ИХ БОРЬ­БА

100 лет на­зад доб­ро­воль­че­ские от­ря­ды на­ци­о­на­ли­стов за­щи­ти­ли за­пад­но­ев­ро­пей­скую де­мо­кра­тию от дик­та­ту­ры про­ле­та­ри­а­та. Что­бы вско­ре са­мим пре­вра­тить­ся в глав­ную угро­зу де­мо­кра­тии

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ПИОСЛТИОТРИИКЯА - Алек­сандр РАТНЕР

Раз­но­маст­ные пат­ри­о­ти­че­ские дви­же­ния и груп­пы ста­ли ос­но­вой фе­но­ме­на «доб­ро­воль­че­ских ба­та­льо­нов». Од­но вре­мя наи­бо­лее из­вест­ным из них был «Доб­ро­воль­че­ский украинский кор­пус Пра­во­го сек­то­ра», а его вождь Дмит­рий Ярош да­же бал­ло­ти­ро­вал­ся в пре­зи­ден­ты Укра­и­ны в 2015 го­ду. Но наи­боль­ших успехов, хо­тя и без осо­бой пом­пы, до­стиг доб­ро­бат «Азов», став­ший пол­ком специального на­зна­че­ния Нац­г­вар­дии Укра­и­ны. Воз­мож­но, име­ло зна­че­ние то, что ны­неш­ний ми­нистр внут­рен­них дел Ар­сен Ава­ков и командир «Азо­ва» Ан­дрей Би­лец­кий – харь­ков­чане. Так или ина­че, сей­час «Азов» на­зы­ва­ют чуть ли не лич­ной ар­ми­ей Ава­ко­ва. Но как дол­го ми­нистр смо­жет дер­жать под кон­тро­лем этот очень спе­ци­аль­ный полк и его очень непро­сто­го ко­ман­ди­ра – во­прос то­же очень непро­стой.

К настоящему вре­ме­ни де-юре го­су­дар­ствен­ное си­ло­вое фор­ми­ро­ва­ние Ан­дрея Би­лец­ко­го об­за­ве­лось по­ли­ти­че­ским проектом под на­зва­ни­ем «На­ци­о­наль­ный кор­пус», а тот, в свою оче­редь, – об­ще­ствен­ным ак­ти­вист­ским дви­же­ни­ем «На­ци­о­наль­ные дру­жи­ны». 28 января 600 мо­ло­дых лю­дей в фор­ме «На­ци­о­наль­ных дру­жин» про­шли мар­шем по цен­тру Ки­е­ва, су­ля на­ве­сти в стране «украинский по­ря­док». Два дня спу­стя «нац­дру­жин­ни­ки» на­ча­ли «на­во­дить по­ря­док», во­рвав­шись на за­се­да­ние гор­со­ве­та Чер­касс. В прес­се про­ка­ти­лась вол­на пуб­ли­ка­ций, срав­ни­ва­ю­щих дей­ствия но­вой па­ра­ми­ли­та­рист­ской ор­га­ни­за­ции с первыми ша­га­ми фа­шист­ско­го дви­же­ния «Штур­мо­вые от­ря­ды». Тем бо­лее что взгля­ды во­ждя сто­рон­ни­ков «укра­ин­ско­го по­ряд­ка» Ан­дрея Би­лец­ко­го дают ос­но­ва­ния для по­доб­ных па­рал­ле­лей.

Од­на­ко исто­рия на­ци­о­на­ли­сти­че­ских си­ло­вых фор­ми­ро­ва­ний го­раз­до ши­ре, чем исто­рия ста­нов­ле­ния Тре­тье­го Рей­ха. И ес­ли уж раз­би­рать­ся, то ис­кать ана­ло­гии нуж­но не толь­ко в Гер­ма­нии.

ФИНЛЯНДСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА

Нач­нем с юби­лея, со­сто­яв­ше­го­ся со­всем не­дав­но. 6 де­каб­ря 2017-го Фин­лян­дия от­ме­ти­ла 100 лет сво­ей независимости от Рос­сий­ской им­пе­рии. Как из­вест­но, го­су­дар­ствен­ную неза­ви­си­мость Фин­лян­дии пер­вым в ми­ре при­зна­ло пра­ви­тель­ство рос­сий­ских боль­ше­ви­ков. Ме­нее из­вест­но, что спу­стя все­го 2 недели по­сле это­го ЦК ВКП (б) при­нял се­крет­ное ре­ше­ние ока­зать «Ис­пол­ни­тель­но­му ко­ми­те­ту фин­лянд­ских ра­бо­чих» военную по­мощь в осу­ществ­ле­нии го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та. 23 января 1918-го ору­жие из Рос­сии бы­ло неле­галь­но до­став­ле­но в фин­скую сто­ли­цу, и в ночь с 27 на 28 января по­явив­ша­я­ся как бы из ни­от­ку­да фин­ская красная гвар­дия за­ня­ла Хель­син­ки. Совет на­род­ных упол­но­мо­чен­ных Фин­лян­дии на­звал се­бя но­вым пра­ви­тель­ством и за­явил о на­ча­ле со­ци­а­ли­сти­че­ской ре­во­лю­ции. В те­че­ние фев­ра­ля 1918-го фин­ским ре­во­лю­ци­о­не­рам уда­лось взять под кон­троль южную часть стра­ны, на ко­то­рой про­жи­ва­ло до 2/3 на­се­ле­ния.

Ле­ги­тим­ное пра­ви­тель­ство по­сле пе­ре­во­ро­та бе­жа­ло в г. Ва­а­су. Обо­ро­ну бур­жу­аз­ной Фин­лян­дии воз­гла­вил ге­не­рал Ман­нер­гейм, ко­то­рый неза­дол­го до пе­ре­во­ро­та по­лу­чил за­да­ние сфор­ми­ро­вать и воз­гла­вить во­ору­жен­ные си­лы рес­пуб­ли­ки. Ос­но­вой ар­мии ста­ли сти­хий­но воз­ник­шие по­сле раз­ва­ла рос­сий­ской го­су­дар­ствен­ной ма­ши­ны доб­ро­воль­че­ские от­ря­ды мест­ной са­мо­обо­ро­ны, по­лу­чив­шие впо­след­ствии об­щее назва­ние Suojeluskunta – «граж­дан­ская гвар­дия».

Но­вую ре­во­лю­ци­он­ную власть при­зна­ла толь­ко Со­вет­ская Рос­сия. 1 мар­та 1918 г. Ле­нин, Ста­лин и Троц­кий под­пи­са­ли пер­вый в ми­ро­вой ис­то­рии до­го­вор меж­ду дву­мя со­ци­а­ли­сти­че­ски­ми го­су­дар­ства­ми: РСФСР и Фин­лянд­ской Со­ци­а­ли­сти­че­ской Рес­пуб­ли­кой (до­го­вор об уста­нов­ле­нии гра­ни­цы и мир­ных от­но­ше­ний). Воз­мож­но, при под­держ­ке во­сточ­но­го со­се­да фин­ским ком­му­ни­стам уда­лось бы во­влечь свою стра­ну в по­жар ми­ро­вой ре­во­лю­ции. Но боль­ше­ви­ки, на­де­яв­ши­е­ся на старт ре­во­лю­ции в Гер­ма­нии, про­счи­та­лись и уже 3 мар­та бы­ли вы­нуж­де­ны под­пи­сать с Гер­ма­ни­ей Брест­ский мир­ный до­го­вор, по усло­ви­ям ко­то­ро­го, сре­ди прочего, обя­зы­ва­лись оста­вить Фин­лян­дию в по­кое. 15 мар­та ар­мия Ман­нер­гей­ма на­ча­ла на­ступ­ле­ние на юг. 3 ап­ре­ля на по­бе­ре­жье Фин­лян­дии вы­са­дил­ся гер­ман­ский экс­пе­ди­ци­он­ный кор­пус, ко­то­рый 12 ап­ре­ля во­шел в Хель­син­ки, провел там во­ен­ный па­рад и пе­ре­дал го­род воз­вра­тив­ше­му­ся из Ва­а­су пра­ви­тель­ству и Се­на­ту.

16 мая 1918 го­да в Хель­син­ки со­сто­ял­ся па­рад по­бе­ды, в ко­то­ром при­ня­ли уча­стие пред­ста­ви­те­ли всех доб­ро­воль­че­ских от­ря­дов, сфор­ми­ро­вав­ших фин­скую ар­мию, и их немец­кие со­юз­ни­ки. То­гда они, ко­неч­но, не по­до­зре­ва­ли, что ме­нее чем че­рез год доб­ро­воль­цам пред­сто­ит спа­сать от ком­му­ни­сти­че­ской ре­во­лю­ции и Германию.

ФРАЙКОРЫ СПА­СА­ЮТ РЕСПУБЛИКУ

Гер­ма­ния, де­кабрь 1918-го. Уже ме­сяц в стране анар­хия. 11 но­яб­ря Гер­ма­ния ка­пи­ту­ли­ро­ва­ла пе­ред Ан­тан­той. 28 но­яб­ря кай­зер Виль­гельм под­пи­сал от­ре­че­ние от пре­сто­ла. По всей стране сти­хий­но по рос­сий­ско­му об­раз­цу фор­ми­ру­ют­ся сол­дат­ские и ра­бо­чие Советы. В них за вли­я­ние бо­рют­ся несколь­ко те­че­ний со­ци­ал-де­мо­кра­тов и про­боль­ше­вист­ский «Со­юз Спар­та­ка». Не ме­нее сти­хий­но в сре­де пат­ри­о­ти­че­ски на­стро­ен­ных во­ен­ных, воз­вра­ща­ю­щих­ся с фрон­тов, скла­ды­ва­ют­ся груп­пы для са­мо­за­щи­ты и под­дер­жа­ния мест­но­го по­ряд­ка. Регулярная ар­мия де­мо­ра­ли­зо­ва­на и неуправ­ля­е­ма. В ней силь­ны позиции «спар­та­ков­цев», ко­то­рых вся­че­ски под­дер­жи­ва­ют рос­сий­ские еди­но­мыш­лен­ни­ки. Це­лые ча­сти выходят из под­чи­не­ния и об­ра­зу­ют ав­то­ном­ные во­ору­жен­ные от­ря­ды. «Ле­вые» ар­мей­ские фор­ми­ро­ва­ния на­зы­ва­ют се­бя «на­род­ны­ми» и «гвар­ди­ей», укра­ша­ют­ся крас­ны­ми по­лос­ка­ми и бан­та­ми. «Пра­вые» то­же очень быст­ро на­хо­дят назва­ние для се­бя: фрайкоры, то есть доб­ро­воль­че­ские кор­пу­са. Так на­зы­ва­лись немец­кие пар­ти­зан­ские от­ря­ды, во­е­вав­шие с фран­цу­за­ми по­сле ок­ку­па­ции Им­пе­рии гер­ман­ских на­ро­дов На­по­лео­ном. И, по ана­ло­гии с рос­сий­ски­ми сто­ро­на­ми кон­флик­та, фрайкоры де­ла­ют сво­им сим­во­лом бе­лый цвет.

Бе­лые доб­ро­воль­че­ские кор­пу­са за­яв­ля­ют о ло­яль­но­сти рес­пуб­ли­кан­ско­му пра­ви­тель­ству и го­тов­но­сти бо­роть­ся с боль­ше­ви­ка­ми. Пра­ви­тель­ство при­ни­ма­ет ре­ше­ние ле­ги­ти­ми­зо­вать фрайкоры и 12 де­каб­ря 1918-го объ­яв­ля­ет о со­зда­нии «Доб­ро­воль­че­ско­го на­род­но­го опол­че­ния». Во­ору­жен­ных на­ци­о­на­ли­стов под­дер­жи­ва­ют гер­ман­ские про­мыш­лен­ни­ки, наи­бо­лее вли­я­тель­ный из ко­то­рых – Гу­го Стин­нес, «хо­зя­ин Ру­ра», вла­де­лец од­но­го из круп­ней­ших в Ев­ро­пе гор­но­до­бы­ва­ю­ще­го и ме­тал­лур­ги­че­ско­го кон­гло­ме­ра­та.

Тем вре­ме­нем по всей стране обост­ря­ет­ся про­ти­во­сто­я­ние пра­ви­тель­ства со­ци­ал-де­мо­кра­тов и ком­му­ни­сти­че­ской оп­по­зи­ции, на­стро­ен­ной на раз­во­ра­чи­ва­ние ми­ро­вой ре­во­лю­ции. Боль­шин­ство на­се­ле­ния – на сто­роне пра­ви­тель­ства: ком­му­ни­сты раз за ра­зом про­иг­ры­ва­ют на вы­бо­рах и ре­ша­ют пе­рей­ти к си­ло­во­му за­хва­ту вла­сти – так же, как их рос­сий­ские еди­но­мыш­лен­ни­ки го­дом рань­ше. Бер­лин в декабре 18-го ока­зы­ва­ет­ся фак­ти­че­ски за­хва­чен ре­во­лю­ци­он­ны­ми мат­ро­са­ми и крас­но­гвар­дей­ца­ми при по­пу­сти­тель­стве со­чув­ству­ю­ще­го ком­му­ни­стам ар­мей­ско­го гар­ни­зо­на. В пер­вых чис­лах января 1919-го про­ти­во­сто­я­ние пе­ре­шло в го­ря­чую фа­зу. Во­ору­жен­ная

Зи­мой 2014 го­да ра­ди­каль­ные на­ци­о­на­ли­сты ста­ли ос­нов­ной дви­жу­щей си­лой про­те­стов в Киеве, при­вед­ших к па­де­нию прав­ле­ния Вик­то­ра Яну­ко­ви­ча. они же ока­за­лись наи­бо­лее са­мо­от­вер­жен­ны­ми бой­ца­ми вне­зап­но от­крыв­ше­го­ся во­сточ­но­го фрон­та.

тол­па, ве­до­мая ком­му­ни­ста­ми, за­хва­ти­ла в гер­ман­ской сто­ли­це по­чту, те­ле­фон, те­ле­граф, вок­за­лы, по­ли­цай-пре­зи­ди­ум, ре­дак­ции га­зет и ти­по­гра­фии. 10 января при­шло со­об­ще­ние из Бре­ме­на: там ком­му­ни­сты при под­держ­ке во­ору­жен­ных ра­бо­чих вы­гна­ли из мест­но­го сол­дат­ско-ра­бо­че­го со­ве­та вы­иг­рав­ших выборы со­ци­ал-де­мо­кра­тов и объ­яви­ли о со­зда­нии Бре­мен­ской Со­вет­ской Рес­пуб­ли­ки.

В этих об­сто­я­тель­ствах един­ствен­ной опо­рой пра­ви­тель­ства ока­за­лись «бе­лые» фрайкоры. 6 января пра­ви­тель­ство на­зна­ча­ет во­ен­но­го ми­ни­стра Густа­ва Нос­ке глав­но­ко­ман­ду­ю­щим Доб­ро­воль­че­ско­го на­род­но­го опол­че­ния. «По­жа­луй, кто-то же дол­жен быть кро­ва­вой со­ба­кой. Я не стра­шусь от­вет­ствен­но­сти»,– за­явил Нос­ке и 11 января ввел в мя­теж­ный Бер­лин до 3000 фрай­ко­ров­цев, во­ору­же­ных ар­тил­ле­ри­ей и тан­ка­ми. 15 января ли­де­ры мя­те­жа Карл Либ­к­нехт и Ро­за Люк­сем­бург бы­ли без су­да уби­ты от­ря­дом доб­ро­воль­цев под ко­ман­до­ва­ни­ем Валь­де­ма­ра Паб­ста.

4 фев­ра­ля Нос­ке от­пра­вил доб­ро­воль­че­скую «Ди­ви­зию Ге­стен­берг» на по­дав­ле­ние мя­те­жа в Бре­мен. 28 фев­ра­ля фрай­кор «за­чи­стил» от ре­во­лю­ци­о­не­ров Дюс­сель­дорф. Улич­ные бои в сто­ли­це Гер­ма­нии про­дол­жа­лись до 12 мар­та. В ап­ре­ле фрай­ко­ра­ми бы­ли взя­ты Маг­де­бург и Аус­бург, в мае раз­гром­ле­на «Ба­вар­ская со­вет­ская республика», 1 июля под кон­троль фрай­ко­ра пе­ре­шел Гам­бург.

Дей­ствия доб­ро­воль­цев поз­во­ли­ли пра­ви­тель­ству про­ве­сти в Вей­ма­ре, вда­ли от мя­теж­но­го Бер­ли­на, пер­вое за­се­да­ние Учре­ди­тель­но­го со­бра­ния. 31 июля 1919 го­да бы­ла при­ня­та раз­ра­бо­тан­ная со­бра­ни­ем конституция, по­ло­жив­шая на­ча­ло гер­ман­ско­му де­мо­кра­ти­че­ско­му го­су­дар­ству, про­су­ще­ство­вав­ше­му 14 лет и на­зван­но­му по ме­сту учре­жде­ния Вей­мар­ской рес­пуб­ли­кой. Од­на­ко уже че­рез год по­сле по­бе­ды де­мо­кра­тии глав­ная опо­ра но­во­го пра­ви­тель­ства ста­ла его глав­ной угро­зой.

ФРАЙКОРЫ УНИЧТОЖАЮТ РЕСПУБЛИКУ

За ме­сяц до при­ня­тия де­мо­кра­ти­че­ской конституции Гер­ма­ния под­пи­са­ла уни­зи­тель­ный и тя­же­лей­ший для эко­но­ми­ки Вер­саль­ский мир­ный до­го­вор. По­это­му с пер­вых же дней Вей­мар­ская республика столк­ну­лась с на­рас­та­ю­щим воз­му­ще­ни­ем немец­ких пат­ри­о­тов-на­ци­о­на­ли­стов, в первую оче­редь – в сре­де фрай­ко­ров, ко­то­рые и ак­ку­му­ли­ро­ва­ли наи­бо­лее ра­ди­каль­но на­стро­ен­ных во­ен­ных. Глав­ным по­во­дом для со­про­тив­ле­ния ста­ло усло­вие Вер­са­ля, по ко­то­ро­му во­ору­жен­ные си­лы Гер­ма­нии огра­ни­чи­ва­лись 100-ты­сяч­ным су­хо­пут­ным кон­тин­ген­том. Де­мо­би­ли­за­ция на­ча­лась в усло­ви­ях по­сле­во­ен­ной и по­сле­ре­во­лю­ци­он­ной раз­ру­хи, эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са и безработицы.

Пер­вым до­би­вать­ся сво­е­го си­лой на­чал фрай­кор под ко­ман­до­ва­ни­ем май­о­ра Валь­де­ма­ра Паб­ста, то­го са­мо­го, что устро­ил в ян­ва­ре рас­пра­ву над во­ждя­ми ком­пар­тии. 21 июля 1919-го отряд Паб­ста во­шел в Бер­лин, что­бы осу­ще­ствить во­ен­ный пе­ре­во­рот, но был оста­нов­лен фрай­ко­ром ге­не­ра­ла фон Люттви­ца. Во­ен­ные за­мя­ли де­ло, неудав­ший­ся пут­чист был все­го лишь от­прав­лен в от­пуск.

Ме­нее чем че­рез год, 10 мар­та 1920-го, ге­не­рал фон Люттвиц сам воз­гла­вил но­вый путч. За три дня при пол­ной рас­те­рян­но­сти вла­стей фрайкоры за­ня­ли Бер­лин и об­ра­зо­ва­ли во­ен­ное пра­ви­тель­ство во гла­ве с Вольф­ган­гом Кап­пом. При­каз во­ен­но­го ми­ни­стра Густа­ва Нос­ке по­да­вить мя­теж ге­не­ра­лы про­игно­ри­ро­ва­ли. «Рейхс­вер не стре­ля­ет в рейхс­вер», – от­ве­тил во­ен­но­му ми­ни­стру на­чаль­ник шта­ба гер­ман­ской ар­мии фон Сект. Стре­лять в рей­сх­вер ре­ши­лись ле­вые ра­ди­ка­лы. В про­мыш­лен­ном Ру­ре ком­му­ни­сты под­ня­ли ра­бо­чих на вос­ста­ние про­тив пут­чи­стов. Уже че­рез несколь­ко дней по­сле на­ча­ла кап­по­в­ско­го пут­ча в Ру­ре бы­ла сфор­ми­ро­ва­на т.н. Рур­ская Красная ар­мия чис­лен­но­стью в 50–80 тыс. че­ло­век. Ком­му­ни­сты сно­ва ре­ши­ли, что при­шла по­ра про­ле­тар­ской ре­во­лю­ции. В этих усло­ви­ях со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ское пра­ви­тель­ство, ар­мия и пра­вые пут­чи­сты до­го­во­ри­лись от­ста­вить раз­но­гла­сия. Фон Люттвиц и Капп бе­жа­ли в Шве­цию, по­сле че­го ар­мия и фрайкоры в те­че­ние несколь­ких дней разо­гна­ли рур­ских ре­во­лю­ци­о­не­ров по ра­бо­чим ме­стам. Ре­зуль­та­том раз­гро­ма Рур­ской Красной ар­мии ста­ла пра­вая ра­ди­ка­ли­за­ция фрай­ко­ров и их де­мо­би­ли­зо­ван­ных чле­нов. Бе­лое гер­ман­ское дви­же­ние на­ча­ло стре­ми­тель­но ко­рич­не­веть.

Рас­пу­щен­ный вско­ре по­сле кап­по­в­ско­го мя­те­жа фрай­кор Гер­ма­на Эр­хард­та стал ос­но­вой тер­ро­ри­сти­че­ской ор­га­ни­за­ции «Кон­сул», со­вер­шив­шей за 2 го­да су­ще­ство­ва­ния сот­ни по­ли­ти­че­ских убийств. Са­мым гром­ким из них ста­ло убий­ство в 1922 го­ду ми­ни­стра ино­стран­ных дел Валь­те­ра Ра­те­нау. Спу­стя ме­сяц по­сле убий­ства Ра­те­нау «Кон­сул» был за­пре­щен. Од­на­ко к это­му вре­ме­ни в Гер­ма­нии уже год под ви­дом физ­куль­тур­но-спортивного об­ще­ства ле­галь­но дей­ство­ва­ла еще од­на ор­га­ни­за­ция, со­здан­ная чле­на­ми рас­пу­щен­ных фрай­ко­ров. «Физ­куль­тур­ни­ков и спортс­ме­нов» вме­сте с Эр­хард­том и дру­ги­ми участ­ни­ка­ми кап­по­в­ско­го мя­те­жа со­брал и ор­га­ни­зо­вал Эрнст Рём, в недав­нем про­шлом ру­ко­во­ди­тель ба­вар­ско­го фрай­ко­ра «На­род­ное опол­че­ние». Ско­ро ор­га­ни­за­ция Рё­ма по­лу­чи­ла из­вест­ность под на­зва­ни­ем SA, Sturmabteilung, т.е. «Штур­мо­вые от­ря­ды». Глав­ной за­да­чей «штур­мо­ви­ков» ста­ла охра­на ру­ко­вод­ства мо­ло­дой, но быст­ро на­би­рав­шей по­пу­ляр­ность пар­тии во гла­ве с ха­риз­ма­тич­ным ли­де­ром по име­ни Адольф Гит­лер.

1 ок­тяб­ря 1923 го­да еще од­на под­поль­ная ор­га­ни­за­ция, со­здан­ная быв­ши­ми фрай­ко­ров­ца­ми – «Черный рейхс­вер» – осу­ще­стви­ла без­успеш­ную по­пыт­ку во­ен­но­го пут­ча в Бер­лине. А неде­лей поз­же свою по­пыт­ку пут­ча пред­при­ни­ма­ют и окреп­шие на­ци­о­нал-со­ци­а­ли­сты. На­чав­ший­ся в мюн­хен­ском пив­ном ба­ре «Бюр­гер­брой­кел­лер» путч во­шел в ис­то­рию как «пив­ной». То­гда тол­пу из несколь­ких ты­сяч пут­чи­стов разо­гна­ла сот­ня во­ору­жен­ных по­ли­цей­ских. Гит­ле­ра осудили на 5 лет, но от­си­дел он толь­ко 9 ме­ся­цев, успев на­пи­сать в тюрь­ме кни­гу «4,5 го­да борь­бы про­тив лжи, глу­по­сти и тру­со­сти», назва­ние ко­то­рой из­да­тель Макс Аманн со­кра­тил до двух слов: «Моя борь­ба».

ОТ РИ­МА ДО ХЕЛЬ­СИН­КИ

«Пив­ной путч» на­ци­о­нал-со­ци­а­ли­стов пы­тал­ся по­вто­рить успех их ита­льян­ских со­рат­ни­ков. За год до мюн­хен­ско­го пут­ча, в ок­тяб­ре 1922-го, Бе­ни­то Мус­со­ли­ни в со­про­вож­де­нии несколь­ких ты­сяч бо­е­ви­ков три­ум­фаль­но во­шел в Рим. Ис­пу­ган­ный ко­роль тут же на­зна­чил Ду­че премьер-ми­ни­стром Ита­лии. Офи­ци­аль­но бо­е­ви­ки На­ци­о­наль­ной фа­шист­ской пар­тии на­зы­ва­лись «Доб­ро­воль­ная ми­ли­ция на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти», а неофи­ци­аль­но – «чер­но­ру­ба­шеч­ни­ки». Оправ­да­ни­ем для по­яв­ле­ния «Доб­ро­воль­ной ми­ли­ции» бы­ли тер­ро­ри­сти­че­ские ак­ты и во­ору­жен­ные вы­ступ­ле­ния ита­льян­ских со­ци­а­ли­стов и ком­му­ни­стов. Немед­лен­но по­сле при­хо­да Мус­со­ли­ни в пра­ви­тель­ство «чер­но­ру­ба­шеч­ни­ки» бы­ли ле­га­ли­зо­ва­ны спе­ци­аль­ным за­ко­ном, со­глас­но ко­то­ро­му фа­шист­ская доб­ро­воль­ная ми­ли­ция долж­на бы­ла под­дер­жи­вать по­ря­док и за­щи­щать на­ци­о­наль­ные интересы Ита­лии.

Важ­ную роль сыг­ра­ли пра­вые во­ору­жен­ные фор­ми­ро­ва­ния и в ис­то­рии бал­тий­ских рес­пуб­лик, так­же как Фин­лян­дия, по­лу­чив­ших неза­ви­си­мость по­сле раз­ва­ла Рос­сий­ской им­пе­рии. В 1926 го­ду во­ен­ный путч в Лит­ве при­вел к вла­сти Ан­та­на­са Сме­то­ну, ли­де­ра Со­ю­за ли­тов­ских на­ци­о­на­ли­стов и од­но­го из ор­га­ни­за­то­ров «Со­ю­за стрел­ков Лит­вы» – ана­ло­га гер­ман­ских фрай­ко­ров. В мае 1934-го го­су­дар­ствен­ный пе­ре­во­рот со­вер­шил лат­вий­ский премьер-ми­нистр Кар­лис Ул­ма­нис. В этом его под­дер­жа­ла ар­мия, по­ли­ция и от­ря­ды лат­вий­ских фрай­ко­ров «айз­сар­гов» («за­щит­ни­ков»).

Дву­мя ме­ся­ца­ми рань­ше пе­ре­во­рот слу­чил­ся и в Эсто­нии. Но там воз­гла­вив­ший путч гла­ва эс­тон­ско­го го­су­дар­ства Кон­стан­тин Пятс и под­дер­жав­шая его ар­мия ока­за­лись с мест­ны­ми фрай­ко­ра­ми «вап­са­ми» по раз­ные сто­ро­ны бар­ри­кад, и «вап­сы» бы­ли за­пре­ще­ны. Воз­мож­но, на эс­тон­скую ис­то­рию по­вли­я­ла со­сед­няя Фин­лян­дия, где пра­ви­тель­ству, хо­тя и с тру­дом, уда­лось при­сми­рить мест­ных доб­ро­воль­цев. К кон­цу 20-х мно­гие фин­ские «бе­лые» доб­ро­воль­цы-опол­чен­цы так­же «по­ко­рич­не­ве­ли» и ста­ли ко­стя­ком пра­во­ра­ди­каль­но­го «дви­же­ния Ла­пуа». В июле 1930-го 12000 чле­нов дви­же­ния про­шли мар­шем по ули­цам Хель­син­ки. Че­рез 1,5 го­да фин­ские фа­ши­сты по­пы­та­лись по­вто­рить мус­со­ли­ни­ев­ский по­ход на Рим, но, как и участ­ни­ки «пив­но­го пут­ча», встре­ти­лись с твер­ды­ми воз­ра­же­ни­я­ми вла­стей. Путч не удал­ся, од­на­ко фа­шист­ское дви­же­ние осталось до кон­ца Вто­рой ми­ро­вой ча­стью по­ли­ти­че­ско­го спек­тра Фин­лян­дии, по­лу­чая 7–8% на пар­ла­мент­ских вы­бо­рах.

В Гер­ма­нии к мо­мен­ту при­хо­да НСДАП к вла­сти чис­лен­ность штур­мо­вых от­ря­дов до­стиг­ла 3 млн че­ло­век, в несколь­ко раз пре­вос­хо­дя чис­лен­ность ар­мии. Но во­ждем СА был Рём, а не Гит­лер. В феврале 34-го, по­сле со­ве­ща­ния, по­свя­щен­но­го объ­еди­не­нию СА с во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми, Рём за­явил: «То, о чем объ­явил этот еф­рей­тор, нас не ка­са­ет­ся. Гит­лер дол­жен от­пра­вить­ся, по край­ней ме­ре, в от­пуск. Ес­ли он не с на­ми, то мы сде­ла­ем свое де­ло и без Гит­ле­ра». В июне 34-го ру­ко­во­ди­те­лей СА во гла­ве с Рё­мом, все­го бо­лее 1000 че­ло­век, аре­сто­ва­ли. Боль­шин­ство бы­ло рас­стре­ля­но. По­сле это­го СА по­те­ря­ла ак­тив­ность и чис­лен­ность, вы­пол­няя до кон­ца вой­ны вспо­мо­га­тель­ные по­ли­цей­ские функ­ции. Ак­тив­ную роль в раз­гро­ме СА сыг­ра­ли бой­цы лич­ной охра­ны фю­ре­ра, еще со­всем не­дав­но вхо­дя­щей в со­став СА. Но­вую гвар­дию Гит­ле­ра на­зва­ли «от­ря­ды охра­ны», Schutzstaffel, со­кра­щен­но – SS.

ЭПИЛОГ

Ко­нец фрай­ко­рам по­ло­жи­ла Вто­рая ми­ро­вая вой­на.

По­сле ок­ку­па­ции При­бал­ти­ки со­вет­ская власть, ра­зу­ме­ет­ся, за­пре­ти­ла все по­ли­ти­че­ские си­лы, кро­ме ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. Пра­вые доб­ро­воль­че­ские во­ору­жен­ные фор­ми­ро­ва­ния бы­ли объ­яв­ле­ны фа­шист­ски­ми, боль­шин­ство их ко­ман­ди­ров бы­ли ре­прес­си­ро­ва­ны: уби­ты или со­сла­ны в Си­бирь. Скрыв­ши­е­ся от со­вет­ско­го пре­сле­до­ва­ния чле­ны бал­тий­ских фрай­ко­ров при­вет­ство­ва­ли гер­ман­скую ок­ку­па­цию, ак­тив­но со­труд­ни­ча­ли с на­цист­ски­ми вла­стя­ми в ка­че­стве вспо­мо­га­тель­ной по­ли­ции, а по­сле от­ступ­ле­ния нем­цев несколь­ко лет пар­ти­за­ни­ли, по­ка не бы­ли окон­ча­тель­но уни­что­же­ны си­ла­ми со­вет­ской гос­бе­зо­пас­но­сти.

Ита­льян­ским и фин­ским фрай­ко­рам по­вез­ло боль­ше: по­сле поражения в войне их ор­га­ни­за­ции бы­ли за­пре­ще­ны и рас­пу­ще­ны. Зна­чи­тель­ная часть «чер­но­ру­ба­шеч­ни­ков» вли­лась в ря­ды ита­льян­ской ар­мии. Чле­ны фин­ских фрай­ко­ров, рас­пу­щен­ных еще до вой­ны де­мо­кра­ти­че­ским пра­ви­тель­ством, при­ни­ма­ли ак­тив­ное уча­стие в со­вет­ско-фин­ской войне. По­сле вой­ны пред­став­ляв­шая их пар­тия IKL бы­ла по тре­бо­ва­нию СССР за­пре­ще­на как фа­шист­ская. В 1993 го­ду пар­тия бы­ла вос­ста­нов­ле­на, но со­брать элек­то­рат во­круг идеи «Ве­ли­кой Фин­лян­дии» не смог­ла. На пар­ла­мент­ских вы­бо­рах 2007 г. IKL по­лу­чи­ла 0,03% и бы­ла уда­ле­на из ре­ест­ра по­ли­ти­че­ских пар­тий.

Украинская го­су­дар­ствен­ность, «за­мо­ро­жен­ная» боль­ше­ви­ка­ми 100 лет на­зад, в вы­со­ком тем­пе по­вто­ря­ет ис­то­рию ста­нов­ле­ния со­сед­них государств, бо­лее успеш­но от­ло­мив­ших­ся от ев­ро­ази­ат­ской им­пе­рии. «Де­жа­вю» уси­ли­ва­ет то, что им­пе­рия то­же по­вто­ря­ет свое экс­пан­си­о­нист­ское по­ве­де­ние ве­ко­вой дав­но­сти. Ра­зу­ме­ет­ся, нам не гро­зит путь на­цист­ской Гер­ма­нии: Украина – ни­как не Рейх. Остается толь­ко на­де­ять­ся, что уро­ки ис­то­рии поз­во­лят нам из всех осталь­ных описанных сце­на­ри­ев вы­брать фин­ский и прой­ти его как мож­но ско­рее.

тер­ри­то­рия Фин­лянд­ской со­ци­а­ли­сти­че­ской рес­пуб­ли­ки (по­ка­за­на крас­ным)

«граж­дан­ская гвар­дия» На ули­цах хель­син­ки в ап­ре­ле 1918 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.