“ДО­СТА­ТОЧ­НО ДВУХ-ТРЕХ ПРИГОВОРОВ АН­ТИ­КОР­РУП­ЦИ­ОН­НО­ГО СУ­ДА — И ПРО­ЦЕСС СТА­НЕТ НЕОБРАТИМЫМ”

Гла­ва На­ци­о­наль­но­го ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го бю­ро Укра­и­ны Ар­тем Сыт­ник – о шан­сах со­здать дее­спо­соб­ный Ан­ти­кор­руп­ци­он­ный суд, о за­вер­ша­е­мых де­лах и мно­гом дру­гом

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ППОЕЛРИСТОИНКАА - ва­ле­рий ли­то­нин­ский

– в вер­хов­ной ра­де на фи­ниш­ную пря­мую вы­шел про­цесс рас­смот­ре­ния за­ко­но­про­ек­та о со­зда­нии выс­ше­го ан‑ ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да. Эта исто­рия про­дол­жа­ет­ся уже несколь­ко лет. ка‑ ким, по‑ва­ше­му, дол­жен быть за­кон об ан­ти­кор­руп­ци­он­ном су­де?

– Про­ана­ли­зи­ро­вав ре­зуль­та­ты рас­смот­ре­ния пер­вых на­ших дел, пе­ре­дан­ных в суд, мы на­ча­ли го­во­рить о том, что без со­зда­ния неза­ви­си­мой ан­ти­кор­руп­ци­он­ной су­деб­ной ин­сти­ту­ции ра­бо­та де­тек­ти­вов НАБУ будет услож­не­на, а са­ма ан­ти­кор­руп­ци­он­ная ре­фор­ма не будет за­вер­ше­на. Три го­да мы слы­ша­ли из уст пер­вых лиц го­су­дар­ства, что этот суд не ну­жен, раз­ные ва­ри­ан­ты пред­ла­га­лись, па­ла­ты [в со­ста­ве Вер­хов­но­го су­да] и т. д. Фак­ти­че­ски мы слы­ша­ли ка­те­го­ри­че­ское “нет” то­му, что­бы этот суд был со­здан в Укра­ине.

Сей­час ри­то­ри­ка из­ме­ни­лась, пер­вые ли­ца го­су­дар­ства вы­сту­па­ют за со­зда­ние это­го су­да. Оче­вид­но, что, к со­жа­ле­нию, у по­ли­ти­че­ской эли­ты нет во­ли со­зда­вать эту ин­сти­ту­цию и за­вер­шать ан­ти­кор­руп­ци­он­ную ре­фор­му, – все про­ис­хо­дит под дав­ле­ни­ем на­ших меж­ду­на­род­ных парт­не­ров, от ко­то­рых стра­на фи­нан­со­во за­ви­си­ма. Ес­ли бы у эли­ты был выбор, она, ко­неч­но же, это­го не де­ла­ла бы.

Чест­но го­во­ря, по­ка то, что я на­блю­дал на по­след­нем за­се­да­нии пар­ла­мен­та, не со­зда­ет впе­чат­ле­ния, что по­ли­ти­че­ская эли­та Укра­и­ны осо­зна­ет необ­хо­ди­мость при­ня­тия ре­ше­ния о со­зда­нии Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да. Не толь­ко ра­ди по­лу­че­ния оче­ред­но­го тран­ша от МВФ или фи­нан­со­вой по­мо­щи от дру­гой меж­ду­на­род­ной ин­сти­ту­ции, а что­бы сдви­нуть с ме­ста во­прос борь­бы с кор­руп­ци­ей в первую оче­редь ра­ди са­мих укра­ин­цев.

НАБУ со сво­ей сто­ро­ны не мог­ло ини­ци­и­ро­вать дис­кус­сию о со­зда­нии Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да, не про­де­мон­стри­ро­вав опре­де­лен­ной ра­бо­ты. А по­ка­зав эту ра­бо­ту, мы на­стро­и­ли про­тив се­бя всю по­ли­ти­че­скую эли­ту, по­чув­ство­вав­шую ре­аль­ную опас­ность, ведь мы за­тро­ну­ли те чув­стви­тель­ные сфе­ры, ко­то­рые до по­яв­ле­ния НАБУ пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны пред­по­чи­та­ли об­хо­дить сто­ро­ной. Те­перь эли­та осо­зна­ла: со­зда­ние су­да – фи­наль­ный ак­корд в ан­ти­кор­руп­ци­он­ной ре­фор­ме.

По мо­е­му мне­нию, до­ста­точ­но будет двух-трех приговоров, вы­не­сен­ных Ан­ти­кор­руп­ци­он­ным су­дом, что­бы сде­лать про­цесс необратимым. Это­го очень силь­но бо­ят­ся. Сей­час, с од­ной сто­ро­ны, есть необ­хо­ди­мость в фи­нан­си­ро­ва­нии извне. С дру­гой – при­сут­ству­ет страх, что, ко­гда будет со­зда­на эта ин­сти­ту­ция, по­явит­ся ре­аль­ная пер­спек­ти­ва ока­зать­ся за ре­шет­кой и по­те­рять те ак­ти­вы, ко­то­рые фор­ми­ро­ва­лись кор­руп­ци­он­ным пу­тем.

– ка­ким дол­жен быть по­ря­док от­бо‑ ра су­дей в со­став ан­ти­кор­руп­ци­он­но‑ го су­да? в этом во­про­се сей­час глав­ная за­гвозд­ка и боль­ше все­го спо­ров.

– Рас­про­стра­не­но мнение о том, что яко­бы уча­стие меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов при от­бо­ре су­дей яв­ля­ет­ся по­ся­га­тель­ством на го­су­дар­ствен­ный су­ве­ре­ни­тет Укра­и­ны. Но ведь ор­ган, при­ни­ма­ю­щий ре­ше­ние о на­зна­че­нии то­го или ино­го судьи, в том чис­ле в Ан­ти­кор­руп­ци­он­ный суд, – это Выс­шая ква­ли­фи­ка­ци­он­ная ко­мис­сия су­дей, в со­став ко­то­рой не вхо­дят ино­стран­цы или экс­пер­ты, ра­бо­та­ю­щие за гра­ни­цей. При этом сте­пень вли­я­ния меж­ду­на­род­ных пред­ста­ви­те­лей на ход кон­кур­са по вы­бо­ру су­дей Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да го­раз­до мень­ше, чем в кон­кур­се по вы­бо­ру ди­рек­то­ра НАБУ или ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го про­ку­ро­ра. По­то­му что во вто­ром слу­чае ино­стран­ные экс­пер­ты вхо­дят непо­сред­ствен­но в со­став ко­мис­сии, при­ни­ма­ю­щей кад­ро­вое ре­ше­ние о ре­ко­мен­да­ции Пре­зи­ден­ту (ес­ли это ди­рек­тор НАБУ) или ге­не­раль­но­му про­ку­ро­ру (ес­ли это ан­ти­кор­руп­ци­он­ный про­ку­рор) на­зна­чить кон­крет­но­го кан­ди­да­та. По­это­му это все-та­ки та­кая ма­ни­пу­ля­ция, что­бы от­влечь вни­ма­ние от не та­ких гром­ких, но бо­лее се­рьез­ных об­сто­я­тельств. – Что это за об­сто­я­тель­ства?

– Во-пер­вых, это кри­те­рии от­бо­ра кан­ди­да­тов. Лич­но я не знаю лю­дей в Укра­ине, ко­то­рые мог­ли бы со­от­вет­ство­вать кри­те­ри­ям, из­ло­жен­ным в той ре­дак­ции, в ко­то­рой за­ко­но­про­ект по­сту­пил в пар­ла­мент. Вто­рой во­прос – ком­пе­тен­ция Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да: есть по­пыт­ка ис­кус­ствен­но пе­ре­ве­сти рас­смот­ре­ние в этот суд уго­лов­ные про­из­вод­ства по тем пре­ступ­ле­ни­ям, ко­то­рые не под­след­ствен­ны НАБУ, не яв­ля­ют­ся де­ла­ми ка­са­тель­но вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков. Де­ла­ет­ся это для то­го, что­бы по­про­бо­вать «за­спа­мить» этот суд.

Нор­маль­ная ра­бо­та Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да в на­чаль­ном ва­ри­ан­те воз­мож­на, ко­гда на каж­дую его кол­ле­гию будет при­хо­дить­ся до пя­ти се­рьез­ных уго­лов­ных про­из­водств. Мое впе­чат­ле­ние: спе­ци­аль­но под­ни­ма­ет­ся гра­дус дис­кус­сии по од­но­му во­про­су, дабы от­влечь вни­ма­ние от дру­гих во­про­сов, важ­ных для то­го, что­бы эта ин­сти­ту­ция бы­ла не толь­ко неза­ви­си­мой, но и эф­фек­тив­ной.

– со­глас­но за­ко­но­про­ек­ту об ан­ти‑ кор­руп­ци­он­ном су­де, те де­ла, ко­то­рые уже рас­сле­ду­ют­ся и слу­ша­ют­ся в дру‑ гих су­дах, нельзя будет пе­ре­дать во вновь со­здан­ный ан­ти­кор­руп­ци­он­ный суд. не со­здаст ли это про­бле­му, не за‑ глох­нут ли окон­ча­тель­но кор­руп­ци­он‑ ные де­ла в дру­гих су­дах?

– Да, это про­бле­ма. С од­ной сто­ро­ны, ло­гич­но пред­по­ло­жить, что слу­ша­ние дел в Ан­ти­кор­руп­ци­он­ном су­де будет ид­ти быстрее, ес­ли он будет со­здан с уче­том всех ре­ко­мен­да­ций [Ве­не­ци­ан­ской ко­мис­сии]. С дру­гой – меж­ду­на­род­ные нор­мы преду­смат­ри­ва­ют пра­во на ра­зум­ные сро­ки рас­смот­ре­ния де­ла. По­то­му что по­до­зре­ва­е­мый мо­жет ска­зать: «По­до­жди­те, у ме­ня год де­ло слу­ша­ет­ся в од­ном су­де, а ес­ли его пе­ре­да­дут в но­вый суд, то рас­смот­ре­ние нач­нет­ся за­но­во, что фак­ти­че­ски озна­ча­ет на­ру­ше­ние мо­е­го пра­ва на ра­зум­ный срок рас­смот­ре­ния де­ла».

По­это­му в за­коне об Ан­ти­кор­руп­ци­он­ном су­де важ­но преду­смот­реть, что­бы апел­ля­ция на ре­ше­ния су­дов в ра­нее пе­ре­дан­ных де­лах рас­смат­ри­ва­лась Ан­ти­кор­руп­ци­он­ным су­дом. Ес­ли та­кая нор­ма будет за­фик­си­ро­ва­на в за­коне, она ста­нет оп­ти­маль­ным вы­хо­дом из си­ту­а­ции.

– «ка­ста непри­кос­но­вен­ных по‑ шат­ну­лась в укра­ине», – го­во­ри­ли вы, от­чи­ты­ва­ясь о трех го­дах ра­бо­ты набу. вме­сте с тем мы зна­ем, что толь‑ ко два че­ло­ве­ка осуж­де­ны по де­лам набу. Это толь­ко про­бле­ма су­дов, или есть еще ка­кие‑то про­бле­мы в ра­бо­те бю­ро?

– Сей­час си­ту­а­ция скла­ды­ва­ет­ся та­ким об­ра­зом, что мы рас­сле­ду­ем де­ла, со­би­ра­ем до­ка­за­тель­ства, объ­яв­ля­ем по­до­зре­ние, за­дер­жи­ва­ем, аре­сто­вы­ва­ем, от­стра­ня­ем от долж­но­сти – про­во­дим весь ком­плекс ме­ро­при­я­тий, ко­то­рые вхо­дят в нашу ком­пе­тен­цию. А даль­ше де­ло по­па­да­ет в суд, ко­то­рый на­зна­ча­ет слу­ша­ния раз в ме­сяц (в луч­шем слу­чае) или во­об­ще не рас­смат­ри­ва­ет. По­сте­пен­но ис­те­ка­ет срок ме­ры пре­се­че­ния об­ви­ня­е­мым, от­стра­не­ния от долж­но­сти…

Та­кой ход со­бы­тий устра­и­ва­ет эли­ту и да­ет ос­но­ва­ние для раз­го­во­ров: мол, ва­ши де­ла рас­сы­па­ют­ся в су­дах. Но это неправ­да, это ти­пич­ная ма­ни­пу­ля­ция, ведь ни од­но­го оправ­да­тель­но­го при­го­во­ра су­да по де­лам НАБУ нет!

Сво­и­ми рас­сле­до­ва­ни­я­ми НАБУ «ка­сту непри­ка­са­е­мых» кач­ну­ло, ведь рань­ше да­же са­мо при­вле­че­ние к от­вет­ствен­но­сти мно­гих вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков бы­ло невоз­мож­ным. Но что­бы ре­зуль­тат стал необратимым, нуж­но, что­бы де­ла за­кан­чи­ва­лись не на ста­дии по­до­зре­ния, аре­ста, а на ста­дии об­ви­ни­тель­но­го при­го­во­ра, что­бы в каж­дом де­ле бы­ла по­став­ле­на точ­ка. От­сут­ствие фи­наль­но­го ре­зуль­та­та при­во­дит к раз­го­во­рам в ду­хе «Где по­сад­ки? Ни­кто не си­дит». Но в ком-

пе­тен­цию НАБУ не вхо­дит вы­не­се­ние приговоров.

ОТ­НО­ШЕ­НИЯ С САП

– Про­шло уже два ме­ся­ца с на­ча­ла ис­то­рии с на­за­ром Хо­лод­ниц­ким. ка‑ ким об­ра­зом сей­час из­ме­ни­лось взаи‑ мо­дей­ствие набу и сап?

– Ра­бо­та про­дол­жа­ет­ся. Хо­те­лось бы, что­бы Ква­ли­фи­ка­ци­он­но-дис­ци­пли­нар­ной ко­мис­си­ей про­ку­ро­ров и след­стви­ем уже бы­ли бы при­ня­ты ка­кие-то фи­наль­ные ре­ше­ния в де­ле Хо­лод­ниц­ко­го. Как бы мно­гим ни хо­те­лось, кон­флик­та меж­ду ве­дом­ства­ми нет, ра­бо­та не за­бло­ки­ро­ва­на, де­ла рас­сле­ду­ют­ся. Бук­валь­но на днях мы за­дер­жа­ли в Дне­пре оче­ред­но­го су­дью [24 мая за­дер­жан су­дья, ко­то­рый вы­мо­гал непра­во­мер­ную вы­го­ду в раз­ме­ре $ 30 тыс. и по­лу­чил $15 тыс. из этой сум­мы]. Пе­ре­да­ли в суд де­ло экс-нар­де­па Ни­ко­лая Мар­ты­нен­ко. Ве­ро­ят­но, до кон­ца мая будет за­кон­че­но рас­сле­до­ва­ние в от­но­ше­нии чи­нов­ни­ков одес­ской мэ­рии. Ины­ми сло­ва­ми, де­ла, ко­то­рые вы­зы­ва­ли боль­шой ре­зо­нанс в об­ще­стве, рас­сле­ду­ют­ся и пе­ре­да­ют­ся в суд. Чрез­вы­чай­но важ­но, что­бы бы­ли фи­наль­ные ре­ше­ния дис­ци­пли­нар­ной ко­мис­сии, что­бы не бы­ло под­ве­шен­но­го со­сто­я­ния в от­но­ше­нии Хо­лод­ниц­ко­го.

– ес­ли Хо­лод­ниц­кий не будет уво­лен, как бу­де­те вы­стра­и­вать вза­и­мо­от­но‑ ше­ния с ним?

– Я свое мнение из­ло­жил в жа­ло­бе, ко­то­рую на­пра­вил в Ква­ли­фи­ка­ци­он­но-дис­ци­пли­нар­ную ко­мис­сию про­ку­ро­ров. По мо­е­му мне­нию, есть во­про­сы и в ча­сти уго­лов­но­го де­ла, и в ча­сти дис­ци­пли­нар­но­го про­из­вод­ства. На мой взгляд, со­бра­но до­ста­точ­но дан­ных, что­бы ко­мис­сия при­ня­ла со­от­вет­ству­ю­щее ре­ше­ние.

– в слу­чае уволь­не­ния Хо­лод­ниц­ко‑ го, кто будет за­ни­мать его долж­ность на мо­мент из­бра­ния но­во­го ан­ти­кор‑ руп­ци­он­но­го про­ку­ро­ра?

– Обыч­ная прак­ти­ка, ко­гда при от­сут­ствии ру­ко­во­ди­те­ля САП его обя­зан­но­сти ис­пол­нял его пер­вый за­ме­сти­тель или за­ме­сти­тель. Пол­но­мо­чия же ге­не­раль­но­го про­ку­ро­ра в этом слу­чае преду­смат­ри­ва­ют лишь назна­че­ние ним про­ку­ро­ров по но­вым про­из­вод­ствам из чис­ла про­ку­ро­ров САП на пе­ри­од от­сут­ствия ру­ко­во­ди­те­ля. И все. В за­коне чет­ко на­пи­са­но, что ге­не­раль­ный про­ку­рор не впра­ве по­ру­чать дру­гим след­ствен­ным под­раз­де­ле­ни­ям де­ла, под­след­ствен­ные Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­му бю­ро Укра­и­ны.

ОТ­НО­ШЕ­НИЯ С НАПК

– в напк сме­нил­ся ру­ко­во­ди­тель. Из‑ ме­ни­лось ли как‑то вза­и­мо­дей­ствие с набу с при­хо­дом но­во­го ру­ко­во­ди­те‑ ля, на­ла­ди­лось ли оно?

– Нет, ни­че­го не из­ме­ни­лось. Мы по­сле­до­ва­тель­но, в те­че­ние бо­лее двух лет, пред­ла­га­ем со­труд­ни­че­ство, но нет ни­че­го: ни ма­те­ри­а­лов, ни пол­но­го до­сту­па к ре­ест­ру элек­трон­ных де­кла­ра­ций.

– Что ка­са­ет­ся быв­ше­го гла­вы напк на­та­льи кор­чак, на ка­ком эта­пе де­ло, ко­то­рое рас­сле­ду­ет набу?

– Де­ло рас­сле­ду­ет­ся. Воз­мож­но, ско­ро узна­е­те о ре­зуль­та­тах. В бли­жай­шее вре­мя будет при­ня­то окон­ча­тель­ное ре­ше­ние. В прин­ци­пе, то, что счи­та­ли необ­хо­ди­мым сде­лать де­тек­ти­вы, про­ку­ро­ры, бы­ло сде­ла­но. Но по это­му де­лу, со­глас­но ауди­о­за­пи­сям, бы­ло опре­де­лен­ное дав­ле­ние со сто­ро­ны ру­ко­во­ди­те­ля САП на че­ло­ве­ка, осу­ществ­ляв­ше­го про­цес­су­аль­ный над­зор в этом де­ле. Воз­мож­но, это так­же будет вли­ять на при­ня­тие окон­ча­тель­но­го ре­ше­ния.

ДЕ­ЛО ОНИЩЕНКО

– Бег­лый нар­деп алек­сандр Они‑ щен­ко за­явил, что набу пы­та­лось до‑ го­во­рить­ся с ним, за­клю­чить сдел­ку в на­ру­ше­ние за­ко­на. сап да­же за­ве­ла де­ло про­тив де­тек­ти­ва набу за неза‑ кон­ное пред­ло­же­ние сдел­ки Они­щен‑ ко. ка­ко­ва ва­ша вер­сия слу­чив­ше­го­ся?

– Онищенко дол­гое вре­мя пы­та­ет­ся от­влечь вни­ма­ние от су­ти де­ла, в ко­то­ром он, соб­ствен­но, яв­ля­ет­ся по­до­зре­ва­е­мым, при­бе­гая к раз­но­го ро­да ма­ни­пу­ля­ци­ям. НАБУ не мо­жет ни с кем пой­ти на сдел­ку: это не преду­смот­ре­но за­ко­но­да­тель­ством. Онищенко об­ра­щал­ся к де­тек­ти­вам, что­бы те по­ду­ма­ли о за­клю­че­нии со­гла­ше­ния, но в свя­зи с тем, что встре­ча, ко­то­рую мы неод­но­крат­но ини­ци­и­ро­ва­ли, так и не со­сто­я­лась, НАБУ к про­ку­ро­рам с со­от­вет­ству­ю­щей ин­фор­ма­ци­ей не об­ра­ща­лось.

По­доб­ные об­сто­я­тель­ства скла­ды­ва­ют­ся не толь­ко в этом де­ле. Ча­сто по­до­зре­ва­е­мые или их ад­во­ка­ты го­во­рят: «А да­вай­те об­су­дим воз­мож­ность со­гла­ше­ния» [о при­зна­нии ви­ны]. Ес­ли есть кон­крет­ное пред­ло­же­ние, мы сра­зу ин­фор­ми­ру­ем об этом САП [со­глас­но УПК Укра­и­ны, за­клю­чать со­гла­ше­ния о при­зна­нии ви­ны мо­жет толь­ко про­ку­рор, про­цес­су­аль­но осу­ществ­ля­ю­щий над­зор в де­ле]. За­пись, ко­то­рую Онищенко вы­ло­жил, непол­ная. На са­мом де­ле в начале раз­го­во­ра был мо­мент, ко­гда он сам об­ра­ща­ет­ся к де­тек­ти­вам с во­про­сом о том, воз­мож­на ли сдел­ка. И ему разъ­яс­ня­ют, что для на­ча­ла не­об­хо­ди­мо как ми­ни­мум встре­тить­ся, дать по­ка­за­ния и по­том о чем-то го­во­рить. Сей­час этот раз­го­вор [вы­рван­ный из кон­тек­ста] с це­лью ма­ни­пу­ля­ции ис­поль­зу­ет не толь­ко за­щи­та Онищенко, но и от­дель­ные со­труд­ни­ки ан­ти­кор­руп­ци­он­ной про­ку­ра­ту­ры.

– Что вы ду­ма­е­те о по­след­них пе­ре‑ пис­ках Онищенко по по­во­ду скуп­ки го‑ ло­сов в вер­хов­ной ра­де, ко­то­рые бы­ли об­на­ро­до­ва­ны жур­на­ли­ста­ми?

– Жур­на­лист за­пи­сал с Онищенко ин­тер­вью, пе­ре­дал нам все эти ма­те­ри­а­лы, дал по­ка­за­ния. Мы все это де­ла­ли в рам­ках то­го про­из­вод­ства, ко­то­рое бы­ло за­ре­ги­стри­ро­ва­но очень дав­но, по сле­дам еще пер­вых гром­ких за­яв­ле­ний Онищенко [в де­каб­ре 2016 го­да]. Тут есть ин­те­рес­ные де­та­ли. Во-пер­вых, в том, о чем рас­ска­зы­ва­ет Онищенко, он сам вы­гля­дит как со­участ­ник пре­ступ­ле­ний. Во-вто­рых, раз­го­вор и пе­ре­да­ча этих ма­те­ри­а­лов бы­ли очень дав­но. С тех пор Онищенко, как я по­ни­маю, немно­го за­пу­тал­ся и из­ме­нил свои по­ли­ти­че­ские взгля­ды. Он на­чал за­яв­лять: мол, все это мон­таж, ма­ни­пу­ля­ция и так да­лее. В этой пе­ре­пис­ке есть до­ста­точ­но ин­те­рес­ные ве­щи. Но по­че­му-то ан­ти­кор­руп­ци­он­ная про­ку­ра­ту­ра у нас это де­ло ис­тре­бо­ва­ла [в мае 2018 го­да]. На­де­юсь, что в бли­жай­шее вре­мя де­ло нам вер­нут и мы про­дол­жим рас­сле­до­ва­ние.

– Мо­жет ли эта пе­ре­пис­ка слу­жить до­ка­за­тель­ством в уго­лов­ном де­ле?

– Что­бы дать окон­ча­тель­ный от­вет, не­об­хо­ди­мо про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние. Ис­хо­дя из жур­на­лист­ско­го сю­же­та, был раз­го­вор жур­на­ли­ста с Онищенко, он пе­ре­дал эту пе­ре­пис­ку. Это уже бо­лее-ме­нее кон­крет­ная ин­фор­ма­ция, ко­то­рая мо­жет быть при­об­ще­на к уго­лов­но­му про­из­вод­ству. Но для бо­лее кон­крет­ных вы­во­дов не­об­хо­ди­мо про­во­дить рас­сле­до­ва­ние, про­ве­рять до­сто­вер­ность этой ин­фор­ма­ции.

Про­бле­ма в том, что Онищенко де­лал пуб­лич­ные за­яв­ле­ния, но про­цес­су­аль­ных по­ка­за­ний он не да­вал. Онищенко за­яв­ля­ет, что хо­дил к де­пу­та­там и «по­ку­пал» их го­ло­са, но кон­крет­но не на­зы­ва­ет об­сто­я­тель­ства, сум­мы, по­ме­ще­ния, фа­ми­лии и так да­лее. Та­ких по­ка­за­ний не бы­ло.

– на­ци­о­наль­ная по­ли­ция на ос­но‑ ва­нии за­яв­ле­ний Онищенко от­кры‑ ла уго­лов­ное про­из­вод­ство по фак­ту вме­ша­тель­ства в ра­бо­ту экс‑пре­мье­ра ар­се­ния яце­ню­ка с це­лью его дис­кре‑ ди­та­ции. не по­ме­ша­ет ли это рас­сле‑ до­ва­нию набу?

– Оно точ­но не по­ме­ша­ет. Но я ду­маю, что там будет точ­но та­кая же си­ту­а­ция, ко­гда Онищенко будет про­сто де­лать за­яв­ле­ния, а в про­цес­су­аль­ном плане – мол­чать.

БОЛЬ­ШАЯ ПО­ЛИ­ТИ­КА

– набу дав­но тре­бу­ет пра­ва на ве‑ де­ние ав­то­ном­но­го про­слу­ши­ва­ния, но его ни­как не предо­ста­вят. ре­аль­но ли по­лу­че­ние та­ко­го пра­ва, и для че­го набу нуж­на са­мо­сто­я­тель­ная про‑ слуш­ка?

– При­вле­че­ние еще од­но­го [по­ми­мо НАБУ] ор­га­на к про­слуш­ке в рас­сле­до­ва­нии на­ших дел – это со­зда­ние до­пол­ни­тель­ных рис­ков утеч­ки ин­фор­ма­ции. По­это­му, ко­гда мы до­ку­мен­ти­ру­ем, к при­ме­ру, фак­ты неза­кон­ной де­я­тель­но­сти со­труд­ни­ков СБУ, мы очень ред­ко ста­вим на про­слуш­ку их те­ле­фо­ны.

Что ка­са­ет­ся шан­сов при­ня­тия это­го за­ко­но­про­ек­та, то, на мой взгляд, в бли­жай­шее вре­мя это­го не слу­чит­ся. Хо­тя в Поль­ше де­вять ор­га­нов об­ла­да­ют пра­вом на ав­то­ном­ное сня­тие ин­фор­ма­ции с ка­на­лов свя­зи. И ни­че­го с Поль­шей не слу­чи­лось, а у нас это­го очень бо­ят­ся.

– в прес­се ру­ко­вод­ство набу ча‑ сто на­зы­ва­ют за­ви­си­мым от за­пад­ных парт­не­ров укра­и­ны. дей­стви­тель­но ли пред­ста­ви­те­ли за­пад­ных го­су­дарств име­ют непо­сред­ствен­ное вли­я­ние на вас?

– Я уже сбил­ся со сче­та, аген­том ка­ких раз­ве­док ми­ра я яко­бы яв­ля­юсь. Не­воз- мож­но от­ри­цать тот факт, что за­пад­ные парт­не­ры ока­за­ли боль­шую по­мощь на ста­дии фор­ми­ро­ва­ния НАБУ и про­дол­жа­ют ее ока­зы­вать в рам­ках меж­ду­на­род­ной тех­ни­че­ской под­держ­ки. Но на опе­ра­ци­он­ную де­я­тель­ность НАБУ, на рас­сле­до­ва­ние дел ни за­пад­ные парт­не­ры, ни внут­рен­ние по­ли­ти­че­ские си­лы вли­я­ния не ока­зы­ва­ют.

– кон­суль­ти­ру­е­тесь ли вы по ка‑ ким‑то кон­крет­ным де­лам с за­пад­ны‑ ми парт­не­ра­ми?

– Ко­неч­но, нет. Меж­ду­на­род­ные парт­не­ры, ко­то­рые нас под­дер­жи­ва­ют,– это раз­ви­тые, де­мо­кра­ти­че­ские го­су­дар­ства, ува­жа­ю­щие неза­ви­си­мость пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов. Это апри­о­ри невоз­мож­но.

– вам ме­ша­ют та­кие ас­со­ци­а­ции вас лич­но и набу с За­па­дом?

– Ме­дий­ное дав­ле­ние – это ос­нов­ная фор­ма дав­ле­ния, ко­то­рая бы­ла, есть и будет все­гда. И НАБУ в этом не уни­каль­но. Ес­ли мы изу­чим опыт Ру­мы­нии или Поль­ши, то те, кто про­во­дят рас­сле­до­ва­ния в от­но­ше­нии дей­ству­ю­щей по­ли­ти­че­ской эли­ты, так­же под­вер­га­ют­ся Pr-дав­ле­нию. По­это­му мы вос­при­ни­ма­ем этот про­цесс как дан­ность.

– ко­гда по­след­ний раз встре­ча­лись с Пре­зи­ден­том Пет­ром По­ро­шен­ко, что об­суж­да­ли?

– Я точ­но не пом­ню, это бы­ло до­воль­но дав­но. В фо­ку­се этих встреч бы­ла од­на клю­че­вая те­ма – Ан­ти­кор­руп­ци­он­ный суд. Дис­кус­сий на эту те­му бы­ло мно­го – и не толь­ко с Пре­зи­ден­том, но и со спи­ке­ром пар­ла­мен­та, пре­мьер-ми­ни­стром. По­зи­ция НАБУ неиз­мен­на: нельзя до­пус­кать ни­ка­ких ком­про­мис­сов. Ес­ли до­пу­стить ком­про­мисс и отой­ти от ре­ко­мен­да­ций Ве­не­ци­ан­ской ко­мис­сии, вся идея пре­вра­тит­ся в фарс.

– есть ли дав­ле­ние ад­ми­ни­стра­ции Пре­зи­ден­та на набу?

– Вли­я­ние на ра­бо­ту НАБУ име­ет толь­ко за­кон. Ес­ли же го­во­рить о по­пыт­ках дав­ле­ния на НАБУ, то они в первую оче­редь осу­ществ­ля­ют­ся в ви­де ме­дий­ных атак как в от­но­ше­нии ме­ня лич­но, так и ин­сти­ту­ции в це­лом. Од­ной из форм та­ко­го вли­я­ния яв­ля­ют­ся за­ко­но­да­тель­ные ини­ци­а­ти­вы, на­прав­лен­ные на огра­ни­че­ние неза­ви­си­мо­сти НАБУ, как, на­при­мер, в слу­чае с за­ко­но­про­ек­том об упро­ще­нии про­це­ду­ры уволь­не­ния ди­рек­то­ра НАБУ. Но, сла­ва бо­гу, в по­след­нее вре­мя та­кие ини­ци­а­ти­вы не по­сту­па­ют – все за­ня­ты Ан­ти­кор­руп­ци­он­ным су­дом. Ко­неч­но, по ме­ло­чам есть дав­ле­ние на де­тек­ти­вов по от­дель­ным про­из­вод­ствам, и угро­зы по­сту­па­ют, но это ре­а­лии для всех стран с вы­со­ким уров­нем кор­руп­ции.

– ка­кие у вас от­но­ше­ния с ми­ни­стром внут­рен­них дел ар­се­ном ава­ко­вым?

– У НАБУ бы­ли и есть опре­де­лен­ные от­но­ше­ния с МВД. Мно­го мел­ких во­про­сов – ра­бо­чее со­труд­ни­че­ство. Воз­мож­но, у дру­гих пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов и есть по­ли­ти­че­ские со­юз­ни­ки, но у НАБУ – невоз­мож­но. Апо­ли­тич­ность, неиз­би­ра­тель­ность в ра­бо­те, со­блю­де­ние за­ко­нов – это залог на­ше­го вы­жи­ва­ния.

– укра­и­на всту­па­ет в пред­вы­бор­ный пе­ри­од. Об­ще­ство до­ве­ря­ет набу ед­ва ли не боль­ше всех про­чих пра­во­ох­ра‑ ни­тель­ных ор­га­нов. есть ли у вас лич‑ ные по­ли­ти­че­ские ам­би­ции?

– У ме­ня нет и не бы­ло по­ли­ти­че­ских ам­би­ций. Един­ствен­ная ам­би­ция моя – не по­те­рять то, что мы так дол­го, та­ки­ми уси­ли­я­ми со­зда­ва­ли по­след­ние три го­да. Со­зда­ние и за­пуск НАБУ – это един­ствен­ная ре­фор­ма [в рам­ках борь­бы с кор­руп­ци­ей], ко­то­рая оце­не­на на­ши­ми меж­ду­на­род­ны­ми парт­не­ра­ми как успеш­ная. Успех НАБУ сде­лал воз­мож­ным та­кую дис­кус­сию об Ан­ти­кор­руп­ци­он­ном су­де, что на­шим пар­ла­мен­та­ри­ям уже неку­да де­вать­ся.

Дей­ству­ю­щая власть при­шла, по­то­му что бы­ла ре­во­лю­ция, а при­чи­на ре­во­лю­ции – кор­руп­ция. И сей­час про­бле­ма кор­руп­ции не утра­ти­ла сво­ей ак­ту­аль­но­сти.

Фо­то – пресс‑служ­ба набу

со­труд­ни­че­ство с напк: «ни­че­го не из­ме­ни­лось. нет ни ма­те­ри­а­лов, ни Пол­но­го до­сту­па к ре­ест­ру Элек­трон­ных де­кла­ра­ций»

де­ло По за­пи­сям онищенко: «на­де­юсь, что ско­ро оно вер­нет­ся из ан­ти­кор­руп­ци­он­ной Про­ку­ра­ту­ры, и рас­сле­до­ва­ние Про­дол­жит­ся»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.