СО­ВЕР­ШЕН­НО БЕС­ПО­ЛЕЗ­НЫЙ ДЕ­ВАЙС

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - БИБЛИОТЕКА - Алек­сей КА­ЛУ­ГИН

«Уни­каль­ный, но со­вер­шен­но бес­по­лез­ный де­вайс.

Упа­ков­ка – нет.

Усло­вие до­став­ки – са­мо­вы­воз.

Це­на – до­го­вор­ная».

Кобъ­яв­ле­нию при­шпи­ле­на фо­то­гра­фия – нечто крайне неопре­де­лён­ное, с тру­дом под­да­ю­ще­е­ся опи­са­нию. По­хо­же на ин­стал­ля­цию в сти­ле «ин­даст­ри­ал» под пла­сти­ко­вым кол­па­ком. Но кра­си­во, чёрт по­бе­ри. При­няв на­ко­нец ре­ше­ние, Марк ско­пи­ро­вал объ­яв­ле­ние и пе­ре­слал его Сла­ви­ку. От­вет при­шёл быст­рее, чем Марк успел до­стать бан­ку ко­лы из хо­ло­диль­ни­ка. «Бе­рём !!!!!!! »

Устрой­ство, по­лу­чив­шее семь вос­кли­ца­тель­ных зна­ков – мак­си­маль­ную оцен­ку по шка­ле Сла­ви­ка, Марк на­шёл на сай­те «Ко­ло­брод», в раз­де­ле «Сде­лал сам». Здесь вы­став­ля­ли на про­да­жу са­мо­дель­ные га­д­же­ты. Как вполне ути­ли­тар­ные, так и аб­со­лют­но бес­цель­ные. Как пра­ви­ло, они бы­ли вы­пол­не­ны в един­ствен­ном эк­зем­пля­ре и це­ну име­ли чи­сто сим­во­ли­че­скую. Смысл ту­сов­ки на «Ко­ло­бро­де» был не в том, что­бы до­ро­го про­дать, а что­бы всех уди­вить. По­это­му на­зва­ние «со­вер­шен­но бес­по­лез­ный де­вайс» мог­ло ока­зать­ся свое­об­раз­ным ре­клам­ным хо­дом. Стран­ным ка­за­лось, что че­ло­век, вы­ста­вив­ший де­вайс на про­да­жу, от­клю­чил все ком­мен­та­рии. То ли эту шту­ко­ви­ну со­брал за­кон­чен­ный ми­зан­троп, ко­то­ро­му де­ла нет ни до ко­го во­круг, то ли ав­тор от­лич­но знал це­ну то­му, что сде­лал, и не со­би­рал­ся дис­ку­ти­ро­вать на эту те­му. Впро­чем, од­но не ис­клю­ча­ло дру­го­го.

Бе­зум­ные ге­нии, вы­став­ляв­шие свои тво­ре­ния на «Ко­ло­бро­де», за­ча­стую са­ми не мог­ли оце­нить но­виз­ну сво­их идей и ори­ги­наль­ность ре­ше­ний. А вот Марк со Сла­ви­ком – мог­ли. По­это­му они пла­но­мер­но шер­сти­ли объ­яв­ле­ния о про­да­жах не толь­ко на «Ко­ло­бро­де», но и ещё на пя­ти по­хо­жих сай­тах. И, ес­ли что-то при­вле­ка­ло вни­ма­ние, за­став­ля­ло вдруг хоть на се­кун­ду за­ме­реть с при­от­кры­тым от удив­ле­ния ртом – по­ку­па­ли. Что­бы по­том, до­ма, спо­кой­но во всём разо­брать­ся. Ес­ли вы­яс­ня­лось, что идея на са­мом де­ле че­го-то сто­ит, Марк со Сла­ви­ком при­да­ва­ли ей за­кон­чен­ную ком­мер­че­скую фор­му. До­ку­мен­та­ция на­прав­ля­лась в от­дел но­вых раз­ра­бо­ток неболь­шой фир­мы, с ко­то­рой они со­труд­ни­ча­ли на нефор­маль­ной ос­но­ве. Марк со Сла­ви­ком по­лу­ча­ли свои ко­мис­си­он­ные, а ди­пло­ми­ро­ван­ные ин­же­не­ры из тех­от­де­ла оформ­ля­ли но­вое из­де­лие как соб­ствен­ную раз­ра­бот­ку. Неко­то­рые да­же за­пус­ка­лись в про­из­вод­ство.

Ра­зу­ме­ет­ся, Марк со Сла­ви­ком по­ни­ма­ли, что по­сту­па­ют не са­мым бла­го­род­ным об­ра­зом. Но Сла­вик твёр­до при­дер­жи­вал­ся мнения, что насто­я­щий биз­нес ни­ко­гда и ни­где не де­ла­ет­ся чи­сты­ми ру­ка­ми. Марк успо­ка­и­вал со­весть мыс­ля­ми о том, что, ко­гда их част­ная ини­ци­а­ти­ва креп­ко вста­нет на но­ги и нач­нёт при­но­сить ощу­ти­мую при­быль, мож­но бу­дет от­да­вать часть за­ра­бот­ка на бла­го­тво­ри­тель­ность. На­при­мер, под­дер­жи­вать ка­кую-ни­будь эко­ло­ги­че­скую про­грам­му. От безум­ных изоб­ре­та­те­лей ни­че­го по­доб­но­го не до­ждёшь­ся – слиш­ком за­цик­ле­ны на се­бе, да и бед­ны, как пра­ви­ло, – Марк сде­ла­ет это за них. Один за всех.

При­выч­но по­чув­ство­вав се­бя в от­ве­те за судь­бу пла­не­ты, Марк по­гла­дил паль­цем мыш­ку и клик­нул по кноп­ке «Ку­пить».

По­чти тот­час же в поч­то­вый ящик упа­ло пись­мо.

«Вас за­ин­те­ре­со­вал наш де­вайс, вы­став­лен­ный на про­да­жу на сай­те «Ко­ло­брод». Ес­ли это не ду­рац­кая шутка и вы не пе­ре­ду­ма­ли, пред­ла­га­ем встре­тить­ся в на­шем офи­се, рас­по­ло­жен­ном в пя­ти ми­ну­тах ез­ды от стан­ции МЦК «Ко­пте­во». Ес­ли вы все ещё не пе­ре­ду­ма­ли, про­сим под­твер­дить ваш за­каз и со­об­щить да­ту и вре­мя ва­ше­го ви­зи­та».

Ни­же при­ла­га­лась схе­ма про­ез­да. Мар­ка слег­ка на­сто­ро­жи­ло сло­во «офис». Он да­же по­де­лил­ся со­мне­ни­я­ми со Сла­ви­ком. На что тот от­ве­тил: «Фиг­ня! Про­сто ка­кой-то гик на­зы­ва­ет свою ха­лу­пу офи­сом! До­го­ва­ри­вай­ся на один­на­дцать. В де­сять за то­бой за­еду».

Сла­вик умел убеж­дать.

От­бро­сив по­след­ние со­мне­ния, Марк под­твер­дил за­каз.

На сле­ду­ю­щий день ров­но в де­сять Сла­вик по­зво­нил и ска­зал, что уже ждёт Мар­ка у подъ­ез­да. Без пят­на­дца­ти один­на­дцать они бы­ли воз­ле стан­ции «Ко­пте­во».

Сле­дуя по­лу­чен­ной схе­ме, Сла­вик про­ехал меж­ду дву­мя ста­ры­ми че­ты­рёх­этаж­ны­ми до­ма­ми из крас­но­го кир­пи­ча, в ко­то­рых вро­де как ни­кто уже и не жил. Свер­нул на­ле­во. Здесь ас­фальт кон­чил­ся, и ма­ши­ну на­ча­ло под­бра­сы­вать на уха­би­стой грун­то­вой до­ро­ге.

– За­бра­лись ку­да-то к чёр­ту на ро­га, – недо­воль­но про­це­дил сквозь зу­бы Сла­вик.

Не успел он это ска­зать, как до­ро­га упёр­лась в ста­рую же­лез­но­до­рож­ную ко­лею. Рель­сы – ржа­вые. Меж­ду шпа­ла­ми рос­ла вы­со­кая ост­ро­лист­ная тра­ва с жел­то­ва­ты­ми ме­тёл­ка­ми со­цве­тий.

– Вы­ле­зай! – Сла­вик за­глу­шил мо­тор. – Даль­ше – пеш­ком!

При­я­те­ли пе­ре­сту­пи­ли че­рез три па­ры рель­сов, пе­ре­сек­ли уз­кую ле­со­по­ло­су и ока­за­лись у стен трёх­этаж­но­го зда­ния, вро­де тех, в ка­ких преж­де, в со­вет­ские ещё вре­ме­на, раз­ме­ща­лись ре­мес­лен­ные учи­ли­ща. Это бы­ла са­мая на­ту­раль­ная за­брош­ка. Стёк­ла в ок­нах вы­би­ты. Крас­ка со стен со­дра­на. На уровне пер­вых двух эта­жей её за­ме­ня­ло граф­фи­ти, да­же не на­по­ми­на­ю­щее ра­бо­ты Бэнк­си. Крыль­цо с вы­би­ты­ми сту­пе­ня­ми смот­ре­ло на Мар­ка со Сла­ви­ком тём­ным, про­ва­лив­шим­ся ртом двер­но­го про­ёма.

– По­хо­же, над на­ми глу­по под­шу­ти­ли, – озву­чил и без то­го оче­вид­ный вы­вод Сла­вик. И, по­ду­мав, до­ба­вил: – А мо­жет, мы са­ми ду­ра­ки.

– Вход с дру­гой сто­ро­ны, – све­рив­шись со схе­мой, со­об­щил Марк.

– Ну-ну, – толь­ко и ска­зал Сла­вик. Прой­дя по раз­ва­лив­шей­ся на кус­ки ас­фаль­то­вой до­рож­ке, сквозь раз­ло­мы в ко­то­рой про­рос­ла не толь­ко тра­ва, но да­же неболь­шие де­рев­ца, го­дя­щи­е­ся для ике­ба­ны, при­я­те­ли обо­гну­ли за­брош­ку сле­ва. Ка­ко­во же бы­ло их удив­ле­ние, ко­гда, свер­нув за угол, они уви­де­ли доб­рот­ную, но­вень­кую ме­тал­ли­че­скую дверь с глаз­ком ви­део­ка­ме­ры. Ок­на и сте­ны по кра­ям от две­ри и над нею вы­гля­де­ли так же уст­ра- ша­ю­ще, как и на фа­са­де зда­ния. Вдо­ба­вок жир­ные язы­ки ко­по­ти над тре­мя край­ни­ми ок­на­ми вто­ро­го эта­жа со всей опре­де­лён­но­стью сви­де­тель­ство­ва­ли, что не так дав­но здесь был по­жар.

– Я был неправ? – спро­сил Сла­вик.

– Ты был неправ, – под­твер­дил Марк. Он по­до­шёл к две­ри и взгля­дом по­ис­кал кноп­ку звон­ка или до­мо­фон. Ни то­го ни дру­го­го ни на са­мой две­ри, ни воз­ле неё не ока­за­лось. Двер­ная руч­ка так­же от­сут­ство­ва­ла.

По­жав пле­ча­ми, Марк ти­хонь­ко по­сту­чал в дверь со­гну­тым паль­цем.

– Че­го на­до? – тут же от­ве­тил рез­кий непри­вет­ли­вый го­лос, скре­же­щу­щий, как дра­чё­вый на­пиль­ник.

– Мы на­счёт за­ка­за, – гля­дя в ка­ме­ру, от­ве­тил Марк.

Го­лос мо­мен­таль­но сде­лал­ся лас­ко­вым, бар­ха­ти­стым и пе­ву­чим, как у Ху­лио Иг­ле­си­а­са.

– Мои из­ви­не­ния. Не хо­тел быть невеж­ли­вым, но, зна­е­те, хо­дят тут вся­кие...

Дверь ши­ро­ко рас­пах­ну­лась. А мо­жет быть, про­сто ис­чез­ла.

На по­ро­ге при­хо­жей, за­ли­той яр­ким ис­кус­ствен­ным све­том, сто­ял че­ло­век в тём­но-си­нем ко­стю­ме с ши­ро­ки­ми лац­ка­на­ми и боль­ши­ми на­клад­ны­ми кар­ма­на­ми. Под пи­джа­ком у него бы­ла на­де­та со­вер­ше­но неумест­ная клет­ча­тая ру­баш­ка, по­че­му-то с под­ня­тым во­рот­ни­ком. Да­же с учё­том бо­ти­нок на вы­со­ких каб­лу­ках, ро­ста в че­ло­ве­ке ед­ва бы на­бра­лось боль­ше по­лу­то­ра мет­ров. Хо­зя­ин сто­ял, ши­ро­ко рас­ки­нув ру­ки в сто­ро­ны. Воз­мож­но, жест при­зван был изоб­ра­зить ра­ду­шие. Хо­тя боль­ше все­го это по­хо­ди­ло на раз­мин­ку пе­ред рас­пя­ти­ем. Го­ло­ва у че­ло­веч­ка бы­ла круг­лая, со­вер­шен­но лы­сая, с ма­лень­ки­ми, буд­то при­рос­ши­ми к че­ре­пу уша­ми. Уз­кие блед­ные гу­бы рас­тя­ну­ло в сто­ро­ны по­до­бие улыб­ки. Гла­за скры­ва­лись за ста­ро­мод­ны­ми тём­ны­ми оч­ка­ми в ши­ро­кой чёр­ной пла­сти­ко­вой опра­ве.

Что и го­во­рить, внеш­ность у хо­зя­и­на бы­ла неор­ди­нар­ная. Кто дру­гой уста­вил­ся бы на та­кое чу­до, уро­нив че­люсть, но Марк со Сла­ви­ком да­же не морг­ну­ли лиш­ний раз. Ска­зал­ся бо­га­тый опыт об­ще­ния с изоб­ре­та­те­ля­ми.

– Рад! Безум­но рад на­шей встре­че! – вос­клик­нул че­ло­ве­чек го­ло­сом про­вин­ци­аль­но­го кон­фе­ран­сье. – Доб­ро по­жа­ло­вать в на­шу скром­ную оби­тель!

Он сде­лал пол­ша­га на­зад и ши­ро­ко взмах­нул ру­кой, при­гла­шая го­стей вой­ти.

По­че­му-то имен­но в этот мо­мент Мар­ка одо­ле­ли со­мне­ния. Он и сам не мог точ­но опре­де­лить, что его сму­ща­ет. Стран­ный вид хо­зя­и­на? Его го­лос? Оч­ки, скры­ва­ю­щие гла­за? Или же то, что за спи­ной у че­ло­веч­ка не бы­ло ни­че­го, кро­ме бе­лой пу­сто­ты? А мо­жет, всё сра­зу? Но толь­ко Марк вдруг по­нял, что ему не хо­чет­ся за­хо­дить внутрь.

Вро­де и не бо­яз­но, а вот со­всем не хо­чет­ся.

– Ну, да­вай же!

Сла­вик толк­нул Мар­ка в спи­ну. Тот от неожи­дан­но­сти сде­лал два ша­га впе­рёд. И ока­зал­ся в неболь­шой квад­рат­ной при­хо­жей. Пустой, как вы­пи­тый ста­кан пи­ва. Здесь не бы­ло ни окон, ни две­рей. Толь­ко сте­ны, пол и по­то­лок. Марк огля­нул­ся.

Сза­ди был один Сла­вик. В смыс­ле – на­пар­ник был, а дверь, че­рез ко­то­рую они во­шли, ис­чез­ла. За спи­ной у Сла­ви­ка те­перь на­хо­ди­лась ров­ная стена, по­кры­тая глад­ким бе­лым ма­те­ри­а­лом, по­хо­жим на ка­кой-то по­ли­мер.

Сла­вик на­ко­нец-то поз­во­лил се­бе уди­вить­ся.

– Как вы это де­ла­е­те? – спро­сил он у низ­ко­рос­ло­го.

– Но­вая тех­но­ло­гия,

– от­ве­тил тот.

– По­ни­маю, что но­вая, – усмех­нул­ся Сла­вик. – Я спра­ши­ваю: как?

– Это не име­ет от­но­ше­ния к пред­ме­ту на­шей встре­чи.

– Ме­ня зо­вут Вя­че­слав, – пред­ста­вил­ся Сла­вик. – Мо­е­го кол­ле­гу – Марк.

– Броу, – на­звал се­бя ко­ро­тыш­ка.

– Это ваш ник­нейм? – Сла­вик по­ни­ма­ю­ще улыб­нул­ся.

– Мож­но и так ска­зать. Про­шу, сле­дуй­те за мной.

Плав­ной сколь­зя­щей по­ход­кой дво­рец­ко­го, со­про­вож­да­ю­ще­го го­стей в по­кои гос­по­ди­на, Броу пе­ре­сёк при­хо­жую и при­ло­жил ла­донь к стене. Как и сле­до­ва­ло ожи­дать, в стене от­крыл­ся про­ход.

Сде­лав несколь­ко ша­гов, го­сти ока­за­лись в ко­ри­до­ре, на­столь­ко длин­ном, что ко­нец его не про­сто те­рял­ся где-то вда­ли, а пре­вра­щал­ся в ис­че­за­ю­щую точ­ку. Ин­те­рьер ко­ри­до­ра был вы­дер­жан всё в том же ми­ни­ма­лист­ском сти­ле. По ле­вую ру­ку тя­ну­лась бес­ко­неч­ная бе­лая стена, на ко­то­рой че­рез рав­ные ин­тер­ва­лы ви­се­ли про­зрач­ные оваль­ные бир­ки с вы­пи­сан­ны­ми золотом но­ме­ра­ми. Это мог­ли быть ука­за­те­ли неви­ди­мых две­рей. Или что-то со­вер­шен­но иное. Про­ти­во­по­лож­ная стена бы­ла пол­но­стью за­стек­ле­на. Че­рез неё от­кры­вал­ся рос­кош­ный вид на ти­пич­ный ан­глий­ский сад с уз­ки­ми гра­вий­ны­ми до­рож­ка­ми, пет­ля­ю­щи­ми сре­ди ак­ку­рат­но под­стри­жен­ных лу­жа­ек, цве­точ­ных клумб, ку­стов и де­ко­ра­тив­ных пру­ди­ков. В са­ду яр­ко све­ти­ло солн­це, пор­ха­ли ба­боч­ки и бла­го­уха­ли цве­ты. На­вер­ное, ещё и пти­цы ще­бе­та­ли, толь­ко че­рез стек­ло их не бы­ло слыш­но.

Броу шёл впе­ре­ди. Сла­вик и Марк в трёх ша­гах по­за­ди него.

– Слу­шай, да­вай уй­дём, – шеп­нул Марк, дёр­гая на­пар­ни­ка за ло­коть. – Ну его на­фиг, этот де­вайс! Мне здесь не нра­вит­ся.

– Ты в сво­ём уме? – про­ши­пел Сла­вик. – Ещё не по­нял, с кем мы име­ем де­ло? Это те­бе не фри­ки ин­тер­не­тов­ские, а се­рьёз­ные ре­бя­та. Мы впер­вые, мо­жет быть, на на­сто­я­щую зо­ло­тую жи­лу на­ткну­лись. А ты хо­чешь всё бро­сить и уй­ти? Вот про­сто так, бро­сить и уй­ти? – Посмот­ри на уши это­го недо­мер­ка, – со­всем ти­хо про­шеп­тал Марк.

Сла­вик скло­нил го­ло­ву к пле­чу, ста­ра­ясь по­луч­ше раз­гля­деть уши сте­пен­но ше­ству­ю­ще­го впе­ре­ди Броу.

– А что с ни­ми не так? Уши как уши. – Они вы­тя­ну­ты на­зад и за­ост­ре­ны на кон­цах.

– Да, есть ма­лёк, – нехо­тя со­гла­сил­ся Сла­вик.

– И те­бя это не на­сто­ра­жи­ва­ет?

– А, я по­нял! – Сла­вик страш­но вы­та­ра­щил гла­за. – Это вам­пир! Ве­дёт нас в свое ло­го­во! Что­бы там, под по­кро­вом но­чи, пу­стить нам кровь! По­это­му в его до­ме нет на­сто­я­щих окон! Но ты за­был – он сто­ял в двер­ном про­ёме и не сго­рел на солн­це.

Марк скро­ил недо­воль­ную фи­зио­но­мию. Ему не нра­ви­лось несе­рьёз­ное от­но­ше­ние на­пар­ни­ка к то­му, что он го­во­рил.

Ша­гав­ший впе­ре­ди Броу неожи­дан­но оста­но­вил­ся и по­вер­нул­ся к го­стям.

– До­ро­гой Марк, вы со­вер­шен­но пра­вы! – от­чёт­ли­во и гром­ко, мож­но да­же ска­зать, тор­же­ствен­но про­из­нёс он. – У мо­их ушей дей­стви­тель­но необыч­ная фор­ма. Но я не вам­пир.

Марк удив­лён­но ра­зи­нул рот. Сла­вик, гля­дя на него, усмех­нул­ся. Марк был уве­рен: он го­во­рил на­столь­ко ти­хо, что Броу не мог его услы­шать. Сла­ви­ку, по­хо­же, бы­ло всё рав­но. Броу при­ло­жил ла­донь к стене под бир­кой с но­ме­ром 234 и ука­зал ру­кой на от­крыв­ший­ся про­ход.

За две­рью на­хо­ди­лась огром­ная сту­дия, по­де­лён­ная на сек­ции раз­движ­ны­ми стен­ка­ми, пла­сти­ко­вы­ми щи­та­ми и стен­да­ми, на ко­то­рых раз­но­цвет­ны­ми мар­ке­ра­ми бы­ли на­ри­со­ва­ны за­га­доч­ные схе­мы и на­пи­са­ны ещё бо­лее непо­нят­ные фор­му­лы, име­ю­щие от­но­ше­ние не то к фи­зи­ке, не то к хи­мии, а мо­жет, так и во­все к био­ло­гии. Под вы­со­ким, как в спор­тив­ном за­ле, по­тол­ком тя­ну­лись се­реб­ри­стые вен­ти­ля­ци­он­ные ко­ро­ба, при­чуд­ли­во изо­гну­тые тру­бы и бле­стя­щие сталь­ные бал­ки, по ко­то­рым бе­га­ли ро­ли­ко­вые ав­то­ка­ры с под­ве­шен­ны­ми на них экра­на­ми. Ни­же ин­ду­стри­аль­но­го де­ко­ра спол­за­ли по чёр­ным ви­тым ка­бе­лям осле­пи­тель­но-яр­кие све­тиль­ни­ки с огром­ны­ми круг­лы­ми ре­флек­то­ра­ми.

Уви­дев всё это, ви­зи­тё­ры за­мер­ли на по­ро­ге. Марк ти­хо ох­нул. А Сла­вик ска­зал:

– Че­го я не мо­гу по­нять, так это ка­ко­го ле­ше­го вы по­лез­ли на «Ко­ло­брод»?

– Ско­ро пой­мё­те, – от­ве­тил Броу. – Про­шу, сле­дуй­те за мной.

Хо­зя­ин, а сле­дом за ним и го­сти дви­ну­лись по ла­би­рин­ту из вре­мен­ных стен, ширм и пе­ре­го­ро­док. Ед­ва ли не в каж­дом уг­лу сто­ял стол, чер­тёж­ная дос­ка или ви­сел боль­шой плос­кий экран. Толь­ко лю­дей не бы­ло вид­но. Ни од­но­го че­ло­ве­ка.

Вско­ре го­сти по­чув­ство­ва­ли, что в помещении невы­но­си­мо жар­ко и душ­но. Не как в па­рил­ке, но близ­ко к то­му. Марк тыль­ной сто­ро­ной ла­до­ни стёр вы­сту­пив­ший на лбу пот. Сла­вик дву­мя паль­ца­ми от­тя­нул во­рот­ник.

– А что, вен­ти­ля­ция не ра­бо­та­ет? – спро­сил он.

– Мы лю­бим теп­ло, – не обо­ра­чи­ва­ясь, от­ве­тил Броу.

За­хо­те­лось на­мек­нуть, что теп­ло и ду­хо­та – не од­но и то же, но Сла­вик ре­шил не раз­ви­вать эту те­му. Им ведь здесь не жить и не ра­бо­тать – ка­кое-то вре­мя мож­но и по­тер­петь.

На­ко­нец за оче­ред­ной шир­мой они уви­де­ли боль­шой по­лу­круг­лый стол на тон­ких нож­ках. На сто­ле сто­я­ли двух­лит­ро­вая бу­тыл­ка ко­лы, стоп­ка пла­сти­ко­вых ста­кан­чи­ков и боль­шая дву­руч­ная ча­ша – вы­ли­тый ан­тич­ный ки­лик, до кра­ёв за­пол­нен­ная жёл­ты­ми, по­хо­жи­ми на мох­на­тых гу­се­ниц, ку­ку­руз­ны­ми па­лоч­ка­ми.

Ров­но по­се­ре­дине пря­мо­го края сто­ла си­дел че­ло­век, очень по­хо­жий на Броу. Та­ко­го же ма­лень­ко­го ро­ста, лы­сый, круг­ло­го­ло­вый, со стран­но невы­ра­зи­тель­ны­ми чер­та­ми ли­ца и от­тя­ну­ты­ми на­зад за­ост­рён­ны­ми уша­ми. Гла­за его при­кры­ва­ли боль­шие солн­це­за­щит­ные оч­ки в опра­ве тём­но-си­не­го цве­та с се­реб­ри­стой ис­крой, с жёл­той мол­нией над но­сом. Ко­стюм его был то­го же по­кроя, что у Броу, толь­ко яр­ко-ма­ли­но­во­го цве­та. Под ним – ги­пю­ро­вая ру­баш­ка с кру­жев­ным жа­бо. На шее – тол­стая зо­ло­тая цепь.

– Зна­комь­тесь, Флим, – пред­ста­вил кол­ле­гу Броу.

Тот неуме­ло изоб­ра­зил улыб­ку и по­ма­хал ла­до­нью.

Кли­ен­ты и Броу раз­ме­сти­лись вдоль скруг­лён­ной сто­ро­ны сто­ла.

– Сра­зу к де­лу? – пред­ло­жил Сла­вик. – Да! Ко­неч­но! Ра­зу­ме­ет­ся! – три­жды хлоп­нул ла­до­ня­ми по сто­лу Флим.

– Они нас­чет де­вай­са, ко­то­рый мы вы­ста­ви­ли на «Ко­ло­бро­де», – уточ­нил Броу. – Хотите ку­пить? – спро­сил Флим. – Ес­ли сой­дём­ся в цене, – уклон­чи­во от­ве­тил Сла­вик.

– Непре­мен­но сой­дём­ся! – за­ве­рил его Флим. – Но­мер из­де­лия?

– Три­ста со­рок шесть, – от­че­ка­нил Броу. – Сей­час при­не­су!

Флим лег­ко под­нял­ся на но­ги и скрыл­ся за пе­ре­го­род­кой. Он вер­нул­ся че­рез па­ру ми­нут с не очень боль­шим пред­ме­том, ко­то­рый дер­жал обе­и­ми ру­ка­ми, слов­но бо­ял­ся вы­ро­нить.

– Ну вот! Три­ста со­рок ше­стой!

Флим не очень-то осто­рож­но грох­нул пред­мет на стол, сде­лал шаг на­зад, чуть раз­вёл ру­ки в сто­ро­ны и встрях­нул кон­чи­ка­ми паль­цев. Смот­ри­те, мол, оце­ни­вай­те.

Сла­вик и Марк по­да­лись впе­рёд. В ре­а­ле устрой­ство про­из­во­ди­ло ещё бо­лее силь­ное впе­чат­ле­ние, чем на фо­то­гра­фии. На­блю­дать за тем, как дви­га­ют­ся от­дель­ные де­таль­ки и пе­ре­ми­ги­ва­ют­ся огонь­ки, бы­ло всё рав­но, что смот­реть, как го­рит огонь, па­да­ет снег или те­чёт во­да. Глаз не от­ве­дёшь! Ка­за­лось, устрой­ство во­пло­ща­ло в се­бе всё неве­до­мое и непо­знан­ное, что толь­ко есть в ми­ре. И, мо­жет быть, в нём за­клю­чал­ся от­вет на са­мую глав­ную

за­гад­ку бы­тия. Ко­то­рую ни­кто по­ка не смог не то что раз­га­дать, но да­же чёт­ко и по­нят­но сфор­му­ли­ро­вать.

Марк с тру­дом ото­рвал взгляд от устрой­ства, от­ки­нул­ся на­зад и по­хло­пал на­пар­ни­ка по пле­чу, что­бы и тот оч­нул­ся.

– Ну как? – спро­сил Броу.

– Мы бе­рём! – вски­нул го­ло­ву Сла­вик. – Се­кун­доч­ку! – под­нял ру­ку бо­лее рас­су­ди­тель­ный Марк. – Преж­де все­го, объ­яс­ни­те, что это та­кое?

– Как и бы­ло ска­за­но в объ­яв­ле­нии, это со­вер­шен­но бес­по­лез­ный де­вайс, – от­ве­тил Флим.

– По­нят­но, – с не­ве­ро­ят­но се­рьёз­ным вы­ра­же­ни­ем ли­ца Марк по­вер­нул устрой­ство, что­бы взгля­нуть на него с дру­гой сто­ро­ны. – Но для че­го он пред­на­зна­чен? Флим и Броу за­га­доч­но пе­ре­гля­ну­лись. – Мы не мо­жем вам это объ­яс­нить, – ска­зал Броу.

– По­че­му?

– Вы всё рав­но не пой­мё­те.

– А, – Марк оби­жен­но на­кло­нил го­ло­ву. – То есть вы счи­та­е­те нас...

– Во­все нет, – пе­ре­бил его Флим. – На этой пла­не­те не най­дёт­ся ни од­но­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый смог бы по­нять прин­цип ра­бо­ты на­ше­го устрой­ства.

– То есть оно име­ет ка­кое-то прак­ти­че­ское при­ме­не­ние, но его нель­зя ис­поль­зо­вать по пря­мо­му на­зна­че­нию? – уточ­нил Марк.

– Луч­ше бы да­же я не сфор­му­ли­ро­вал, – улыб­нул­ся Броу.

– Мы бе­рём эту шту­ко­ви­ну! – вновь уве­рен­но за­явил Сла­вик. – Я дам вам за неё пять­сот руб­лей!

Броу и Флим син­хрон­но ра­зи­ну­ли рты. – При­знать­ся, мы рас­счи­ты­ва­ли на иную це­ну, – вя­ло про­ле­пе­тал Броу.

– Я ви­жу пе­ред со­бой пла­сти­ко­вую ко­роб­ку, на­би­тую непо­ня­то чем, – Сла­вик щёлк­нул ног­тем по вы­пук­ло­му бо­ку устрой­ства.

– Един­ствен­ное, что с ним мож­но сде­лать, – это по­да­рить дру­гу на день рождения, а друг пус­кай сам ду­ма­ет, ка­кое най­ти ему при­ме­не­ние. То есть ваш де­вайс мож­но про­ве­сти по ли­нии ду­рац­ких по­дар­ков. Да, при­знаю, сде­ла­но изящ­нень­ко. Я бы да­же ска­зал, со вку­сом. Но всё рав­но боль­ше пя­ти­хат­ки это не сто­ит.

Броу и Флим вновь пе­ре­гля­ну­лись. Ли­ца их при этом бы­ли се­рьёз­ны­ми до пре­де­ла. Ка­за­лось, они мыс­лен­но об­ме­ни­ва­лись мне­ни­я­ми по ка­ко­му-то очень важ­но­му во­про­су.

– Гос­по­да, – негром­ко про­из­нёс Флим ми­ну­ты че­рез две, ко­гда пред­по­ла­га­е­мое те­ле­па­ти­че­ское со­ве­ща­ние за­кон­чи­лось. – Мы го­то­вы рас­крыть вам ис­тин­ное назна­че­ние это­го устрой­ства. Но толь­ко при усло­вии, что вы да­ди­те сло­во хра­нить всё услы­шан­ное в тайне.

– Мы обе­ща­ем, – не раз­ду­мы­вая со­гла­сил­ся за обо­их Сла­вик.

– Хо­ро­шо, – Флим сел и по­ло­жил ру­ки на стол. – Устрой­ство, ко­то­рое вы пе­ред со­бой ви­ди­те, – это син­гу­ляр­ный пре­об­ра­зо­ва­тель с функ­ци­ей воз­вра­та дуб­ли­ру­ю­ще­го то­ра.

Ти­ши­на. Кли­ен­ты со­сре­до­то­чен­но ду­ма­ли. Хо­зя­е­ва жда­ли.

– Мне это ни о чём не го­во­рит, – при­знал­ся на­ко­нец Марк.

– Об этом мы и предупреждали. Ва­ше­го уров­ня зна­ний недо­ста­точ­но для то­го, что­бы по­нять назна­че­ние это­го устрой­ства. А ва­ши тех­но­ло­гии недо­ста­точ­но про­дви­ну­ты, что­бы ис­поль­зо­вать его по пря­мо­му на­зна­че­нию.

Марк нерв­но сглот­нул. До него вро­де бы на­чал до­хо­дить смысл про­ис­хо­дя­ще­го. – Вы са­ми со­бра­ли это устрой­ство? – Нет, – кач­нул го­ло­вой Броу. – Мы его... по­за­им­ство­ва­ли. – Мо­гу я спро­сить где?

– Да ка­кая раз­ни­ца, – рас­плыл­ся в улыб­ке Флим. – Глав­ное, что на всей Зем­ле вы не най­дё­те вто­ро­го та­ко­го де­вай­са.

– Вы нам да­ди­те сер­ти­фи­кат, под­твер­жда­ю­щий это? – спро­сил Сла­вик.

– За­чем вам сер­ти­фи­кат? Устрой­ство са­мо за се­бя го­во­рит! Вы толь­ко по­смот­ри­те! – Флим под­це­пил де­вайс за край и по­ста­вил на реб­ро. – Смот­ри­те са­ми! Ни еди­но­го шва!

Схва­тив устрой­ство, Сла­вик с Мар­ком при­ня­лись вер­теть его со сто­ро­ны на сто­ро­ну. Флим был прав – на внеш­нем пла­сти­ко­вом ко­жу­хе не бы­ло ни од­но­го шва.

– Как же то­гда вся на­чин­ка ока­за­лась внут­ри? – спро­сил Марк.

– Тех­но­ло­гия про­стран­ствен­но­го вы­вер­та. – Броу об­хва­тил за­пястье пра­вой ру­ки паль­ца­ми ле­вой. За­тем, рез­ко дёр­нув ру­ку вниз, про­та­щил кисть сквозь раз­дви­нув­ши­е­ся паль­цы. Марк со Сла­ви­ком от неожи­дан­но­сти син­хрон­но вздрог­ну­ли. – Сна­ча­ла оно сна­ру­жи, а в сле­ду­ю­щий мо­мент – уже внут­ри.

– И ни­ка­ких швов, – до­ба­вил Флим. – Очень удоб­ная, ска­жу я вам, шту­ка. Но вы на Зем­ле до это­го ещё не до­ду­ма­лись.

– Мы не до­ду­ма­лись? – оза­да­чен­но бурк­нул Марк. – То­гда кто же вы?

– Мы – ву­ре­ры, – про­из­нёс Броу так, буд­то это всё объ­яс­ня­ло.

– Ву­ре­ры, – по­вто­рил Сла­вик. – Это ка­кая-то ра­са?

– Не про­сто ра­са, а об­раз жиз­ни, – па­фос­но воз­ве­стил Флим. – Мы стран­ству­ем сре­ди звёзд и на­ла­жи­ва­ем вза­и­мо­вы­год­ные кон­так­ты с пред­ста­ви­те­ля­ми оби­та­е­мых пла­нет.

– Что-то вро­де цы­ган, – кив­нул Сла­вик. Флим недо­воль­но скри­вил гу­бы. – Луч­ше ска­зать – ком­ми­во­я­жё­ры. Сла­вик по­сту­чал паль­ца­ми по верх­ней крыш­ке син­гу­ляр­но­го пре­об­ра­зо­ва­те­ля.

– Чест­но го­во­ря, ве­рит­ся с тру­дом, – за­дум­чи­во про­тя­нул он.

– Ну а как вам это?

Броу снял оч­ки. Его гла­за бы­ли зна­чи­тель­но боль­ше обыч­ных че­ло­ве­че­ских и со­вер­шен­но круг­лые, как у пти­цы. Ма­лень­кий чёр­ный зра­чок те­рял­ся в цен­тре се­реб­ри­стой ра­дуж­ки, за­ни­ма­ю­щей всю ви­ди­мую часть глаз­но­го яб­ло­ка.

Марк от­ки­нул­ся на спин­ку крес­ла, вце­пил­ся ру­ка­ми в под­ло­кот­ни­ки и за­скрёб ног­тя­ми по пла­сти­ку. Всё скла­ды­ва­лось од­но к од­но­му. Стран­ный дом, сна­ру­жи вы­гля­дя­щий, как за­брош­ка. Ко­ри­дор, ухо­дя­щий в бес­ко­неч­ность. Го­ло­гра­фи­че­ский сад за оком. Жа­ра и ду­хо­та в помещении – они непри­выч­ны к на­ше­му кли­ма­ту! Не­из­вест­ное устрой­ство в пла­сти­ко­вой обо­лоч­ке без швов. А те­перь ещё и эти гла­зи­щи... Глу­по от­ри­цать оче­вид­ное: Флим и Броу – ино­пла­не­тяне.

Преж­де чем Марк на­шёл, что ска­зать, сло­во взял Сла­вик.

– То есть вы хотите ска­зать, что при­ле­те­ли...

– Мы не при­ле­те­ли, – пе­ре­бил его Броу. Он на­дел оч­ки и сно­ва вы­гля­дел по­чти как че­ло­век. – Мы пу­те­ше­ству­ем иным спо­со­бом.

– Во­прос не прин­ци­пи­аль­ный, – Сла­вик трях­нул го­ло­вой. – Зна­чит, вы при­бы­ли на Зем­лю толь­ко за­тем, что­бы про­дать нам этот свой пре­об­ра­зо­ва­тель?

– Имен­но так, – на­кло­нил го­ло­ву Броу. – В ва­ших об­мен­ни­ках при­ни­ма­ют руб­ли?

– На вы­ру­чен­ные день­ги мы за­ку­пим на Зем­ле то­ва­ры, ко­то­рые смо­жем удач­но пе­ре­про­дать где-ни­будь в дру­гом ме­сте.

– На­при­мер?

– Мы с Фли­мом толь­ко про­да­ём. Вы­бо­ром то­ва­ров за­ни­ма­ют­ся на­ши кол­ле­ги.

– То­гда вот ещё ка­кой во­про­сец, – Сла­вик щёлк­нул ног­тем по стен­ке пре­об­ра­зо­ва­те­ля. – За­чем вы при­та­щи­ли на Зем­лю устрой­ство, ко­то­рое не име­ет тут ни­ка­ко­го прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния? Не­уже­ли нель­зя бы­ло най­ти что-ни­будь по-на­сто­я­ще­му ин­те­рес­ное и по­лез­ное?

– Де­ло в том, что на Зем­ле мы впер­вые. Ваш тех­но­ло­ги­че­ский уро­вень был нам неиз­ве­стен. По­это­му мы вы­би­ра­ли то­ва­ры на­угад. Ис­хо­дя из то­го, что поль­зу­ет­ся спро­сом в дру­гих угол­ках Га­лак­ти­ки, где нам уже до­ве­лось по­бы­вать. Транс­пор­ти­ров­ка гру­за об­хо­дит­ся недё­ше­во, по­это­му мы не мо­жем та­щить на­зад всё, что при­вез­ли с со­бой.

– Зна­чит, у вас есть и дру­гие устрой­ства?

– Да, но все они то­го же клас­са, что и пре­об­ра­зо­ва­тель.

– И вы го­то­вы их про­дать? – Ра­зу­ме­ет­ся. Ес­ли до­го­во­рим­ся о цене.

– Сколь­ко хотите за пре­об­ра­зо­ва­тель? Ву­ре­ры за­про­си­ли сто два­дцать ты­сяч. Сла­вик го­тов был за­пла­тить трид­цать.

Ву­ре­ры очень неохот­но сни­жа­ли це­ну. В ре­зуль­та­те про­дол­жи­тель­ных тор­гов со­шлись на вось­ми­де­ся­ти пя­ти. По­ка Флим встав­лял бан­ков­скую кар­точ­ку в ри­дер и пе­ре­во­дил ого­во­рён­ную сум­му на свой счёт, Сла­вик, как опыт­ный иг­рок в по­кер, ста­ра­тель­но де­лал вид, что всё ещё со­мне­ва­ет­ся в пра­виль­но­сти при­ня­то­го ре­ше­ния. Хо­тя на са­мом-то де­ле он был чрез­вы­чай­но до­во­лен сдел­кой. В от­ли­чие от па­роч­ки за­ком­плек­со­ван­ных ву­ре­ров, при­тор­го­вы­ва­ю­щих сво­и­ми де­вай­са­ми в Ин­тер­не­те, они с Мар­ком, имея в ру­ках ино­пла­нет­ное устрой­ство, мог­ли за­про­сто за­явить­ся... Да хоть в то же НАСА! И во­семь­де­сят пять ты­сяч, ко­то­рые они за­пла­ти­ли за пре­об­ра­зо­ва­тель, вско­ре по­ка­жут­ся жал­кой ме­ло­чью, ко­то­рую лю­дям с их по­ло­же­ни­ем в об­ще­стве да­же на чай да­вать непри­лич­но.

Марк уло­жил де­вайс в преду­смот­ри­тель­но за­хва­чен­ный с со­бой пла­сти­ко­вый па­кет с ре­кла­мой со­ба­чье­го кор-

ма. Ву­ре­ры про­во­ди­ли кли­ен­тов до вы­хо­да. Рас­про­ща­лись по­чти как ста­рые дру­зья. Марк и Сла­вик, весь­ма до­воль­ные со­бой, по­спе­ши­ли к ме­сту, где оста­ви­ли ма­ши­ну. Флим и Броу вер­ну­лись в ко­ри­дор, за стек­лян­ной сте­ной ко­то­ро­го цвёл ил­лю­зор­ный сад.

– Не пе­ре­стаю удив­лять­ся про­сто­ду­шию зем­лян, – ска­зал Флим. – Они по­ку­па­ют, са­ми не зная что.

– Нам повезло с этой пла­не­той, – со­гла­сил­ся Броу. – От­чё­ты, по­сту­па­ю­щие с дру­гих тер­ри­то­рий, чрез­вы­чай­но ра­ду­ют.

– Сколь­ко ещё у нас се­го­дня по­ку­па­те­лей?

– Пя­те­ро.

– Кра­со­та! – Флим до­воль­но по­тёр ру­ки. Броу при­ло­жил ла­донь к стене под бир­кой с но­ме­ром 123. В помещении пах­ло го­ря­чим оло­вом и ка­ни­фо­лью. За длин­ны­ми ра­бо­чи­ми сто­ла­ми си­де­ли вьет­нам­цы-неле­га­лы. У каж­до­го в ру­ке па­яль­ник. Ря­дом – пла­сти­ко­вое ве­дёр­ко со все­воз­мож­ным му­со­ром: раз­ло­ман­ные пла­ты, сго­рев­шие ёлоч­ные гир­лян­ды, ча­со­вые ко­лё­си­ки, ма­лень­кие ше­сте­рён­ки, пру­жин­ки и ры­чаж­ки. Лов­ки­ми паль­ца­ми ра­бо­чие быст­ро за­креп­ля­ли слу­чай­но по­пав­ши­е­ся под ру­ку де­та­ли в от­вер­сти­ях и па­зах на пла­сти­ко­вой ста­нине, что-то сги­ба­ли, при­па­и­ва­ли и пе­ре­да­ва­ли за­го­тов­ки сво­им со­се­дям. Те при­да­ва­ли ха­о­су лоск – укла­ды­ва­ли меж де­та­лек несколь­ко то­нень­ких про­вод­ков с под­клю­чён­ны­ми к ним све­то­ди­о­да­ми, по­сле че­го пря­та­ли в са­мом ни­зу ма­лень­кую плос­кую ба­та­рей­ку. На сле­ду­ю­щем эта­пе со­бран­ное устрой­ство за­клю­ча­лось в пла­сти­ко­вый ко­жух.

Очень ста­ра­тель­ный ра­бот­ник, в ру­ках ко­то­ро­го ока­зы­ва­лись все со­бран­ные устрой­ства, про­ма­зы­вал швы пла­сти­ко­вых ко­ро­бок про­зрач­ным ве­ще­ством из ав­то­ма­ти­че­ско­го до­за­то­ра. Швы ис­че­за­ли. И до­се­ле безы­мян­ное устрой­ство ста­но­ви­лось син­гу­ляр­ным пре­об­ра­зо­ва­те­лем с функ­ци­ей воз­вра­та дуб­ли­ру­ю­ще­го то­ра.

– Что бы ска­за­ли эти два ми­лых пар­ня, Марк и Вя­че­слав, ес­ли бы им ста­ло из­вест­но, что един­ствен­ным на­шим ноу-хау яв­ля­ет­ся мо­ле­ку­ляр­ный клей, а все про­чие со­став­ля­ю­щие куп­лен­но­го ими со­вер­шен­но бес­по­лез­но­го де­вай­са най­де­ны на бли­жай­шей мос­ков­ской свал­ке?

Флим по­ка­чал го­ло­вой, как буд­то и в са­мом де­ле был этим оза­бо­чен.

– Они бы не по­ве­ри­ли, – ска­зал Броу.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.