КАК ЭТО БЫ­ЛО В ОК­ТЯБ­РЕ 1917-ГО

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - 10П0ОЛЛЕИТТНИАКЗААД -

ИЗ ВОС­ПО­МИ­НА­НИЙ ГЕ­НЕ­РАЛ-МАЙОРА ПЕТРА КРАСНОВА, КО­МАН­ДУ­Ю­ЩЕ­ГО III КОННЫМ КОР­ПУ­СОМ:

12 ок­тяб­ря [29 сен­тяб­ря по ст ст.]: «…Ко мне при­был мо­ло­дой офи­цер с уни­вер­си­тет­ским знач­ком, от­ре­ко­мен­до­вав­ший­ся по­ру­чи­ком л. гв. егер­ско­го пол­ка Ма­ту­шев­ским, чле­ном Исп. Ко­ми­те­та Со­ве­та Сол­дат­ских и Ра­бо­чих Де­пу­та­тов. Он при­был с бу­ма­га­ми из став­ки, пред­ла­га­ю­щи­ми до­пу­стить его до озна­ком­ле­ния с кор­пу­сом. […] За ужи­ном Ма­ту­шев­ский, ко­то­ро­го про­си­ли рас­ска­зать им о та­ин­ствен­ном ис­пол­ко­ме, про­из­нёс го­ря­чее сло­во в за­щи­ту боль­ше­ви­ков, Ле­ни­на и Троц­ко­го. Ко­гда он кон­чил, кто-то из офи­це­ров ска­зал: за ни­ми ни­кто не пой­дёт.

Ма­ту­шев­ский встал. Ли­цо его бы­ло блед­но.

– За ни­ми не по­сме­ют не пой­ти, – ти­хо, по­чти шё­по­том про­из­нёс он. – Вы не зна­е­те, кто та­кой Троц­кий. По­верь­те мне, ко­гда бу­дет нуж­но, Троц­кий не за­ду­ма­ет­ся по­ста­вить ги­льо­ти­ну на Алек­сан­дров­ской пло­ща­ди и бу­дет ру­бить го­ло­вы всем непо­кор­ным... И все пой­дут за ним...

Сто­я­ла гро­бо­вая ти­ши­на. Впе­чат­ле­ние от его слов бы­ло ужас­но».

Крас­нов П.Н. На внут­рен­нем фрон­те // Ар­хив рус­ской ре­во­лю­ции.

Т. 1. – Бер­лин, 1922.

ИЗ МЕМУАРОВ ГЕ­НЕ­РА­ЛА ПЕ­ХО­ТЫ ЭРИХА ФОН ЛЮДЕНДОРФА, ЗА­МЕ­СТИ­ТЕ­ЛЯ НА­ЧАЛЬ­НИ­КА ГЕР­МАН­СКО­ГО ГЕ­НЕ­РАЛЬ­НО­ГО ШТА­БА:

«На Во­сточ­ном фрон­те бы­ло спо­кой­но. В се­ре­дине ок­тяб­ря во­сточ­нее Ри­ги мы от­ве­ли на­ши пе­ре­до­вые ча­сти на ос­нов­ную по­зи­цию. На всём огром­ном про­тя­же­нии фрон­та по­сте­пен­но уста­но­ви­лись ожив­лён­ные сно­ше­ния меж­ду непри­я­тель­ски­ми и на­ши­ми око­па­ми. Мы про­дол­жа­ли укреп­лять в рус­ской ар­мии жаж­ду ми­ра.

11 ок­тяб­ря флот вы­шел из Ли­ба­вы для дей­ствий про­тив ост­ро­вов, рас­по­ло­жен­ных пе­ред вхо­дом в Риж­ский за­лив. Удар, ка­за­лось, це­лил на Пет­ро­град, и, так как у боль­шин­ства лю­дей от­сут­ству­ет пред­став­ле­ние о вре­ме­ни и про­стран­стве, он дол­жен был про­из­ве­сти там боль­шое впе­чат­ле­ние. […] 16 ок­тяб­ря ост­ров Эзель был уже наш, а 18-го пал Мо­он. Вско­ре мы креп­ко дер­жа­ли в на­ших ру­ках и ост­ров Да­го».

Лю­ден­дорф Э. Мои вос­по­ми­на­ния о войне 1914–1918 гг. – М., 2014.

ИЗ МЕМУАРОВ МИ­НИ­СТРА-ПРЕД­СЕ­ДА­ТЕ­ЛЯ ВРЕ­МЕН­НО­ГО ПРА­ВИ­ТЕЛЬ­СТВА АЛЕК­САНДРА КЕ­РЕН­СКО­ГО:

«…Ко­гда гер­ман­ское ко­ман­до­ва­ние убе­ди­лось, что дей­ствия Ле­ни­на в Рос­сии всё ещё не да­ли ре­зуль­та­тов, ко­гда все гер­ман­ские со­юз­ни­ки во гла­ве с Ав­ст­ро-вен­гри­ей лишь ис­ка­ли пред­ло­га, что­бы вый­ти из вой­ны, Бер­лин ре­шил­ся на по­след­нюю, край­нюю ме­ру и бро­сил про­тив Рос­сии весь свой флот, вклю­чая все дред­но­у­ты, лин­ко­ры, крей­се­ра, ми­но­нос­цы и под­вод­ные лод­ки и да­же при­бег­нув к под­держ­ке авиа­ции.

27 сен­тяб­ря (или 28) [10–11 ок­тяб­ря. – Ред.] мы по­лу­чи­ли сиг­нал, что к рус­ским бе­ре­гам приближается ар­ма­да гер­ман­ских ко­раб­лей. […] Несмот­ря на оче­вид­ное пре­вос­ход­ство сил про­тив­ни­ка, рус­ские во­ен­ные ко­раб­ли в те­че­ние дли­тель­но­го вре­ме­ни обо­ро­ня­ли под­хо­ды (к Мо­он­зун­ду), и лишь се­рьёз­ные по­вре­жде­ния, на­не­сён­ные ог­нём дред­но­у­тов, вы­ну­ди­ли их отой­ти в Мо­он­зунд­ский ка­нал… В кон­це опе­ра­ции гер­ман­ские дред­но­у­ты об­ра­ти­ли огонь сво­их пу­шек на бе­ре­го­вые ба­та­реи и в ко­рот­кое вре­мя уни­что­жи­ли их. Дру­гая груп­па рус­ских во­ен­ных ко­раб­лей, на­хо­див­ших­ся в Мо­он­зун­де, от­ра­жа­ла оже­сто­чён­ные ата­ки про­тив­ни­ка с се­ве­ра. Ата­ки не увен­ча­лись успе­хом. Од­но­вре­мен­но боль­шое чис­ло вра­же­ских гид­ро­аэро­пла­нов под­верг­ли мас­си­ро­ван­ной бом­бар­ди­ров­ке на­ши ко­раб­ли, до­ки и ост­ров Мо­он, за­ня­тый рус­ски­ми ча­стя­ми. […] 3 ок­тяб­ря гер­ман­ский флот про­вёл опе­ра­цию по вы­сад­ке де­сан­та на ост­ров Эзель и в рай­он Мо­он­зунд­ских укреп­ле­ний, при­кры­вав­ших под­сту­пы к Крон­штад­ту и Пет­ро­гра­ду.

12 ок­тяб­ря боль­ше­ви­ки учре­ди­ли при Пет­ро­град­ском Со­ве­те Во­ен­но-ре­во­лю­ци­он­ный ко­ми­тет. Офи­ци­аль­но он был при­зван за­щи­щать «сто­ли­цу ре­во­лю­ции» от гер­ман­ско­го втор­же­ния, но в дей­стви­тель­но­сти стал шта­бом под­го­тов­ки во­ору­жён­но­го вос­ста­ния про­тив пра­ви­тель­ства».

Ке­рен­ский А.Ф. Рос­сия на ис­то­ри­че­ском по­во­ро­те. Ме­му­а­ры / Пер. с ан­гл. – М., 1993.

ИЗ ЗАПИСОК БРИ­ТАН­СКО­ГО ПОСЛА В РОС­СИИ ДЖОР­ДЖА БЬЮКЕНЕНА:

« …Рус­ское пра­ви­тель­ство об­ра­ти­лось к нам с прось­бой по­слать наш флот в Бал­тий­ское мо­ре, тре­бо­ва­ние, ко­то­ро­го мы не мог­ли удо­вле­тво­рить по оче­вид­ным ос­но­ва­ни­ям».

25 [12 по ст. ст.] ок­тяб­ря (за­пись Бьюкенена о бе­се­де с Те­ре­щен­ко и Ке­рен­ским. – Ред.): «Я воз­ра­зил, что хо­тя я вполне при­знаю доб­лест­ное по­ве­де­ние фло­та, участ­во­вав­ше­го в по­след­нем сра­же­нии, од­на­ко Рос­сия ед­ва ли мо­жет ожи­дать, что мы риск­нём при­не­сти в жерт­ву наш флот, по­ка её ар­мия, чис- лен­но пре­вос­хо­дя­щая си­лы про­тив­ни­ка, оказывает лишь сла­бое со­про­тив­ле­ние про­дви­же­нию гер­ман­цев. […] Ке­рен­ский не скры­вал сво­е­го разо­ча­ро­ва­ния. Он лич­но, ска­зал он, по­ни­ма­ет на­ше по­ло­же­ние, но труд­но объ­яс­нить его всё воз­рас­та­ю­ще­му чис­лу лиц, ко­то­рые по­сто­ян­но жа­лу­ют­ся, что со­юз­ни­ки по­вер­ну­лись к Рос­сии спи­ной. В неко­то­рых кру­гах да­же опа­са­ют­ся, что со­юз­ни­ки за­мыш­ля­ют за­клю­чить мир за счёт Рос­сии. Я от­ве­тил, что мы уже ка­те­го­ри­че­ски от­верг­ли это об­ви­не­ние, и что он мо­жет быть уве­рен, что мы ни­ко­гда не по­ки­нем Рос­сии, ес­ли са­ма она не от­ре­чёт­ся пер­вая от се­бя. За­клю­чить мир за её счёт бы­ло бы са­мо­убий­ством с на­шей сто­ро­ны. Од­на­ко ед­ва ли мож­но ожи­дать, что мы бу­дем до­став­лять ей боль­шое ко­ли­че­ство во­ен­но­го снаб­же­ния, по­ка мы не бу­дем иметь неко­то­рой га­ран­тии то­го, что рус­ская ар­мия ис­поль­зу­ет его це­ле­со­об­раз­но. […] Я ска­зал, что хо­тя бри­тан­ское об­ще­ство го­то­во оце­нить за­труд­не­ния по­след­ней, од­на­ко вполне есте­ствен­но, что по­сле па­де­ния Ри­ги оно долж­но бы­ло оста­вить вся­кую на­деж­ду на то, что Рос­сия бу­дет при­ни­мать в даль­ней­шем ак­тив­ное уча­стие в войне.

Кро­ме то­го, неко­то­рое раз­дра­же­ние, ко­то­рое, быть мо­жет, оно чув­ству­ет, вы­зва­но тем об­сто­я­тель­ством, что рус­скую ар­мию с лёг­ким серд­цем раз­ру­ша­ют в ка­че­стве бо­е­вой си­лы те, кто бо­ит­ся, что она мо­жет быть ис­поль­зо­ва­на про­тив ре­во­лю­ции. […] Я ска­зал, что мы вы­со­ко оце­ни­ва­ем уси­лия, ко­то­рые он де­ла­ет для то­го, что­бы вдох­нуть жизнь в ар­мию, и я ве­рю, что он мо­жет ещё до­бить­ся успе­ха. Од­на­ко уже не оста­ёт­ся вре­ме­ни для по­лу­мер, и же­лез­ная дис­ци­пли­на, о ко­то­рой он так ча­сто го­во­рил, долж­на быть уста­нов­ле­на во что бы то ни ста­ло. Боль­ше­визм яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком всех зол, от ко­то­рых стра­да­ет Рос­сия, и ес­ли бы он толь­ко вы­рвал его с кор­нем, то он пе­ре­шёл бы в ис­то­рию не толь­ко в ка­че­стве во­ждя ре­во­лю­ции, но и в ка­че­стве спа­си­те­ля сво­ей стра­ны. Ке­рен­ский при­зна­вал спра­вед­ли­вость вы­ска­зан­но­го мною, но за­явил, что он мо­жет это сде­лать толь­ко в том слу­чае, ес­ли боль­ше­ви­ки са­ми вы­зо­вут вме­ша­тель­ство пра­ви­тель­ства пу­тём во­ору­жён­но­го вос­ста­ния. Так как он при­ба­вил, что они, ве­ро­ят­но, устро­ят вос­ста­ние в те­че­ние бли­жай­ших пя­ти недель, то я вы­ра- зил на­деж­ду, что он на этот раз не упу­стит слу­чая, как это он сде­лал в июле».

Бью­ке­нен Дж. Ме­му­а­ры ди­пло­ма­та. – М.: Меж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния, 1991.

ИЗ ДНЕВНИКА МОСКОВСКОГО ОБЫ­ВА­ТЕ­ЛЯ НИ­КИ­ТЫ ОКУНЕВА:

3 ок­тяб­ря [20 сен­тяб­ря по ст. ст.]: «В Москве на­ча­лась за­ба­стов­ка ап­те­кар­ских слу­жа­щих. Боль­ные по­про­бу­ют уми­рать без со­дей­ствия ле­карств».

8 ок­тяб­ря [25 сен­тяб­ря по ст. ст.]: «Вче­ра в Москве про­ис­хо­ди­ли вы­бо­ры в рай­он­ные ду­мы. […] Впе­чат­ле­ние в вы­бор­ном при­сут­ствии в сто­ро­ну апа­тии и рав­но­ду­шия со сто­ро­ны обы­ва­те­лей. Не шли ни с ка­ки­ми за­пис­ка­ми (из­би­ра­тель­ны­ми бюл­ле­те­ня­ми. – Ред.) – обо­зли­лись, зна­чит, и мах­ну­ли на ре­во­лю­цию ру­кой. Пусть, мол, бу­дет как мож­но ху­же».

11 ок­тяб­ря [28 сен­тяб­ря по ст. ст.]: «В Там­бо­ве пред­се­да­те­лем мест­но­го с.р. и с.д. (Со­ве­та ра­бо­чих и сол­дат­ских де­пу­та­тов. – Ред.) был из­бран Го­ло­ща­пов, ко­то­рый, как те­перь уста­нов­ле­но су­деб­ны­ми вла­стя­ми, яв­ля­ет­ся бег­лым ка­торж­ни­ком, со­вер­шив­шим 22 убий­ства».

15 [2 по ст. ст.] ок­тяб­ря: «С каж­дым днём жизнь де­ла­ет­ся всё ужас­нее. Вче­ра, а осо­бен­но 30 сен­тяб­ря, та­кие ужа­сы и па­ко­сти со­об­ща­ют­ся га­зе­та­ми, что чи­тать жут­ко и тош­но. […] Нем­цы под при­кры­ти­ем боль­ших мор­ских сил вы­са­ди­ли де­сант в бух­те Таг­га-лах­та, на ост­ро­ве Да­го и на ост­ро­вах Эзель. Ост­ров Да­го от Пет­ро­гра­да в 375 вер­стах и от Ре­ве­ля в 125 вер­стах. Эзель на 25 вёрст даль­ше. На­ши при­мор­ские ба­та­реи бы­ли мо­мен­таль­но сби­ты мощ­ным ог­нём немец­ких дред­но­у­тов».

20 [7 по ст. ст.] ок­тяб­ря: «Ост­ро­ва Эзель, Мо­он и Да­го за­ня­ты непри­я­те­лем, и на­ши ча­сти, на­хо­див­ши­е­ся там, ли­бо ис­треб­ле­ны, ли­бо оста­лись в пле­ну. […] Свер­ху не­мец­кие са­мо­лё­ты за­бро­са­ли бом­ба­ми на­ши су­да, при­ста­ни и ост­ров­ские по­се­ле­ния. Над Риж­ским и Фин­ским за­ли­ва­ми уже ле­та­ют их цеп­пе­ли­ны. Пет­ро­град и Ре­вель уле­пё­ты­ва­ют во все ло­пат­ки. Эва­ку­а­ция пра­ви­тель­ствен­ных и об­ще­ствен­ных учре­жде­ний в пол­ном хо­ду».

Оку­нев Н.П. Днев­ник моск­ви­ча, 1917–1924. Кн. 1. – М., 1997.

по­топ­лен­ный в мо­он­зунд­ском сра­же­нии бро­не­но­сец «сла­ва»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.