ГЕНИИ И ЗЛОДЕЙСТВО

Укра­ин­цам, стре­мя­щим­ся стать ча­стью Ев­ро­пы, нуж­но иметь му­же­ство по­смот­реть на свою ис­то­рию с по­зи­ции ев­ро­пей­ских цен­но­стей

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сандр РАТНЕР

ДЕ­ЛО ШВАРЦ­БАР­ДА

90лет на­зад, 18 ок­тяб­ря 1927 го­да, в па­риж­ском Двор­це юс­ти­ции на­чал­ся суд над ча­сов­щи­ком Са­му­и­лом Шварц­бар­дом. 25 мая 1926 го­да в Па­ри­же на уг­лу буль­ва­ра Сен-ми­шель и ули­цы Ра­си­на под­су­ди­мый пя­тью вы­стре­ла­ми из ре­воль­ве­ра в упор убил быв­ше­го гла­ву пра­ви­тель­ства и Глав­но­го ата­ма­на во­ору­жен­ных сил УНР Си­мо­на Пет­лю­ру, по­сле че­го остал­ся на ме­сте пре­ступ­ле­ния и без со­про­тив­ле­ния сдал­ся по­ли­ции.

Суд над Шварц­бар­дом длил­ся все­го 8 дней, и это был весь­ма не­обыч­ный суд. По­сколь­ку сам факт пре­ступ­ле­ния не нуж­но бы­ло ни до­ка­зы­вать, ни опро­вер­гать – и за­щи­та, и об­ви­не­ние со­сре­до­то­чи­лись на об­суж­де­нии мо­ти­ва Шварц­бар­да, ко­то­рый он сам объ­явил на ме­сте пре­ступ­ле­ния окру­жив­шей его тол­пе: «Я при­кон­чил убий­цу». Па­риж­ский ча­сов­щик об­ви­нял Си­мо­на Пет­лю­ру в мас­со­вом убий­стве ев­ре­ев в го­ды граж­дан­ской вой­ны в Укра­ине.

Шварц­бард ро­дил­ся в Из­ма­и­ле, юно­шей увлек­ся анар­хист­ски­ми иде­я­ми и при­ни­мал ак­тив­ное уча­стие в ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­ти­ях 1905–1907 гг. По­сле по­дав­ле­ния ре­во­лю­ции бе­жал из Рос­сий­ской им­пе­рии и по­се­лил­ся в Па­ри­же. В го­ды пер­вой ми­ро­вой во­е­вал в ря­дах Фран­цуз­ско­го ино­стран­но­го ле­ги­о­на. По­сле рос­сий­ской Фев­раль­ской ре­во­лю­ции Шварц­бард вер­нул­ся на ро­ди­ну, в 1919-м всту­пил в Крас­ную ар­мию и год во­е­вал в ря­дах бри­га­ды Ко­тов­ско­го. Вско­ре он узнал, что все чле­ны его се­мьи – 15 че­ло­век – бы­ли уби­ты в хо­де ев­рей­ских по­гро­мов 1918–1920 гг. В 1925-м, узнав из га­зет, что Пет­лю­ра жи­вет в Па­ри­же, Шварц­бард от­пра­вил­ся ту­да, что­бы ото­мстить. из про­то­ко­ла про­цес­са Шварц­бар­да.

Фло­ри (пред­се­да­тель су­да). Рас­ска­жи­те об об­сто­я­тель­ствах, ко­то­рые при­ве­ли Вас к убий­ству Пет­лю­ры.

Шварц­бард. В 1925 г. в Рос­сии, один рус­ский ра­бо­чий, не ев­рей, толь­ко что вы­шед­ший из гос­пи­та­ля, рас­ска­зал мне, что там вме­сте с ним на­хо­ди­лись несколь­ко пет­лю­ров­ских офи­це­ров на из­ле­че­нии. Ци­нич­но, с ка­ким-то са­диз­мом, они хва­ста­ли, что из­на­си­ло­ва­ли 5 ев­рей­ских жен­щин.

Я до это­го сам на­блю­дал столь­ко зверств, что мне хо­те­лось ско­рей их за­быть, я за­став­лял са­мо­го се­бя за­быть все, но вне­зап­но рас­сказ ра­бо­че­го за­ста­вил ме­ня вспом­нить, что эти звер­ства име­ли ме­сто и что они еще не ото­мще­ны.

Фло­ри. Но ведь Пет­лю­ра утвер­ждал, что по­гро­мы про­во­ци­ро­ва­ли боль­ше­вист­ские аги­та­то­ры, ко­то­рые хо­те­ли этим дис­кре­ди­ти­ро­вать неза­ви­си­мую укра­ин­скую рес­пуб­ли­ку?

Шварц­бард. По­гро­мы про­ис­хо­ди­ли толь­ко там, где по­бы­вал со сво­и­ми бан­ди­та­ми Пет­лю­ра. Ко­неч­но, офи­ци­аль­но они не со­зна­ва­лись, что устра­и­ва­ли по­гро­мы. Это про­из­ве­ло бы небла­го­при­ят­ное впе­чат­ле­ние на об­ще­ствен­ное мне­ние. Но Пет­лю­ра дей­ство­вал как Пон­тий Пи­лат. Он смот­рел на по­гро­мы и… умы­вал ру­ки. Он был выс­шей вла­стью и по­ощ­рял по­гро­мы, раз­ре­шал их и смот­рел сквозь паль­цы.

С это­го мо­мен­та суд над Шварц­бар­дом пре­вра­тил­ся, по су­ти, в суд над уби­тым Пет­лю­рой. При­чем юри­сты с обе­их сто­рон да­же не спо­ри­ли по су­ти: их ар­гу­мен­ты не пе­ре­се­ка­лись и име­ли це­лью толь­ко про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние на при­сяж­ных. За­щит­ни­ки Глав­но­го ата­ма­на утвер­жда­ли, что Пет­лю­ра не был ан­ти­се­ми­том и не под­дер­жи­вал по­гро­мы. Ад­во­кат Шварц­бар­да и его сви­де­те­ли на­ста­и­ва­ли на том, что Пет­лю­ра был вер­хов­ным пра­ви­те­лем в УНР и не пред­при­нял ни­ка­ких прак­ти­че­ских ша­гов для пре­кра­ще­ния по­гро­мов. Об­ви­ни­те­ли Пет­лю­ры опи­сы­ва­ли кош­мар­ные по­дроб­но­сти по­гро­мов, учи­нен­ных гай­да­ма­ка­ми, и при­во­ди­ли при­ме­ры без­де­я­тель­но­сти Глав­но­го ата­ма­на в этих со­бы­ти­ях. За­щит­ни­ки до­ка­зы­ва­ли, что по­гром­щи­ка­ми бы­ли не толь­ко гай­да­ма­ки, но и все участ­во­вав­шие в граж­дан­ской войне сто­ро­ны, и что Глав­ный ата­ман УНР не вполне кон­тро­ли­ро­вал фор­маль­но под­чи­нен­ные ему от­ря­ды гай­да­ма­ков. И это все бы­ло прав­дой.

Исто­ри­ки, ис­сле­до­вав­шие граж­дан­скую вой­ну в Укра­ине, на­счи­та­ли око­ло 1500 слу­ча­ев ев­рей­ских по­гро­мов за 1918–1920 гг. Око­ло по­ло­ви­ны по­гро­мов бы­ли на со­ве­сти пет­лю­ров­цев, от­вет­ствен­ность за осталь­ные де­лят де­ни­кин­цы, крас­но­ар­мей­цы и «зе­ле­ные» – не под­чи­няв­ши­е­ся ни­ко­му бан­ды.

Пи­са­тель Кон­стан­тин Па­у­стов­ский опи­сал де­ни­кин­ский по­гром в Ки­е­ве в ок­тяб­ре 1919 го­да: «… Пер­вый ноч­ной по­гром на Боль­шой Ва­силь­ков­ской ули­це. Гро­ми­лы оце­пи­ли один из боль­ших до­мов, но не успе­ли во­рвать­ся в него. В при­та­ив­шем­ся тем­ном до­ме, раз­ры­вая зло­ве­щую ти­ши­ну но­чи, прон­зи­тель­но, в ужа­се и от­ча­я­нии, за­кри­ча­ла жен­щи­на. Ни­чем дру­гим она не мог­ла за­щи­тить сво­их де­тей, – толь­ко этим непре­рыв­ным, ни на мгно­ве­ние не за­ти­ха­ю­щим воп­лем стра­ха и бес­по­мощ­но­сти. На оди­но­кий крик жен­щи­ны вне­зап­но от­ве­тил та­ким же кри­ком весь дом от пер­во­го до по­след­не­го эта­жа. Страш­нее все­го бы­ло то, что крик нес­ся из тем­ных и, ка­за­лось, без­молв­ных до­мов, что ули­цы бы­ли со­вер­шен­но пу­стын­ны, мерт­вы и толь­ко ред­кие и туск­лые фо­на­ри как бы осве­ща­ли до­ро­гу это­му кри­ку, чуть вздра­ги­вая и ми­гая… Кри­чал По­дол, Но­вое Стро­е­ние, Бес­са­раб­ка, кри­чал весь огром­ный го­род».

Ос­нов­ной це­лью всех по­гром­щи­ков был, ко­неч­но, гра­беж, а не убий­ства. Сол­да­ты гай­да­ма­ков, бе­лых, крас­ных и зе­ле­ных, не имея ты­лов или ото­рван­ные от ты­ла, снаб­жа­лись пло­хо. На­се­ле­ние за­хва­чен­ных тер­ри­то­рий, пе­ре­хо­див­ших из рук в ру­ки, вос­при­ни­ма­лось все­ми ар­ми­я­ми как «кор­мо­вая ба­за» и во­ен­ный тро­фей. Эко­но­ми­че­ская подо­пле­ка объ­яс­ня­ет, по­че­му Крас­ная ар­мия от­ме­ти­лась срав­ни­тель­но низ­кой ин­тен­сив­но­стью по­гро­мов: боль­ше­ви­ки опре­де­ли­ли сво­ей глав­ной «кор­мо­вой ба­зой» бо­га­тых, неза­ви­си­мо от их эт­ни­че­ско­го про­ис­хож­де­ния. Но ев­рей­ской бед­но­те бы­ло все рав­но, по­че­му крас­ные уби­ва­ют и на­си­лу­ют мень­ше дру­гих. Бед­но­та при­вет­ство­ва­ла боль­ше­ви­ков – и раз­жи­га­ла к се­бе нена­висть со сто­ро­ны сто­рон­ни­ков осталь­ных сто­рон вой­ны.

Так евреи ока­за­лись са­мой неза­щи­щен­ной ча­стью на­се­ле­ния – и эт­ни­че­ски, и ре­ли­ги­оз­но, а те­перь и по­ли­ти­че­ски чуж­дой, с ухо­дя­щей во вре­ме­на Бо­г­да­на Хмель­ниц­ко­го тра­ди­ци­ей быть жерт­вой по­гром­щи­ков. Ека­те­ри­на Шуль­ги­на, же­на из­вест­но­го ки­ев­ско­го пуб­ли­ци­ста тех лет, вспо­ми­на­ла дни ок­ку­па­ции Ки­е­ва вой­ска­ми Де­ни­ки­на: «На­стро­е­ние войск бы­ло яр­ко ан­ти­се­мит­ским. Ле­вые и евреи об­ру­ши­ва­лись и об­ви­ня­ли ге­не­ра­лов в по­твор­стве по­гро­мам. А ко­гда ге­не­ра­лы из­да­ва­ли при­ка­зы и гро­зи­ли на­ка­за­ни­ем за по­гром – на­чи­нал­ся крик спра­ва, и в вой­сках го­во­ри­ли о про­да­же ге­не­ра­лов «жи­дам». А.М. Дра­го­миро­ва [ко­ман­ду­ю­ще­го ар­ми­ей] уже зва­ли в Ки­е­ве «жи­дов­ским бать­кой» и спо­ри­ли, за сколько мил­ли­о­нов он про­дал­ся».

В хо­де вой­ны в Укра­ине прак­ти­че­ски не оста­лось ев­рей­ской се­мьи, ко­то­рая бы не под­верг­лась на­си­лию и гра­бе­жу. За два го­да вой­ны по­гром­щи­ки уби­ли, по раз­ным оцен­кам, от 100 до 200 ты­сяч ев­ре­ев. Еще око­ло 200 ты­сяч бы­ли ра­не­ны и ис­ка­ле­че­ны. Око­ло 300 ты­сяч ев­рей­ских де­тей оста­лись си­ро­та­ми. из про­то­ко­ла про­цес­са Шварц­бар­да.

За­клю­чи­тель­ная речь Ан­ри Тор­ре­са, ад­во­ка­та под­су­ди­мо­го.

…Речь идет во­все не о том, что­бы сде­лать из Шварц­бар­да на­ци­о­наль­но­го ге­роя. Я не тре­бую, что­бы воз­ве­ли­чи­ли это­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го неумо­ли­мая на­вяз­чи­вая идея толк­ну­ла на убий­ство па­ла­ча его бра­тьев. Шварц­бард – не ге­рой. Но ес­ли Шварц­бард не на­ци­о­наль­ный ге­рой, то еще мень­ше мож­но на­звать на­ци­о­наль­ным ге­ро­ем Пет­лю­ру. Этот Пет­лю­ра вой­дет в ис­то­рию с клей­мом тех страш­ных пре­ступ­ле­ний, ко­то­рые бы­ли со­вер­ше­ны при его вла­сти в Укра­ине. За эти пре­ступ­ле­ния Пет­лю­ра несо­мнен­но несет пол­ную от­вет­ствен­ность.

Шварц­бард был на Укра­ине, где он на­блю­дал ужас­ные сце­ны. В од­ном го­ро­де пет­лю­ров­ский ата­ман Ко­зырь-зыр­ка устро­ил жут­кий по­гром. Ис­тер­зан­ные жерт­вы по­гро­ма, раз­де­тые жен­щи­ны, оскорб­лен­ные стар­цы и тре­пе­щу­щие де­ти долж­ны бы­ли по при­ка­зу бан­ди­тов кри­чать: «Сла­ва ата­ма­ну Ко­зы­рю-зыр­ке». А по­том их мед­лен­но уби­ва­ли. Еврей­ские ма­те­ри на Укра­ине го­во­ри­ли сво­им де­тям: «Про­щай, Пет­лю­ра идет!».

Мы зна­ем, что осу­дить Шварц­бар­да хо­тя бы на один день тюрь­мы – это зна­чит оправ­дать все по­гро­мы, все гра­бе­жи, всю кровь, про­ли­тую по­гром­щи­ка­ми на Укра­ине, все убий­ства. Се­год­ня здесь, в го­ро­де Ве­ли­кой Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции, су­дят не Шварц­бар­да, а су­дят по­гро­мы. Речь идет о пре­сти­же Фран­ции и о мил­ли­о­нах че­ло­ве­че­ских жиз­ней. Ес­ли вы хо­ти­те по­ме­шать ка­ким-ли­бо по­гро­мам в бу­ду­щем, то Шварц­бард дол­жен быть оправ­дан. Осу­дить Шварц­бар­да – это зна­чит оправ­дать по­гро­мы!

26 ок­тяб­ря 1927 го­да, по­сле 20-ми­нут­но­го со­ве­ща­ния, при­сяж­ные вы­нес­ли вер­дикт в де­ле Шварц­бар­да: «неви­но­вен». Убий­ца Си­мо­на Пет­лю­ры был осво­бож­ден в за­ле су­да.

ОТРИЦАНИЕ КАК ЛОВУШКА

«Де­ло Шварц­бар­да» и се­год­ня оста­ет­ся по­во­дом для го­ря­чей по­ле­ми­ки в на­шей стране, где Си­мон Пет­лю­ра яв­ля­ет­ся од­ним из сим­во­лов борь­бы за неза­ви­си­мость, и где его име­нем на­зва­ны ули­цы во мно­гих го­ро­дах, в том чис­ле в сто­ли­це. И де­ло да­же не в том, что убий­ство Пет­лю­ры оста­лось без­на­ка­зан­ным, а в том, что, оправ­дав Шварц­бар­да, суд фак­ти­че­ски под­дер­жал его об­ви­не­ние в ад­рес Пет­лю­ры. Для мно­гих со­вре­мен­ных укра­ин­ских на­ци­о­на­ли­стов, и да­же для лю­дей, про­сто со­ли­дар­ных с борь­бой Укра­и­ны за неза­ви­си­мость, удоб­нее при­дер­жи­вать­ся чер­но-бе­ло­го взгля­да на ис­то­рию. Ее ге­рои долж­ны быть непре­мен­но в си­я­ю­щих до­спе­хах. А каж­дый, кто ста­вит под со­мне­ние их непо­гре­ши­мость, ав­то­ма­ти­че­ски по­пол­ня­ет ря­ды идео­ло­ги­че­ских вра­гов. При этом за­щит­ни­ки «свет­лых об­ра­зов» не за­ме­ча­ют, что та­кая иде­а­ли­за­ция про­шло­го не идет на поль­зу ни Укра­ине, ни укра­ин­цам.

К при­ме­ру, ни для ко­го не но­вость, что сре­ди укра­ин­ских на­ци­о­на­ли­стов и сей­час до­ста­точ­но, и в го­ды Вто­рой ми­ро­вой бы­ло мно­го ан­ти­се­ми­тов. Что ру­ко­во­ди­те­ли ОУН во мно­гом раз­де­ля­ли взгля­ды на­ци­стов. Что 30 июня 1941 го­да во Ль­во­ве в день про­воз­гла­ше­ния Ак­та вос­ста­нов­ле­ния Укра­ин­ско­го го­су­дар­ства на­чал­ся ев­рей­ский по­гром, в ко­то­ром при­ня­ли уча­стие как ми­ли­ция ОУН, так и обыч­ные льво­вяне. За три дня по­гро­ма бы­ло уби­то 4 ты­ся­чи львов­ских ев­ре­ев. За­тем по За­пад­ной Укра­ине, остав­лен­ной со­вет­ски­ми вой­ска­ми, про­ка­ти­лась вол­на ев­рей­ских по­гро­мов – ча­стич­но спро­во­ци­ро­ван­ная нем­ца­ми, ча­стич­но – ини­ци­и­ро­ван­ная мест­ны­ми жи­те­ля­ми. В этих по­гро­мах за один ме­сяц по­гиб­ли 24000 че­ло­век. За­тем в 1943-м слу­чи­лось то, что укра­ин­ские исто­ри­ки и по­ли­ти­ки на­зы­ва­ют «Во­лын­ской тра­ге­ди­ей», а поль­ские и рос­сий­ские – «рез­ней». То­гда УПА уби­ла по раз­ным оцен­кам от 18 до 35 ты­сяч гражданских по­ля­ков.

Ко­неч­но, укра­ин­цы спа­са­ли ев­ре­ев от на­цист­ско­го ис­треб­ле­ния: 2544 укра­ин­ца-неев­рея по­лу­чи­ли за это по­чет­ное зва­ние «Пра­вед­ник на­ро­дов ми­ра» от из- ра­иль­ско­го на­ци­о­наль­но­го ме­мо­ри­а­ла Хо­ло­ко­ста. Из них по­ло­ви­на – жи­те­ли За­пад­ной Укра­и­ны. Ко­неч­но, идео­ло­га­ми и ор­га­ни­за­то­ра­ми уни­что­же­ния ев­ре­ев бы­ли гер­ман­ские на­ци­сты. Ко­неч­но, у ге­но­ци­да на Во­лы­ни глу­бо­кие ис­то­ри­че­ские кор­ни, и ге­но­цид был дву­сто­рон­ним. И, ко­неч­но, со­вет­ская власть то­же со­вер­ши­ла на ок­ку­пи­ро­ван­ных ей тер­ри­то­ри­ях кро­ва­вые пре­ступ­ле­ния.

Толь­ко де­ло не в том, обе­ля­ют или очер­ня­ют укра­ин­ское на­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ное дви­же­ние ис­то­ри­че­ские фак­ты. А в том, что в лю­бом пуб­лич­ном спо­ре об укра­ин­ской ис­то­рии ХХ ве­ка за­щит­ни­ки на­ци­о­на­ли­стов, от­ри­ца­ю­щие «неудоб­ные» фак­ты, по­па­да­ют в ло­вуш­ку, рас­став­лен­ную 90 лет на­зад ад­во­ка­та­ми Шварц­бар­да для ад­во­ка­тов Пет­лю­ры: их оп­по­нен­ты мгно­вен­но ме­ня­ют пред­мет дис­кус­сии. В ре­зуль­та­те дис­кус­сия о неза­ви­си­мо­сти Укра­и­ны в СМИ, соц­се­тях и меж­ду по­ли­ти­ка­ми неиз­беж­но ска­ты­ва­ет­ся к несколь­ким «веч­ным» те­мам: по­твор­ство­вал ли Пет­лю­ра по­гро­мам, бы­ли ли «бан­де­ров­цы» со­юз­ни­ка­ми на­ци­стов или кто спро­во­ци­ро­вал рез­ню на Во­лы­ни.

Про­тив­ни­ки Укра­и­ны, поль­зу­ясь воз­ра­же­ни­я­ми «за­щит­ни­ков» как по­во­дом, об­ра­ща­ют­ся к этим фак­там сно­ва и сно­ва. В ре­зуль­та­те у сто­рон­них на­блю­да­те­лей это­го бес­ко­неч­но­го спо­ра – и внут­ри стра­ны, и за ее пре­де­ла­ми – фор­ми­ру­ет­ся стой­кая ас­со­ци­а­ция: укра­ин­ское го­су­дар­ство – это на­ци­о­на­лизм, ан­ти­се­ми­тизм, по­гро­мы. А име­на ата­ма­нов УНР и ко­ман­ди­ров УПА по-преж­не­му сим­во­ли­зи­ру­ют для мно­гих не столь­ко на­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ное дви­же­ние, сколько са­мые мрач­ные стра­ни­цы ев­ро­пей­ской ис­то­рии ХХ ве­ка. Так и до­сти­га­ет­ся цель со­вет­ской, а те­перь рос­сий­ской про­па­ган­ды: сде­лать Рос­сию сим­во­лом борь­бы с на­циз­мом, а неза­ви­си­мую Укра­и­ну – сим­во­лом кол­ла­бо­ра­ции с на­ци­ста­ми.

По­ка что на этом на­прав­ле­нии Укра­и­на несет по боль­шей ча­сти по­те­ри – ре­пу­та­ци­он­ные и по­ли­ти­че­ские. Мож­но ли что­то про­ти­во­по­ста­вить Рос­сии в этой идео­ло­ги­че­ской борь­бе? Без­услов­но. Мож­но пол­но­стью вы­бить поч­ву из-под ног у ан­ти­укра­ин­ских про­па­ган­ди­стов. Но для это­го нуж­но пе­ре­стать от­ри­цать фак­ты и при­знать, что ге­ний и злодейство, му­же­ство и на­си­лие, ге­ро­изм и неспра­вед­ли­вость ча­сто идут ру­ка об ру­ку. И осу­дить зло­дей­ства, невзи­рая на сте­пе­ни ге­ни­аль­но­сти и за­слу­ги. Это труд­но, но воз­мож­но. Укра­и­на – да­ле­ко не пер­вая стра­на, пе­ред ко­то­рой вста­ла та­кая непро­стая за­да­ча.

ГЕНИИ И ЗЛОДЕЙСТВО

Пер­вый пре­зи­дент США, Джордж Ва­шинг­тон, чей порт­рет каж­дый ви­дел на 1-дол­ла­ро­вой ку­пю­ре, чьим име­нем на­зва­на сто­ли­ца го­су­дар­ства и один из шта­тов, был ра­бо­вла­дель­цем. В 1793 го­ду «отец-ос­но­ва­тель» под­пи­сал пер­вый фе­де­раль­ный за­кон о лов­ле ра­бов-бег­ле­цов в лю­бом шта­те Аме­ри­ки. Бо­лее 300 тем­но­ко­жих при­над­ле­жа­ли пер­во­му пре­зи­ден­ту и его жене. Ра­бо­вла­дель­цем был и То­мас Джеф­фер­сон, тре­тий пре­зи­дент и ав­тор Де­кла­ра­ции неза­ви­си­мо­сти США, со­дер­жа­щей нетлен­ные сло­ва: «все лю­ди со­зда­ны рав­ны­ми». Пре­зи­дент-ра­бо­вла­де­лец не стра­дал раз­дво­е­ни­ем лич­но­сти. Он про­сто не счи­тал пред­ста­ви­те­лей негро­ид­ной ра­сы вполне людь­ми и так пи­сал о сво­их 600 ра­бах: «Их жизнь со­сто­ит боль­ше из ощу­ще­ний, чем из раз­мыш­ле­ний. Сю­да же от­но­сит­ся и их же­ла­ние спать, ко­гда они не ра­бо­та­ют или не раз­вле­ка­ют­ся. Жи­вот­ное, чье те­ло по­ко­ит­ся и ко­то­рое не ду­ма­ет, долж­но, ко­неч­но, кло­нить ко сну. Ка­са­тель­но па­мя­ти, ума и во­об­ра­же­ния, мне ка­жет­ся, что в па­мя­ти они рав­ны бе­лым, в уме зна­чи­тель­но усту­па­ют. Я ду­маю, ед­ва ли мож­но най­ти чер­но­го, спо­соб­но­го по­нять тру­ды Ев­кли­да. Их во­об­ра­же­ние скуч­но, без­вкус­но и ано­маль­но…»

Аме­ри­кан­ско­му на­ро­ду при­шлось прой­ти че­рез граж­дан­скую вой­ну и де­ся­ти­ле­тия борь­бы за пра­ва аф­ро-аме­ри­кан­цев, что­бы че­рез 200 лет взгля­ды на ра­сы, ко­то­рых при­дер­жи­вал­ся Джеф­фер­сон, ста­ли счи­тать­ся не толь­ко нена­уч­ной ахи­не­ей, но и ве­щью непри­ем­ле­мой, по­стыд­ной. Про­из­не­сти в США нечто в ду­хе слов Джеф­фер­со­на сей­час – все рав­но что

по­мо­чить­ся в люд­ном ме­сте. Но что важ­но для нас, граж­дан Укра­и­ны: осу­див раб­ство и ра­сизм, в том чис­ле ра­сизм сво­их пред­ков и пре­зи­ден­тов-ра­бо­вла­дель­цев, аме­ри­кан­цы су­ме­ли от­де­лить дур­ные по­ступ­ки ис­то­ри­че­ских де­я­те­лей от их за­слуг. По­это­му им не при­шлось ме­нять на­зва­ние сто­ли­цы или сно­сить па­мят­ник от­цам-ос­но­ва­те­лям. И пер­вый чер­но­ко­жий пре­зи­дент США не на­чал свою ра­бо­ту с вы­но­са из Бе­ло­го до­ма порт­ре­тов Ва­шинг­то­на и Джеф­фер­со­на.

Еще труд­нее при­ми­ре­ние с соб­ствен­ной но­вей­шей ис­то­ри­ей шло у нем­цев. Ведь на­ци­ста­ми бы­ли не толь­ко ла­воч­ни­ки-за­все­гда­таи мюн­хен­ских пив­ных. В 1933-м, к мо­мен­ту при­хо­да НСДАП к вла­сти, в ее ря­дах чис­ли­лись 1,5 мил­ли­о­на нем­цев, и за пар­тию Гит­ле­ра про­го­ло­со­вал каж­дый чет­вер­тый из­би­ра­тель. На­ци­ста­ми бы­ли ве­ли­кий фи­ло­соф Мар­тин Хай­дег­гер и ве­ли­кий ин­же­нер Вер­нер фон Бра­ун, вы­да­ю­щи­е­ся фи­зи­ки но­бе­лев­ские ла­у­ре­а­ты Йо­га­несс Штарк и Фи­липп Ле­нард, про­мыш­лен­ни­ки Хью­го Босс и бра­тья Дас­сле­ры – ос­но­ва­те­ли Adidas и Puma, ве­ли­кая ки­но­ре­жис­сер Лени Ри­фен­шталь и ме­тал­лур­ги­че­ский ко­роль Аль­ф­рид Крупп. По­ра­же­ние в 1945-м для боль­шин­ства нем­цев бы­ло по­ра­же­ни­ем не толь­ко на­цист­ско­го ре­жи­ма, но и их ро­ди­ны и на­ро­да.

Несмот­ря на ак­тив­ный про­цесс де­на­ци­фи­ка­ции (а, во мно­гом, и бла­го­да­ря его на­силь­ствен­но­му ха­рак­те­ру) зна­чи­тель­ная часть нем­цев вплоть до кон­ца 50-х бы­ла убеж­де­на, что Гит­лер был эф­фек­тив­ным ру­ко­во­ди­те­лем, сде­лав­шим Гер­ма­нию сно­ва ве­ли­кой. Ра­зу­ме­ет­ся, не все раз­де­ля­ли та­кие взгля­ды. В 1946 го­ду вы­шла кни­га немец­ко­го ре­ли­ги­оз­но­го фи­ло­со­фа Кар­ла Яс­пер­са «Во­прос ви­нов­но­сти». В кни­ге ав­тор по­пы­тал­ся най­ти но­вый под­ход к по­ни­ма­нию гер­ман­ской ка­та­стро­фы, не под­дер­жи­ва­ю­щий ни огуль­ное об­ви­не­ние все­го на­ро­да во всех пре­ступ­ле­ни­ях на­циз­ма, ни та­кое же огуль­ное от­вет­ное отрицание ви­ны.

«Ко­гда в но­яб­ре 1938 го­да го­ре­ли си­на­го­ги,– пи­сал Яс­перс,– и впер­вые де­пор­ти­ро­ва­ли ев­ре­ев, при этих пре­ступ­ле­ни­ях ви­на [нем­цев] бы­ла, ко­неч­но, преж­де все­го мо­раль­ная и по­ли­ти­че­ская. Двой­ная ви­на ле­жа­ла на тех, у ко­го еще бы­ла власть. Ге­не­ра­лы при этом при­сут­ство­ва­ли. Ведь долг сол­да­та за­щи­щать всех, ко­гда пре­ступ­ле­ния со­вер­ша­ют­ся в та­ком объ­е­ме, что по­ли­ция не мо­жет предот­вра­тить их или не справ­ля­ет­ся со сво­ей за­да­чей. Они без­дей­ство­ва­ли. Они пре­да­ли в тот мо­мент слав­ные преж­де нрав­ствен­ные тра­ди­ции немец­кой ар­мии. Их это не ка­са­лось. Они от­рек­лись от ду­ши немец­ко­го на­ро­да. Сре­ди мир­но­го на­се­ле­ния мно­гие бы­ли воз­му­ще­ны или охва­че­ны ужа­сом. Но еще боль­шее чис­ло лю­дей про­дол­жа­ло без по­мех за­ни­мать­ся сво­и­ми де­ла­ми и раз­вле­кать­ся, как ни в чем не бы­ва­ло».

Се­год­ня Кар­ла Яс­пер­са на­зы­ва­ют «мо­раль­ным от­цом Гер­ма­нии». А то­гда, в кон­це 40-х, по­сле при­зы­ва к нем­цам по­ка­ять­ся и ис­ку­пить кол­лек­тив­ную ви­ну за мас­со­вые убий­ства лю­дей, Яс­перс стал объ­ек­том трав­ли. Сту­ден­ты сры­ва­ли его лек­ции. Кол­ле­ги об­ви­ня­ли фи­ло­со­фа в пре­да­тель­стве на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов. «За мо­ей спи­ной лю­ди кле­ве­щут на ме­ня, – пи­сал Яс­перс. – Ком­му­ни­сты на­зы­ва­ют ме­ня сто­рон­ни­ком на­ци­о­нал-со­ци­а­лиз­ма, сер­ди­тые неудач­ни­ки – пре­да­те­лем сво­ей стра­ны».

Толь­ко к 1960-м в об­ще­ствен­ном со­зна­нии нем­цев на­ме­тил­ся неко­то­рый пе­ре­лом. Мо­ло­дежь, ро­див­ша­я­ся в го­ды вой­ны или по­сле нее, об­ви­ня­ла стар­шие по­ко­ле­ния в со­чув­ствии на­циз­му и в за­мал­чи­ва­нии тра­ги­че­ских со­бы­тий немец­кой ис­то­рии. И вот 7 де­каб­ря 1970 го­да фе­де­раль­ный канц­лер Вил­ли Брандт во вре­мя воз­ло­же­ния вен­ка ге­ро­ям вос­ста­ния в Вар­шав­ском гет­то неожи­дан­но для всех встал пе­ред па­мят­ни­ком на ко­ле­ни. «Под бре­ме­нем но­вей­шей ис­то­рии я сде­лал то, что де­ла­ют лю­ди, ко­гда им не хва­та­ет слов, – позд­нее про­ком­мен­ти­ро­вал канц­лер свой по­сту­пок.– Та­ким об­ра­зом я по­чтил мил­ли­о­ны жертв». Опрос жур­на­ла Der Spiegel по­ка­зал, что 48% за­пад­ных нем­цев со­чли то­гда ко­ле­но­пре­кло­не­ние Бранд­та чрез­мер­ным. Но уже че­рез 2 го­да со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ская пар­тия Бранд­та по­лу­чи­ла на пар­ла­мент­ских вы­бо­рах луч­шие ре­зуль­та­ты за все вре­мя: из­би­ра­те­ли уви­де­ли, что дей­ствия канц­ле­ра по­мог­ли Гер­ма­нии укре­пить свою меж­ду­на­род­ную ре­пу­та­цию.

Еще че­рез де­ся­ти­ле­тие в за­пад­но­гер­ман­ской прес­се раз­вер­ну­лась ши­ро­кая дис­кус­сия несколь­ких де­сят­ков ин­тел­лек­ту­а­лов и ис­то­ри­ков, за­тра­ги­ва­ю­щая са­мые бо­лез­нен­ные ас­пек­ты гер­ман­ско­го на­ци­о­наль­но­го са­мо­со­зна­ния. В ито­ге сре­ди нем­цев воз­об­ла­да­ла точ­ка зре­ния фи­ло­со­фа Юр­ге­на Ха­бер­ма­са, пред­ло­жив­ше­го кон­цеп­цию пост­на­ци­о­наль­но­го «кон­сти­ту­ци­он­но­го пат­ри­о­тиз­ма», ос­но­ван­но­го на при­вер­жен­но­сти уни­вер­саль­ным пра­вам че­ло­ве­ка, де­мо­кра­тии и ли­бе­раль­ным цен­но­стям. «Мы навсегда свя­за­ны с тем кон­тек­стом, при ко­то­ром стал воз­мо­жен Ос­вен­цим, – за­явил Ха­бер­мас. – От­вет­ствен­ность за Хо­ло­кост пе­ре­да­ет­ся сле­ду­ю­щим по­ко­ле­ни­ям че­рез се­мей­ные и гео­гра­фи­че­ские свя­зи, по­ли­ти­че­ские и ин­тел­лек­ту­аль­ные тра­ди­ции. У нем­цев есть обя­за­тель­ство пом­нить о стра­да­ни­ях тех, кто был убит их пред­ше­ствен­ни­ка­ми. Спор ис­то­ри­ков – это дис­кус­сия не о на­уч­ных ме­то­дах или сущ­но­сти ака­де­ми­че­ско­го ис­то­риз­ма, это раз­го­вор о са­мо­со­зна­нии всей Гер­ма­нии».

САМОСОЗНАНИЕ УКРА­И­НЫ

«Важ­нее все­го – быть ре­а­ли­ста­ми и бе­реж­но от­но­сить­ся к то­му, что на­ше неуме­ние разо­брать­ся с соб­ствен­ным на­ци­о­наль­ным про­шлым мо­жет иметь неожи­дан­но боль­шие и нега­тив­ные по­след­ствия для на­сто­я­ще­го и бу­ду­ще­го»,– эти сло­ва Ти­мо­ти Снай­дер, ис­сле­до­ва­тель ис­то­рии Во­сточ­ной Ев­ро­пы ХХ ве­ка, ад­ре­со­вал со­вре­мен­ным укра­ин­цам.

Укра­и­на, по­стра­дав­шая от столк­но­ве­ния то­та­ли­тар­ных идео­ло­гий боль­ше, чем лю­бая дру­гая стра­на ми­ра, не из­ле­чи­лась окон­ча­тель­но ни от на­циз­ма, ни от боль­ше­виз­ма. На­ша бур­ная исто­рия со­блаз­ня­ет воз­мож­но­стью пе­ре­ме­стить от­вет­ствен­ность за пре­ступ­ле­ния со­вет­ской вла­сти на се­ве­ро-во­сточ­но­го со­се­да, а за жертв на­ци­о­нал-со­ци­а­лиз­ма – на гер­ман­цев. И то­гда в этом про­стран­стве ин­фан­тиль­ной без­от­вет­ствен­но­сти воз­ни­ка­ет ме­сто для идей и пер­со­на­жей, пы­та­ю­щих­ся сно­ва тор­го­вать про­дук­том ве­ко­вой дав­но­сти – го­су­дар­ствен­ной неза­ви­си­мо­стью и эт­ни­че­ским на­ци­о­на­лиз­мом в од­ном фла­коне.

ГЕ­НИЙ И ЗЛОДЕЙСТВО

Юрий Ильен­ко, вы­да­ю­щий­ся укра­ин­ский ки­но­ре­жис­сер, член По­лит­со­ве­та ВО «Сво­бо­да» (1936–2010):

«Ан­ти­се­мітизм це не са­мо­стійне яви­ще, а по­хідне від се­мітиз­му. Так, ко­ли піс­ля аварії на Чор­но­бильсь­кій стан­ції пі­дви­щи­вся різ­ко рівень ра­діа­ції – по­ча­лись за­хо­ди про­ти цієї ра­діа­ції, яка ліз­ла скрізь і всю­ди. По­ли­ва­ли шля­хи і да­хи во­дою, опри­ску­ва­ли яко­юсь рі­ди­ною з вер­то­льо­тів, вжи­ва­ли якісь хі­міч­ні спо­лу­ки, що зв’язу­ва­ли віль­ні ра­ди­ка­ли, при­пи­са­ли всім йо­до­ва­ну сіль, щоб вря­ту­ва­ти щи­то­вид­ну за­ло­зу. Так і з ан­ти­се­мітиз­мом – він є ре­ак­цією на пі­дви­ще­ний рівень се­мітиз­му в сус­піль­стві».

В об­щем-то, гля­дя на ми­зер­ные ре­зуль­та­ты на­ших уль­тра­пра­вых в хо­де пар­ла­мент­ских или пре­зи­дент­ских вы­бо­ров, мож­но бы­ло бы успо­ко­ить­ся. Но очень уж зыб­ким бу­дет та­кой по­кой. Укра­и­на осу­ди­ла боль­ше­визм, но не идею то­таль­но­го го­су­дар­ствен­но­го кон­тро­ля. Осу­ди­ла на- цизм, но не идею «кро­ви и поч­вы». По­это­му укра­ин­ские со­ци­ал-на­ци­о­на­ли­сты го­да­ми поз­во­ля­ют се­бе от­кры­то и без­на­ка­зан­но сло­ва и де­ла, за ко­то­рые се­год­ня в Гер­ма­нии ис­клю­ча­ют да­же из са­мой скан­даль­ной пра­во­ра­ди­каль­ной пар­тии AFD.

По­это­му се­год­ня в Укра­ине, что­бы пуб­лич­но оскор­бить пре­зи­ден­та, его на­зы­ва­ют ев­рей­ской фа­ми­ли­ей. По­это­му се­год­ня в Укра­ине, что­бы пуб­лич­но уни­зить оп­по­нен­та, ему при­пи­сы­ва­ют при­над­леж­ность к сек­су­аль­но­му мень­шин­ству. И пуб­ли­ку не шо­ки­ру­ет, что в на­шей стране во вто­рое де­ся­ти­ле­тие XXI ве­ка ев­рей­ская фа­ми­лия или осо­бен­ность сек­су­аль­но­го по­ве­де­ния мо­жет быть оскорб­ле­ни­ем.

Про­щая сво­им ис­то­ри­че­ским ге­ро­ям эт­ни­че­скую се­гре­га­цию или пря­мое ру­ко­вод­ство ге­но­ци­дом, мы при­уча­ем­ся спо­кой­но вос­при­ни­мать мо­ти­ви­ро­ван­ное ксе­но­фо­би­ей на­си­лие. По­это­му, ко­гда по­гром­щи­ки бе­рут ду­бин­ки, что­бы разо­гнать «гей-па­рад», в об­ще­стве раз­во­ра­чи­ва­ет­ся дис­кус­сия не о том, как в на­шей ев­ро­пей­ской стране по­яви­лись по­гром­щи­ки, а о том, сто­и­ло ли их про­во­ци­ро­вать. Осво­бож­дая ис­то­ри­че­ских за­щит­ни­ков Укра­и­ны от от­вет­ствен­но­сти за пре­ступ­ле­ния или по­твор­ство пре­ступ­ле­ни­ям, мы да­ем карт-бланш со­вре­мен­ным за­щит­ни­кам и по­ли­ти­кам, ко­то­рые бу­дут счи­тать, что пат­ри­о­тизм – это вид ин­дуль­ген­ции, и что «вой­на все спи­шет».

Укра­и­на про­бу­ет стать со­вре­мен­ной на­ци­ей, мно­го­на­ци­о­наль­ной, по­ли­ти­че­ской, ос­но­ван­ной на цен­но­стях. Для это­го мы долж­ны иметь му­же­ство по­смот­реть на свою ис­то­рию без ин­фан­тиль­ной иде­а­ли­за­ции и по­ка­зать, что в ней со­от­вет­ству­ет на­шим со­вре­мен­ным цен­но­стям, а что про­ти­во­ре­чит им. Укра­и­на – от ря­до­вых граж­дан до выс­ших чи­нов­ни­ков – мо­жет за­явить ми­ру: мы пре­кло­ня­ем­ся пе­ред му­же­ством бой­цов УПА, бо­ров­ших­ся с ок­ку­пан­та­ми, и осуж­да­ем фак­ты ге­но­ци­да с уча­сти­ем УПА. Мы пом­ним об ущер­бе, ко­то­рый на­нес­ло Поль­ское го­су­дар­ство мо­ло­до­му Укра­ин­ско­му го­су­дар­ству в на­ча­ле про­шло­го ве­ка, и мы скор­бим о по­ля­ках – невин­ных жерт­вах эт­ни­че­ской чист­ки. Мы на­зы­ва­ем ули­цы име­на­ми ли­де­ров УНР и УПА, что­бы от­дать долж­ное их борь­бе за неза­ви­си­мость Укра­и­ны. Но мы не сни­ма­ем с них от­вет­ствен­ность за убий­ства и на­си­лие, со­вер­шен­ные их под­чи­нен­ны­ми.

11 ок­тяб­ря 1927 го­да, за неде­лю до на­ча­ла су­да над Шварц­бар­дом, в рус­ско­языч­ной па­риж­ской га­зе­те «По­след­ние но­во­сти» бы­ло опуб­ли­ко­ва­но от­кры­тое пись­мо Зе­эва Жа­бо­тин­ско­го, од­но­го из ли­де­ров си­о­нист­ско­го дви­же­ния и од­но­го из са­мых по­сле­до­ва­тель­ных сим­па­ти­ков укра­ин­ских на­ци­о­на­ли­стов. В пись­ме го­во­ри­лось: «Во­прос со­вер­шен­но не в том, был ли Пет­лю­ра в ду­ше сто­рон­ни­ком по­гро­мов или нет. Я са­мым рез­ким об­ра­зом на­ста­и­ваю, что к во­про­су об от­вет­ствен­но­сти Пет­лю­ры за по­гро­мы оно ре­ши­тель­но ни­ка­ко­го от­но­ше­ния не име­ет. Вор или бан­дит ви­но­вен и под­ле­жит ка­ре. Так­же бы­ли ви­нов­ны и по­гром­щи­ки, ре­зав­шие ев­ре­ев во вре­мя управ­ле­ния Пет­лю­ры. Пет­лю­ра их не ка­рал, хо­тя был гла­вой пра­ви­тель­ства и ар­мии и хо­тя это про­дол­жа­лось боль­ше двух лет. Та­кой гла­ва пра­ви­тель­ства, та­кой гла­ва ар­мии ви­но­вен в неслы­хан­ном и непро­сти­тель­ном пре­ступ­ле­нии по долж­но­сти пред ев­рей­ским на­ро­дом, пред на­ро­дом укра­ин­ским и пред всем че­ло­ве­че­ством.

Ес­ли часть укра­ин­ско­го об­ще­ства сде­ла­ет из это­го мо­е­го разъ­яс­не­ния вы­вод, буд­то я стал недру­гом укра­ин­ско­го на­ци­о­наль­но­го дви­же­ния, это бу­дет толь­ко вто­рой неле­по­стью, та­кой же неле­пой, как пред­по­ло­же­ние, буд­то я счи­тал Пет­лю­ру «неви­нов­ным». Я оста­юсь дру­гом укра­ин­ско­го дви­же­ния. И ес­ли есть в укра­ин­ском дви­же­нии лю­ди или груп­пы, ко­то­рые ду­ма­ют, буд­то по­гро­мы есть про­сти­тель­ная ме­лочь, буд­то мож­но до­пу­стить си­сте­ма­ти­че­скую рез­ню ев­ре­ев и оста­вать­ся ге­ро­я­ми и чи­сты­ми – то та­ким лю­дям и груп­пам я не друг, а враг; и пре­ду­пре­ждаю укра­ин­ское об­ще­ство, что та­кие лю­ди или груп­пы и ему не дру­зья, а вра­ги».

са­му­ил шварц­бард в су­де. фо­то Institute of Jewish Research, new York

жерт­вы гай­да­мац­ко­го по­гро­ма в проску­ро­ве (хмель­ниц­кий)

текст ак­та о про­воз­гла­ше­нии укра­ин­ско­го го­су­дар­ства

ха­рак­тер­ное со­об­ще­ние в твит­те­ре немец­ко­го ав­то­ра

фо­то львов­ско­го по­гро­ма 1941 го­да

вил­ли Брандт у мо­ну­мен­та вар­шав­ско­го гет­то

пер­вый тем­но­ко­жий пре­зи­дент сша на фоне порт­ре­та пер­во­го пре­зи­ден­та­ра­бо­вла­дель­ца

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.