ЗА­ЩИ­ТА ЗЕЛИНСКОГО

Про­фес­сор Ни­ко­лай Зе­лин­ский прин­ци­пи­аль­но от­ка­зал­ся па­тен­то­вать свой про­ти­во­газ. Он счи­тал, что без­нрав­ствен­но на­жи­вать­ся на че­ло­ве­че­ских несча­стьях

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ИСТОРИЯ ВЕЩЕЙ - Вик­тор Ми­шец­кий

Че­рез семь­де­сят лет по­сле ини­ци­и­ро­ван­ной ВКП(Б) кам­па­нии по утвер­жде­нию при­о­ри­те­та рус­ской на­у­ки во­прос о том, кто пер­вым пред­ло­жил прин­цип со­вре­мен­но­го про­ти­во­га­за, оста­ёт­ся ак­ту­аль­ным. Вот толь­ко в 40-е го­ды ХХ ве­ка он имел идео­ло­ги­че­скую под­ос­но­ву, а в на­ши дни опре­де­ле­ние при­о­ри­те­та – во­прос в зна­чи­тель­ной ме­ре ака­де­ми­че­ский. Но так­же во­прос вос­ста­нов­ле­ния ис­то­ри­че­ской спра­вед­ли­во­сти: про­ти­во­газ Ни­ко­лая Зелинского был пер­вым.

Счи­та­ет­ся, что ра­бо­ты по со­зда­нию про­ти­во­га­за на­ча­лись то­гда, ко­гда по­яви­лась воз­мож­ность ис­поль­зо­ва­ния бо­е­вых отрав­ля­ю­щих ве­ществ. Это со­вер­шен­но невер­но. Про­ти­во­газ из­на­чаль­но раз­ра­ба­ты­вал­ся как сред­ство ин­ди­ви­ду­аль­ной за­щи­ты для вра­чей и их по­мощ­ни­ков, кон­так­ти­ро­вав­ших с боль­ны­ми ост­ро­за­раз­ны­ми бо­лез­ня­ми, в первую оче­редь чу­мой. Кро­ме то­го, про­ти­во­га­зы или их пред­ше­ствен­ни­ки в ви­де раз­но­об­раз­ных ма­сок ис­поль­зо­ва­лись при вред­ных ра­бо­тах, свя­зан­ных с за­пы­лён­но­стью или за­га­зо­ван­но­стью. На­при­мер, при ра­бо­те в шах­тах или при по­крас­ке боль­ших пло­ща­дей в за­кры­том по­ме­ще­нии. Та­ким об­ра­зом, к со­вре­мен­но­му про­ти­во­га­зу, так­же ис­поль­зу­е­мо­му и в мир­ных, и в во­ен­ных це­лях, при­шли дву­мя пу­тя­ми: мир­ным и во­ен­ным.

МАС­КА ЗЕМЛЕКОПА

Жур­нал Popular Mechanics в ста­тье 1984 го­да, по­свя­щён­ной пер­вым про­то­ти­пам про­ти­во­га­зов, от­ме­чал, что ещё в ан­тич­ной Гре­ции ру­до­ко­пы поль­зо­ва­лись спе­ци­аль­ны­ми мас­ка­ми с филь­тра­ми из ша­ри­ков вы­су­шен­ных трав. Вы­да­ю­щи­е­ся араб­ские учё­ные IX ве­ка, из­вест­ные как бра­тья Ба­ну Му­са, сре­ди сво­их вы­да­ю­щих­ся от­кры­тий в об­ла­сти аст­ро­но­мии, ма­те­ма­ти­ки и ме­ха­ни­ки име­ли и раз­ра­бот­ки ис­клю­чи­тель­но при­клад­но­го ха­рак­те­ра. На­при­мер, мас­ки, ко­то­ры­ми поль­зо­ва­лись ра­бо­чие при ры­тье глу­бо­ких ко­лод­цев. Бра­тья Ба­ну Му­са, жив­шие в Баг­да­де, об­на­ру­жи­ли, что в этом ре­ги­оне, где поч­вы силь­но «за­га­зо­ва­ны», при ры­тье ко­лод­цев га­зы осво­бож­да­лись, и ча­сты­ми бы­ли отрав­ле­ния ра­бо­чих. Их «про­ти­во­га­зы» на­по­ми­на­ли ан­тич­ные по филь­тру­ю­ще­му ма­те­ри­а­лу, но бы­ли уже спе­ци­аль­ным об­ра­зом сши­ты­ми, с воз­мож­но­стью за­ме­ны ис­поль­зо­ван­но­го филь­тра на но­вый.

Во вре­мя позд­не­го сред­не­ве­ко­вья ан­тич­ные пред­став­ле­ния о ми­аз­мах – враж­деб­ной че­ло­ве­ку зло­вон­ной суб­стан­ции, ис­па­ря­ю­щей­ся из поч­вы и вы­зы­ва­ю­щей бо­лез­ни, до­пол­ни­лись пред­став­ле­ни­я­ми о так на­зы­ва­е­мых кон­та­ги­ях, то есть о мель­чай­ших ядо­ви­тых ча­сти­цах с ост­ры­ми кра­я­ми, спо­соб­ных пе­ре­да­вать­ся от че­ло­ве­ка к че­ло­ве­ку че­рез ко­жу и ор­га­ны ды­ха­ния. Тео­рия кон­та­ги­ев бы­ла раз­ви­та, ко­гда на­ко­пи­лись ма­те­ри­а­лы о рас­про­стра­не­нии ост­ро­за­раз­ных за­бо­ле­ва­ний, в осо­бен­но­сти «чёр­ной смер­ти», или чу­мы. Оба учения, о ми­аз­мах и кон­та­ги­ях, поз­во­ли­ли со­здать син­те­ти­че­скую тео­рию о на­ли­чии в окру­жа­ю­щей сре­де неко­го ма­те­ри­аль­но­го аген­та, об­ла­да­ю­ще­го, вы­ра­жа­ясь со­вре­мен­ным язы­ком, по­ра­жа­ю­щим дей­стви­ем. Для за­щи­ты от него в Ве­не­ции XIV ве­ка был раз­ра­бо­тан про­ти­во­чум­ный ко­стюм, пред­став­ляв­ший со­бой про­пи­тан­ный дёг­тем длин­ный плащ, плот­ные пер­чат­ки, а так­же «клюв», в ко­то­рый по­ме­ща­лись тра­вя­ные филь­тры, за­щи­щав­ший го­ло­ву ка­пюш- он и очки. За­пах дёг­тя от­пу­ги­вал чум­ных блох, хо­тя их гла­вен­ству­ю­щая роль в рас­про­стра­не­нии чу­мы ещё не бы­ла из­вест­на. Плот­ная ткань «клю­ва» и филь­тры за­дер­жи­ва­ли кап­ли мок­ро­ты, вы­де­ля­е­мые боль­ным лё­гоч­ной фор­мой чу­мы.

Лю­бо­пыт­но, что ве­не­ци­ан­ский про­ти­во­чум­ный ко­стюм пол­но­стью или ча­стич­но ис­поль­зо­вал­ся и во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. Так, пла­щи, про­пи­тан­ные спе­ци­аль­ны­ми со­ста­ва­ми, ис­поль­зо­ва­лись для предо­хра­не­ния от по­па­да­ния на ко­жу ка­пель ипри­та, а ре­спи­ра­тор­ная мас­ка в фор­ме клю­ва, так на­зы­ва­е­мая мас­ка Про­ко­фье­ва, ис­поль­зо­ва­лась на Во­сточ­ном фрон­те для за­щи­ты от воз­дей­ствия хло­ра и фос­ге­на.

В Но­вое вре­мя пер­вый про­ти­во­газ пред­ло­жил учё­ный-эн­цик­ло­пе­дист Алек­сандр фон Гум­больдт в 1799 го­ду. Про­ти­во­газ Гум­больд­та, со­здан­ный «в па­ре» с пер­вой в ми­ре руд­нич­ной лам­пой, был пред­на­зна­чен для гор­ня­ков, его филь­тру­ю­щий эле­мент аб­сор­би­ро­вал вред­ные руд­нич­ные га­зы. Че­рез 50 лет был вы­дан и пер­вый па­тент на про­ти­во­газ – US patent № 6,529. Его по­лу­чил в 1849 го­ду Лью­ис Хас­летт из шта­та Кен­тук­ки. Изоб­ре­те­ни­ем Хас­лет­та от­кры­ва­ет­ся эра со­вре­мен­ных про­ти­во­га­зов: в его при­спо­соб­ле­нии бы­ло преду­смот­ре­но «кла­пан­ное ды­ха­ние», то есть два пла­стин­ча­тых кла­па­на: один на вдох, дру­гой на вы­дох, а в ка­че­стве филь­тра ис­поль­зо­ва­лась ткань из влаж­ной шер­сти или по­ри­сто­го ве­ще­ства.

Од­на­ко про­дол­жа­лось ис­поль­зо­ва­ние ар­ха­ич­ных средств за­щи­ты от вред­ных га­зов. На­при­мер, шлан­го­вых про­ти­во­га­зов, при­ме­няв­ших­ся при зо­ло­че­нии ку­по­лов Иса­а­ки­ев­ско­го со­бо­ра в Санкт-петербурге, в 1838–1841 го­дах. Они пред­став­ля­ли со­бой стек­лян­ные кол­па­ки со шлан- гом, че­рез ко­то­рый по­да­вал­ся воз­дух, од­на­ко мно­гих ра­бо­чих это не спас­ло от отрав­ле­ния – по­гиб­ли 60 ма­сте­ров. Ве­ро­ят­но, от­то­го, что кол­па­ки бы­ли негер­ме­тич­ны и не за­щи­ща­ли от воз­дей­ствия па­ров рту­ти.

«ОГНЕННЫЕ ЯДРА ДУШИСТЫЕ»

Впер­вые бо­е­вые отрав­ля­ю­щие ве­ще­ства бы­ли при­ме­не­ны во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, 22 ап­ре­ля 1915 го­да, в бо­ях в рай­оне бель­гий­ско­го го­ро­да Ипр. То­гда гер­ман­ские вой­ска рас­пы­ли­ли из уста­нов­лен­ных на сво­их пе­ре­до­вых по­зи­ци­ях бал­ло­нов хлор, ве­тер от­нёс ядо­ви­тое об­ла­ко на англо-фран­цуз­ские око­пы. Га­зо­вая ата­ка при­ве­ла к тя­жё­лым по­те­рям в жи­вой си­ле: по­гиб­ло око­ло 5000 ты­сяч сол­дат. Так сло­жил­ся миф о том, что глав­ны­ми отра­ви­те­ля­ми бы­ли гер­ман­цы.

Од­на­ко, во-пер­вых, ещё в ав­гу­сте 1914 го­да фран­цу­зы ис­поль­зо­ва­ли гра­на­то­мё­ты, сна­ря­ды ко­то­рых бы­ли на­пол­не­ны этил­бро­маце­та­том, сле­зо­то­чи­вым га­зом. Гер­ман­цы не оста­лись в сто­роне, и в ок­тяб­ре то­го же го­да, в бит­ве при Нев-ша­пель, ата­ко­ва­ли бри­тан­ские по­зи­ции, по ко­то­рым пред­ва­ри­тель­но бы­ло вы­пу­ще­но несколь­ко сот сна­ря­дов с неле­таль­ным хи­ми­че­ским раз­дра­жи­те­лем. Во-вто­рых, ис­поль­зо­ва­ние хи­ми­че­ско­го ору­жия с раз­ной сте­пе­нью ле­таль­но­сти име­ло ме­сто и рань­ше.

Сре­ди бо­е­при­па­сов, на­хо­див­ших­ся в Ки­ев­ской кре­по­сти в 1674 го­ду, име­лись «огненные ядра душистые», на­чи­нён­ные на­ша­ты­рём, мы­шья­ком и «ас­са фа­ту­да». Под по­след­ним, ско­рее все­го, под-

ра­зу­ме­ва­ет­ся аса­фе­ти­да, силь­но пах­ну­щая смо­ла, по­лу­чен­ная из зон­тич­но­го рас­те­ния фе­ру­лы во­ню­чей, ха­рак­тер­ная рез­ким за­па­хом чес­но­ка и лу­ка. Бо­лее позд­ние раз­ра­бот­ки хи­ми­че­ских на­пол­ни­те­лей к ар­тил­ле­рий­ским сна­ря­дам на­ча­лись в Рос­сии по­сле то­го, как во вре­мя Крым­ской вой­ны «во­ню­чи­ми бом­ба­ми» бы­ла бом­бар­ди­ро­ва­на Одес­са.

В днев­ни­ке контр-ад­ми­ра­ла Ми­ха­и­ла Рей­не­ке, близ­ко­го дру­га и од­но­каш­ни­ка ад­ми­ра­ла Павла На­хи­мо­ва, име­ет­ся за­пись о том, что «…при­ве­зе­ны из Одес­сы (в Се­ва­сто­поль. – Ред.) две во­ню­чие бом­бы, бро­шен­ные в го­род 11 ап­ре­ля с ан­глий­ских и фран­цуз­ских па­ро­хо­дов. Од­ну из них ста­ли вскры­вать во дво­ре у Мен­ши­ко­ва в при­сут­ствии Вла­ди­ми­ра Алек­се­е­ви­ча Кор­ни­ло­ва, и преж­де со­вер­шен­но­го вскры­тия втул­ки нестер­пи­мая вонь так силь­но об­да­ла всех, что Кор­ни­ло­ву сде­ла­лось дур­но; по­это­му пе­ре­ста­ли от­вин­чи­вать втул­ку и от­да­ли обе бом­бы в ап­те­ки для раз­ло­же­ния их со­ста­ва. Та­кая же бом­ба бы­ла вскры­та в Одес­се, и ка­но­нир, вскры­вав­ший её, ли­шил­ся чувств, по­лу­чив силь­ную рво­ту; два дня он был бо­лен, и не знаю – вы­здо­ро­вел ли».

По­сле Крым­ской вой­ны в Рос­сии бы­ли пред­при­ня­ты по­пыт­ки со­здать нечто по­доб­ное ан­глий­ским и фран­цуз­ским «во­ню­чим бом­бам». Так, бы­ла из­го­тов­ле­на опыт­ная се­рия бомб, сна­ря­жён­ных отрав­ля­ю­щим ве­ще­ством с ци­а­ни­дом, по мно­го­чис­лен­ным ис­точ­ни­кам – с ка­ко­ди­ло-ци­а­ни­дом. Ис­пы­та­ния осу­ществ­ля­лись в от­кры­том де­ре­вян­ном сру­бе, в ка­че­стве ис­пы­ту­е­мых бы­ли вы­бра­ны кош­ки, но ре­зуль­та­ты при­зна­ли неудо­вле­тво­ри­тель­ны­ми: по­сле под­ры­ва бом­бы с ци­а­ни­дом ни од­на из ко­шек не сдох­ла. Это да­ло по­вод на­чаль­ни­ку Глав­но­го ар­тил­ле­рий­ско­го управ­ле­ния, ге­не­ра­лу от ар­тил­ле­рии гра­фу Алек­сан­дру Ба­ран­цо­ву в до­клад­ной на Вы­со­чай­шее Имя за­явить, что при­ме­не­ние ар­тил­ле­рий­ских сна­ря­дов с отрав­ля­ю­щи­ми ве­ще­ства­ми в на­сто­я­щем и бу­ду­щем пол­но­стью ис­клю­че­но.

Раз­ви­тие хи­мии в кон­це XIX ве­ка от­кры­ва­ло ши­ро­кие воз­мож­но­сти ис­поль­зо­ва­ния бо­е­вых отрав­ля­ю­щих ве­ществ. Пер­вая ми­ро­вая вой­на, при­об­рет­шая по­зи­ци­он­ный ха­рак­тер, по­ста­ви­ла за­да­чу по­ис­ка но­вых ви­дов на­сту­па­тель­но­го во­ору­же­ния, а так­же средств за­щи­ты. Глав­ным бы­ло не толь­ко най­ти эф­фек­тив­ные филь­тры, в ко­то­рых бы оса­жда­лось отрав­ля­ю­щее ве­ще­ство, но и со­здать на­дёж­ную мас­ку.

УГОЛЬ ВО ГЛА­ВЕ УГ­ЛА

Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич Зе­лин­ский ро­дил­ся в 1861 го­ду в Ти­рас­по­ле, в дво­рян­ской се­мье. Ро­ди­те­ли, сна­ча­ла отец, а вско­ре и мать, умер­ли от быст­ро­теч­ной ча­хот­ки. Остав­ший­ся на по­пе­че­нии ба­буш­ки Ни­ко­лай окон­чил уезд­ное учи­ли­ще в род­ном го­ро­де, по­том зна­ме­ни­тую Ри­ше­льев­скую гим­на­зию в Одес­се. В 1880 го­ду Зе­лин­ский по­сту­пил в Но­во­рос­сий­ский уни­вер­си­тет, в 1888-м вы­дер­жал ма­ги­стер­ский эк­за­мен, за­щи­тил ма­ги­стер­скую и док­тор­скую (в 1891 го­ду) дис­сер­та­ции. С 1893 го­да и до са­мой кон­чи­ны в 1953 го­ду Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич Зе­лин­ский был про­фес­со­ром Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та.

На­уч­ная де­я­тель­ность Ни­ко­лая Зелинского бы­ла ши­ро­ка и мно­го­об­раз­на, но од­ним из глав­ных её на­прав­ле­ний был по­иск окис­ных ка­та­ли­за­то­ров при кре­кин­ге неф­ти. В част­но­сти, Зе­лин­ский пред­ло­жил спо­соб улуч­шить ре­ак­цию ка­та­ли­ти­че­ско­го уплот­не­ния аце­ти­ле­на в бен­зол с ис­поль­зо­ва­ни­ем в ка­че­стве ка­та­ли­за­то­ра ак­ти­ви­ро­ван­но­го уг­ля. При­мер­но в это вре­мя, в 1915 го­ду, Зе­лин­ский про­вёл ра­бо­ты по ад­сорб­ции и со­зда­нию уголь­но­го про­ти­во­га­за, ко­то­рый был при­нят на во­ору­же­ние во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны рус­ской и со­юз­ни­че­ски­ми ар­ми­я­ми.

На­до при­знать, что Зе­лин­ский не был пер­вым, кто об­на­ру­жил спо­соб­ность дре­вес­но­го уг­ля по­гло­щать из воз­ду­ха па­ры хло­ра, се­ро­во­до­ро­да и ам­ми­а­ка. Это в 1854 го­ду сде­лал шот­ланд­ский хи­мик Джон Стен­гауз, раз­ра­бо­тав­ший ре­спи­ра­тор, пред­став­ля­ю­щий со­бой мас­ку, по­кры­ва­ю­щую ли­цо че­ло­ве­ка от пе­ре­но­си­цы до под­бо­род­ка. По­ро­шок дре­вес­но­го уг­ля по­ме­щал­ся в про­стран­ство меж­ду дву­мя по­лу­ша­ри­я­ми, об­ра­зу­е­мы­ми про­во­лоч­ной мед­ной сет­кой. Уголь­ные филь­тры Стен­гау­за бы­ли лишь од­ной из аль­тер­на- тив и до ра­бот Зелинского не поль­зо­ва­лись ши­ро­ким рас­про­стра­не­ни­ем.

Пер­вым же, кто пред­ло­жил при­ме­нить взя­тый из ка­ми­на бе­рё­зо­вый уголь, ак­ти­ви­ро­ван­ный пу­тём про­ка­ли­ва­ния, для очист­ки хи­ми­че­ских рас­тво­ров, пи­тье­вой во­ды, для уда­ле­ния из вод­ки си­вуш­ных ма­сел и для предо­хра­не­ния мя­са от гни­е­ния, был То­вий Его­ро­вич, он же Ио­ганн То­би­ас Ло­виц. Ло­виц, ро­див­ший­ся в Гет­тин­гене и при­е­хав­ший в дет­стве в Рос­сию, поль­зо­вал­ся осо­бым рас­по­ло­же­ни­ем Ми­ха­и­ла Ло­мо­но­со­ва, за­ве­до­вал Глав­ной ап­те­кой в Петербурге, в кон­це жиз­ни был из­бран ака­де­ми­ком Рос­сий­ской ака­де­мии на­ук.

Про­ти­во­га­зы вто­рой по­ло­ви­ны XIX ве­ка со­вер­шен­ство­ва­лись от мо­де­ли к мо­де­ли, по­ка в 1879 го­ду аме­ри­ка­нец Хат­сон Хард не пред­ло­жил про­ти­во­газ в фор­ме сде­лан­ной из вул­ка­ни­зи­ро­ван­но­го ка­у­чу­ка мас­ки. Од­на­ко ни Хард, ни гер­ман­ский хи­мик и изоб­ре­та­тель Берн­гард Лаб не ис­поль­зо­ва­ли в ка­че­стве филь­тра ак­ти­ви­ро­ван­ный уголь или же ис­поль­зо­ва­ли его толь­ко как вспо­мо­га­тель­ное сред­ство. О сор­би­ру­ю­щих свой­ствах дре­вес­но­го уг­ля вспом­нил в 1909 го­ду аме­ри­ка­нец Са­мю­эль Да­ни­ле­вич. Филь­тру­ю­щая ко­роб­ка его про­ти­во­га­за, как и про­ти­во­га­за бри­тан­ца Джейм­са Скот­та, бы­ла на­пол­не­на дре­вес­ным уг­лём. Прав­да, кро­ме уг­ля, изоб­ре­та­те­ли ис­поль­зо­ва­ли и дру­гие филь­тры.

При­о­ри­тет Зелинского в том, что Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич при­ме­нил не про­сто дре­вес­ный уголь, а уголь ак­ти­ви­ро­ван­ный (его про­из­вод­ство впер­вые бы­ло на­ла­же­но в Гер­ма­нии), то есть под­го­тов­лен­ным осо­бым спо­со­бом, с по­вы­шен­ной ад­сорб­ци­он­ной спо­соб­но­стью: об­щая по­верх­ность пор од­но­го ку­би­че­ско­го сан­ти­мет­ра ак­ти­ви­ро­ван­но­го уг­ля мо­жет иметь пло­щадь до 1500 кв. мет­ров. Кро­ме то­го, Зе­лин­ский при­влёк к ра­бо­те ин­же­не­ра-тех­но­ло­га за­во­да «Тре­уголь­ник» Эд­мон­да Кум­ман­та.

ЗАСЛУГА РУС­СКОЙ БЕРЁЗЫ

В бо­е­вых усло­ви­ях да­же про­ник­но­ве­ние неболь­шо­го ко­ли­че­ства отрав­ля­ю­ще­го ве­ще­ства, из-за неплот­но­го при­ле­га­ния мас­ки про­ти­во­га­за к ко­же ли­ца, ста­но­ви­лось фа­таль­ным. Эд­монд Кум­мант ре­шил за­да­чу «при­ле­га­ния мас­ки», и его имя вполне за­слу­жен­но во­шло в ис­то­рию как имя пол­но­прав­но­го со­ав­то­ра про­ти­во­га­за. Призна­ни­ем ори­ги­наль­но­сти мас­ки Кум­ман­та ста­ло и то, что в 1918 го­ду бри­тан­ское па­тент­ное ве­дом­ство вы­да­ло ему па­тент № 19587 на мас­ку про­ти­во­га­за.

Про­ти­во­газ Зелинского – Кум­ман­та ис­пы­та­ли под ру­ко­вод­ством уче­ни­ка про­фес­со­ра Зелинского Ни­ко­лая Ши­ло­ва. Ши­лов про­во­дил ис­пы­та­ния в бое- вых усло­ви­ях, при­чём внёс несколь­ко важ­ных пред­ло­же­ний (на­при­мер, по­слой­ную кон­струк­цию уголь­но­го филь­тра), поз­во­лив­ших усо­вер­шен­ство­вать пер­во­на­чаль­ную кон­струк­цию. Под ру­ко­вод­ством Ши­ло­ва бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны пе­ре­движ­ные ла­бо­ра­то­рии по про­вер­ке про­ти­во­га­зов и спе­ци­аль­ные кур­сы по обу­че­нию лич­но­го со­ста­ва. При этом Ши­лов про­во­дил и, так ска­зать, ра­бо­ты в про­ти­во­по­лож­ном на­прав­ле­нии – он со­здал ори­ги­наль­ный при­бор для рас­пы­ле­ния хи­ми­че­ских отрав­ля­ю­щих ве­ществ.

Про­ти­во­газ Зелинского на­мно­го опе­ре­жал как фран­цуз­ские, так и бри­тан­ские про­ти­во­га­зы. Так, фран­цуз­ский про­ти­во­газ Жю­ля Тис­со пред­по­ла­гал рас­по­ло­же­ние ре­спи­ра­тор­ной ко­роб­ки ве­сом бо­лее че­ты­рёх ки­ло­грам­мов на спине, в ка­че­стве по­гло­ти­те­лей Тис­со ис­поль­зо­вал ед­кий натр, сме­шан­ный с ме­тал­ли­че­ски­ми опил­ка­ми, дре­вес­ную ва­ту, про­пи­тан­ную ка­сто­ро­вым мас­лом, мы­лом и гли­це­ри­ном.

Боль­шин­ство со­вре­мен­ных за­пад­ных ис­сле­до­ва­те­лей ин­ди­ви­ду­аль­ных средств хи­ми­че­ской за­щи­ты счи­та­ют, что со­вре­мен­ный про­ти­во­газ сво­им пред­ше­ствен­ни­ком име­ет бри­тан­ский про­ти­во­газ 1916 го­да. По фак­ту это так. Бо­лее то­го, его мо­ди­фи­ка­ция 1918 го­да да­ла ос­но­ва­ния при­знать бри­тан­ский про­ти­во­газ луч­шим в Пер­вой ми­ро­вой войне. На его ос­но­ве в даль­ней­шем кон­стру­и­ро­ва­лись все по­сле­ду­ю­щие мо­де­ли, вклю­чая и мо­де­ли со­вет­ских про­ти­во­га­зов.

На­до толь­ко учи­ты­вать, что ни фран­цуз­ские, ни бри­тан­ские хи­ми­ки на мо­мент со­зда­ния про­ти­во­га­за Зелинского – Кум­ман­та ни­че­го не зна­ли о воз­мож­но­сти ис­поль­зо­ва­ния ак­ти­ви­ро­ван­но­го уг­ля для по­гло­ще­ния га­зо­об­раз­ных и па­ро­об­раз­ных отрав­ля­ю­щих ве­ществ раз­лич­ной хи­ми­че­ской при­ро­ды. По прось­бе бри­тан­ско­го ко­ман­до­ва­ния рос­сий­ским Ген­шта­бом 27 фев­ра­ля 1916 го­да в Лон­дон бы­ли от­прав­ле­ны 5 про­ти­во­га­зов Зелинского – Кум­ман­та для ис­сле­до­ва­ния. Бри­тан­ские хи­ми­ки не ве­ри­ли, что ак­ти­ви­ро­ван­ный бе­рё­зо­вый уголь мо­жет ока­зать­ся хо­ро­шим сред­ством за­щи­ты. Ко­гда они убе­ди­лись в об­рат­ном, ока­за­лось, что в Ан­глии нет тех­но­ло­гии по­лу­че­ния ка­че­ствен­но­го ак­ти­ви­ро­ван­но­го уг­ля. То­гда бы­ла пе­ре­да­на и тех­но­ло­гия ак­ти­ви­за­ции дре­вес­ных уг­лей.

К это­му вре­ме­ни про­фес­сор Ни­ко­лай Зе­лин­ский уже не за­ни­мал­ся про­ти­во­га­за­ми. В 1918–1919 го­дах он раз­ра­бо­тал ори­ги­наль­ный ме­тод по­лу­че­ния бен­зи­на кре­кин­гом со­ля­ро­во­го мас­ла и неф­ти в при­сут­ствии хло­ри­сто­го и бро­ми­сто­го алю­ми­ния.

Зе­лин­ский прин­ци­пи­аль­но не хо­тел па­тен­то­вать свой про­ти­во­газ, счи­тая, что без­нрав­ствен­но на­жи­вать­ся на че­ло­ве­че­ских несча­стьях. Быть мо­жет, это про­изо­шло ещё и по­то­му, что Зе­лин­ский чув­ство­вал соб­ствен­ную от­вет­ствен­ность за эти несча­стья. Ведь Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич был пер­вым, кто раз­ра­бо­тал прин­ци­пы про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства хлор­пик­ри­на, при­ме­няв­ше­го­ся в Пер­вой ми­ро­вой войне как вспо­мо­га­тель­ное отрав­ля­ю­щее ве­ще­ство.

сол­да­ты чеш­ско­го ле­ги­о­на Рус­ской ар­мии в про­ти­во­га­зах зелинского – кум­ман­та

сол­да­ты ду­хов­щин­ско­го 267-го пе­хот­но­го пол­ка, 1916

ве­ни­ци­ан­ский про­ти­во­чум­ный ко­стюм

про­фес­сор ни­ко­лай зе­лин­ский

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.