КРЕМЛЁВСКОЕ ЗО­ЛО­ТО ДЛЯ «ГЕР­МАН­СКО­ГО НО­ЯБ­РЯ»

Как По­лит­бю­ро ЦК РКП(Б) ор­га­ни­зо­вы­ва­ло гря­ду­щую ре­во­лю­цию в Гер­ма­нии

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ИСТОРИЯ - Вла­ди­мир ВОРОНОВ

2сен­тяб­ря 1923 го­да ко­мис­сия По­лит­бю­ро ЦК РКП(Б) одоб­ри­ла те­зи­сы сек­рет­но­го до­кла­да чле­на По­лит­бю­ро и пред­се­да­те­ля Ис­пол­ко­ма Ко­мин­тер­на (ИККИ) Гри­го­рия Зи­но­вье­ва «Гря­ду­щая гер­ман­ская ре­во­лю­ция и за­да­чи РКП(Б)», с ко­то­рым ему пред­сто­я­ло вы­сту­пить на бли­жай­шем пле­ну­ме ЦК пар­тии. Пле­нум про­шел 23 – 25 сен­тяб­ря, и его пер­вый день це­ли­ком по­свя­ти­ли толь­ко во­про­су о «гер­ман­ской ре­во­лю­ции». «В на­сто­я­щее вре­мя уже со­вер­шен­но вы­яс­ни­лось, что про­ле­тар­ский пе­ре­во­рот в Гер­ма­нии не толь­ко неиз­бе­жен, но уже со­вер­шен­но бли­зок – на­дви­нул­ся вплот­ную», – уве­рен­но обе­щал в сво­ей сек­рет­ной ре­чи Зи­но­вьев. Да­лее то­ва­ри­щи при­сту­пи­ли к об­суж­де­нию, в ка­кие сро­ки они бу­дут де­лать ре­во­лю­цию в Гер­ма­нии, ка­кие ре­сур­сы под это на­до вы­де­лить, сколько ору­жия по­слать гер­ман­ским пар­тай­ге­нос­се и т. п. Впро­чем, в ре­аль­ные де­та­ли пред­сто­я­щей спе­цо­пе­ра­ции, соб­ствен­но, на пле­ну­ме не вхо­ди­ли, об­су­див об­щую кон­цеп­цию и стра­те­ги­че­скую уста­нов­ку: бе­рем курс на ско­рое во­ору­жен­ное вы­ступ­ле­ние и по­то­му, то­ва­ри­щи, да­ем сво­бо­ду По­лит­бю­ро и его спе­ци­аль­ной ко­мис­сии, раз­ре­шив им де­лать все что за­бла­го­рас­су­дит­ся. И вот за­тем, вспо­ми­нал Бо­рис Ба­жа­нов, быв­ший по­мощ­ник Ста­ли­на, «со­сто­я­лось чрез­вы­чай­ное за­се­да­ние По­лит­бю­ро, на­столь­ко сек­рет­ное, что на него бы­ли со­зва­ны толь­ко чле­ны По­лит­бю­ро и я. Ни­кто из чле­нов ЦК на него до­пу­щен не был. Его про­ве­ли для то­го, что­бы за­фик­си­ро­вать да­ту пред­сто­я­ще­го пе­ре­во­ро­та в Гер­ма­нии. Он был на­зна­чен на 9 но­яб­ря 1923 го­да». Но на бу­ма­ге это свое ре­ше­ние По­лит­бю­ро пре­дель­но ла­пи­дар­но за­фик­си­ро­ва­ло лишь 4 ок­тяб­ря 1923 го­да: «Пункт 3. Со­гла­сить­ся с ко­мис­си­ей в во­про­се о на­зна­че­нии сро­ка – 9 но­яб­ря с. г.».

20 ок­тяб­ря 1923 го­да во­ен­ная ко­мис­сия ЦК раз­ра­бо­та­ла план мо­би­ли­за­ции Крас­ной Ар­мии на слу­чай во­ору­жен­ной по­мо­щи гер­ман­ско­му про­ле­та­ри­а­ту: на пол­ном се­рье­зе за­пла­ни­ро­ва­ли по­ста­вить под ру­жье аж 2,5 мил­ли­о­на че­ло­век и сфор­ми­ро­вать под этот про­ект еще 20 но­вых ди­ви­зий. По всей стране по­шел специальный от­бор в ар­мию лю­дей, знав­ших немец­кий язык, в сроч­ном по­ряд­ке в ча­стях РККА ор­га­ни­зо­ва­ли кур­сы по изу­че­нию немец­ко­го язы­ка, пе­ча­та­лись то­по­гра­фи­че­ские кар­ты тер­ри­то­рий, со­пре­дель­ных с за­пад­ной гра­ни­цей СССР.

Итак, ре­во­лю­ция долж­на со­сто­ять­ся в Гер­ма­нии, но план ее про­ве­де­ния вы­ра­ба­ты­ва­ют в Крем­ле, де­та­ли опе­ра­ции – в шта­бах РККА и в ГПУ, да­ту то­же опре­де­ля­ет Москва. Непо­сред­ствен­но ор­га­ни­зо­вы­вать путч долж­ны то­же мос­ков­ские спе­ци­а­ли­сты по ди­вер­си­ям и тер­ро­ру, на­прав­лен­ные в гер­ман­скую спец­ко­ман­ди­ров­ку. Мест­ным пар­тай­ге­нос­се до­ве­ри­ли ис­клю­чи­тель­но роль пу­шеч­но­го мя­са. План пе­ре­во­ро­та, по вер­сии Ба­жа­но­ва, вы­гля­дел так: по слу­чаю го­дов­щи­ны ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та в Рос­сии «ра­бо­чие мас­сы долж­ны бы­ли вый­ти на ули­цу на мас­со­вые ма­ни­фе­ста­ции. Крас­ные сот­ни Ун­ш­лих­та долж­ны бы­ли про­во­ци­ро- вать во­ору­жен­ные кон­флик­ты с по­ли­ци­ей, что­бы вы­звать кро­ва­вые столк­но­ве­ния и ре­прес­сии, раз­дуть него­до­ва­ние ра­бо­чих масс и про­из­ве­сти об­щее ра­бо­чее вос­ста­ние».

По за­ра­нее раз­ра­бо­тан­но­му – в Москве – пла­ну бо­е­ви­ки все то­го же Ун­ш­лих­та «долж­ны бы­ли за­нять важ­ней­шие го­су­дар­ствен­ные учре­жде­ния, по­сле че­го из чле­нов ЦК Гер­ман­ской ком­пар­тии со­зда­ва­лось со­вет­ское ре­во­лю­ци­он­ное пра­ви­тель­ство». Упо­мя­ну­тый Ио­сиф Ун­ш­лихт – то­ва­рищ се­рьез­ный: вхо­дил в со­став так на­зы­ва­е­мой неле­галь­ной ко­мис­сии Ис­пол­ко­ма Ко­мин­тер­на (так­же из­вест­на как Ко­мис­сия по неле­галь­ной ра­бо­те, или По­сто­ян­ная неле­галь­ная ко­мис­сия), а до 22 сен­тяб­ря 1923 го­да за­ни­мал «скром­ный» пост за­ме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля ГПУ. В 1923 го­ду он так­же стал чле­ном Ревво­ен­со­ве­та (РВС) СССР и на­чаль­ни­ком снаб­же­ния РККА – это фор­маль­но, ре­аль­но – ку­ра­то­ром во­ен­ной раз­вед­ки. Имен­но его счи­та­ют ини­ци­а­то­ром так на­зы­ва­е­мой ак­тив­ной раз­вед­ки – это ко­гда со­вет­ские ди­вер­си­он­но-тер­ро­ри­сти­че­ские от­ря­ды бук­валь­но за- тер­ро­ри­зи­ро­ва­ли при­гра­ни­чье Поль­ши и Ру­мы­нии.

Впро­чем, ор­га­ни­за­ци­ей ре­во­лю­ции в Гер­ма­нии крем­лев­ские то­ва­ри­щи оза­бо­ти­лись за­дол­го до осе­ни 1923 го­да. Еще 21 ян­ва­ря 1923 го­да в Москве бы­ло со­зва­но со­ве­ща­ние ру­ко­вод­ства Ис­пол­ко­ма Ко­мин­тер­на, ЦК РКП(Б) и ЦК Гер­ман­ской ком­пар­тии, на ко­то­ром ре­ши­ли: по­ра ор­га­ни­зо­вать во­ору­жен­ное вос­ста­ние. По­до­гре­ва­е­мые оп­ти­ми­сти­че­ски­ми до­кла­да­ми «с мест», за­ин­те­ре­со­ван­ные сто­ро­ны «до­зре­ли» к кон­цу ле­та 1923 го­да. Непо­сред­ствен­ное ру­ко­вод­ство «в по­ле» воз­ло­жи­ли на Кар­ла Ра­де­ка, по­то­му то­му при­шлось сбрить бо­ро­ду, остричь свои зна­ме­ни­тые куд­ри и с под­лож­ны­ми до­ку­мен­та­ми тай­но от­пра­вить­ся к ме­сту бу­ду­щих бо­ев. Раз­ме­стил­ся по­сла­нец По­лит­бю­ро, как по­ло­же­но, в са­мом фе­ше­не­бель­ном но­ме­ре луч­шей го­сти­ни­цы Дрез­де­на, ку­да к нему неза­мед­ли­тель­но под­се­ли­лась и его по­ход­но-по­ле­вая пас­сия – зна­ме­ни­тая ре­во­лю­ци­он­ная аван­тю­рист­ка Ла­ри­са Рейс­нер (на тот мо­мент – же­на Фе­до­ра Рас­коль­ни­ко­ва).

Впро­чем, то­ва­ри­щи, ко­ман­ди­ро­ван­ные за­жи­гать ре­во­лю­цию, та­кие ша­ло­сти мог­ли се­бе поз­во­лить, по­сколь­ку в сред­ствах бы­ли не стес­не­ны: для фи­нан­си­ро­ва­ния «Гер­ман­ско­го Ок­тяб­ря» из гос­бюд­же­та СССР в сен­тяб­ре 1923 го­да вы­де­ле­но 300 млн зо­ло­тых руб­лей, но уже 4 ок­тяб­ря по­ста­нов­ле­ни­ем По­лит­бю­ро фонд фи­нан­си­ро­ва­ния «гер­ман­ской ре­во­лю­ции» уве­ли­чен до 500 млн зо­ло­тых руб­лей! Фан­та­сти­че­ская сум­ма. Дру­гим ма­те­ри­аль­ным усло­ви­ем по­бе­ды «гер­ман­ской ре­во­лю­ции» По­лит­бю­ро ЦК РКП(Б) со­чло «рус­ский хлеб», по­то­му на­ча­лась сроч­ная пе­ре­брос­ка в Гер­ма­нию 10 млн пу­дов зер­но­во­го хле­ба, пше­ни­цы и ржи – из го­ло­да­ю­щей-то Стра­ны Со­ве­тов!

Ну и, ра­зу­ме­ет­ся, ору­жие. Из-за от­сут­ствия об­щей гра­ни­цы с Гер­ма­ни­ей его пря­мые по­став­ки бы­ли невоз­мож­ны, по­то­му хва­та­лись за са­мые эк­зо­ти­че­ские ва­ри­ан­ты. На­при­мер, со­об­ща­ет ис­то­рик Алек­сандр Ват­лин, в лич­ном ар­хи­ве Ра­де­ка есть пись­мо неко­е­го Па­у­ко­ва с пред­ло­же­ни­ем ор­га­ни­зо­вать пе­ре­брос­ку вин­то­вок в Гер­ма­нию на со­вет­ских под­вод­ных лод­ках! Ав­то­ра идеи вы­зва­ли в Штаб мор­ских сил РККА, и по­сле до­ра­бот­ки про­ект от­пра­ви­ли в ап­па­рат Троц­ко­го, где его, к сча­стью, бла­го­по­луч­но и уто­пи­ли в бю­ро­кра­ти­че­ской пу­чине. Тем не ме­нее ка­на­лы до­став­ки ору­жия все же на­шли – под ви­дом ди­пло­ма­ти­че­ско­го гру­за для со­вет­ских пол­предств. То­гда же в Гер­ма­нию хлы­нул неле­галь­ный по­ток кад­ров из Моск­вы: ап­па­рат­чи­ки ЦК с «ре­во­лю­ци­он­ным опы­том», ра­бот­ни­ки Ко­мин­тер­на, со­труд­ни­ки во­ен­ной раз­вед­ки и ИНО ГПУ, слу­ша­те­ли и вы­пуск­ни­ки спе­ц­фа­куль­те­та Во­ен­ной ака­де­мии РККА. По­слан­цы Моск­вы за­кла­ды­ва­ли тай­ни­ки с ору­жи­ем, фор­ми­ро­ва­ли штур­мо­вые от­ря­ды для КПГ, про­во­ди­ли их под­го­тов­ку, со­став­ля­ли планы вы­ступ­ле­ния.

Но все вы­ли­лось в пшик: до­ро­го­сто­я­щая под­го­тов­ка ока­за­лась сплош­ной «ли­пой». Преж­де все­го «ли­по­вой» бы­ла са­ма Гер­ман­ская ком­пар­тия: все по­сы­ла­е­мые ею в Моск­ву до­кла­ды о сво­ей чис­лен­но­сти, о де­сят­ках ты­сяч во­ору­жен­ных немец­ких про­ле­та­ри­ев в бо­е­вых дру­жи­нах ока­за­лись сплош­ной фик­ци­ей. Эти дру­жи­ны су­ще­ство­ва­ли лишь на бу­ма­ге, от­пу­щен­ное же на них со­вет­ское зо­ло­то ба­наль­ным об­ра­зом бы­ло рас­тра­че­но функ­ци­о­не­ра­ми КПГ. Ко­гда ору­жей­ный де­неж­ный фонд ис­чер­па­ли, в на­ли­чии ока­за­лась ед­ва ли ты­ся­ча вин­то­вок – все про­чие сред­ства успеш­но про­ели мос­ков­ские ко­ман­ди­ро­ван­ные и неве­ро­ят­но раз­бух­ший ап­па­рат КПГ. Так, в Сак­со­нии у ком­му­ни­стов име­лось лишь 700 вин­то­вок, в Бер­лине – 360, а в Гам­бур­ге – ни од­ной! Не­ма­лая часть средств, на­прав­лен­ных Моск­вой на во­ору­же­ние гер­ман­ских бо­е­ви­ков, и во­все ба­наль­но бы­ла рас­хи­ще­на, и к это­му ока­зал­ся при­ча­стен са­мый глав­ный «ору­жей­ный» эмис­сар Ко­мин­тер­на – Ав­густ Кляйн (Гу­раль­ский). Впро­чем, глав­ная про­бле­ма ока­за­лась в том, что гер­ман­ский про­ле­та­ри­ат вос­ста­вать не по­же­лал, ни­ка­кой ре­во­лю­ци­он­ной си­ту­а­ции в Гер­ма­нии не бы­ло и в по­мине…

гри­го­рий зи­но­вьев

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.