ЖИЗНЬ ПО­СЛЕ БЕГ­СТВА

Каж­дый 30-й жи­тель стра­ны – пе­ре­се­ле­нец. Та­ко­ва ста­ти­сти­ка. Для пе­ре­се­лен­цев сде­ла­ли от­дель­ное ми­ни­стер­ство. Для них со­зда­ют и фи­нан­си­ру­ют раз­но­об­раз­ные про­грам­мы и го­су­дар­ство Укра­и­на, и меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции. А что про­ис­хо­дит с пе­ре­се­лен­ца­ми на са­мо

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - СТРАНА - Оль­га БАЙВИДОВИЧ

Со­глас­но офи­ци­аль­ным дан­ным, в мае 2016 го­да циф­ра вре­мен­но пе­ре­ме­щен­ных лиц до­стиг­ла мак­си­му­ма – 1 млн 781 тыс. Из них око­ло 21 тыс. – это крым­чане. Осталь­ные по­ки­ну­ли свои до­ма на Дон­бас­се. Точ­но под­счи­тать чис­ло пе­ре­се­лен­цев невоз­мож­но. Кто­то уехал в РФ. Кто-то чис­лит­ся пе­ре­се­лен­цем, но жи­вет на вре­мен­но некон­тро­ли­ру­е­мой тер­ри­то­рии, по­то­му что этот ста­тус поз­во­ля­ет по­лу­чать укра­ин­скую пен­сию. Кто-то про­сто жи­вет в круп­ном го­ро­де вда­ле­ке от зо­ны АТО и не со­би­ра­ет­ся сто­ять в оче­ре­дях за льго­та­ми и по­со­би­я­ми. А кто-то уехал даль­ше – из­вест­ны ис­то­рии о ре­ло­ка­ции це­лых ай­тиш­ных ко­манд из До­нец­ка в Бол­га­рию, Че­хию и Поль­шу. «Кор­ре­спон­дент» встре­тил­ся с те­ми, кто по­те­рял дом из-за ан­нек­сии и агрес­сии.

УЕХА­ЛИ СРА­ЗУ ПО­СЛЕ АН­НЕК­СИИ

Ко­гда в фев­ра­ле 2014 го­да в Кры­му на­ча­лись про­рос­сий­ские ми­тин­ги, мно­гие жи­те­ли по­лу­ост­ро­ва еще на­де­я­лись на то, что это нена­дол­го. Но, увы, 27 фев­ра­ля, ко­гда зда­ния Сов­ми­на и Вер­хов­но­го Со­ве­та Кры­ма бы­ли за­хва­че­ны рос­сий­ски­ми во­ен­ны­ми, а че­рез три неде­ли к то­му же про­шел крым­ский ре­фе­рен­дум, на­деж­да угас­ла.

Крым раз­де­лил­ся на две ла­ге­ря – про­рос­сий­ский и про­укра­ин­ский. Пер­вые пре­да­ва­лись эй­фо­рии и на каж­дом уг­лу кри­ча­ли: «Рос­сия, Рос­сия!» Вто­рые на­ча­ли со­би­рать че­мо­да­ны. Сре­ди них ока­зал­ся и про­те­стант­ский свя­щен­ник Руслан Зу­ев: «Три го­да на­зад я сто­ял ря­дом с глав­ным муф­ти­ем и от­цом Джа­ма­лы воз­ле сим­фе­ро­поль­ско­го пар­ла­мен­та. Мо­лил­ся, что­бы обо­шлось без жертв».

По­сле то­го как про­цесс ан­нек­сии стал необ­ра­ти­мым, он вме­сте с дру­ги­ми во­лон­те­ра­ми по­мо­гал укра­ин­ским во­ен­но­слу­жа­щим вы­ехать на ма­те­ри­ко­вую часть Укра­и­ны. Бы­ло вре­мя, ко­гда в по­ме­ще­нии, при­над­ле­жав­шем про­те­стант­ской церк­ви, эти во­ен­ные скры­ва­лись, по­сколь­ку за мно­ги­ми шла охо­та. С по­мо­щью во­лон­те­ров Зу­ев ис­кал день­ги на то, что­бы вы­вез­ти во­ен­ных за пре­де­лы Кры­ма, на транспорт, про­дук­ты и мно­гое дру­гое. Все­го с по­мо­щью Зу­е­ва из Кры­ма бы­ло вы­ве­зе­но око­ло 500 во­ен­ных. Па­рал­лель­но ока­зы­вал по­мощь боль­ным диа­бе­том, по­то­му что по­став­ки ин­су­ли­на на то вре­мя пре­кра­ти­лись, а лю­дям на­до бы­ло как-то ле­чить­ся. Все бы ни­че­го, но уже в мае во­лон­тер­ской де­я­тель­но­стью свя­щен­ни­ка за­ин­те­ре­со­ва­лась ФСБ, его вы­зва­ли на до­прос, угро­жа­ли. То­гда и со­зре­ло ре­ше­ние об отъ­ез­де. Вме­сте с мис­си­ей Ар­мии спа­се­ния он сна­ча­ла вы­ехал в Ки­ев, а по­том – во Ль­вов, где и бы­ло от­кры­то но­вое пред­ста­ви­тель­ство.

Как рас­ска­зал нам со­труд­ник управ­ле­ния по свя­зям с об­ще­ствен­но­стью Ген­шта- ба ВСУ пол­ков­ник Вла­ди­слав Се­лез­нев, в 2014 го­ду воз­глав­ляв­ший крым­ский ме­ди­ацентр при Ми­но­бо­ро­ны Укра­и­ны, ре­ше­ние об отъ­ез­де бы­ло при­ня­то, ко­гда на по­лу­ост­ро­ве рос­сий­ские ок­ку­пан­ты за­хва­ти­ли все укра­ин­ские ча­сти: «Я – во­ен­ный, при­ся­гал на­ро­ду Укра­ине, у ме­ня да­же в мыс­лях не бы­ло из­ме­нять».

И ко­гда ста­ло по­нят­но, что про­сто так ан­нек­сия не за­кон­чит­ся, Се­лез­нев со сво­ей ко­ман­дой жур­на­ли­стов и опе­ра­то­ров при­ня­ли ре­ше­ние вы­ехать на ма­те­ри­ко­вую часть. «На­пря­мую из Сим­фе­ро­по­ля нам ехать бы­ло нель­зя, по­сколь­ку там сто­я­ла «крым­ская са­мо­обо­ро­на», ко­то­рая ве­ла се­бя агрес­сив­но. По­это­му мы сде­ла­ли ход ко­нем – 6 ап­ре­ля 2014 го­да ку­пи­ли би­ле­ты из Се­ва­сто­по­ля в Ки­ев, а фак­ти­че­ски се­ли в по­езд в Бах­чи­са­рае. Там боль­шин­ство жи­те­лей – крым­ские та­та­ры, по­это­му «са­мо­обо­ро­на» ве­ла се­бя ак­ку­рат­но, и на вок­за­ле бы­ло спо­кой­но. Еха­ли без фор­мы, на то­гда уже по­явив­шей­ся гра­ни­це меж­ду Кры­мом и Укра­и­ной по­ка­зы­ва­ли не во­ен­ные би­ле­ты, а пас­пор­та. До­е­ха­ли нор­маль­но», – де­лит­ся вос­по­ми­на­ни­я­ми Се­лез­нев.

По дан­ным меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций и Мин­соц­по­ли­ти­ки, из Кры­ма вы­еха­ло око­ло 20 тыс. 600 че­ло­век. В том чис­ле 4 тыс. укра­ин­ских во­ен­но­слу­жа­щих. На мо­мент ан­нек­сии чис­ло укра­ин­ских во­ен­ных бы­ло по­ряд­ка 17 тыс. Судь­ба остав­ших­ся в Кры­му 13 тыс. сло­жи­лась по-раз­но­му. Кто-то уво­лил­ся и остал­ся жить на тер­ри­то­рии по­лу­ост­ро­ва, а кто-то при­сяг­нул на вер­ность Рос­сии. В лич­ных де­лах у них сто­ит за­пись – «скло­нен к из­мене».

Во­ен­ные ча­сти с укра­ин­ски­ми во­ен­но­слу­жа­щи­ми, вы­ехав­ши­ми с по­лу­ост­ро­ва, раз­бро­са­ны по всем ре­ги­о­нам Укра­и­ны – есть в Ни­ко­ла­е­ве, Одес­се, Харь­ко­ве, Ки­е­ве. Несут служ­бу и в зоне АТО.

Что же ка­са­ет­ся мир­ных граж­дан, пе­ре­ехав­ших из Кры­ма, то они так­же есть во всех угол­ках Укра­и­ны, где их в ос­нов­ном при­ни­ма­ют ра­душ­но. Не­смот­ря на то что по­чти все они до сих пор жи­вут на съем­ных квар­ти­рах, ни­кто из них не жа­ле­ет о сво­ем ре­ше­нии.

ВЫ ИЗ ДО­НЕЦ­КА?

Из-за рос­сий­ской агрес­сии мно­гие жи­те­ли До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей бы­ли вы­нуж­де­ны по­ки­нуть свои до­ма и уехать. Кто-то опа­сал­ся за жизнь, так как их жи­лье ока­за­лось око­ло ли­нии раз­гра­ни­че­ния, – имен­но там ча­ще все­го мир­ные жи­те­ли стра­да­ли от об­стре­лов и про­во­ка­ций. Но боль­шин­ство не мог­ло ми­рить­ся с но­вы­ми ре­а­ли­я­ми. Жить в усло­ви­ях, ко­то­рые силь­но сма­хи­ва­ли на по­ста­по­ка­лип­ти­че­ские ро­ма­ны, бы­ли го­то­вы да­ле­ко не все. Те, кто хо­тя бы на­по­ло­ви­ну был уве­рен, что «ху­же не бу­дет», – уез­жа­ли.

Часть – к род­ствен­ни­кам и зна­ко­мым, а часть – фак­ти­че­ски в ни­ку­да. Имен­но то­гда жи­тель До­нец­ка Па­вел Ша­то­хин при­нял ре­ше­ние не толь­ко уехать, но и вы­вез­ти свою се­мью. «Несколь­ко лет до 2014 го­да я в род­ном До­нец­ке бы­вал на­ез­да­ми. Жил так­же и в Ки­е­ве, и в Москве, где ме­ня, кста­ти, и за­ста­ло на­ча­ло АТО. Имен­но там я на­чал за­ни­мать­ся ор­га­ни­за­ци­ей ба­та­льо­на «Дон­басс»».

По­сле на­ча­ла рос­сий­ской агрес­сии Ша­то­хин вер­нул­ся в Укра­и­ну, снял квар­ти­ру в Ки­е­ве, про­дол­жая за­ни­мать­ся де­ла­ми ба­та­льо­на, а па­рал­лель­но – во­лон­тер­ской де­я­тель­но­стью.

Его брат, ко­то­рый ра­бо­тал на тот мо­мент в It-ком­па­нии, вме­сте с кол­ле­га­ми со­би­рал­ся пе­ре­ехать из До­нец­ка в Вин­ни­цу, где и осел в 2014 го­ду. Пе­ре­езд ро­ди­те­лей и ба­буш­ки Павла, как он го­во­рит, «сей­час ре­ша­ет­ся». Все упи­ра­ет­ся в то, что у се­мьи здесь по­ка нет соб­ствен­но­го жи­лья, и все они жи­вут на съем­ных квар­ти­рах. Ша­то­хин на­де­ет­ся: ко­гда они все со­бе­рут­ся вме­сте, то смо­гут вы­ра­бо­тать сов­мест­ную стра­те­гию то­го, чем се­мья бу­дет за­ни­мать­ся даль­ше.

Алек­сей Бар­ны­шев с се­мьей уехал из До­нец­ка вес­ной 2014 го­да. Имен­но то­гда в го­ро­де по­яви­лись банд­фор­ми­ро­ва­ния, и ста­ло по­нят­но, что так про­сто это не за­кон­чит­ся. «Мы все бро­си­ли и уеха­ли. Не ста­ли оста­вать­ся, ско­рее, по идей­ным со­об­ра­же­ни­ям, по­то­му что по­ни­ма­ли, что кро­ме вой­ны там ни­че­го не бу­дет». Сна­ча­ла пе­ре­еха­ли в Ки­ев, где сни­ма­ли жи­лье. По сло­вам Бар­ны­ше­ва, сде­лать это бы­ло до­воль­но слож­но, по­сколь­ку арен­до­да­те­ли, узна­вая о до­нец­кой про­пис­ке, от­ка­зы­ва­лись сда­вать: «От­ка­зы­ва­ли на на­чаль­ном эта­пе. Это бы­ло очень непри- ят­но. По­том, прав­да, нам уда­лось пре­одо­леть эту пре­гра­ду».

А че­рез неко­то­рое вре­мя се­мья пе­ре­еха­ла в Харь­ков, где та­ких про­блем при съе­ме жи­лья не воз­ни­ка­ло.

По­доб­ные ис­то­рии, ко­гда пе­ре­се­лен­цам с во­сто­ка от­ка­зы­ва­ют в сда­че жи­лья, всплы­ва­ют то там, то здесь. Как го­во­рят арен­до­да­те­ли, в ос­нов­ном они опа­са­ют­ся, что им не смо­гут во­вре­мя за­пла­тить день­ги за арен­ду. Еще один ми­нус, ко­гда в се­мье есть ма­лень­кие де­ти, то­гда су­ще­ству­ет ве­ро­ят­ность, что вы­се­лить их бу­дет тя­же­ло в слу­чае воз­ник­но­ве­ния раз­но­гла­сий.

К со­жа­ле­нию, слу­ча­лось вся­кое, хо­тя ес­ли рас­спра­ши­вать участ­ни­ков со­бы­тий или про­фес­си­о­наль­ных ри­ел­то­ров, то ока­жет­ся, что все во­все не так, как жи­во­пи­су­ют «го­род­ские ми­фы». Пе­ре­се­лен­цы при­но­сят не боль­ше и не мень­ше хло­пот, чем при­ез­жие из дру­гих ре­ги­о­нов Укра­и­ны.

ПО­МОЩЬ ПЕ­РЕ­СЕ­ЛЕН­ЦАМ

Ес­ли в 2014 го­ду, с са­мо­го на­ча­ла ан­нек­сии Кры­ма и рос­сий­ской агрес­сии на Дон­бас­се, в Укра­ине не бы­ло ни­ка­кой про­грам­мы по­мо­щи пе­ре­се­лен­цам, то к 2017-му их по­яви­лось уже несколь­ко. Мож­но не толь­ко по­лу­чить ма­те­ри­аль­ную по­мощь, но и офор­мить со­ци­аль­ный кре­дит на по­куп­ку жи­лья, устро­ить­ся на ра­бо­ту и мно­гое дру­гое.

Но не­смот­ря на то, что этим про­грам­мам це­лых три го­да, ра­бо­та­ют они обыч­но че­рез пень-ко­ло­ду. Как рас­ска­зал нам Бар­ны­шев, с 2014 го­да они, как пе­ре­се­лен­цы, пы­та­лись по­лу­чить ма­те­ри­аль­ную по­мощь, но у них так ни­че­го и не вы­шло, по­сколь­ку их то го­ня­ли из ка­би­не­та ка­би­нет, то го­во­ри­ли, что недо­ста­точ­но до­ку­мен­тов. «Не то что­бы мы в ней ост­ро нуж­да­лись, хо­те­лось по­смот­реть, как эта про­грам­ма ра­бо­та­ет», – го­во­рит Бар­ны­шев.

Хоть Ми­ни­стер­ство соц­по­ли­ти­ки еже­ме­сяч­но от­чи­ты­ва­ет­ся о вы­пла­те гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щи пе­ре­се­лен­цам (кста­ти, по со­сто­я­нию на 23 ок­тяб­ря эта сум­ма до­стиг­ла 2,341 млрд грн), по­доб­ные слу­чаи, как с Бар­ны­ше­вым, не еди­нич­ны.

Еще од­на льго­та для пе­ре­се­лен­цев ка­са­ет­ся опла­ты ком­му­наль­ных услуг и на­чис­ля­ет­ся в ви­де еже­ме­сяч­ной ад­рес­ной по­мо­щи. Для тех, кто ра­бо­та­ет, она рав­на 442 грн, для пен­си­о­не­ров и де­тей – 884 грн на каж­до­го чле­на се­мьи, для ин­ва­ли­дов – про­жи­точ­ный ми­ни­мум. Од­на­ко, что­бы ею вос­поль­зо­вать­ся, необ­хо­ди­мо до­ка­зать, что ни у ко­го из чле­нов се­мьи нет «в соб­ствен­но­сти жи­ло­го по­ме­ще­ния, рас­по­ло­жен­но­го в ре­ги­о­нах, иных, чем вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ная тер­ри­то­рия Укра­и­ны, в рай­о­нах про­ве­де­ния АТО и на­се­лен­ных пунк­тах, рас­по­ло­жен­ных на ли­нии со­при­кос­но­ве­ния».

Боль­шин­ство пе­ре­се­лен­цев жи­вет на съем­ных квар­ти­рах, при этом мно­гие

Про­бле­ма Пе­ре­се­лен­цев: ко­ли­че­ство Пе­ре­ме­щен­ных лиц в укра­ине до­стиг­ло 1 млн 781 тыс.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.