«КОСМИЧЕСКИЙ» СИНТЕЗАТОР МУРЗИНА

Как ин­же­нер и во­ен­ный изоб­ре­та­тель со­здал уни­каль­ный му­зы­каль­ный синтезатор для ком­по­зи­то­ров ХХ ве­ка

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ИСТОРИЯ ВЕЩЕЙ - Вик­тор МИШЕЦКИЙ

Со­всем не­дав­но вы­да­ю­ще­му­ся оте­че­ствен­но­му ком­по­зи­то­ру Эду­ар­ду Ар­те­мье­ву ис­пол­ни­лось 80 лет (чи­тай­те ин­тер­вью с ним на стр. 25). На­ря­ду со сво­и­ми кол­ле­га­ми – Аль­фре­дом Шнит­ке, Со­фьей Гу­бай­ду­ли­ной, Эди­со­ном Де­ни­со­вым Эду­ард Ни­ко­ла­е­вич ещё в кон­це 1950-х го­дов вы­сту­пил как ком­по­зи­тор-но­ва­тор. «Мо­гу­чая куч­ка» ХХ ве­ка ис­поль­зо­ва­ла для за­пи­си про­из­ве­де­ний со­здан­ный ин­же­не­ром Ев­ге­ни­ем Мур­зи­ным уни­каль­ный, един­ствен­ный в сво­ём ро­де синтезатор АНС. Как бы ни бы­ли ве­ли­ки за­слу­ги дру­гих со­зда­те­лей син­те­за­то­ров, без изоб­ре­те­ния Мурзина со­вре­мен­ная му­зы­ка не по­лу­чи­ла бы воз­мож­но­сти для раз­ви­тия. А слу­ша­те­ли не смог­ли бы на­сла­дить­ся ча­ру­ю­щи­ми зву­ка­ми ме­ло­дий Эду­ар­да Ар­те­мье­ва…

Прак­ти­че­ски каж­дый, кто ин­те­ре­су­ет­ся со­вре­мен­ной му­зы­кой, хоть что-то слы­шал о син­те­за­то­ре. Тем бо­лее ин­те­ре­су­ю­щий­ся му­зы­кой XХI ве­ка – те­перь мно­гие ком­по­зи­ции, от рок-бал­лад до сим­фо­ний, немыс­ли­мы без этих непро­стых устройств. Стро­го го­во­ря, со­вре­мен­ная му­зы­ка невоз­мож­на без син­те­за­то­ров, хо­тя их по­яв­ле­ние пред­ска­зал ещё 500 лет на­зад ан­глий­ский фи­ло­соф и го­су­дар­ствен­ный де­я­тель Фр­эн­сис Бэкон в ра­бо­те «Но­вая Ат­лан­ти­да»: «…Му­зы­каль­ные ин­стру­мен­ты не по­хо­жи на ва­ши, и зву­чат они го­раз­до ме­ло­дич­нее; слу­шать, как они иг­ра­ют вме­сте с ко­ло­коль­ца­ми, – утон­чён­ное на­сла­жде­ние. Зву­ки сла­бые мы пред­став­ля­ем как ве­ли­че­ствен­ные и глу­бо­кие, а гром­кие зву­ки ослаб­ля­ем и при­да­ём им остро­ту. Мы со­зда­ём иные со­зву­чия и тре­ли, ко­то­рые са­ми по се­бе со­вер­шен­ны. Мы мо­жем ими­ти­ро­вать зву­ки че­ло­ве­че­ской ре­чи, го­ло­са зве­рей и пе­ние птиц. <…> Мы мо­жем так­же со­зда­вать необык­но­вен­ное эхо, в ко­то­ром го­лос от­ра­жа­ет­ся мно­го­крат­но и как бы по­вто­ря­ет­ся неиз­мен­но, при­чём мож­но сде­лать и так, что­бы от­ра­жён­ный го­лос был или гром­че, чем ис­тин­ный, или прон­зи­тель­нее, или, на­обо­рот, глу­ше. Есть да­же воз­мож­ность со­здать че­ло­ве­че­ский го­лос, со­став­ляя его из ис­кус­ствен­ных зву­ков…»

Бэкон толь­ко пред­ви­дел воз­мож­но­сти элек­три­че­ства (сам тер­мин во вре­ме­на Бэко­на уже су­ще­ство­вал – его ввёл Уи­льям Гил­берт в 1600 го­ду для объ­яс­не­ния дей­ствия маг­нит­но­го ком­па­са и опы­тов с на­элек­три­зо­ван­ны­ми те­ла­ми), но пер­вым, кто смог про­ве­сти опы­ты со зву­ком и элек­три­че­ским то­ком, стал фи­зик и врач Гер­ман фон Гельм­гольц. В 50-х го­дах XIX ве­ка Гельм­гольц при­спо­со­бил элек­тро­маг­нит­ные воз­бу­ди­те­ли к ка­мер­то­на­ми, по­лу­чив та­ким об­ра­зом, из-за оби­лия обер­то­нов, уди­ви­тель­но бо­га­тое зву­ча­ние. Про­шло ещё око­ло 20 лет, и аме­ри­кан­ский изоб­ре­та­тель Элай­ша Грей со­здал «му­зы­каль­ный те­ле­граф» с ро­яль­ной кла­ви­а­ту­рой в две ок­та­вы и встро­ен­ным ди­на­ми­ком. При на­жа­тии на кла­ви­ши зву­ча­ла ме­ло­дия на­бо­ра со­об­ще­ний, но ап­па­рат Грея не имел прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния, хо­тя и стал пер­вым прин­ци­пи­аль­ным про­то­ти­пом со­вре­мен­ных син­те­за­то­ров.

Про­чие по­пыт­ки – вплоть до эпо­хи тран­зи­сто­ров – со­здать элек­тро­ин­стру­мен­ты на­тал­ки­ва­лись на два се­рьёз­ных пре­пят­ствия – раз­ме­ры ин­стру­мен­та и це­на. Так, со­здан­ный в 1897 го­ду те­лар­мо­ни­ум аме­ри­кан­ца Та­де­уша Кэ­хил­ла ве­сил 200 тонн, а скон­стру­и­ро­ван­ный в 1918 го­ду про­об­раз со­вре­мен­ных элек­тро­ор­га­нов фран­цуз­ских изоб­ре­та­те­лей Жа­на Жив­ле и Эду­ар­да Куп­ле пред­по­ла­гал ис­поль­зо­ва­ние бо­лее 700 элек­трон­ных ламп, сто­ив­ших це­лое со­сто­я­ние.

Как бы ни бы­ли зна­чи­мы до­сти­же­ния тех, кто изоб­ре­тал в по­сле­ду­ю­щие го­ды элек­трон­ные му­зы­каль­ные ин­стру­мен­ты, «со­би­ра­ю­щие» звук при по­мо­щи од­но­го или несколь­ких ге­не­ра­то­ров (то есть соб­ствен­но син­те­за­то­ры), пер­вым про­де­мон­стри­ро­вал синтезатор в 1920 го­ду 24-лет­ний рус­ский фи­зик Лев Тер­мен. Его тер­мен­вокс, «го­лос Тер­ме­на», пред­став­лял со­бой про­стую и лёг­кую кон­струк­цию, а звук управ­лял­ся дви­же­ни­я­ми рук в зоне чув­стви­тель­но­сти спе­ци­аль­ных ан­тенн. Не­до­стат­ком тер­мен­вок­са бы­ли тре­бо­ва­ния к ис­пол­ни­те­лю, ко­то­рый дол­жен был об­ла­дать уни­каль­ны­ми слу­хом и сно­ров­кой.

ИН­ЖЕ­НЕР‑КОММУНАЛЬЩИК

…В 1938 го­ду ас­пи­рант Мос­ков­ско­го ин­сти­ту­та ин­же­не­ров ком­му­наль­но­го стро­и­тель­ства Ев­ге­ний Мур­зин пред­ло­жил про­ект уни­вер­саль­но­го син­те­за­то­ра зву­ков, на­зван­но­го им АНС (в честь Алек­сандра Ни­ко­ла­е­ви­ча Скря­би­на). К это­му вре­ме­ни Ев­ге­ний Алек­сан­дро­вич, ро­див­ший­ся в 1914 го­ду в Са­ма­ре и там же окон­чив­ший стро­и­тель­ный тех­ни­кум в 1933-м, был уже за­взя­тым ме­ло­ма­ном. Со­би­рал пла­стин­ки, по­пал как-то на кон­церт, где ис­пол­ня­лись про­из­ве­де­ния Скря­би­на. Ка­за­лось бы, что об­ще­го меж­ду сы­ном ива­нов­ской тка­чи­хи и ари­сто­кра­том ду­ха? Скря­бин, ми­стик и эс­тет, стре­мив­ший­ся объ­еди­нить в еди­ное це­лое му­зы­ку, цвет, пла­сти­ку, за­пах, – и жи­ву­щий в об­ща­ге бу­ду­щий ин­же­нер-коммунальщик... Но и то­му и дру­го­му бы­ло тес­но в ка­ких-ли­бо рам­ках. Скря­би­ну ме­ша­ли гра­ни­цы му­зы­каль­ной си­сте­мы, и Мур­зин за­ду­мал­ся о воз­мож­но­сти раз­дви­нуть эти гра­ни­цы, в иде­а­ле – пол­но­стью от них из­ба­вить­ся.

Мур­зин об­ла­дал непло­хой под­го­тов­кой. Он жад­но чи­тал, сфе­ра его ин­те­ре­сов бы­ла на­мно­го ши­ре то­го, что пре­по­да­ва­лось в ин­сти­ту­те, и он бук­валь­но фон­та­ни­ро­вал иде­я­ми. К то­му же Мур­зин был вхож в свое­об­раз­ный кру­жок, воз­ник­ший во­круг Ар­се­ния Авра­амо­ва, му­зы­каль­но­го тео­ре­ти­ка, пе­да­го­га и ком­по­зи­то­ра. Ав­ра-

ин­же­нер ев­ге­ний Мур­зин

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.