ВЕ­ЛИ­КАЯ ОК­ТЯБРЬ­СКАЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИЯ

Этой осе­нью че­ло­ве­че­ство по­де­лит­ся на тех, кто празд­ну­ет 100‑ле­тие Ве­ли­кой ре­во­лю­ции, и тех, кто счи­та­ет, что Ве­ли­кая ре­во­лю­ция про­изо­шла 500 лет на­зад

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ИСТОРИЯ - Алек­сандр РАТНЕР

ДЕ­ЛО ДОК­ТО­РА ЛЮ­ТЕ­РА

Со­глас­но пре­да­нию, 31 ок­тяб­ря 1517 го­да 34-лет­ний про­фес­сор тео­ло­гии Вит­тен­берг­ско­го уни­вер­си­те­та док­тор Мар­тин Лю­тер при­бил к во­ро­там уни­вер­си­тет­ской церк­ви пер­га­мент с 95-ю пред­ло­же­ни­я­ми-те­зи­са­ми к тео­ло­ги­че­ской дис­кус­сии, с ко­то­рых ве­дет от­счет ис­то­рия лю­те­ран­ства в част­но­сти и Ре­фор­ма­ции хри­сти­ан­ской церк­ви в це­лом. Впро­чем, ни о ка­кой Ре­фор­ма­ции и ре­во­лю­ции в те дни док­тор Лю­тер не по­мыш­лял. Ис­то­рию о те­зи­сах, при­би­тых к вра­там церк­ви, ско­рее все­го, со­чи­ни­ли по­сле­до­ва­те­ли ве­ро­уче­ния, что­бы при­дать его ос­но­ва­нию необ­хо­ди­мый дра­ма­тизм. Во вся­ком слу­чае, из­вест­но, что Лю­тер хо­тел все­го лишь по­дис­ку­ти­ро­вать с епи­ско­пом Бран­ден­бург­ским и ар­хи­епи­ско­пом Майнц­ским, ко­то­рым и от­пра­вил свое со­чи­не­ние обыч­ной поч­той. И этот дис­пут на­вер­ня­ка за­те­рял­ся бы в ис­то­рии, ес­ли бы вит­тен­берг­ский про­фес­сор та­лант­ли­во и убе­ди­тель­но не по­ку­сил­ся на свя­тое – на день­ги церк­ви.

Непо­сред­ствен­ным по­во­дом для на­пи­са­ния мно­го­слов­ных те­зи­сов Лю­те­ра по­слу­жи­ла бул­ла па­пы Ль­ва Х, вы­шед­шая из-под вы­со­чай­ше­го пе­ра дву­мя неде­ля­ми ра­нее. Пап­ский указ да­вал рас­по­ря­же­ние о про­да­же ин­дуль­ген­ций для сбо­ра средств на стро­и­тель­ство хра­ма св. Петра – то­го са­мо­го, что сто­ит в Ва­ти­кане, то­го, ко­то­рый стро­и­ли Ра­фа­эль и Ми­ке­лан­дже­ло и ко­то­рый стал круп­ней­шим хри­сти­ан­ским хра­мом в ми­ре.

Лю­те­ра воз­му­ти­ло то, что день­ги на храм со­би­ра­лись про­да­жей би­ле­тов в рай бо­га­тым греш­ни­кам. От­пу­ще­ние гре­хов за день­ги к это­му вре­ме­ни ста­ло бук­валь­но зо­ло­той жи­лой для ка­то­ли­че­ской церк­ви, вы­зы­вая все боль­шее недо­воль­ство со сто­ро­ны как пра­вед­ных хри­сти­ан, так и неиму­щих греш­ни­ков. И вот уни­вер­си­тет­ский тео­лог разо­слал вид­ным иерар­хам церк­ви пись­ма, в ко­то­рых не про­сто кри­ти­ко­вал амо­раль­ность ин­дуль­ген­ций, но под­вел под эту кри­ти­ку тео­ло­ги­че­скую ба­зу, а имен­но: по­ка­зал, что па­па рим­ский не мо­жет от­пус­кать гре­хи, а мо­жет лишь от­ме­нять им же на­ло­жен­ные на­ка­за­ния.

В 16-м ве­ке не бы­ло ни Ин­тер­не­та, ни пресс-служб. По­это­му то, что в те­че­ние сле­ду­ю­щих двух лет пе­ре­сказ те­зи­сов Лю­те­ра рас­про­стра­нил­ся не толь­ко по гер­ман­ским го­су­дар­ствам, но и до­стиг Ри­ма, мож­но на­звать мол­ние­нос­ным при­зна­ни­ем. В 1519-м па­па Лев Х пре­дал Лю­те­ра ана­фе­ме. В от­вет Лю­тер пуб­лич­но сжег пап­скую бул­лу, от­лу­чав­шую его от церк­ви, и при­звал гер­ман­скую на­цию к борь­бе с пап­ством. Вес­ной 1521-го в де­ло Лю­те­ра вме­ша­лись уже и свет­ские вла­сти: им­пе­ра­тор Карл V сво­им эдик­том осу­дил Лю­те­ра как ере­ти­ка, за­пре­тил из­да­ние и рас­про­стра­не­ние его тру­дов и, как бы сей­час это на­зва­ли, объ­явил в ро­зыск. Опре­де­лен­но, пыл­ко­го тео­ло­га жда­ла ско­рая казнь и по­па­да­ние в пан­те­он жертв ка­то­ли­че­ской церк­ви – ря­дом с Джи­ро­ла­мо Са­во­на­ро­лой, Яном Гу­сом и То­ма­сом Мюн­це­ром. Но неожи­дан­но для всех в де­ло вме­ша­лась гер­ман­ская на­ция.

ПО­ЛИ­ТИ­ЧЕ­СКИЙ МО­МЕНТ

Свя­щен­ная Рим­ская им­пе­рия гер­ман­ской на­ции, на тер­ри­то­рии ко­то­рой раз­во­ра­чи­ва­лось де­ло Лю­те­ра, бы­ла уни­каль­ным го­су­дар­ствен­ным об­ра­зо­ва­ни­ем. По су­ти это бы­ла фе­де­ра­тив­ная рес­пуб­ли­ка, объ­еди­няв­шая несколь­ко со­тен раз­но­шерст­ных круп­ных и мел­ких кня­жеств, ко­ро­левств, епи­скопств и воль­ных го­ро­дов. Фе­о­да­лы при­ни­ма­ли кол­ле­ги­аль­ные ре­ше­ния в пар­ла­мен­те-рей­с­та­ге, а се­ме­ро са­мых мо­гу­ще­ствен­ных из них вы­би­ра­ли для им­пе­рии им­пе­ра­то­ра. В та­ком де­мо­кра­ти­че­ском фор­ма­те им­пе­рия про­су­ще­ство­ва­ла по­чти 9 ве­ков, до то­го мо­мен­та, ко­гда по­ко­рив­ший Ев­ро­пу Бо­на­парт не ре­шил­ся на­ве­сти по­ря­док, укруп­нив не­мец­кие го­су­дар­ства. За­кон­чи­лось это упо­ря­до­чи­ва­ние ге­ге­мо­ни­ей Прус­сии, Бисмар­ком, по­яв­ле­ни­ем Гер­ман­ской им­пе­рии и дву­мя ми­ро­вы­ми вой­на­ми.

А по­ка, в на­ча­ле 16-го ве­ка, фюр­сты, рай­х­фюр­сты и кур­фюр­сты бы­ли оза­бо­че­ны со­хра­не­ни­ем сво­ей неза­ви­си­мо­сти и тре­вож­но по­смат­ри­ва­ли на со­сед­ние го­су­дар­ства. Во Фран­ции без­раз­дель­но пра­ви­ла ди­на­стия Ва­луа. В Ан­глии – Тю­до­ры. Из­бран­ный гер­ман­ский им­пе­ра­тор Карл V Габс­бург в ре­зуль­та­те удач­но­го ди­на­сти­че­ско­го бра­ка от­ца уна­сле­до­вал все ча­сти Ис­па­нии и объ­еди­нил стра­ну под сво­ей вла­стью. На­дви­га­лась эпо­ха аб­со­лю­тиз­ма. И важ­ней­шей опо­рой мо­нар­хов бы­ла цер­ковь – по­ма­зы­вав­шая ко­ро­лей на цар­ство и на­де­ляв­шая выс­шую свет­скую власть в гла­зах под­дан­ных бо­же­ствен­ной при­ро­дой.

И вот вдруг об­на­ру­жи­ва­ет­ся, что в Вит­тен­бер­ге объ­явил­ся по­пу­ляр­ный про­по­вед­ник, ко­то­рый не про­сто бро­сил вы­зов па­пе, но и смог убе­дить це­лый ряд уче­ных по­сле­до­ва­те­лей в том, что не толь­ко власть ко­ро­лей, но и власть са­мо­го па­пы – не бо­же­ствен­на, а уста­нов­ле­на людь­ми. Со­всем как в им­пе­рии. Боль­ше то­го, этот док­тор утвер­жда­ет, что лю­дям и во­все не нуж­на цер­ковь, что­бы по­лу­чить спа­се­ние, а до­ста­точ­но Би­б­лии и ве­ры. А это озна­ча­ло, что не нуж­но пла­тить Ри­му. И что мест­ный свя­щен­ник уже не смо­жет ста­вить те­бе пал­ки в ко­ле­са по на­у­ще­нию цер­ков­но­го иерар­ха или по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве… Ай да Лю­тер!

4 мая 1521 го­да ере­тик и пре­ступ­ник Мар­тин Лю­тер, разыс­ки­вав­ший­ся им­пер­ски­ми вла­стя­ми, по офи­ци­аль­но­му со­об­ще­нию кур­фюр­ста Сак­сон­ско­го Фри­дри­ха III по про­зви­щу Муд­рый был по­хи­щен раз­бой­ни­ка­ми и убит. По­сле­до­ва­те­ли док­то­ра по­кля­лись про­дол­жить его де­ло и на­ча­ли с по­гро­мов ка­то­ли­че­ских хра­мов. Тем вре­ме­нем Лю­тер был тайно до­став­лен в при­над­ле­жав­ший Фри­дри­ху Муд­ро­му за­мок Варт­бург. Здесь с мая 1521-го по март 1522-го Мар­тин Лю­тер со­вер­шил де­ло, имев­шее еще боль­шие по­след­ствия, чем его зна­ме­ни­тые 95 те­зи­сов. Лю­тер пе­ре­вел Би­б­лию на немец­кий язык.

Цер­ковь дер­жа­ла мо­но­по­лию не толь­ко на ключи от рая. Ка­то­ли­че­ские свя­щен­ни­ки об­ла­да­ли экс­клю­зи­вом на объ­яс­не­ние народу со­дер­жа­ния и смыс­ла Свя­щен­но­го пи­са­ния: текст Би­б­лии и цер­ков­ные служ­бы ис­поль­зо­ва­ли ла­тынь, зна­ние ко­то­рой бы­ло до­сто­я­ни­ем по­чти ис­клю­чи­тель­но мо­на­хов. От­ка­зав церк­ви в пра­ве быть по­сред­ни­ком меж­ду че­ло­ве­ком и Бо­гом, Лю­тер был дол­жен дать пастве воз­мож­ность чи­тать Би­б­лию са­мо­сто­я­тель­но.

Судь­ба и здесь бы­ла на сто­роне Лю­те­ра. За 70 лет до опи­сы­ва­е­мых со­бы­тий в Ев­ро­пе по­яви­лись пер­вые кни­го­пе­чат­ные ма­ши­ны, и те­перь ти­по­граф­ский биз­нес был вы­год­ным и по­пу­ляр­ным за­ня­ти­ем. В сен­тяб­ре 1522-го в ти­по­гра­фии Мель­хи­о­ра Лот­та­та в Вит­тен­бер­ге был от­пе­ча­тан Но­вый за­вет в пе­ре­во­де Лю­те­ра на немец­кий. Его на­зва­ли «Сен­тябрь­ская Би­б­лия». По­яв­ле­ние этой кни­ги про­из­ве­ло в Гер­ма­нии фу­рор. Каж­дый ма­ло-маль­ски гра­мот­ный немец стре­мил­ся ку­пить Би­б­лию Лю­те­ра, а ес­ли не хва­та­ло де­нег – хо­тя бы несколь­ко стра­ниц из нее. Толь­ко в Вит­тен­бер­ге за сле­ду­ю­щие 40 лет бы­ло от­пе­ча­та­но бо­лее 100000 эк­зем­пля­ров «Сен­тябрь­ской Би­б­лии». Ти­раж во всех гер­ман­ских го­су­дар­ствах не под­ле­жал ис­чис­ле­нию. «Но­вый За­вет Лю­те­ра, – пи­сал его со­вре­мен­ник Ио­анн Кохле­ус, – был на­столь­ко рас­ти­ра­жи­ро­ван и рас­про­стра­нен пе­чат­ни­ка­ми, что да­же порт­ные и са­пож­ни­ки, вот имен­но, да­же жен­щи­ны и необ­ра­зо­ван­ные лю­ди, вос­при­няв­шие это лю­те­ран­ское Еван­ге­лие и хоть немно­го умев­шие чи­тать на немец­ком, изу­ча­ли его с ве­ли­ким эн­ту-

зи­аз­мом как ис­точ­ник ис­ти­ны. Неко­то­рые за­учи­ва­ли его на­изусть и но­си­ли с со­бой за па­зу­хой. В счи­та­ные ме­ся­цы та­кие лю­ди на­чи­на­ли мнить се­бя на­столь­ко уче­ны­ми, что без стес­не­ния бы­ли го­то­вы всту­пать в дис­пу­ты о ве­ре и Еван­ге­лии не толь­ко с ми­ря­на­ми-ка­то­ли­ка­ми, но да­же со свя­щен­ни­ка­ми и мо­на­ха­ми, и док­то­ра­ми бо­го­сло­вия.

Ре­фор­ма­тор­ский при­зыв Лю­те­ра слов­но об­ру­шил ла­ви­ну. В сле­ду­ю­щие 8 лет им­пе­рию со­тряс­ли ры­цар­ский мя­теж и се­рия кре­стьян­ских вос­ста­ний – все под зна­ме­на­ми Ре­фор­ма­ции. Нель­зя ска­зать, что при­чи­ной этих со­ци­аль­ных по­тря­се­ний бы­ли ис­клю­чи­тель­но идеи Лю­те­ра, раз­ру­шив­шие ка­то­ли­че­ские «ду­хов­ные скре­пы» нем­цев. Но зна­че­ние бо­го­сло­вия бы­ло та­ко­во, что уме­лые про­по­вед­ни­ки мог­ли од­ной ре­чью оста­но­вить и за­ста­вить разору­жить­ся ре­во­лю­ци­он­ные от­ря­ды кре­стьян.

В 1523 го­ду под вли­я­ни­ем идей Лю­те­ра Уль­рих Цвингли на­чи­на­ет ре­фор­ма­тор­ство церк­ви в гер­ман­ской ча­сти Швей­ца­рии. Че­рез 9 лет его идеи раз­де­лит Жан Каль­вин, что­бы за­ло­жить фун­да­мент еще од­но­го на­прав­ле­ния хри­сти­ан­ства – каль­ви­низ­ма. В 1525-м еще од­на груп­па по­сле­до­ва­те­лей Цвингли рас­хо­дит­ся с ним во взгля­дах на ре­фор­мы и ос­но­вы­ва­ет дви­же­ние ана­бап­ти­стов. В том же 1525-м Уи­льям Тин­дейл пе­ча­та­ет ан­глий­ский пе­ре­вод Но­во­го За­ве­та.

Од­на­ко клю­чом к по­бе­де Ре­фор­ма­ции ста­ла под­держ­ка немец­кой ари­сто­кра­тии. 25 июня 1526 го­да в го­ро­де Шпай­е­ре на­чал ра­бо­ту рейхс­таг, на ко­то­ром им­пе­ра­тор со­би­рал­ся до­бить­ся вы­пол­не­ния сво­е­го эдик­та про­тив Лю­те­ра и лю­те­ран. Но рейхс­таг ре­шил, что «каж­дая об­ласть бу­дет жить, управ­лять­ся и ве­ро­вать так, как она хо­чет от­ве­чать пе­ред Бо­гом и его им­пер­ским Ве­ли­че­ством». Че­рез три го­да им­пе­ра­тор до­бил­ся сво­е­го: рейхс­таг со­гла­сил­ся вы­пол­нить ре­ше­ние ан­ти­лю­те­ран­ско­го эдик­та. И то­гда 6 им­пер­ских кня­зей и 14 им­пер­ских го­ро­дов под­пи­са­ли про­тест про­тив ре­ше­ния рейхс­та­га. С это­го мо­мен­та по­сле­до­ва­те­лей Лю­те­ра на­ча­ли на­зы­вать про­те­стан­та­ми.

В 1530-м им­пе­ра­тор де­ла­ет но­вую по­пыт­ку по­да­вить ере­ти­ков. Кня­зья-про­те­стан­ты на­чи­на­ют го­то­вить­ся к во­ору­жен­ной борь­бе. Лю­тер, до сих пор упор­но воз­ра­жав­ший про­тив си­ло­во­го со­про­тив­ле­ния вла­стям, ре­ша­ет­ся бла­го­сло­вить по­встан­цев. За 120 лет до тео­рии То­ма­са Гобб­са, за 2,5 ве­ка до Де­кла­ра­ции неза­ви­си­мо­сти США про­те­стан­ты обос­но­ва­ли пра­во на вос­ста­ние на­ро­да про­тив ти­ра­нии.

ВОЙ­НА И МИР

Мар­тин Лю­тер умер от ин­фарк­та 18 фев­ра­ля 1546 го­да. К это­му вре­ме­ни про­те­стан­тизм в раз­ных фор­мах охва­тил Свя­щен­ную Рим­скую им­пе­рию – глав­ным об­ра­зом ее се­вер­ные тер­ри­то­рии, Швей­ца­рию, Ни­дер­лан­ды, Скан­ди­нав­ские стра­ны. Про­ник в Ан­глию, Фран­цию и Речь Пос­по­ли­ту. В 1532 го­ду ан­глий­ский ко­роль Ген­рих VIII про­да­вил че­рез пар­ла­мент «Акт о су­пре­ма­тии», от­ме­нив­ший власть па­пы и объ­явив­ший ко­ро­ля гла­вой Ан­глий­ской церк­ви. Во вто­рой по­ло­вине ве­ка в Ан­глии сфор­ми­ро­ва­лись несколь­ко круп­ных ре­фор­мат­ских те­че­ний – пу­ри­тан, пре­сви­те­ри­ан, кон­гре­га­ци­о­на­ли­стов.

Тем вре­ме­нем в Гер­ман­ской им­пе­рии не пре­кра­ща­лось про­ти­во­бор­ство под­дер­жи­вав­ше­го ка­то­ли­ков им­пе­ра­то­ра с мя­теж­ны­ми лю­те­ран­ски­ми кня­же­ства­ми. По всей тер­ри­то­рии про­ис­хо­ди­ли столк­но­ве­ния ка­то­ли­ков и про­те­стан­тов раз­ной сте­пе­ни на­ка­ла. 23 мая 1618 го­да воз­му­щен­ные за­пре­том лю­те­ран­ства чеш­ские дво­ряне вы­бро­си­ли из окон праж­ской кан­це­ля­рии ко­ро­лев­ских на­мест­ни­ков. Это со­бы­тие, впо­след­ствии на­зван­ное «Праж­ской де­фе­не­стра­ци­ей», от ла­тин­ско­го fenestra (ок­но), по­ло­жи­ло на­ча­ло круп­ней­шей ев­ро­пей­ской войне позд­не­го сред­не­ве­ко­вья, про­дол­жав­шей­ся до 1648 го­да. Войне меж­ду ка­то­ли­ка­ми и про­те­стан­та­ми.

В 30-лет­ней войне при­ня­ли уча­стие по­чти все стра­ны Ев­ро­пы. В ней по­гиб­ло бо­лее по­лу­мил­ли­о­на сол­дат и до 8 мил­ли­о­нов граж­дан­ских. Вест­фаль­ский мир, ко­то­рым за­вер­ши­лась вой­на, за­ло­жил ос­но­вы со­вре­мен­ной ев­ро­пей­ской по­ли­ти­че­ской си­сте­мы: субъ­ек­та­ми гео­по­ли­ти­ки ста­ли не мо­нар­хи, а су­ве­рен­ные рав­но­прав­ные го­су­дар­ства. Мир­ный до­го­вор уров­нял в пра­вах все хри­сти­ан­ские кон­фес­сии и ввел прин­цип ве­ро­тер­пи­мо­сти. Швей­ца­рия и Ни­дер­лан­ды бы­ли при­зна­ны неза­ви­си­мы­ми го­су­дар­ства­ми. И бо­лее 300 гер­ман­ских го­су­дарств по­лу­чи­ли фак­ти­че­скую неза­ви­си­мость от им­пе­ра­то­ра.

Под за­на­вес 30-лет­ней вой­ны в Ан­глии ре­ли­ги­оз­но-по­ли­ти­че­ский кон­фликт вы­лил­ся в граж­дан­скую вой­ну меж­ду сто­рон­ни­ка­ми пар­ла­мен­та-про­те­стан­та­ми и ан­гли­ка­на­ми-ро­я­ли­ста­ми. В 1649-м ан­глий­ский ко­роль Карл I, сим­па­ти­зи­ро­вав­ший ка­то­ли­циз­му, был каз­нен про­те­стан­та­ми. В 1660-м мо­нар­хия в Ан­глии бы­ла вос­ста­нов­ле­на, но ко­роль и цер­ковь по­те­ря­ли фи­нан­со­вую неза­ви­си­мость и кон­троль над эко­но­ми­кой.

Но глав­ным вы­го­до­при­об­ре­та­те­лем по­лу­то­ра­ве­ко­вой ев­ро­пей­ской ре­ли­ги­оз­ной ре­во­лю­ции ста­ли те, о ком про­по­вед­ни­ки, фюр­сты и ко­ро­ли осо­бен­но не за­ду­мы­ва­лись. По­на­до­би­лось 250 лет, что­бы это за­ме­тить.

ДУХ КАПИТАЛИЗМА

В 1905 го­ду немец­кий со­цио­лог Макс Ве­бер опуб­ли­ко­вал кни­гу «Про­те­стант­ская тру­до­вая эти­ка и дух капитализма». В ней впер­вые бы­ла вы­яв­ле­на связь меж­ду эко­но­ми­че­ским пре­вос­ход­ством услов­ной Се­вер­ной Ев­ро­пы и США над юж­ны­ми, Сре­ди­зем­но­мор­ски­ми стра­на­ми. Клю­чом к по­ни­ма­нию этой свя­зи Ве­бер на­звал по­бе­ду Ре­фор­ма­ции на Се­ве­ре и про­иг­рыш – на Юге.

Бе­з­услов­но, Лю­тер не пла­ни­ро­вал со­здать ве­ро­уче­ние, сти­му­ли­ру­ю­щее раз­ви­тие капитализма. Ско­рее мож­но го­во­рить о том, что на­рож­да­ю­щий­ся класс бюр­ге­ров на­шел в уче­нии ре­фор­ма­то­ров свой идео­ло­ги­че­ский фун­да­мент. А по­ли­ти­че­ские осо­бен­но­сти го­су­дар­ствен­но­го устрой­ства в Свя­щен­ной рим­ской им­пе­рии и Ан­глии не да­ли за­ду­шить про­те­стан­тизм так, как это слу­чи­лось в го­су­дар­ствах с силь­ной мо­нар­хи­че­ской вла­стью – Ис­па­нии, Пор­ту­га­лии, Фран­ции, пап­ской Ита­лии. Ведь пер­вое, на что при­шел­ся идео­ло­ги­че­ский удар про­те­стан­тов, бы­ло имен­но цен­тра­ли­зо­ван­ное мо­нар­хи­че­ское го­су­дар­ствен­ное устрой­ство, упо­доб­ляв­ше­е­ся та­кой же цен­тра­ли­зо­ван­ной церк­ви. Утвер­жде­ние, что хри­сти­а­ни­ну не нуж­на «над­строй­ка» по­сред­ни­ков меж­ду ним и Бо­гом, в од­но­ча­сье да­ва­ло пастве «взрос­лый» ста­тус и из­го­ня­ло из об­ще­ства па­тер­на­лизм. Про­те­стан­ты сво­им уче­ни­ем бы­ли ли­ше­ны «от­цов», ко­то­рые бы ука­зы­ва­ли, как жить, взыс­ки­ва­ли и ми­ло­сти­во про­ща­ли гре­хи.

Необ­хо­ди­мость лич­но чи­тать Би­б­лию мгно­вен­но сде­ла­ла об­ра­зо­ва­ние бо­го­угод­ным, а на­чаль­ную гра­мот­ность – по­го­лов­ной. От­сут­ствие «цен­тра при­ня­тия ре­ше­ний» по трак­тов­ке Свя­щен­но­го пи­са­ния вы­звал к жиз­ни мас­су те­че­ний про­те­стан­тиз­ма и на­учи­ло плю­ра­лиз­му мне­ний (на­сколь­ко это бы­ло воз­мож­но в те вре­ме­на). Все, что не за­пре­ща­лось Пи­са­ни­ем, не мог­ло быть осуж­де­но. По­это­му в го­ды Ре­фор­ма­ции на­уч­ная де­я­тель­ность пе­ре­ме­ща­ет­ся из Ита­лии и Ис­па­нии в гер­ман­ские и ан­глий­ские уни­вер­си­те­ты. По­это­му осуж­ден­ный цер­ко­вью Га­ли­лей стал по­след­ним ве­ли­ким на­тур­фи­ло­со­фом сред­не­ве­ко­вой Ита­лии, а вы­жжен­ная ин­кви­зи­ци­ей Ис­па­ния и во­все не смог­ла вне­сти за­мет­ный вклад в есте­ствен­ные на­у­ки. Фер­нан Бро­дель, круп­ный со­вре­мен­ный фран­цуз- ский ис­то­рик, утвер­ждал, что про­иг­рыш Фран­ции в гео­по­ли­ти­че­ской кон­ку­рен­ции с Бри­та­ни­ей в 19-м ве­ке был пред­опре­де­лен на­ут­ро по­сле Вар­фо­ло­ме­ев­ской но­чи, ко­гда гу­ге­но­ты про­иг­ра­ли ка­то­ли­кам борь­бу за ли­дер­ство в стране.

Вы­бор­ность про­те­стант­ских пас­то­ров во­влек­ла ря­до­вых граж­дан в ба­зо­вые де­мо­кра­ти­че­ские про­це­ду­ры. Да и са­ма ис­то­рия про­те­стан­тиз­ма ста­ла глав­ным уро­ком ре­форм сни­зу, без уча­стия и да­же про­тив во­ли вер­хов­ной вла­сти. Клю­че­вой же осо­бен­но­стью ре­фор­ма­тор­ско­го хри­сти­ан­ства, став­шей ос­но­вой для «ду­ха капитализма», Ве­бер на­звал от­но­ше­ние к тру­ду.

25 июня 1530 го­да спо­движ­ник Лю­те­ра Фи­липп Ме­ланх­тон пред­ста­вил до­ку­мент из 28 глав­ных ве­ро­учи­тель­ных по­ло­же­ний лю­те­ран­ства, во­шед­ший в ис­то­рию как Аугс­бург­ское ис­по­ве­да­ние. 16-й пункт ис­по­ве­да­ния на­зы­вал­ся «О мир­ских де­лах» и со­об­щал: «Мир­ские учре­жде­ния трак­ту­ют­ся как бо­же­ствен­ные уста­нов­ле­ния, по­се­му хри­сти­ане мо­гут и долж­ны пре­успе­вать в сво­их мир­ских про­фес­си­ях, ибо та­ко­во их при­зва­ние в этом ми­ре».

Ве­ком поз­же ан­глий­ский пу­ри­тан­ский бо­го­слов Ри­чард Бак­с­тер вы­ска­зал­ся еще бо­лее опре­де­лен­но: «Ес­ли Бог ука­зу­ет вам этот путь, сле­дуя ко­то­ро­му, вы мо­же­те без ущер­ба для ду­ши сво­ей и не вре­дя дру­гим, за­кон­ным спо­со­бом за­ра­бо­тать боль­ше, чем на ка­ком-ли­бо ином пу­ти, и вы от­вер­га­е­те это и из­би­ра­е­те ме­нее до­ход­ный путь, то вы тем са­мым пре­пят­ству­е­те осу­ществ­ле­нию од­ной из це­лей ва­ше­го при­зва­ния, вы от­ка­зы­ва­е­тесь быть управ­ля­ю­щим Бо­га и при­ни­мать да­ры его для то­го, что­бы иметь воз­мож­ность упо­тре­бить их на бла­го Ему, ко­гда Он то­го по­же­ла­ет. Не для утех пло­ти и греш­ных ра­до­стей, но для Бо­га сле­ду­ет вам тру­дить­ся и бо­га­теть».

Про­те­стан­ты, непри­ем­лю­щие празд­ность и рос­кошь, счи­та­ли пред­при­ни­ма­тель­ство та­ким же бо­го­угод­ным за­ня­ти­ем, как и лю­бое иное, а успех в де­лах – на­гра­дой за доб­ро­со­вест­ное сле­до­ва­ние сво­е­му при­зва­нию. И, со­от­вет­ствен­но, ни­щен­ство счи­та­ли за­ня­ти­ем гре­хов­ным: «Ес­ли кто да­ет обет оста­вать­ся бед­ным, то это рав­но­силь­но обе­ту оста­вать­ся веч­но боль­ным или по­сто­ян­но поль­зо­вать­ся дур­ной ре­пу­та­ци­ей».

ЧТО НЕМЦУ ХО­РО­ШО, ТО РУС­СКО­МУ – СМЕРТЬ

Ва­си­лий Бла­жен­ный опре­де­лен­но не раз­де­лял взгля­дов Лю­те­ра и его по­сле­до­ва­те­лей на ни­щен­ство. Бу­ду­щий зна­ме­ни­тый юро­ди­вый ро­дил­ся на 14 лет рань­ше Лю­те­ра в под­мос­ков­ном се­ле Ело­хо­во в 1469 го­ду. Маль­чи­ком Ва­си­лий был от­прав­лен учить­ся са­пож­но­му де­лу, но 16 лет от ро­ду оста­вил это за­ня­тие, что­бы жить на по­да­я­ние без кро­ва и да­же со­всем без одеж­ды. Уди­ви­тель­но, но по офи­ци­аль­ным дан­ным Ва­си­лий Бла­жен­ный при та­ком об­ра­зе жиз­ни про­жил в Москве це­лых 83 го­да, стал при­двор­ным юро­ди­вым Ива­на IV Гроз­но­го и, бла­го­да­ря на­род­но­му на­зва­нию хра­ма на Крас­ной пло­ща­ди, ве­ро­ят­но, са­мым из­вест­ным ни­щим в ми­ре.

Иван IV, в свою оче­редь, ни­как не раз­де­лял под­хо­да им­пе­ра­то­ра Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии к го­су­дар­ствен­ным де­лам. Иван Гроз­ный, как и его дед Иван Ве­ли­кий, зо­вут­ся рос­сий­ской ис­то­рио­гра­фи­ей «со­би­ра­те­ля­ми зе­мель», пре­одо­лев­ши­ми несчаст­ный пе­ри­од фе­о­даль­ной раз­дроб­лен­но­сти и уста­но­вив­шие жест­ко цен­тра­ли­зо­ван­ную по ор­дын­ско­му об­раз­цу си­сте­му го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния. С ре­ли­ги­оз­ным воль­но­дум­ством царь Иван об­хо­дил­ся не ме­нее ра­ди­каль­но, чем ис­пан­ская ин­кви­зи­ция. «И царь, и мит­ро­по­лит ве­ле­ли его, изы­мав, ис­тя­за­ти о сих; он же хри­сти­а­на се­бя ис­по­ве­да, скры в со­бе вра­жию пре­лесть, са­та­ни­но ере­ти­че­ство, мня­ше бо безумь­ный от Все­ви­дя­ще­го Ока укры­ти­ся»,– так опи­сы­ва­ет ле­то­пись пыт­ки Мат­вея Баш­ки­на, ко­то­ро­го в 1553 го­ду ули­чи­ли в ере­си, близ­кой лю­те­ран­ству.

Несмот­ря на «ке­са­рю – ке­са­ре­во», хри­сти­ан­ская цер­ковь от ос­но­ва­ния по­все­мест­но тес­но пе­ре­пле­та­лась с го­су­дар­ством. В сред­не­ве­ко­вой Ита­лии цер­ковь ста­ла го­су­дар­ством. Но толь­ко в Рос­сии го­су­дар­ство ста­ло цер­ко­вью, а ве­ра в го­су- дар­ство и го­су­да­ря – ос­но­вой ре­ли­ги­оз­ной жиз­ни. Для на­ча­ла Москва объ­яви­ла се­бя са­краль­ной тер­ри­то­ри­ей, «тре­тьим Ри­мом», и об­за­ве­лась соб­ствен­ным, «су­ве­рен­ным» пат­ри­ар­хом. Для это­го в 1588-м (раз­гар Ре­фор­ма­ции в Ев­ро­пе) Бо­рис Го­ду­нов, пра­ви­тель цар­ства Московского при неспо­соб­ном сыне Ива­на Гроз­но­го Фе­до­ре, за­ма­нил в Моск­ву кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха Ие­ре­мию и удер­жи­вал в столь­ном гра­де си­лой, по­ка ста­рик не дал со­гла­сие на учи­не­ние рос­сий­ско­го пат­ри­ар­ше­ства. В 1613-м пат­ри­арх Фи­ла­рет по­са­дил на пре­стол сво­е­го сы­на Ми­ха­и­ла, ос­но­вав мо­нар­хи­че­скую ди­на­стию Ро­ма­но­вых. В 1721-м пра­внук Фи­ла­ре­та им­пе­ра­тор Петр І на­зна­чил се­бя гла­вой рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви, за­вер­шив ин­те­гра­цию ре­ли­гии в го­су­дар­ство. Толь­ко в от­ли­чие от ан­глий­ско­го Ген­ри­ха VIII, мо­нарх-па- три­арх не был огра­ни­чен ни пар­ла­мен­том, ни Ве­ли­кой хар­ти­ей воль­но­стей, ко­то­рая с 1215 го­да на­по­ми­на­ла ан­глий­ским мо­нар­хам, что «ни один сво­бод­ный че­ло­век не мо­жет быть схва­чен, за­клю­чен в тюрь­му, ли­шен сво­ей зем­ли или воль­но­стей, по­став­лен вне за­ко­на, из­гнан или утес­нен ка­ким-ли­бо иным об­ра­зом, ина­че как по за­кон­но­му при­го­во­ру рав­ных ему или по за­ко­ну стра­ны».

По­пы­ток ре­ли­ги­оз­ных ре­форм сни­зу Рос­сия зна­ла мно­же­ство: жи­дов­ству­ю­щие, бес­по­пов­цы, ду­хо­бо­ры, мо­ло­кане, штун­ди­сты – все эти те­че­ния раз­би­лись о ка­мен­ную сте­ну го­су­дар­ства-церк­ви. По­это­му ни­че­го из за­во­е­ва­ний про­те­стан­тов – все­об­щая гра­мот­ность и раз­ви­тие на­ук, де­мо­кра­тия и идео­ло­ги­че­ский плю­ра­лизм, по­ри­ца­ние празд­но­сти и рос­ко­ши – не при­жи­лось на про­сто­рах Рос­сий­ской им­пе­рии. На­про­тив – здесь уко­ре­ни­лось все то, с чем бо­ро­лись по­сле­до­ва­те­ли Лю­те­ра и Каль­ви­на. По­каз­ная рос­кошь увен­чан­ной су­саль­ным золотом Церк­ви и культ жи­ву­щих по­да­я­ни­ем ни­щих. Ухо­дя­щая в не­бо вер­ти­каль дес­по­ти­че­ской вла­сти и бес­прав­ный на­род, 80% ко­то­ро­го пре­бы­ва­ет в раб­стве и жи­вет так, как жи­ли его пред­ки в до­хри­сти­ан­ские вре­ме­на. Пре­зре­ние к об­ра­зо­ван­но­сти и все­объ­ем­лю­щий фа­та­лизм (по­сколь­ку жизнь зем­ная – юдоль пе­ча­ли, уго­тав­ли­ва­ю­щая нас к жиз­ни иной, и все в ру­ках Гос­под­них).

При­ме­ча­тель­но, что Петр I, сво­и­ми ре­во­лю­ци­он­ны­ми ре­фор­ма­ми пы­тав­ший­ся на­ря­дить Рос­сию имен­но что в про­те­стант­ский – немец­кий, гол­ланд­ский, ан­глий­ский на­ряд, не по­ни­мал зна­че­ния ре­ли­ги­оз­ных и, в це­лом, куль­тур­ных уста­но­вок. Дес­по­ту ка­за­лось, что его во­ли, да еще ра­бо­ты па­ла­чей кня­зя Ро­мо­да­нов­ско­го до­ста­точ­но, что­бы по­ме­нять ми­ро­воз­зре­ние на­ро­да. Ис­то­рик Ва­си­лий Клю­чев­ский опи­сы­ва­ет тщет­ные по­пыт­ки Петра «от­учить выс­шие клас­сы гну­шать­ся про­мыш­лен­ным лю­дом и де­лом». «Все вре­мя сво­е­го цар­ство­ва­ния – пи­шет Клю­чев­ский, – он [Петр] про­по­ве­до­вал в Рос­сии о до­сто­ин­стве, «чест­но­сти» и го­су­дар­ствен­ной поль­зе ре­мес­лен­ных и про­мыш­лен­ных за­ня­тий, на­стой­чи­во про­воз­гла­шал в сво­их ука­зах, что та­кие за­ня­тия ни­ко­го не бес­че­стят, что тор­ги и ре­мес­ла столь же по­лез­ны для го­су­дар­ства и по­чет­ны, как го­су­дар­ствен­ная служ­ба и уче­нье. Ве­ро­ят­но, не один дво­ря­нин по­мор­щил­ся, про­чи­тав в ука­зе о еди­но­на­сле­дии, что об­де­лен­ные от­цов­ской недви­жи­мо­стью ка­де­ты не бу­дут празд­ны, а при­нуж­де­ны бу­дут «хле­ба сво­е­го ис­кать служ­бою, уче­ни­ем, тор­га­ми и прочим»».

При­ме­ча­тель­но, что за год до смер­ти, от­ча­яв­шись на­са­дить в дво­рян­ские умы иде­а­лы пред­при­ни­ма­тель­ства, Петр ве­лит учить ком­мер­ции неза­кон­но­рож­ден­ных в спе­ци­аль­но устро­ен­ных для это­го до­мах. Увы, пер­во­му рос­сий­ско­му им­пе­ра­то­ру, разо­гнав­ше­му да­же остат­ки бо­яр­ской де­мо­кра­тии, не при­шло в го­ло­ву, что пред­при­ни­ма­тель­ству нуж­ны не удуш­ли­вая го­су­дар­ствен­ная опека и мо­нар­шье вни­ма­ние, а эко­но­ми­че­ская сво­бо­да и вер­хо­вен­ство пра­ва. Ина­че – как знать – мо­жет быть, царь-ре­фор­ма­тор взял­ся бы пе­ре­ли­цо­вы­вать пра­во­сла­вие по лю­те­ран­ско­му об­раз­цу. И то­гда… Впро­чем, ис­то­рия, как из­вест­но, не лю­бит со­сла­га­тель­ных на­кло­не­ний.

НЕ СЛО­ЖИ­ЛОСЬ

В от­ли­чие от цар­ства Московского, Укра­и­на име­ла шан­сы прой­ти че­рез Ре­фор­ма­цию. В XVI ве­ке по­чти вся со­вре­мен­ная тер­ри­то­рия Укра­и­ны вхо­ди­ла в Ве­ли­кое кня­же­ство Ли­тов­ское – Речь Пос­по­ли­ту (фор­ми­ро­ва­ние фе­де­ра­ции ВКЛ и Поль­ши при­шлось как раз на го­ды Ре­фор­ма­ции). Здесь при­жи­лась и ак­тив­но раз­ви­ва­лась раз­но­вид­ность каль­ви­низ­ма – со­ци­ни­ан­ство. На Во­лы­ни в се­ре­дине ве­ка со­ци­ни­а­нам по­кро­ви­тель­ство­вал князь Кон­стан­тин Острож­ский – ста­ро­ста Вла­ди­мир­ский, мар­ша­лок Во­лын­ской зем­ли, во­е­во­да ки­ев­ский. По сви­де­тель­ству кня­зя Ан­дрея Курб­ско­го, бе­жав­ше­го от пре­сле­до­ва­ний Ива­на Гроз­но­го в Лит­ву и жив­ше­го неда-

ле­ко от Ко­ве­ля, «яз­вою это­го ере­ти­че­ско­го уче­ния за­ра­зи­лась ма­ло не вся Во­лынь».

Шлях­ти­чи, при­ни­мав­шие про­те­стан­тизм, немед­лен­но за­во­ди­ли у се­бя школы для обу­че­ния кре­стьян чте­нию Би­б­лии. Сле­дуя про­те­стант­ской тра­ди­ции, в 1556-м во­лын­ская кня­ги­ня Ана­ста­сия За­слав­ская за­ка­за­ла ар­хи­манд­ри­ту Пре­чи­стен­ско­го мо­на­сты­ря от­цу Гри­го­рию пе­ре­вод Еван­ге­лия с цер­ков­но-сла­вян­ско­го (ста­ро­бо­лгар­ско­го) язы­ка на «русь­ку мо­ву» – офи­ци­аль­ный пись­мен­ный язык Ве­ли­ко­го кня­же­ства Ли­тов­ско­го. Так по­яви­лось Пе­ре­соп­ниц­кое Еван­ге­лие, на ко­то­ром сей­час при­но­сят при­ся­гу укра­ин­ские пре­зи­ден­ты.

Но в 30-лет­ней войне Речь Поспо­ли­та вы­сту­пи­ла на сто­роне ка­то­ли­ков. В хо­де Контр­ре­фор­ма­ции по­зи­ции про­те­стан­тов бы­ли силь­но по­тес­не­ны. Ко­гда же на­ча­лась вой­на со Шве­ци­ей, со­ци­ни­ан об­ви­ни­ли в свя­зях с про­тив­ни­ком и под­верг­ли го­не­ни­ям. По­сле раз­де­ла Ре­чи ее во­сточ­ные тер­ри­то­рии – со­вре­мен­ная Бе­ла­русь и Укра­и­на – по­па­ли под кон­троль московского пра­во­сла­вия, не оста­вив­ше­го про­те­стан­там шан­сов. Для эт­ни­че­ских по­ля­ков в за­пад­ной ча­сти Ре­чи лю­те­ран­ство ста­ло ре­ли­ги­ей ок­ку­пан­тов.

В со­вре­мен­ной Поль­ше про­те­стан­тизм ис­по­ве­ду­ют око­ло 80 тыс. че­ло­век, в первую оче­редь – по­том­ки си­лез­ских нем­цев. В Укра­ине к про­те­стант­ским хри­сти­ан­ским те­че­ни­ям се­бя от­но­сят око­ло 2% на­се­ле­ния. Круп­ней­шим из та­ких те­че­ний яв­ля­ет­ся бап­тизм, за­не­сен­ный немец­ки­ми пе­ре­се­лен­ца­ми во вто­рой по­ло­вине 19го ве­ка. В то вре­мя про­те­стан­тизм не слу­чай­но на­чал поль­зо­вать­ся по­пу­ляр­но­стью: с 400-лет­ним от­ста­ва­ни­ем в Рос­сий­ской им­пе­рии на­зре­ла си­ту­а­ция, бла­го­при­ят­ная для Ре­фор­ма­ции и церк­ви, и го­су­дар­ства. Увы, но ей вос­поль­зо­ва­лись лю­ди с да­ле­ко не хри­сти­ан­ски­ми цен­но­стя­ми.

ОТ ИЛЬИ­ЧА ДО ИЛЬИ­ЧА

Боль­ше­ви­ки, при­шед­шие к вла­сти в Рос­сий­ской им­пе­рии в ре­зуль­та­те ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та и по­сле­ду­ю­щей граж­дан­ской вой­ны, во мно­гом на­сле­до­ва­ли про­те­стан­там 16-го ве­ка. Они так же об­ра­ти­лись к народу и по­пы­та­лись сфор­ми­ро­вать «плос­кую» го­су­дар­ствен­ную струк­ту­ру, ос­но­ван­ную на мест­ных об­щи­нах и со­ве­тах. Неда­ром глав­ны­ми со­юз­ни­ка­ми боль­ше­ви­ков в пер­вые го­ды со­вет­ской вла­сти бы­ли анар­хи­сты и ле­вые эсе­ры, меч­тав­шие о де­цен­тра­ли­зо­ван­ном го­су­дар­стве об­щин с ми­ни­маль­ным го­су­дар­ствен­ным ап­па­ра­том. Боль­ше­ви­ки за­ня­лись лик­ви­да­ци­ей негра­мот­но­сти: каж­дый граж­да­нин дол­жен был уметь чи­тать ес­ли не тру­ды Кар­ла Марк­са, то хо­тя бы га­зет­ные пе­ре­до­ви­цы. И это, ра­зу­ме­ет­ся, боль­ше­ви­ки, так же, как про­те­стан­ты, под­ня­ли труд на пье­де­стал.

«Ес­ли кто не хо­чет тру­дить­ся, тот и не ешь». Эта но­во­за­вет­ная фра­за апо­сто­ла Павла, чрез­вы­чай­но по­пу­ляр­ная у про­те­стан­тов, бы­ла мно­го­крат­но по­вто­ре­на Ле­ни­ным в его ста­тьях 1917–1918 го­дов. «Кто не ра­бо­та­ет, тот пусть не ест – вот прак­ти­че­ская за­по­ведь со­ци­а­лиз­ма»,– за­явил вождь ре­во­лю­ции, и этот его те­зис да­же во­шел в первую Кон­сти­ту­цию Стра­ны со­ве­тов.

Вот толь­ко про­те­стан­ты, в от­ли­чие от боль­ше­ви­ков, при­вет­ство­ва­ли лю­бой труд – в том чис­ле труд пред­при­ни­ма­тель­ский. «Для Бо­га сле­ду­ет вам тру­дить­ся и бо­га­теть»,– утвер­жда­ет Ри­чард Бак­с­тер. «Про­из­вод­ство и про­да­жа из­лиш­ков хле­ба – го­су­дар­ствен­ное пре­ступ­ле­ние», – воз­ра­жа­ет Вла­ди­мир Ле­нин. Еще до за­хва­та вла­сти Ильич по­ни­мал, что ве­до­мый им в свет­лое бу­ду­щее про­ле­та­ри­ат и тру­до­вое кре­стьян­ство не ста­нут ра­бо­тать доб­ро­воль­но, и от­кры­то пи­сал об этом. А уже спу­стя 1,5 ме­ся­ца по­сле со­ци­а­ли­сти­че­ской ре­во­лю­ции Пред­се­да­тель Сов­нар­ко­ма Ле­нин го­то­вит де­крет с та­ким тек­стом: «Вво­дит­ся все­об­щая тру­до­вая по­вин­ность. Все граж­дане обо­е­го по­ла, с 16 до 55 лет, обя­за­ны вы­пол­нять те ра­бо­ты, ко­то­рые бу­дут на­зна­чать­ся мест­ны­ми Со­ве­та­ми ра­бо­чих, сол­дат­ских и кре­стьян­ских де­пу­та­тов или дру­ги­ми ор­га­на­ми Со­вет­ской вла­сти».

Кон­цен­тра­ци­он­ные ла­ге­ря, по­явив­ши­е­ся вме­сте с Со­вет­ской вла­стью, быст­ро транс­фор­ми­ро­ва­лись в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вые, и 1,5 мил­ли­о­на ра­бов-за­клю­чен­ных при­ня­лись за стро­и­тель­ство со­ци­а­лиз­ма. По­ло­же­ние зна­чи­тель­ной ча­сти вре­мен­но на­хо­дя­щих­ся на сво­бо­де бы­ло не мно­гим луч­ше: со­вет­ская ро­ди­на тре­бо­ва­ла тру­до­вых по­дви­гов. Ро­ди­на на­ста­и­ва­ла и при­нуж­да­ла. «Кон­цен­три­ро­ван­ное на­си­лие от­ча­сти об­ра­ща­ет­ся и вовнутрь, яв­ля­ясь фак­то­ром са­мо­ор­га­ни­за­ции и при­ну­ди­тель­ной са­мо­дис­ци­пли­ны тру­дя­щих­ся. По от­но­ше­нию к са­мо­му про­ле­та­ри­а­ту при­нуж­де­ние есть ме­тод ор­га­ни­за­ции, уста­нав­ли­ва­е­мый са­мим ра­бо­чим клас­сом, т. е. ме­тод при­ну­ди­тель­ной уско­рен­ной са­мо­ор­га­ни­за­ции», – пи­сал тео­ре­тик тру­да из-под пал­ки Ни­ко­лай Бу­ха­рин.

Марк­си­сты-ле­нин­цы меч­та­ли, что со вре­ме­нем лю­ди при­вык­нут и ста­нут ис­пы­ты­вать по­треб­ность в бес­плат­ном труде на бла­го все­го на­ро­да. Но в об­сто­я­тель­ствах го­су­дар­ствен­но­го капитализма тру­дя­щи­е­ся ока­за­лись еще бо­лее от­чуж­ден­ны­ми, по опре­де­ле­нию Марк­са, от сво­ей де­я­тель­но­сти и ее ре­зуль­та­тов. Про­шло мень­ше по­лу­ве­ка «уско­рен­ной са­мо­ор­га­ни­за­ции», и в 1965-м, ко­гда ста­ло мож­но, ав­то­ры по­пу­ляр­ной со­вет­ской ко­ме­дии рас­те­рян­но шу­ти­ли над ле­нин­ской «за­по­ве­дью со­ци­а­лиз­ма»: «Кто не ра­бо­та­ет, тот ест! Учись, сту­дент».

К то­му вре­ме­ни от ре­фор­ма­тор­ских на­чи­на­ний боль­ше­ви­ков – «иде­а­лов ре­во­лю­ции» – оста­лась раз­ве что все­об­щая гра­мот­ность. Со­вет­ская де­мо­кра­тия ста­ла фар­сом еще в го­ды «эф­фек­тив­но­го го­су­дар­ствен­но­го ме­недж­мен­та во­ждя на­ро­дов». Но­вая цер­ковь – КПСС – по­лу­чи­ла та­кие пол­но­мо­чия, о ко­то­рых па­па рим­ский со всей сво­ей ин­кви­зи­ци­ей мог бы толь­ко меч­тать. Плю­ра­лизм до­пус­кал­ся раз­ве что в во­про­сах рыб­ной лов­ли. Сло­вом, ес­ли про­во­дить па­рал­ле­ли, то СССР ока­зал­ся стра­ной по­бе­див­шей Контр­ре­фор­ма­ции. Всех со­вет­ских гу­ге­но­тов рас­стре­ля­ли в 1920–30-х. По­это­му вслед за ка­то­ли­че­ской Фран­ци­ей ор­то­док­саль­ная Со­вет­ская Им­пе­рия вчи­стую про­иг­ра­ла гео­по­ли­ти­че­скую иг­ру сво­е­му про­те­стант­ско­му про­тив­ни­ку.

УРО­КИ ЛЮ­ТЕ­РА

Сей­час, во вто­ром де­ся­ти­ле­тии 21-го ве­ка, ко­неч­но, бы­ло бы на­ив­но при­зы­вать к ре­фор­ма­ции пра­во­сла­вия или по­пу­ля­ри­за­ции про­те­стант­ских кон­фес­сий для укреп­ле­ния укра­ин­ской го­су­дар­ствен­но­сти. Но неко­то­рые идеи 500-лет­ней дав­но­сти все еще оста­ют­ся ак­ту­аль­ны­ми.

1. Труд пред­при­ни­ма­те­ля до­сто­ин ува­же­ния. Нам нуж­но про­из­во­дить боль­ше то­ва­ров, хо­ро­ших и раз­ных. Да­вай­те по­при­вет­ству­ем и под­дер­жим тех, кто уме­ет это про­из­вод­ство со­здать и ор­га­ни­зо­вать.

2. Плю­ра­лизм. Ро­ди­ну лю­бить мож­но по-раз­но­му. Оп­по­зи­ция – это хо­ро­шо. Спо­ры в Вер­хов­ной Ра­де – это хо­ро­шо. Нуж­но учить­ся жить вме­сте с людь­ми прин­ци­пи­аль­но дру­гих взгля­дов и не пы­тать­ся сжечь их на ко­ст­ре.

3. От­сут­ствие ав­то­ри­те­тов. Пре­зи­дент, ми­ни­стры, бор­цы с кор­руп­ци­ей и да­же

Юлия Ти­мо­шен­ко – не по­слан­ни­ки Бо­га на Зем­ле, из их го­ло­вы не ис­хо­дит си­я­ние и сло­ва их не по­доб­ны сло­вам биб­лей­ских про­ро­ков. Нуж­но учить­ся жить сво­им умом.

4. Де­цен­тра­ли­за­ция. Хва­тит ждать «доб­ро­го ца­ря» и тре­бо­вать от пра­ви­тель­ства ре­мон­та во­до­про­во­да. Ре­фор­ми­ро­вать стра­ну нуж­но сни­зу. Ор­га­ни­зуй­ем ОСББ и от­ре­мон­ти­ру­ем во­до­про­вод са­ми. Вс­пом­ни­те, кто ваш де­пу­тат в рай­он­ном и го­род­ском со­ве­те. Спро­си­те его, как рас­хо­ду­ет­ся бюд­жет гро­ма­ды.

5. Все­об­щая гра­мот­ность. Нын­че об­ра­зо­ван­но­му че­ло­ве­ку не Би­б­лию на­до чи­тать на ла­ты­ни, а Ин­тер­нет на ан­глий­ском. Нам-то, тем, кто пом­нит по­хо­ро­ны Бреж­не­ва, еще про­сти­тель­но, а де­ти долж­ны speak fluently.

И бу­дем на­де­ять­ся, что на осво­е­ние этих уро­ков Укра­ине по­на­до­бит­ся мень­ше, чем 500 лет.

Ле­ген­дар­ное со­бы­тие. Кадр из филь­ма «Лю­тер»

свя­щен­ная рим­ская им­пе­рия, на­ча­ло 15 ве­ка

фе­де­ра­ция ве­ли­кое Кня­же­ство Ли­тов­ское - речь поспо­ли­та, 1636 год

пра­вед­ник в по­ни­ма­нии пра­во­сла­вия. ва­си­лий бла­жен­ный на Кар­тине с. Ки­рил­ло­ва

про­ле­та­рий пе­ри­о­да раз­ви­то­го со­ци­а­лиз­ма

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.