МЕТ­РО, ПЕР­ВАЯ ЛИ­НИЯ

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - КРИМИПНОАЛИЬТНИОКЕАЧТИВО -

Сте­фа­на вы­рвал из объ­я­тий сна зво­нок его мо­биль­но­го те­ле­фо­на. 6:14 утра. На экране ми­га­ло имя Алек­са, его то­ва­ри­ща по ра­бо­те. Же­на Сте­фа­на, ле­жа­щая ря­дом с ним, вздох­ну­ла, и он, вы­брав­шись из кро­ва­ти, вы­шел из ком­на­ты.

– Да, – от­ве­тил он.

– Привет, при­я­тель! Ты очень ну­жен.

– Ты в кур­се, что я взял от­гул?

– Да, но ты сам про­сил пре­ду­пре­дить те­бя, ес­ли будет но­вый слу­чай...

– По­нят­но. Ты где?

– Пер­вая ли­ния. Чет­вёр­тая стан­ция «Кан­то­ны».

– Я еду.

При­е­хав на стан­цию «Кан­то­ны», рас­по­ло­жен­ную в са­мом цен­тре уни­вер­си­тет­ско­го го­род­ка, Сте­фан встре­тил Алек­са, и тот по­вёл его в на­прав­ле­нии непо­движ­но­го по­ез­да.

– На этот раз сту­дент­ка. Офе­лия Бур­кен, два­дцать два го­да, тре­тий курс Цен­траль­ной шко­лы Лил­ля.

Ру­кой в пер­чат­ке Алекс про­тя­нул ему пла­сти­ко­вый па­кет.

– Это то, что мы на­шли в кар­ма­нах её джин­сов.

Сте­фан от­ме­тил на­ли­чие мо­нет, удо­сто­ве­ре­ние лич­но­сти, сту­ден­че­ский би­лет и что-то на­по­ми­на­ю­щее мя­тый би­лет на мет­ро. – Сум­ки нет? – спро­сил он.

– Нет, это всё, что бы­ло при ней. На мой взгляд, она воз­вра­ща­лась с ве­че­рин­ки в од­ном из ба­ров в цен­тре. Мо­ло­дые лю­ди не бе­рут ни сум­ки, ни курт­ки. Так они эко­но­мят на раз­де­вал­ке.

Сте­фан взгля­нул на до­ку­мен­ты де­вуш­ки ‒ сквозь пла­стик с фо­то­гра­фии на него смот­ре­ла улы­ба­ю­ща­я­ся Офе­лия Бур­кен. Улыб­ка, ко­то­рую ни­кто боль­ше не уви­дит.

Прой­дя под нео­но­вые лам­пы стан­ции мет­ро, он по­чув­ство­вал на­чи­на­ю­щу­ю­ся ми­г­рень. Ни­че­го ин­те­рес­но­го в по­ез­де не ока­за­лось. Же­лу­док Сте­фа­на сжал­ся. По­ли­цей­ский вспом­нил свой пер­вый труп: он то­гда не смог удер­жать­ся от рво­ты. С опы­том по­ли­цей­ские вы­ра­ба­ты­ва­ют свои ма­лень­кие хит­ро­сти. Сте­фан обыч­но за­кры­вал гла­за и глу­бо­ко вды­хал воз­дух. Же­ла­тель­но све­жий, ко­гда та­ко­вой имел­ся. Но в это утро он слов­но за­ды­хал­ся. Сте­фан, бо­рясь с са­мим со­бой, на­кло­нил­ся, что­бы осмот­реть те­ло мо­ло­дой де­вуш­ки.

Он ви­дел мно­го жертв убийств. Но та­кие убий­ства встре­ча­лись ред­ко. Что мож­но ска­зать о ти­пе, ко­то­рый бро­са­ет­ся на мо­ло­дую жен­щи­ну и свя­зы­ва­ет ей ру­ки ко­лю­чей про­во­ло­кой, де­лая по­след­нюю пет­лю во­круг гор­ла? Сте­фан пред­ста­вил Офе­лию, ко­то­рая на­ча­ла со­про­тив­лять­ся и по­ка­ле­чи­ла са­ма се­бя. А убий­ца смот­рел, как она аго­ни­зи­ру­ет. По­ли­цей­ский спро­сил сво­е­го кол­ле­гу: – Вре­мя смер­ти?

– При­мер­но пять утра.

– Кто её на­шёл?

– Охран­ник, ко­то­рый за­ме­тил кровь меж­ду две­ря­ми.

– Он ещё что-то ви­дел?

Алекс мот­нул го­ло­вой и про­дол­жил: – Одеж­да жерт­вы на ме­сте. Су­деб­но-ме­ди­цин­ский экс­перт точ­но опре­де­лит мо­мент уду­ше­ния... Но ма­ло шан­сов, что най­дут­ся сле­ды сек­су­аль­ной агрес­сии...

– Как в по­след­ний раз, – кон­ста­ти­ро­вал Сте­фан.

Два дня на­зад те­ло дру­гой жен­щи­ны бы­ло об­на­ру­же­но на той же ли­нии мет­ро. Ма­рия Бо­ду, при­мер­но со­рок лет, мед-

сест­ра из Лил­ля, бы­ла най­де­на вся в кро­ви, с ру­ка­ми, свя­зан­ны­ми ко­лю­чей про­во­ло­кой. Экс­перт вы­дви­нул свою ги­по­те­зу: пре­ступ­ле­ние не обя­за­тель­но свя­за­но с пси­хи­че­ски­ми на­ру­ше­ни­я­ми убий­цы.

По­доб­ная вспыш­ка на­си­лия мог­ла объ­яс­нять­ся иным. Он пред­по­ло­жил, что Ма­рия Бо­ду несколь­ко ме­ся­цев на­зад рас­ста­лась со сво­им дру­гом. По сло­вам близ­ких мед­сест­ры, от­но­ше­ния меж­ду влюб­лён­ны­ми бы­ли до­воль­но бур­ны­ми. Сте­фан и Алекс по­счи­та­ли, что быв­ший уха­жёр и есть пре­ступ­ник. Но у то­го ока­за­лось твёр­дое али­би: пре­бы­ва­ние в вы­трез­ви­те­ле. При­шлось вер­нуть­ся к вер­сии о неко­ем ярост­ном су­ма­сшед­шем.

– Я пре­ду­пре­жу се­мью Офе­лии, – объ­явил Алекс, вы­рвав кол­ле­гу из пле­на его мыс­лей. – А ты дол­жен съез­дить в Цен­траль­ную шко­лу, узнать о рас­по­ряд­ке дня де­вуш­ки. Я пре­ду­пре­дил их о тво­ём при­ез­де. Встре­тим­ся днём.

По при­бы­тии в Цен­траль­ную шко­лу Лил­ля Сте­фан по­нял, что его и в са­мом де­ле жда­ли. Вы­зван­ный сек­ре­та­рём ди­рек­тор по­явил­ся ров­но че­рез ми­ну­ту.

– Бла­го­да­рю вас за то, что со­об­щи­ли нам так быст­ро. Сле­дуй­те за мной, про­шу вас, – ска­зал он уста­ло.

На­прав­ляя по­ли­цей­ско­го че­рез ла­би­ринт ко­ри­до­ров, ди­рек­тор про­дол­жил:

– Это насто­я­щая тра­ге­дия. Офе­лия Бур­кен бы­ла од­ной из на­ших са­мых ярких сту­ден­ток. И я го­во­рю это не про­сто так. Мы тут име­ем де­ло с мо­ло­ды­ми людь­ми, ко­то­рые при­ла­га­ют огром­ные уси­лия для до­сти­же­ния успе­ха.

– Вы бы­ли при­вя­за­ны к ма­де­му­а­зель Бур­кен?

– Я был её на­став­ни­ком на пер­вом кур­се. И я не мо­гу по­ве­рить, что слу­чи­лось та­кое звер­ство.

Оста­но­вив­шись пе­ред две­рью, он объ­явил:

– Я со­брал то­ва­ри­щей ма­де­му­а­зель Бур­кен с тем, что­бы они по­мог­ли про­сле­дить её гра­фик.

В ка­би­не­те на­хо­ди­лись три де­вуш­ки – блед­ные и с по­крас­нев­ши­ми гла­за­ми. Ат­мо­сфе­ра бы­ла тя­жё­лой, и Сте­фан ре­шил быст­ро пе­рей­ти к су­ти во­про­са.

– Вы мо­же­те рас­ска­зать о вче­раш­нем дне Офе­лии?

Пер­вая по­сле глу­бо­ко­го вдо­ха на­ча­ла свой рас­сказ. Две дру­гие пы­та­лись под­дер­жи­вать её, ко­гда му­че­ние ста­но­ви­лось слиш­ком силь­ным, ко­гда ста­но­ви­лось про­сто невы­но­си­мо го­во­рить о сво­ей по­дру­ге в про­шед­шем вре­ме­ни.

На­ка­нуне Офе­лия Бур­кен при­шла на за­ня­тия, как обыч­но. В кон­це дня её подруги и она вер­ну­лись к се­бе в жи­ли­ще, каж­дая в свою ком­на­ту. Они долж­ны бы­ли встре­тить­ся ве­че­ром, око­ло де­вя­ти ча­сов.

– Вы зна­е­те, что по­том де­ла­ла Офе­лия? – Она за­кон­чи­ла до­маш­нее за­да­ние по ма­те­ма­ти­ке, ко­то­рое нуж­но бы­ло сда­вать се­го­дня. Я это знаю точ­но, по­то­му что она по­зво­ни­ла мне, что­бы уточ­нить од­ну фор­му­лу.

– О’кей. Ко­гда вы встре­ти­лись ве­че­ром, вы за­ме­ти­ли что-то необыч­ное в по­ве­де­нии Офе­лии? – Нет. За­тем де­вуш­ки рас­ска­за­ли, что они все вме­сте от­пра­ви­лись в центр Лил­ля для уча­стия в ве­че­рин­ке. За­пи­сав ад­рес ба­ра, Сте­фан спро­сил: – Как вы до­би­ра­лись на этот празд­ник? – На ма­шине.

– Я по­ла­гаю, что вы долж­ны бы­ли и вер­нуть­ся вме­сте... Как по­лу­чи­лось, что это­го не про­изо­шло?

По­ли­цей­ский оста­но­вил­ся и по­смот­рел на де­ву­шек, ёр­за­ю­щих на сво­их сту­льях. Ощу­ще­ние ви­ны от­ра­зи­лось на ли­це од­ной из них, ве­ро­ят­но, вла­де­ли­цы ав­то­мо­би­ля.

– В три ча­са утра мы ре­ши­ли вер­нуть­ся до­мой. Но Офе­лия встре­ти­лась с пар­нем, ко­то­ро­го зна­ла, а так как она име­ла на него ви­ды, ей за­хо­те­лось остать­ся ещё на ка­кое-то вре­мя.

– И вы её оста­ви­ли...

– Она ска­за­ла нам, что­бы мы не вол­но­ва­лись, что она при­е­дет на мет­ро...

– И вы не воз­ра­жа­ли!

Это был ди­рек­тор, ко­то­рый со сме­сью смя­те­ния и яро­сти на ли­це вы­пря­мил­ся в сво­ём крес­ле. Три сту­дент­ки по­блед­не­ли ещё силь­нее.

Нет, они не воз­ра­жа­ли. И во­прос о том, что про­изо­шло бы, ес­ли бы они это сде­ла­ли, будет му­чить их всю жизнь. Сте­фан знал та­кие слу­чаи, и он про­дол­жил:

– Ма­де­му­а­зель Бур­кен бы­ла уже взрос­лой. Ес­ли она бы­ла в это вре­мя в пол­ном со­зна­нии, её подруги не мог­ли при­ну­дить её воз­вра­тить­ся вме­сте с ни­ми.

Ди­рек­тор успо­ко­ил­ся и за­тих. За­пи­сав

имя че­ло­ве­ка, с ко­то­рым столк­ну­лась Офе­лия Бур­кен, Сте­фан ре­шил за­кон­чить. Пе­ред са­мым отъ­ез­дом он за­дал по­след­ний во­прос:

– Имя Ма­рия Бо­ду вам что-ни­будь го­во­рит?

Всё, что он по­лу­чил в от­вет от де­ву­шек, – пу­сто­та в гла­зах и мол­ча­ние…

Вер­нув­шись в по­ли­цей­ский уча­сток, Сте­фан об­на­ру­жил на дос­ке в сво­ём ка­би­не­те свод­ную таб­ли­цу рас­сле­до­ва­ния, про­ве­дён­но­го Алек­сом. По­ли­цей­ский за­ме­тил, что спра­ва от фо­то­гра­фий Ма­рии Бо­ду и Офе­лии Бур­кен име­ет­ся пу­стое ме­сто. Ме­сто для но­вой жерт­вы? При­бы­тие Алек­са вы­ве­ло Сте­фа­на из его раз­мыш­ле­ний:

– Я от суд­мед­экс­пер­та. Он под­твер­дил, что Офе­лия Бур­кен не под­верг­лась из­на­си­ло­ва­нию.

– Как и на­ша мед­сест­ра.

– Да.

– А с ро­ди­те­ля­ми как всё про­шло?

– А как ещё – они опу­сто­ше­ны. Офе­лия бы­ла ми­лая де­воч­ка. Она бы­ла их боль­шой гор­до­стью. Ум­ная, тру­до­лю­би­вая, – стал рас­ска­зы­вать Алекс. – У неё бы­ло пол­но при­я­те­лей, и у неё не бы­ло вра­гов.

– Ты им рас­ска­зал о Ма­рии Бо­ду?

– Это имя им ни­че­го не го­во­рит. Эти де­вуш­ки не име­ют ни­че­го об­ще­го. Всё это по­хо­же на ту­пик. А ты что су­мел узнать?

– Вче­ра ве­че­ром Офе­лия по­еха­ла в го­род, что­бы по­ве­се­лить­ся с по­дру­га­ми. Но она не вер­ну­лась об­рат­но с ни­ми. Она пред­по­чла остать­ся с пар­нем, неким Ар­но Шим­за­ком...

Алекс про­вёл ру­кой по во­ло­сам и вздох­нул:

– Лад­но, я до­про­шу это­го ти­па. Про­ве­рю его али­би.

– Со сво­ей сто­ро­ны, я об­ра­щусь в ви­део­служ­бу. Тех­ник, мо­жет быть, что-то по­ка­жет мне.

– O’кей, дер­жи ме­ня в кур­се.

Идя на встре­чу, Сте­фан на­де­ял­ся, что она смо­жет по­мочь ему.

– У ме­ня ни­че­го, – объ­явил ему тех­ник. – Как это?! Алекс про­сил ви­део се­го­дня утром! И он ска­зал, что­бы все там по­то­ро­пи­лись! Ты ни­че­го не по­лу­чил?

– Ах да! Ра­бо­та бы­ла сде­ла­на. У ме­ня есть изоб­ра­же­ния с несколь­ких ка­мер. Там ви­ден убий­ца. Я смог про­сле­дить его путь от вхо­да на стан­цию от­прав­ле­ния и до вы­хо­да на стан­ции «Кан­то­ны». Убий­ство там то­же есть. Но ни­что не поз­во­ля­ет мне опре­де­лить по­до­зре­ва­е­мо­го.

– По­ка­жи-ка.

Тех­ник, не те­ряя ни се­кун­ды, за­пу­стил ви­део. На са­мом де­ле ка­ме­ры сня­ли всё – и ни­че­го. На гла­зах у Сте­фа­на убий­ца спо­кой­но про­сле­до­вал за Офе­ли­ей Бур­кен на стан­ции «Лилль-фланд­рия», сел в по­езд и обос­но­вал­ся на неко­то­ром рас­сто­я­нии от сту­дент­ки. Си­дя в сво­ём крес­ле, де­вуш­ка за­кры­ла гла­за, уткнув­шись го­ло­вой в стек­ло. Убий­ца ждал – но­ги на ши­рине плеч, ру­ки на ко­ле­нях.

Стоя пе­ред экра­ном, Сте­фан скон­цен­три­ро­вал вни­ма­ние на по­след­нем. Рас­клё­шен­ные брю­ки чёр­но­го цве­та, спор­тив­ная курт­ка, так­же чёр­ная, ка­пю­шон ак­ку­рат­но на­дви­нут на ли­цо. Сте­фан от­ме­тил от­сут­ствие свет­лых то­нов в одеж­де. Пре­ступ­ник хо­тел, ко­неч­но же, что­бы кровь не бы­ла вид­на на тка­ни. Бы­ст­рый взгляд на ру­ки поз­во­лил по­ли­цей­ско­му за­ме­тить, что они скры­ты тол­сты­ми чёр­ны­ми пер­чат­ка­ми. Сте­фан по­нял, по­че­му спе­ци­а­ли­сты не на­шли ни от­пе­чат­ков, ни во­лос на те­лах жертв.

На ви­део вре­мя ле­те­ло быст­ро. Сте­фа­ну бы­ло уди­ви­тель­но от­сут­ствие недо­ве­рия со сто­ро­ны Офе­лии Бур­кен. Его же­на, на­при- мер, уви­дев незна­ком­ца, точ­но вы­шла бы из ва­го­на. Но сту­дент­ка – не же­на по­ли­цей­ско­го. К то­му же бес­сон­ная ночь усы­пи­ла её бди­тель­ность.

Че­рез несколь­ко ми­нут Офе­лия под­ня­лась с ме­ста (ве­ро­ят­но, объ­яви­ли ко­неч­ную оста­нов­ку) и на­пра­ви­лась к две­ри по­ез­да. И убий­ца то­же встал. Ро­ко­вая раз­вяз­ка при­бли­жа­лась, и Сте­фан по­чув­ство­вал, что его серд­це за­би­лось силь­нее. Чёр­ный си­лу­эт воз­ник по­за­ди де­вуш­ки. Даль­ней­шее про­ис­хо­ди­ло невы­но­си­мо мед­лен­но. Офе­лия, за­стиг­ну­тая врас­плох, за­щи­ща­лась от­ча­ян­но. Те се­кун­ды, что длил­ся этот са­дист­ский ба­лет, те се­кун­ды, ко­гда сту­дент­ка по­чув­ство­ва­ла страх, миг, ко­гда она по­ня­ла, что это ко­нец, – это бы­ло невы­но­си­мо. Вид непо­движ­но­го те­ла Офе­лии вы­звал у по­ли­цей­ско­го мы­шеч­ный спазм. Бро­сив свою жерт­ву на пол, убий­ца вы­пря­мил­ся и бес­пре­пят­ствен­но вы­шел. Всё бы­ло кон­че­но.

Тех­ник го­во­рил, что ни­че­го не об­на­ру­жил. Но в дей­стви­тель­но­сти это ви­део рас­ска­за­ло Сте­фа­ну кое-что о том, ко­го он ищет. Те­перь он знал, что име­ет де­ло с че­ло­ве­ком очень ум­ным и ор­га­ни­зо­ван­ным. Ни ра­зу убий­ца не по­ка­зал сво­е­го ли­ца ка­ме­рам. Под­го­тов­лен­ный, он знал их рас­по­ло­же­ние.

Че­рез пол­ча­са по­сле воз­вра­ще­ния до­мой по­ли­цей­ский уже спал. Од­на­ко по­сре­ди но­чи зво­нок мо­биль­ни­ка за­ста­вил его вско­чить.

– Ещё од­но убий­ство, – со­об­щил Алекс уста­лым го­ло­сом.

– Чёрт бы по­брал это­го су­ки­но­го сы­на! – Да, но на этот раз жерт­ва – муж­чи­на. Несколь­ко ча­сов спу­стя двое по­ли­цей­ских ло­ма­ли го­ло­вы пе­ред сво­ей таб­ли­цей, не от­во­дя глаз от фо­то­гра­фии по­след­ней жерт­вы. Жорж Ма­ре­шаль, 54 го­да, отец дво­их маль­чи­ков-под­рост­ков. Повар из ре­сто­ра­на в цен­тре Лил­ля, он был убит око­ло по­лу­но­чи, в по­ез­де мет­ро, в ко­то­ром воз­вра­щал­ся до­мой. Всё про­изо­шло так же, как и в двух дру­гих слу­ча­ях, но име­лась од­на де­таль: убий­ца ис­поль­зо­вал ко­лю­чую про­во­ло­ку, что­бы свя­зать жерт­ве ру­ки, не че­рез ли­цо, а с дру­гой сто­ро­ны.

– Те­перь я ни­че­го не по­ни­маю. Я ду­мал, что он на­па­да­ет толь­ко на жен­щин. Но он из­ме­нил да­же сво­ей ма­не­ре это де­лать, – раз­дра­жён­но ска­зал Алекс.

– Мо­жет быть, это не важ­но для него. – Нет ни­че­го, ни­ка­ких от­пе­чат­ков. Нет изоб­ра­же­ния, ко­то­рое поз­во­ли­ло бы иден­ти­фи­ци­ро­вать это­го га­да. Нет да­же ма­лей­шей за­цеп­ки.

Алекс на­чал нерв­но хо­дить взад-впе­рёд. По­том он вдруг за­мер, схва­тил фло­ма­стер и по­пы­тал­ся вы­ра­зить идею, при­шед­шую ему в го­ло­ву.

– Мы со­глас­ны, что фарс с ко­лю­чей про­во­ло­кой име­ет зна­че­ние. В слу­чае с де­вуш­ка­ми он свя­зы­вал ру­ки че­рез ли­цо, но толь­ко с од­ной сто­ро­ны. Рот или гла­за.

По­том он на­ри­со­вал что-то под каж­дой фо­то­гра­фи­ей. Отой­дя от дос­ки, он поз­во­лил Сте­фа­ну уви­деть ре­зуль­тат сво­ей ра­бо­ты:

– Это на­во­дит те­бя на ка­кую-то мысль? Пер­вый ри­су­нок под име­нем Ма­рии Бо­ду пред­став­лял со­бой ли­цо с ру­ка­ми на гла­зах. Ри­су­нок с Офе­ли­ей Бур­кен по­ка­зы­вал ри­су­нок с ру­ка­ми на уровне рта. Жорж Ма­ре­шаль за­кры­вал се­бе уши.

– По­хо­же на без­де­луш­ки, что мож­но най­ти в ма­га­зи­нах ки­тай­ских то­ва­ров... но, ес­ли чест­но, я те­бя не по­ни­маю.

Алекс, бро­сив­шись к сво­е­му ком­пью­те­ру, при­нял­ся су­до­рож­но сту­чать по кла­ви­шам. Че­рез несколь­ко се­кунд лёг­кая улыб­ка воз­ник­ла у него на гу­бах:

– Я на­шёл. Эти ве­щи­цы име­ют на­зва­ние: обе­зья­ны муд­ро­сти. К ним идёт по­сло­ви­ца: «Не ви­деть пло­хо­го, не слы­шать пло­хо­го, не го­во­рить пло­хо­го». Ис­хо­дя из то­го, что я тут чи­таю, с те­ми, кто сле­ду­ет это­му пра­ви­лу, про­ис­хо­дит толь­ко хо­ро­шее.

– Ес­ли я те­бя пра­виль­но по­ни­маю, – под­хва­тил Сте­фан, – на­ши жерт­вы не сле­до­ва­ли это­му пра­ви­лу. Они ви­де­ли пло­хое, они слы­ша­ли пло­хое, и они го­во­ри­ли пло­хое.

– И что...

– Сви­де­те­ли! Вот где кро­ет­ся их связь! Алекс про­дол­жил:

– Эти трое долж­ны бы­ли быть сви­де­те­ля­ми че­го-то не очень по­нят­но­го, и их по­яв­ле­ние в су­де долж­но бы­ло по­то­пить ко­го-то. Месть – это хо­ро­ший мо­тив, не так ли?

– Клас­си­че­ский, я бы ска­зал. Надо ко­пать в этом на­прав­ле­нии.

В сле­ду­ю­щие дни не бы­ло но­вых убийств, и это за­ти­шье при­нес­ло неко­то­рое уте­ше­ние Сте­фа­ну и Алек­су. Оно так­же при­да­ло боль­ший вес ги­по­те­зе о ме­сти. Ес­ли убий­ца устра­нил все свои це­ли, кро­во­про­ли­тие мо­жет пре­кра­тить­ся.

Тем не ме­нее но­вые по­ис­ки не при­но­си­ли сы­щи­кам уда­чи. Си­дя пе­ред сво­им ком­пью­те­ром, Сте­фан уже из­не­мо­гал. И тут те­ле­фон­ный зво­нок пре­рвал его раз­мыш­ле­ния. На дру­гом кон­це про­во­да он узнал го­лос су­деб­но-ме­ди­цин­ско­го экс­пер­та:

– У ме­ня тут два те­ла для нар­ко­кон­тро­ля. Я ду­маю, вам надо прий­ти и по­смот­реть.

Ко­гда Алекс и Сте­фан во­шли в морг, они уви­де­ли, что спе­ци­а­лист за­нят фо­то­гра­фи­ро­ва­ни­ем тру­пов двух муж­чин. При­бли­зив­шись к сто­лам, по­ли­цей­ские от­ме­ти­ли на­ли­чие по­ре­зов на раз­ных ме­стах те­ла – с силь­ным ак­цен­том на пред­пле­чья и но­ги.

По­ло­жив фо­то­ап­па­рат, врач про­тя­нул от­кры­тую пап­ку Сте­фа­ну.

– У них ру­ки и но­ги бы­ли свя­за­ны ко­лю­чей про­во­ло­кой. Очень ту­го. В ко­неч­но­стях боль­ше все­го нерв­ных окон­ча­ний, – ска­зал он. – Мо­гу вам ска­зать, что им не по­вез­ло. – При­чи­на смер­ти?

– Обес­кров­ли­ва­ние из-за пер­фо­ра­ции сон­ной ар­те­рии.

– Как и у на­ших жертв. По­хо­же, име­ет­ся сход­ство.

– Но есть и раз­ли­чия. Они не бы­ли уби­ты на ме­сте, где их на­шли.

– Где их по­до­бра­ли?

– Они бы­ли об­на­ру­же­ны на пу­сты­ре в го­ро­де Виль­нёв-д’аск од­ной по­жи­лой да­мой, ко­то­рая вы­гу­ли­ва­ла свою со­ба­ку.

– Что-то ещё?

– Я за­ме­тил на двух те­лах сле­ды, по­хо­жие на те, что остав­ля­ют элек­тро­шо­ке­ры.

– Кро­ме шу­ток? – вос­клик­нул Алекс. – То­гда это не наш по­до­зре­ва­е­мый...

– Мо­жет быть. Или, что­бы убить на­ших двух мо­лод­цев, он пред­по­чёл при­нять ме­ры предо­сто­рож­но­сти, – пред­по­ло­жил врач.

– Мы зна­ем, кто эти уби­тые, по край­ней ме­ре?

– Ди­лан Де­ку­п­ман и Си­риль Дир­кенс. Они есть в на­шей ба­зе, так как свя­за­ны с гра­бе­жом и на­си­ли­ем, с укры­ва­тель­ством и тор­гов­лей нар­ко­ти­ка­ми.

– На­сто­я­щие де­ти из цер­ков­но­го хо­ра! На об­рат­ном пу­ти, в ма­шине, Алекс не про­из­нёс ни сло­ва. Сте­фан то­же. Но­вые дан­ные лишь укре­пи­ли его со­мне­ния.

– А ес­ли это мы на­пор­та­чи­ли? – вдруг ска­зал Алекс. – Мы ис­хо­ди­ли из пред­по­ло­же­ния, что Ма­рия Бо­ду, Офе­лия Бур­кен и Жорж Ма­ре­шаль бы­ли слиш­ком сло­во­охот­ли­вы­ми сви­де­те­ля­ми. А ес­ли в дей­стви­тель­но­сти всё бы­ло на­обо­рот?

– Они бы­ли уби­ты... так как ни­че­го не сде­ла­ли?

– Да. Я счи­таю, что эти трое ви­де­ли что­то, но они не ста­ли вме­ши­вать­ся. И мет­ро тут – это сим­вол. Ес­ли бы это не име­ло зна­че­ния, их мог­ли бы убить в лю­бом дру­гом ме­сте.

– В по­след­нем слу­чае, по­хо­же, что жму­ри­ки из мор­га со­вер­ши­ли ка­кой-то акт агрес­сии. По­че­му их не уби­ли в том же ме­сте?

– Воз­мож­но, убий­ца по­счи­тал, что надо ор­га­ни­зо­вать всё ина­че. Ес­ли он был жерт­вой этих двух ти­пов, он знал, на что они спо­соб­ны, – ска­зал Алекс.

– Он, как ни кру­ти, от­пла­тил им той же мо­не­той. Око за око, зуб за зуб. То, что он пе­ре­жил, долж­но бы­ло быть чем-то очень се­рьёз­ным...

Вер­нув­шись в офис, Алекс сел за ком­пью­тер, и че­рез несколь­ко ми­нут Сте­фан уви­дел в гла­зах дру­га удо­вле­тво­ре­ние.

– На­шёл! На са­мом де­ле наш кан­ди­дат – это кан­ди­дат­ка.

Ка­мил­ла Де­ло­ран, 30 лет, быв­шая ак­три­са те­ат­ра из Лил­ля. Ко­гда Алекс и Сте­фан при­е­ха­ли в её дом, она да­же не пы­та­лась пря­тать­ся за лжи­вы­ми от­го­вор­ка­ми. Спе­ци­а­ли­сты на­шли в её га­ра­же ка­туш­ку ко­лю­чей про­во­ло­ки, а в ка­мине – остат­ки обуг­лен­но­го на­ря­да, ко­то­рый она но­си­ла в мо­мент убийств.

Её исто­рия ока­за­лась на­столь­ко ужас­ной, что Сте­фан по­чув­ство­вал се­бя ви­но­ва­тым из-за то­го, что обя­зан от­дать её в ру­ки пра­во­су­дия.

Два го­да на­зад Ка­мил­ла еха­ла в мет­ро, воз­вра­ща­ясь, как обыч­но, до­мой по­сле спек­так­ля. Бы­ло очень позд­но. В по­ез­де на­хо­ди­лись три че­ло­ве­ка. Ещё двое во­шли чуть поз­же. Ка­мил­ла бы­ла кра­си­вая, и она при­влек­ла их взгля­ды. Они при­бли­зи­лись. Их на­ме­ре­ния бы­ли оче­вид­ны. Пер­вый стал щу­пать её яго­ди­цы, дру­гой хва­тал за ли­цо, ста­ра­ясь по­це­ло­вать. Оба бы­ли пья­ны. Ка­мил­ла умо­ля­ла, кри­ча­ла, от­би­ва­лась. На­пав­шие по­ва­ли­ли её. Ко­гда она упа­ла на пол, они ста­ли бить её но­га­ми в рёб­ра и в жи­вот. По­сле это­го они убе­жа­ли. Ка­мил­ла бы­ла на чет­вёр­том ме­ся­це бе­ре­мен­но­сти. Ре­бё­нок не вы­жил.

Жерт­ва-убий­ца рас­ска­за­ла:

– Что­бы спа­сти мне жизнь, вра­чи уда­ли­ли мне мат­ку. Я не толь­ко по­те­ря­ла ре­бён­ка – мои обид­чи­ки во­об­ще ли­ши­ли ме­ня воз­мож­но­сти ко­гда-ли­бо иметь де­тей. По­сле это­го я по­те­ря­ла вкус к жиз­ни. Но­сить ре­бён­ка в се­бе – это неопи­су­е­мое сча­стье. Ко­гда эта ра­дость уми­ра­ет, вы уми­ра­е­те вме­сте с ней. Мой лю­би­мый не смог под­дер­жать ме­ня, и наш со­юз рас­пал­ся. Я пол­но­стью про­ва­ли­лась во тьму. А по­ли­ция не наш­ла пре­ступ­ни­ков. По­это­му я ре­ши­ла сде­лать эту гряз­ную ра­бо­ту са­ма.

– Но трое дру­гих, они не сде­ла­ли ни­че­го та­ко­го...

– По­прав­лю: они во­об­ще ни­че­го не сде­ла­ли. Их бы­ло трое. Есть кноп­ки ава­рий­ной оста­нов­ки в ва­го­нах мет­ро. Ес­ли бы один из них на­жал та­кую кноп­ку… Ес­ли бы муж­чи­на по­пы­тал­ся встать, или ес­ли бы од­на из жен­щин за­кри­ча­ла, мой ре­бё­нок мог бы быть жив. Вме­сто это­го де­вуш­ки ис­пу­ган­но при­жа­лись друг к дру­гу. Од­на из них бы­ла мед­сест­рой. Её ра­бо­та – по­мо­гать лю­дям, не так ли? Муж­чи­на си­дел как па­ра­ли­зо­ван­ный… То, что я сде­ла­ла, – это пра­во­су­дие. Не для вас. Для ме­ня и для мо­е­го ре­бён­ка! Они про­сто за­пла­ти­ли за свою тру­сость…

Пе­ре­вод с фран­цуз­ско­го Сер­гея НЕЧАЕВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.