­га­ны по­лу­чи­ли воз­мож­ность об­ви­нить в смер­ти иерар­ха «за­пад­ные спецслужбы». А че­рез 23 дня по­сле Ни­ко­ди­ма, 28 сен­тяб­ря 1978 го­да, вдруг скон­чал­ся и сам но­вый рим­ский пон­ти­фик, Ио­анн Па­вел I – столь же ско­ро­по­стиж­но, при столь же по­до­зри­тель­ных об­сто­я­тель­ствах, с те­ми же симп­то­ма­ми. Мо­жет, это бы­ли зве­нья од­ной и той же спе­цо­пе­ра­ции или, кто зна­ет, мит­ро­по­лит вы­пил ча­шеч­ку ко­фе, пред­на­зна­чен­ную не для него, и неза­вер­шён­ную ра­бо­ту пришлось до­де­лы­вать? Но то­гда во­про­сы оста­ют­ся уже к иным служ­бам…

мит­ро­по­лит ни­ко­дим (сле­ва) и кар­ди­нал вил­ле­брандс в тро­и­це-сер­ги­е­вой лав­ре. 1 мая 1971

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.