Тра­ге­дия ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та

Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция не бы­ла ре­во­лю­ци­ей. Я при­зы­ваю рос­сий­ско­го посла 7 но­яб­ря ор­га­ни­зо­вать тра­ур­ный ми­тинг

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Бернт ХАГТВЕТ

За­хват вла­сти боль­ше­ви­ка­ми осе‑ нью 1917 го­да был го­су­дар­ствен‑ ным пе­ре­во­ро­том, ко­гда власть взя­ла в свои ру­ки ули­ца. Ре­во­лю­ция на­ча­лась лишь по­сле по­бе­ды в граж­дан­ской войне в 1922 го­ду.

Ис­поль­зо­ва­ние это­го ва­ку­у­ма вла­сти Ле­ни­ным при­ве­ло к воз­ник­но­ве­нию са­мой же­сто­кой дик­та­ту­ры, ко­гда-ли­бо су­ще­ство­вав­шей в ми­ре. Здесь нет ни­че­го, что сто­и­ло бы празд­но­вать. Для рус­ских этот год про­хо­дит под зна­ком ре­во­лю­ций. Бу­дет от­ме­чать­ся сто­ле­тие двух ре­во­лю­ций в Пет­ро­гра­де. Пер­вая, февраль­ская, уни­что­жи­ла ца­ризм. Вто­рая уни­что­жи­ла меч­ту кон­сти­ту­ци­он­но­го раз­ви­тия Рос­сии.

И она вы­дви­ну­ла на пе­ред­ний план од­но­го из са­мых же­сто­ких ти­ра­нов всех вре­мен, Ио­си­фа Ста­ли­на. Его при­ход при­вел к немыс­ли­мым стра­да­ни­ям рус­ско­го и укра­ин­ско­го на­ро­дов.

Это урок для всех по­сле­ду­ю­щих по­ко­ле­ний. Фран­цуз­ская ре­во­лю­ция пре­вра­ти­лась в ав­то­ри­тар­ную им­пе­рию На­по­лео­на, рус­ская – в дик­та­ту­ру Ста­ли­на. Это пре­ду­пре­жде­ние всем ре­во­лю­ци­он­ным ро­ман­ти­кам.

АМБИВАЛЕНТНОСТЬ

Эти юби­леи – ес­ли это пра­виль­ное сло­во – по­ка не вы­зва­ли боль­шой ажи­о­таж. И это по­нят­но. Здесь ма­ло что мож­но празд­но­вать.

Ны­неш­ний ре­жим Рос­сии до­ста­точ­но хо­ро­шо ви­дит дву­смыс­лен­ность этих со­бы­тий.

Мы го­во­рим об од­ной из са­мых боль­ших тра­ге­дий 20-го ве­ка, об из­вра­щен­ном при­зы­ве к иде­а­лу, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся ком­му­низ­мом.

В эти дни сто лет на­зад Вла­ди­мир Ле­нин скры­вал­ся в Фин­лян­дии. Его разыс­ки­ва­ли за из­ме­ну ро­дине. Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство Алек­сандра Ке­рен­ско­го име­ло все ос­но­ва­ния аре­сто­вать его, ведь воз­вра­ще­ние Ле­ни­на из Швей­ца­рии бы­ло про­фи­нан­си­ро­ва­но ге­не­раль­ным шта­бом про­тив­ни­ка.

Но Ле­нин из­бе­жал аре­ста и вер­нул­ся в Пет­ро­град. Там он стал клю­че­вой фи­гу­рой борь­бы с вре­мен­ным пра­ви­тель­ством Ке­рен­ско­го.

Го­су­дар­ствен­ный пе­ре­во­рот был в первую оче­редь де­лом рук Ле­ни­на. Ес­ли бы Ле­нин на­нес этот со­кру­ши­тель­ный удар несколь­ки­ми го­да­ми ра­нее, пост ли­де­ра, ве­ро­ят­но, до­стал­ся бы Ни­ко­лаю Бу­ха­ри­ну. У него бы­ло го­раз­до боль­ше со­мне­ний, и он ра­но раз­гля­дел опас­ность, ис­хо­дя­щую от Ста­ли­на. Он на­зы­вал Ста­ли­на «Чин­гис­ха­ном».

Мо­жет быть, мир мож­но бы­ло бы убе­речь от го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та, ко­то­рый раз­ру­шил бо­лее от­кры­тую и мно­го­гран­ную по­ли­ти­ку, ха­рак­тер­ную для ме­ся­цев, по­сле­до­вав­ших по­сле фев­раль­ской ре­во­лю­ции. То­гда, мо­жет быть, кон­сти­ту­ци­он­ное со­бра­ние, со­зван­ное в ян­ва­ре 1918 го­да, по­лу­чи­ло бы шанс на­пра­вить Рос­сию по бо­лее ли­бе­раль­но­му пу­ти.

ПАРАНОИДАЛЬНАЯ ТИРАНИЯ

Вме­сто это­го при­шла же­лез­ная цен­тра­ли­зо­ван­ная пар­тий­ная дис­ци­пли­на боль­ше­ви­ков.

Стра­на взя­ла жест­кий курс на па­ра­но­и­даль­ную ти­ра­нию Ста­ли­на. Идео­ло­гия заняла цен­траль­ное ме­сто.

Ап­па­рат по­дав­ле­ния и пла­ны го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та бы­ли яс­но из­ло­же­ны в ра­бо­те Ле­ни­на 1902 го­да «Что де­лать».

Чис­ло жертв Ста­ли­на мож­но ис­чис­лять мил­ли­о­на­ми, а ком­му­низ­ма в це­лом – де­сят­ка­ми мил­ли­о­нов. Нетруд­но по­нять, что для ра­ди­ка­лов то­го вре­ме­ни Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция на­хо­ди­лась как бы в орео­ле блес­ка бен­галь­ских ог­ней. Неко­то­рые, как, на­при­мер, ис­то­рик Эрик Хоб­сбом (Eric Hobsbawm), так и не из­ба­ви­лись от это­го оча­ро­ва­ния. Это при­ве­ло его к ка­та­стро­фи­че­ской недо­оцен­ке жертв ком­му­низ­ма.

Мир толь­ко что вы­шел из все­мир­но­го по­жа­ри­ща с мил­ли­о­на­ми уби­тых. Ле­нин­ский те­зис о том, что эта вой­на воз­ник­ла из-за ин­триг им­пе­ри­а­ли­стов и си­сте­ма­ти­че­ской экс­плу­а­та­ции капитализма, мог быть вполне прав­до­по­доб­ным.

За­тем по­сле­до­ва­ли кри­зис за кри­зи­сом, ин­фля­ция и го­лод. Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция да­ла на­деж­ду по­яв­ле­ния аб­со­лют­но но­во­го, луч­ше­го ми­ра, бо­лее вы­со­кой пост­ка­пи­та­ли­сти­че­ской ци­ви­ли­за­ции.

Эта на­деж­да, ве­ро­ят­но, про­су­ще­ство­ва­ла до пер­вых мос­ков­ских про­цес­сов 1936/37 го­дов. Но по­том? По­ли­ти­че­скую на­ив­ность та­ко­го ти­па мож­но срав­нить с за­щи­той на­циз­ма по­сле «Хру­сталь­ной но­чи» 1938 го­да.

Этой осе­нью Ок­тябрь­скую ре­во­лю­цию луч­ше от­ме­тить бла­го­го­вей­ны­ми тра­ур­ны­ми ме­ро­при­я­ти­я­ми.

Я при­зы­ваю рос­сий­ско­го посла 7 но­яб­ря про­ве­сти тра­ур­ный ми­тинг.

ми­тинг Кпрф в честь го­дов­щи­ны ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции

ров­но 100 Лет на­зад Ле­нин за­лез на бро­не­вик

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.