...су­дья не вы­не­сет неза­кон­но­го ре­ше­ния

ЕС­ЛИ ПРОФЕССИОНАЛЬНО СОБРАНЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, СУ­ДЬЯ НЕ ВЫ­НЕ­СЕТ

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Свет­ла­на ШМЕЛЕВА

Про­ку­рор Ро­ман Тру­ба по ре­зуль­та­там кон­кур­са был на­зна­чен ди­рек­то­ром Го­су­дар­ствен­но­го бю­ро рас­сле­до­ва­ний. Бю­ро бу­дет за­ни­мать­ся рас­сле­до­ва­ни­я­ми в от­но­ше­нии пре­ступ­ле­ний, со­вер­шен­ных выс­ши­ми долж­ност­ны­ми ли­ца­ми (гос­слу­жа­щи­ми I–III ран­гов, су­дья­ми, пра­во­охра­ни­те­ля­ми), в том чис­ле со­труд­ни­ка­ми и ру­ко­во­ди­те­ля­ми ан­ти­кор­руп­ци­он­ных ор­га­нов. Глав­ное, о чем мы спро­си­ли ди­рек­то­ра ГБР,– как он со­би­ра­ет­ся до­во­дить гром­кие де­ла до су­да и ка­кие ар­гу­мен­ты нуж­ны, что­бы судьи вы­но­си­ли по ним пра­во­суд­ные ре­ше­ния

Глав­ное ожи­да­ние об­ще­ства – на­ча­ло рас­сле­до­ва­ний не про­сто се­го­дня, а еще вче­ра. Од­на­ко сле­ду­ет ис­хо­дить из ре­а­лий, ко­то­рые есть, – мы на­чи­на­ем с чи­сто­го ли­ста. При этом мы долж­ны со­здать ор­ган, ко­то­рый бу­дет со­от­вет­ство­вать луч­шим прак­ти­кам, ре­а­ли­зо­ван­ным в ана­ло­гич­ных струк­ту­рах раз­ви­тых стран. Се­го­дня пе­ред на­ми ряд за­дач. Это и за­ко­но­да­тель­ное ре­ше­ние тех или иных во­про­сов, свя­зан­ных с за­пус­ком ра­бо­ты Го­су­дар­ствен­но­го бю­ро рас­сле­до­ва­ний, это и во­про­сы ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ско­го обес­пе­че­ния. По­это­му на фор­ми­ро­ва­ние уй­дет опре­де­лен­ное вре­мя. Ду­маю, что за­явить о на­ча­ле рас­сле­до­ва­ний во вто­рой по­ло­вине 2018 го­да бу­дет пра­виль­но.

Для че­го по­на­до­би­лось со­зда­вать ГБР? Ска­жем, рас­сле­до­ва­ни­ем тяж­ких пре­ступ­ле­ний за­ни­ма­лась ген­про­ку­ра­ту­ра – для че­го по­тре­бо­ва­лось фор­ми­ро­вать но­вую струк­ту­ру?

– Де­ло в том, что прак­ти­че­ски ни в од­ной из раз­ви­тых стран нет та­ко­го, что­бы в струк­ту­ре ор­га­нов про­ку­ра­ту­ры бы­ли ор­га­ны пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия. Как пра­ви­ло, про­ку­ра­ту­ра осу­ществ­ля­ет про­цес­су­аль­ное ру­ко­вод­ство и под­дер­жа­ние го­су­дар­ствен­но­го об­ви­не­ния. А след­ствие не на­хо­дит­ся в ее под­чи­не­нии. Имен­но из этих со­об­ра­же­ний ис­хо­ди­ли за­ко­но­да­те­ли, ко­гда при­ни­ма­ли за­кон о ГБР. Ны­неш­няя кон­фи­гу­ра­ция ис­клю­ча­ет со­сре­до­то­че­ние в од­них ру­ках слиш­ком ши­ро­ко­го кру­га пол­но­мо­чий по рас­сле­до­ва­нию дел.

Не за­бы­вай­те, что мы бу­дем рас­сле­до­вать де­ла, в ко­то­рых бу­дут за­дей­ство­ва­ны топ-чи­нов­ни­ки.

Вы упо­мя­ну­ли о над­зо­ре за след­стви­ем. а кто бу­дет над­зи­рать за ГБР?

– В лю­бом слу­чае – это пол­но­мо­чия про­ку­ра­ту­ры.

ге­не­раль­ной?

– Ко­неч­но. И здесь мы не мо­жем го­во­рить о том, что мы бу­дем пол­но­стью неза­ви­си­мы в про­цес­су­аль­ном смыс­ле от про­ку­ра­ту­ры.

Что бу­дет в пе­ре­ход­ный пе­ри­од? Ко­гда, ска­жем, ген­про­ку­ра­ту­ра уже не смо­жет ве­сти ка­кие-то де­ла, а ва­ша струк­ту­ра еще не смо­жет?

– От­вет я бы раз­де­лил на две ча­сти. Пер­вая – это те уго­лов­ные про­из­вод­ства, ко­то­рые за­ре­ги­стри­ро­ва­ны про­ку­ра­ту­рой до 20 но­яб­ря. За­ко­но­да­тель чет­ко ре­гу­ли­ру­ет этот во­прос и го­во­рит о том, что эти де­ла про­дол­жа­ет рас­сле­до­вать про­ку­ра­ту­ра, но не бо­лее двух лет до мо­мен­та окон­ча­ния рас­сле­до­ва­ния. То есть здесь кол­ли­зии нет.

Вто­рая часть – уго­лов­ные про­из­вод­ства, ко­то­рые долж­ны ре­ги­стри­ро­вать­ся и рас­сле­до­вать­ся уже Го­су­дар­ствен- ным бю­ро рас­сле­до­ва­ний. Ге­не­раль­ная про­ку­ра­ту­ра так­же уре­гу­ли­ро­ва­ла этот во­прос. Эти де­ла бу­дут рас­сле­до­вать На­ци­о­наль­ная по­ли­ция или СБУ, а про­цес­су­аль­ное ру­ко­вод­ство бу­дут осу­ществ­лять ра­бот­ни­ки про­ку­ра­ту­ры.

С на­ча­лом ра­бо­ты ГБР та­кие уго­лов­ные про­из­вод­ства бу­дут ве­сти сле­до­ва­те­ли бю­ро.

Что­бы мы быст­рее смог­ли на­чать ра­бо­ту, рас­сле­до­ва­ния, нам нуж­на под­держ­ка. Я рас­счи­ты­ваю на со­дей­ствие Ка­би­не­та Ми­ни­стров в фи­нан­си­ро­ва­нии и ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ском обес­пе­че­нии бю­ро. Так­же пра­ви­тель­ство долж­но по­дать за­ко­но­про­ек­ты, ко­то­рые при­зва­ны устра­нить кол­ли­зию в ны­неш­нем за­ко­но­да­тель­стве в от­но­ше­нии ГБР. Рас­счи­ты­ваю на по­ни­ма­ние на­род­ных де­пу­та­тов, ко­то­рые най­дут по­ли­ти­че­скую во­лю про­го­ло­со­вать за дан­ные за­ко­но­про­ек­ты. И, ко­неч­но, на по­ни­ма­ние об­ще­ства, ко­то­рое возь­мет па­у­зу и, по­ка ГБР не нач­нет ра­бо­тать, не бу­дет нас силь­но кри­ти­ко­вать.

ес­ли го­во­рить о струк­ту­ре бю­ро, о его функ­ци­ях, по­нят­но, что там бу­дут ана­ли­ти­ки. а бу­дут ли у бю­ро «му­ску­лы»? То есть ка­кой-то си­ло­вой блок, ко­то­рый смо­жет за­щи­щать сле­до­ва­те­лей в слу­чае угро­зы, за­ни­мать­ся пре­одо­ле­ни­ем си­ло­во­го со­про­тив­ле­ния дей­стви­ям со­труд­ни­ков бю­ро?

– «Му­ску­лы» в бю­ро преду­смот­ре­ны. Струк­ту­ра ГБР со­сто­ит из цен­траль­но­го ап­па­ра­та, тер­ри­то­ри­аль­ных управ­ле­ний, спе­ци­аль­ных под­раз­де­ле­ний, а так­же учеб­ных за­ве­де­ний и на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ских учре­жде­ний. В струк­ту­ру цен­траль­но­го ап­па­ра­та и тер­ри­то­ри­аль­ных управ­ле­ний бу­дут вхо­дить след­ствен­ные, опе­ра­тив­ные и дру­гие под­раз­де­ле­ния. Это все есть в дей­ству­ю­щем за­коне, при­ня­том в 2015 го­ду.

В насто­я­щее вре­мя еще не лик­ви­ди­ро­ва­ны про­бе­лы в за­ко­но­да­тель­стве, свя­зан­ные с опе­ра­тив­ным бло­ком. Нуж­но бу­дет вно­сить из­ме­не­ния в за­кон об опе­ра­тив­но-ро­зыск­ной де­я­тель­но­сти и предо­став­лять та­кие функ­ции ГБР. В за­коне о ГБР они преду­смот­ре­ны, а вот в за­коне об опе­ра­тив­но-ро­зыск­ной де­я­тель­но­сти их по­ка нет.

ес­ли го­во­рить о под­след­ствен­но­сти дел, то, с од­ной сто­ро­ны, бю­ро мо­жет пе­ре­се­кать­ся с та­ки­ми ор­га­на­ми как На­бу. а с дру­гой – с ор­га­ном, ко­то­ро­го еще нет, но ко­то­рый пла­ни­ру­ет­ся со­здать, – с На­ци­о­наль­ным бю­ро фи­нан­со­вой без­опас­но­сти. Про­ект НБФБ пре­зен­то­ва­ли 1 де­каб­ря. Как бу­дет скла­ды­вать­ся вза­и­мо­дей­ствие меж­ду эти­ми струк­ту­ра­ми, ведь в ка­ком-то смыс­ле они за­ни­ма­ют­ся при­мер­но од­ним и тем же кру­гом лиц и плот­но вза­и­мо­свя­зан­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ни­я­ми?

– Дей­стви­тель­но, в насто­я­щее вре­мя мно­го раз­го­во­ров по по­во­ду со­зда­ния но­во­го ор­га­на, ко­то­рый бу­дет за­ни­мать­ся фи­нан­со­вы­ми рас­сле­до­ва­ни­я­ми. На мой взгляд, за­ко­но­да­тель дол­жен уре­гу­ли­ро­вать этот во­прос так, что­бы пол­но­мо­чия НБФБ не пе­ре­се­ка­лись с дру­ги­ми

у об­ще­ства есть опре­де­лен­ные ожи­да­ния в свя­зи с со­зда­ни­ем и за­пус­ком ра­бо­ты ГБР, а на что мы мо­жем рас­счи­ты­вать в на­ших усло­ви­ях? В тех же за­ко­нах за­ло­же­на та ре­аль­ность, в ко­то­рой бю­ро бу­дет на­хо­дить­ся, – че­го нам ждать в ито­ге?

ор­га­на­ми. По по­во­ду НА­БУ за­кон чет­ко опре­де­ля­ет пол­но­мо­чия это­го ор­га­на – рас­кры­тие кор­руп­ци­он­ных пра­во­на­ру­ше­ний. Все осталь­ные пре­ступ­ле­ния, со­от­вет­ствен­но, долж­но рас­сле­до­вать ГБР.

С про­ти­во­ре­чи­я­ми разо­бра­лись, а воз­мож­но ли со­труд­ни­че­ство? Об­мен ин­фор­ма­ци­ей? По­то­му что, ес­ли есть ка­кая-то си­стем­ная пре­ступ­ность на вы­со­ком уровне, то там есть все – и кор­руп­ция, и ста­тьи, что под­след­ствен­ны ГБР, и ле­га­ли­за­ция средств, по­лу­чен­ных в ре­зуль­та­те этих пре­ступ­ле­ний. Я по­че­му спра­ши­ваю – ко­гда об­ра­зо­вы­ва­лись НАПК и На­бу, все ожи­да­ли, что они бу­дут ра­бо­тать в тес­ном вза­и­мо­дей­ствии. Но се­го­дня мы ви­дим со­вер­шен­но иную кар­ти­ну. Эти уро­ки как-то бу­дут учте­ны, вы их ана­ли­зи­ро­ва­ли? Мо­жем ли мы на­де­ять­ся, что все это бу­дет ре­аль­но ра­бо­тать, а не вхо­дить в клинч? Что для это­го нуж­но?

– Пол­но­мо­чия каж­до­го ор­га­на про­пи­са­ны в за­ко­но­да­тель­стве – про­сто нуж­но их со­блю­дать, и то­гда от­па­дут все осталь­ные во­про­сы.

Лю­бой опыт нуж­но ана­ли­зи­ро­вать. В кон­це кон­цов, каж­дый из дан­ных ор­га­нов бо­рет­ся с пре­ступ­но­стью.

В чем вы ви­ди­те, ска­жем, ис­точ­ни­ки сво­ей по­ли­ти­че­ской неза­ан­га­жи­ро­ван­но­сти? Что мо­жет га­ран­ти­ро­вать вас от дав­ле­ния, воз­мож­но, от по­пыт­ки ка­ко­го-ли­бо вли­я­ния на вас?

– Про­фес­си­о­наль­ные ам­би­ции – ты или сде­ла­ешь что-то важ­ное, или оста­нешь­ся ни­кем, оче­ред­ным вин­ти­ком в си­сте­ме. Кто хо­чет быть вин­ти­ком?

Силь­ная, мо­ти­ви­ро­ван­ная и про­фес­си­о­наль­ная ко­ман­да – за­лог на­ше­го успе­ха. Здо­ро­вые про­фес­си­о­наль­ные ам­би­ции каж­до­го ра­бот­ни­ка при­ве­дут к то­му, что имен­но ГБР ста­нет по­ли­ти­че­ски бес­при­страст­ным, са­мо­сто­я­тель­ным и неза­ви­си­мым ор­га­ном. Со сво­ей сто­ро­ны я сде­лаю все воз­мож­ное, что­бы сфор­ми­ро­вать та­кую ко­ман­ду, а так­же дать ей в ру­ки все со­вре­мен­ные ме­то­ди­ки рас­сле­до­ва­ний. Мы изу­чим меж­ду­на­род­ный опыт. Про­фес­си­о­на­лы смо­гут из­бе­жать в сво­ей ра­бо­те ка­ких-ли­бо на­ру­ше­ний за­ко­но­да­тель­ства, ко­то­рые бы вы­зы­ва­ли нега­тив­ную ре­ак­цию об­ще­ства.

Вы упо­мя­ну­ли об ино­стран­ном опы­те. На ка­кие при­ме­ры и луч­шие прак­ти­ки ори­ен­ти­ру­е­тесь?

– СМИ срав­ни­ва­ют ГБР с ФБР. Я ду­маю, это непло­хой об­раз. И де­ло не толь­ко в сход­стве на­зва­ний. Но и в фо­ку­си­ро­ва­нии на про­фес­си­о­на­лиз­ме, при­ме­не­нии но­вых ме­то­дов, ис­поль­зо­ва­нии со­вре­мен­ных тех­но­ло­гий. Я хо­чу сфор­ми­ро­вать силь­ный ана­ли­ти­че­ский де­пар­та­мент. И, ко­неч­но, ис­клю­чить все внеш­ние вли­я­ния на ход рас­сле­до­ва­ния. Имен­но та­кие под­хо­ды бу­дут ис­поль­зо­ва­ны в ра­бо­те Го­су­дар­ствен­но­го бю­ро рас­сле­до­ва­ний.

Вы ис­поль­зу­е­те непо­сред­ствен­но их опыт? Пла­ни­ру­е­те при­вле­кать со­вет­ни­ков от­ту­да?

– Мы изу­ча­ем раз­ные воз­мож­но­сти со­труд­ни­че­ства с меж­ду­на­род­ны­ми парт­не­ра­ми.

Вы го­во­ри­ли, что важ­ная со­став­ля­ю­щая – это фи­нан­си­ро­ва­ние, ма­те­ри­аль­ное обес­пе­че­ние но­вой струк­ту­ры. Все нор­маль­но в этом смыс­ле в гос­бюд­же­те на 2018 год?

– При пер­вом чте­нии в за­коне о гос­бюд­же­те преду­смот­ре­но 650 млн грн, для срав­не­ния: это на 100 млн грн мень­ше, чем для НА­БУ. Хо­тя Ан­ти­кор­руп­ци­он­ное бю­ро уже про­шло этап за­пус­ка, а нам это толь­ко пред­сто­ит – со все­ми неиз­беж­ны­ми стар­то­вы­ми рас­хо­да­ми.

Рас­счи­ты­ва­е­те ли на по­мощь ино­стран­ных до­но­ров?

– Точ­но не от­ка­жем­ся. Мы бу­дем пы­тать­ся най­ти пра­виль­ные пу­ти ре­ше­ния это­го во­про­са и по­ста­ра­ем­ся с ни­ми уста­но­вить со­труд­ни­че­ство.

За­кон о ГБР был при­нят два го­да на­зад, мно­гое с той по­ры из­ме­ни­лось. Что нуж­но в нем ме­нять, что­бы бю­ро со­от­вет­ство­ва­ло ны­неш­ним ре­а­ли­ям?

– Мы про­ана­ли­зи­ро­ва­ли за­ко­но­да­тель­ную ба­зу и ини­ци­и­ру­ем вне­се­ние из­ме­не­ний в за­ко­но­да­тель­ство, а имен­но: в За­кон «О Го­су­дар­ствен­ном бю­ро рас­сле­до­ва­ний», в За­кон «Об опе­ра­тив­но-ро­зыск­ной де­я­тель­но­сти» и в Кри­ми­наль­ный про­цес­су­аль­ный ко­декс. На­при­мер, усо­вер­шен­ство­ва­ние про­це­ду­ры от­бо­ра кад­ров для быст­ро­го стар­та ра­бо­ты ГБР.

От­ку­да вы пла­ни­ру­е­те брать кад­ры? И глав­ное – как?

– За­кон «О Го­су­дар­ствен­ном бю­ро рас­сле­до­ва­ний» преду­смат­ри­ва­ет при­ем на ра­бо­ту толь­ко по ре­зуль­та­там кон­кур­сов.

Да­же опе­ра­тив­ни­ков? Тех, кто бу­дет ра­бо­тать, воз­мож­но, непуб­лич­но, под при­кры­ти­ем и т. п.?

– Это один из тех во­про­сов, ко­то­рый необ­хо­ди­мо ре­шить, так как в за­коне преду­смот­рен толь­ко кон­курс­ный от­бор.

Кро­ме то­го, на пе­ре­ход­ный пе­ри­од уста­нов­лен так на­зы­ва­е­мый квот­ный ре­жим – нор­мы для пер­во­оче­ред­но­го при­е­ма на ра­бо­ту че­рез кон­курс след­ствен­ных и опе­ра­тив­ных ра­бот­ни­ков из пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов, так как у них уже есть опре­де­лен­ный прак­ти­че­ский опыт.

Чем бу­дут мо­ти­ви­ро­ва­ны эти лю­ди кро­ме про­фес­си­о­наль­ных ам­би­ций – ма­те­ри­аль­но, преж­де все­го, сколь­ко они бу­дут за­ра­ба­ты­вать?

– Дей­ству­ю­щим за­ко­но­да­тель­ством преду­смот­ре­ны зар­пла­ты, ко­то­рые долж­ны по­лу­чать сле­до­ва­тель, на­чаль­ник тер­ри­то­ри­аль­но­го управ­ле­ния, на­чаль­ник струк­тур­но­го под­раз­де­ле­ния в цен­траль­ном ап­па­ра­те, а так­же ру­ко­вод­ство. Став­ки при­вя­за­ны к ми­ни­маль­но­му про­жи­точ­но­му ми­ни­му­му. Для сле­до­ва­те­ля бю­ро уста­нов­ле­на став­ка 20 про­жи­точ­ных ми­ни­му­мов, что бу- дет рав­нять­ся с 2018 го­да при­мер­но 34 тыс. грн. Ру­ко­вод­ство, а имен­но ди­рек­тор, бу­дет по­лу­чать где-то 51 тыс. грн. Ко­неч­но, по срав­не­нию с дру­ги­ми но­вы­ми пра­во­охра­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми это не очень мно­го. Это пробле­ма, так как спе­ци­а­ли­сты бю­ро бу­дут рас­сле­до­вать пре­ступ­ле­ния топ-чи­нов­ни­ков, – они долж­ны быть го­то­вы­ми к рис­кам и по­ни­мать, что го­су­дар­ство це­нит их ра­бо­ту и га­ран­ти­ру­ет фи­нан­со­вое обес­пе­че­ния. Это кон­ку­рен­ция, хо­ро­шие спе­ци­а­ли­сты долж­ны иметь со­от­вет­ству­ю­щий уро­вень опла­ты.

Этот во­прос нуж­но об­суж­дать в об­ще­стве.

уже по­нят­но, ка­ким бу­дет штат­ное рас­пи­са­ние, ко­ли­че­ство ра­бо­та­ю­щих по си­сте­ме в укра­ине в це­лом?

– Да, это про­пи­са­но в за­коне про ГБР – до 1500 че­ло­век, вклю­чая со­труд­ни­ков цен­траль­но­го ап­па­ра­та и тер­ри­то­ри­аль­ных управ­ле­ний.

Ва­ши за­ме­сти­те­ли – гос­по­жа Вар­чен­ко и гос­по­дин Бу­ряк, вы бы­ли зна­ко­мы с ни­ми ра­нее? Вы зна­е­те их во­об­ще?

– С пер­вым за­ме­сти­те­лем [Оль­га Вар­чен­ко] я по­зна­ко­мил­ся неде­лю на­зад во вре­мя ее пред­став­ле­ния и под­пи­са­ния при­ка­за о на­зна­че­нии на долж­ность. С Алек­сан­дром Бу­ря­ком ра­бо­та­ли в про­ку­ра­ту­ре Ль­вов­ской об­ла­сти, од­на­ко в си­лу пол­но­мо­чий мы не пе­ре­се­ка­лись. Он воз­глав­лял од­но струк­тур­ное под­раз­де­ле­ние, я – дру­гое. Не бо­лее то­го.

То есть вы все трое бу­де­те сей­час уста­нав­ли­вать с ну­ля ра­бо­чие от­но­ше­ния меж­ду со­бой?

– Ду­маю, ме­то­до­ло­ги­че­ски, в про­фес­си­о­наль­ном плане мы до­воль­но близ­ки, все про­шли кон­курс­ный от­бор. Уве­рен, у нас раз­но­гла­сий не бу­дет воз­ни­кать.

Что вы счи­та­е­те са­мы­ми боль­ши­ми сво­и­ми до­сти­же­ни­я­ми в пред­ше­ству­ю­щей ка­рье­ре?

– Мой про­фес­си­о­наль­ный путь мож­но раз­де­лить на несколь­ко эта­пов. Я на­чи­нал ра­бо­ту в рай­он­ной про­ку­ра­ту­ре. Был ру­ко­во­ди­те­лем струк­тур­но­го под­раз­де­ле­ния след­ствен­но­го от­де­ла об­ласт­ной про­ку­ра­ту­ры, про­ку­ро­ром рай­о­на, а так­же на­чаль­ни­ком след­ствен­но­го управ­ле­ния Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ры.

Ко­гда ра­бо­тал в про­ку­ра­ту­ре рай­о­на, то при­хо­ди­лось за­ни­мать­ся, на­при­мер, рас­сле­до­ва­ни­ем убийств – это бы­ла ос­нов­ная ка­те­го­рия дел в то вре­мя.

Поз­же, в пе­ри­од ра­бо­ты в про­ку­ра­ту­ре го­ро­да и об­ла­сти (2002–2011), в мо­ем про­из­вод­стве в ос­нов­ном на­хо­ди­лись де­ла кор­руп­ци­он­но­го ха­рак­те­ра (взя­точ­ни­че­ство). То­гда рас­сле­до­вал уго­лов­ные де­ла в от­но­ше­нии ру­ко­во­ди­те­лей Ль­вов­ской та­мож­ни, ру­ко­во­ди­те­ля го­су­дар­ствен­но­го зе­мель­но­го ка­даст­ра, пра­во­охра­ни­те­лей. Все де­ла по­лу­чи­ли ло­ги­че­ское за­вер­ше­ние: они бы­ли на­прав­ле­ны в суд и по ним бы­ли вы­не­се­ны об­ви­ни­тель­ные при­го­во­ры. Сум­ма взя­ток, несмот­ря на то что это ре­ги­о­наль­ный уро­вень, из­ме­ря­лась в те го­ды де­сят­ка­ми ты­сяч дол­ла­ров.

Так­же по­сле пер­во­го Май­да­на я рас­сле­до­вал уго­лов­ные де­ла, свя­зан­ные с на­ру­ше­ни­ем из­би­ра­тель­но­го за­ко­но­да­тель­ства. Спе­ци­фи­ка за­клю­ча­лась в том, что в то вре­мя не бы­ло ме­то­ди­ки рас­сле­до­ва­ния по­доб­ных пре­ступ­ле­ний. До то­го мо­мен­та во­об­ще счи­та­лось, что на­ру­ше­ний из­би­ра­тель­но­го за­ко­но­да­тель­ства про­сто не мо­жет быть в прин­ци­пе. Тем не ме­нее эти де­ла бы­ли на­прав­ле­ны в суд и по ним есть при­го­во­ры.

И, ко­неч­но, от­дель­ная ка­те­го­рия – это де­ла, на­ча­тые в 2014 го­ду. Все они свя­за­ны с окру­же­ни­ем быв­ше­го пре­зи­ден­та Яну­ко­ви­ча, в том чис­ле с хи­ще­ни­ем средств пре­ступ­ной вла­стью. То­гда тре- бо­ва­лось сроч­ное ре­а­ги­ро­ва­ние, что­бы бы­ли вне­се­ны све­де­ния об уго­лов­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях в от­но­ше­нии всех лиц, при­част­ных к со­вер­ше­нию пре­ступ­ле­ний, в том чис­ле для то­го, что­бы на­ло­жить арест на их сред­ства.

На­вер­ное, это один из са­мых слож­ных пе­ри­о­дов мо­ей ка­рье­ры. Нуж­но бы­ло сроч­но фор­ми­ро­вать кол­лек­тив сле­до­ва­те­лей, посколь­ку в этот пе­ри­од в Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ре бы­ло толь­ко два от­де­ла по 14 че­ло­век. Они долж­ны бы­ли мак­си­маль­но быст­ро рас­сле­до­вать уго­лов­ные про­из­вод­ства, ана­ло­гов ко­то­рых не бы­ло в ми­ре.

Хо­тел бы от­ме­тить, что имен­но те сред­ства, на ко­то­рые мы на­ло­жи­ли арест (а это бо­лее $1,5 млрд), уже в даль­ней­шем, в 2016–2017 го­дах, бы­ли кон­фис­ко­ва­ны в до­ход го­су­дар­ства.

Тут вы кос­ну­лись ед­ва ли не са­мо­го глав­но­го пунк­та. Об­ще­ство ожи­да­ет, что гром­кие де­ла долж­ны до­хо­дить до су­да и по ним долж­ны вы­но­сить­ся пра­во­суд­ные ре­ше­ния. К со­жа­ле­нию, сей­час по мно­гим си­ту­а­ци­ям они до­хо­дят до су­да, а за­тем рас­сы­па­ют­ся. На ваш взгляд, что нуж­но де­лать, что­бы де­ла по ре­аль­но со­вер­шен­ным пре­ступ­ле­ни­ям все же не рас­сы­па­лись?

– В первую оче­редь дол­жен быть про­фес­си­о­наль­ный под­ход в ра­бо­те сле­до­ва­те­лей. Ес­ли бу­дет со­бра­но до­ста­точ­но до­ка­за­тельств и в со­от­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми за­ко­но­да­тель­ства, ес­ли доказательства бу­дут неоспо­ри­мые – я уве­рен, что ни один су­дья не смо­жет вы­не­сти неза­кон­ное ре­ше­ние.

Мно­гие жа­лу­ют­ся на уго­лов­но-про­цес­су­аль­ный ко­декс «име­ни ан­дрея Порт­но­ва». Нас­коль­ко он пре­пят­ству­ет (пре­пят­ство­вал) след­ствию и вы­не­се­нию пра­во­суд­ных при­го­во­ров? Как вы оха­рак­те­ри­зу­е­те те из­ме­не­ния в ко­дек­сах, ко­то­рые бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны бук­валь­но в кон­це но­яб­ря?

– Лю­бые из­ме­не­ния, ко­то­рые про­ис­хо­дят, сна­ча­ла вы­зы­ва­ют опре­де­лен­ное со­про­тив­ле­ние, со­зда­ют, воз­мож­но, дис­ком­форт. Я пом­ню 2012 год, ко­гда всту­пал в дей­ствие дан­ный ко­декс, как на пер­вых по­рах бы­ло сложно ра­бот­ни­кам про­ку­ра­ту­ры при­вык­нуть к нему.

При этом очень мно­го в ко­дек­се про­пи­са­но норм, из­лишне фор­ма­ли­зу­ю­щих ра­бо­ту сле­до­ва­те­ля, не поз­во­ля­ю­щих ему опе­ра­тив­но ре­а­ги­ро­вать на те или иные об­сто­я­тель­ства. Мы бу­дем вы­сту­пать с ини­ци­а­ти­вой о предо­став­ле­нии сле­до­ва­те­лям боль­шей про­цес­су­аль­ной са­мо­сто­я­тель­но­сти.

Про­ком­мен­ти­руй­те, по­жа­луй­ста, ва­шу ра­бо­ту в про­ку­ра­ту­ре в пе­ри­од Май­да­на 2013–2014 го­дов?

– Ко­гда на­чал­ся Май­дан, я ра­бо­тал про­ку­ро­ром рай­о­на, рас­по­ло­жен­но­го во­круг Ль­во­ва. На его тер­ри­то­рии на­хо­дит­ся ав­то­до­ро­га меж­ду­на­род­но­го зна­че­ния Ки­ев – Чоп. В на­ча­ле но­яб­ря мне по­зво­ни­ли со­труд­ни­ки ми­ли­ции, ко­то­рые со­об­щи­ли о том, что до­ро­га пе­ре­кры­та и там со­здал­ся транс­порт­ный кол­лапс. Я при­нял ре­ше­ние о ре­ги­стра­ции уго­лов­но­го про­из­вод­ства, посколь­ку пе­ре­кры­тие трас­сы меж­ду­на­род­но­го зна­че­ния на дли­тель­ный пе­ри­од – это гру­бое на­ру­ше­ние за­ко­на. Бы­ли вне­се­ны све­де­ния в ЕРДР (Ре­естр до­су­деб­ных рас­сле­до­ва­ний).

Стар­шим груп­пы, про­цес­су­аль­ным ру­ко­во­ди­те­лем я на­зна­чил се­бя, так как кол­лек­тив был мо­ло­дой – кто-то ра­бо­тал пол­го­да, кто-то год. По это­му де­лу рас­сле­до­ва­ние про­во­ди­ла ми­ли­ция, мы осу­ществ­ля­ли про­цес­су­аль­ное ру­ко­вод­ство. Бы­ли по­лу­че­ны доказательства то­го, что к ор­га­ни­за­ции со­бы­тий при­ча-

Я хо­чу сфор­ми­ро­вать силь­ный ана­ли­ти­че­ский де­пар­та­мент. И, ко­неч­но, ис­клю­чить внеш­нее вли­я­ние на ход рас­сле­до­ва­ния

стен один че­ло­век, ему бы­ло объ­яв­ле­но о по­до­зре­нии.

От­дель­но об­ра­щу вни­ма­ние: ни­кто из тех, кто пе­ре­кры­вал трас­су, не был за­дер­жан, к этим лю­дям не при­ме­ня­лась фи­зи­че­ская си­ла, для них не бы­ли со­зда­ны ка­кие-то неудоб­ства. Они уеха­ли для про­ве­де­ния мир­ных со­бра­ний в сто­ли­це Укра­и­ны.

В даль­ней­шем я лич­но под­дер­жи­вал хо­да­тай­ство об из­бра­нии са­мой мяг­кой ме­ры пре­се­че­ния для это­го че­ло­ве­ка. Она не бы­ла свя­за­на с ли­ше­ни­ем сво­бо­ды – обя­за­тель­ство не вы­ез­жать из Ль­во­ва или об­ла­сти. Ко­гда бы­ло про­ве­де­но рас­сле­до­ва­ние, вы­яс­ни­лось, что в его дей­стви­ях от­сут­ству­ет со­став пре­ступ­ле­ния, и уго­лов­ное про­из­вод­ство бы­ло за­кры­то. То есть этот че­ло­век не был при­вле­чен к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти.

Под­ни­ма­ют во­про­сы о ва­шем иму­ще­ствен­ном по­ло­же­нии, о том, что при­над­ле­жит ва­шим род­ствен­ни­кам. Как про­ком­мен­ти­ру­е­те это?

– Все иму­ще­ство, ко­то­рое у ме­ня в соб­ствен­но­сти и ко­то­рым я поль­зу­юсь, ука­за­но в мо­ей де­кла­ра­ции, как и иму­ще­ство мо­их род­ствен­ни­ков. Ес­ли речь идет о жене – это иму­ще­ство, ко­то­рое она при­об­ре­ла до мо­мен­та вступ­ле­ния со мной в брак. Это од­на чет­вер­тая часть при­ва­ти­зи­ро­ван­ной квар­ти­ры. Так­же есть иму­ще­ство, ко­то­рое ку­пи­ли для нее ро­ди­те­ли, ко­гда она еще учи­лась в учеб­ном за­ве­де­нии.

У мо­ей ма­те­ри есть од­но­ком­нат­ная квар­ти­ра, в ко­то­рой жи­ли мои ро­ди­те­ли, вы­рос­ли мы с сест­рой. Это це­лых 24 кв.м. Эта квар­ти­ра на­хо­дит­ся в зда­нии, име­ю­щем ис­то­ри­че­скую цен­ность, ко­гда-то в нем бы­ла ма­лень­кая же­лез­но­до­рож­ная стан­ция. Ес­ли бу­дет воз­мож­ность и за­ин­те­ре­со­ван­ность со сто­ро­ны жур­на­ли­стов, я спе­ци­аль­но сде­лаю экс­кур­сию, что­бы по­ка­зать этот дом.

ро­ман Ми­хай­ло­вич тру­ба – про­ку­рор, Ди­рек­тор го­су­дар­ствен­но­го бю­ро рас­сле­до­ва­ний

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.