О СПОРТ! ТЫ – МИР?

С непри­ят­ным удив­ле­ни­ем укра­ин­цы об­на­ру­жи­ли, что ги­брид­ны­ми мо­гут быть не толь­ко вой­ны, но и их лю­би­мые спор­тив­ные со­стя­за­ния

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ПОЛИТИКА - Алек­сандр РАТНЕР

НЕЗАВИСИМЫЙ АНАЛИТИК WWW. RATNER. BIZ

Это ле­то при­нес­ло Укра­ине но­вые, необыч­ные по­во­ды для пе­ре­жи­ва­ний и спо­ров – спор­тив­но-по­ли­ти­че­ские. Сна­ча­ла об­ще­ство рас­ко­ло­лось по от­но­ше­нию к чем­пи­о­на­ту ми­ра по фут­бо­лу, хо­зяй­кой ко­то­ро­го в этом го­ду ста­ла Рос­сия. Как от­но­сить­ся к то­му, что у РФ не ото­бра­ли пра­во про­во­дить чем­пи­о­нат, несмот­ря на со­бы­тия по­след­них че­ты­рех лет? До­пу­сти­мо ли укра­ин­ским фут­боль­ным бо­лель­щи­кам ез­дить в РФ? Как от­но­сить­ся к укра­ин­ско­му те­ле­ка­на­лу, транс­ли­ру­ю­ще­му чем­пи­о­нат, и к тем, кто смот­рит мат­чи по те­ле­ви­зо­ру или че­рез Ин­тер­нет?

За­тем два хор­ват­ских фут­бо­ли­ста вос­клик­ну­ли на чем­пи­о­на­те «Сла­ва Укра­ине!» и этим сму­ти­ли са­мых стой­ких сто­рон­ни­ков бой­ко­та со­рев­но­ва­ний. Что те­перь бы­ло пат­ри­о­тич­нее – не смот­реть транс­ля­цию из Рос­сии или бо­леть за став­шую «сво­ей» сбор­ную Хо­рва­тии? В ре­зуль­та­те фи­нал – иг­ру Фран­ции с Хо­рва­ти­ей – по­смот­ре­ли толь­ко по те­ле­ви­де­нию по­чти 7 мил­ли­о­нов жи­те­лей Укра­и­ны.

Не про­шло и неде­ли по­сле фи­на­ла мун­ди­а­ля, как спорт дал но­вый по­вод для страст­ных дис­кус­сий. Укра­ин­ский бок­сер Алек­сандр Усик по­бил рос­сий­ско­го бок­се­ра Му­ра­та Гас­си­е­ва, за­во­е­вав чем­пи­он­ское зва­ние по вер­сии WBSS, и сде­лал это опять-та­ки в Москве. Ра­до­вать­ся ли по­бе­де Уси­ка, неод­но­крат­но де­лав­ше­го до­воль­но дву­смыс­лен­ные за­яв­ле­ния о со­сто­я­нии рос­сий­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний, или злить­ся на него за то, что он дал воз­мож­ность РФ в оче­ред­ной раз лов­ко ис­поль­зо­вать спор­тив­ное со­бы­тие в сво­их про­па­ган­дист­ских це­лях? По­ле­ми­че­ские стра­сти в ме­диа и Фейс­бу­ке раз­го­ре­лись нешу­точ­ные. О мос­ков­ском бое Уси­ка мас­со­во вы­ска­за­лись ли­де­ры об­ще­ствен­но­го мне­ния – от фейс-

Эли­на Сви­то­ли­на, луч­шая тен­ни­сист­ка Укра­и­ны и пя­тая ра­кет­ка ми­ра, в те же дни, ко­гда Алек­сандр Усик за­во­е­вы­вал в Москве оче­ред­ной чем­пи­он­ский по­яс, от­ка­за­лась от уча­стия на тур­ни­ре Moscow River Cup с при­зо­вым фон­дом $750 ты­сяч, ко­то­рый про­хо­дил в сто­ли­це Рос­сии. «В си­лу из­вест­ных всем при­чин по­ли­ти­че­ско­го ха­рак­те­ра ко­ман­дой Эли­ны и ею са­мой, к со­жа­ле­нию, бы­ло при­ня­то ре­ше­ние в Рос­сию не ле­теть. Нам очень жаль»,– ска­зал ди­рек­тор тур­ни­ра Алек­сандр Ост­ров­ский. «Ес­ли бы Сви­то­ли­на при­е­ха­ла, она бы­ла бы фа­во­ри­том со­рев­но­ва­ний и мог­ла бы пре­тен­до­вать на мак­си­маль­ные сум­мы при­зо­вых, – ком­мен­ти­ру­ет жур­на­лист Юрий Бу­ту­сов по­сту­пок тен­ни­сист­ки. – До­стой­ный при­мер. С мар­та 2014-го го­да дру­гой из­вест­ный укра­ин­ский тен­ни­сист Сер­гей Ста­хов­ский от­ка­зал­ся как от уча­стия в тур­ни­рах в РФ, так и от об­ще­ния с рос­сий­ски­ми СМИ». бук-бло­ге­ров до пре­зи­ден­та и пре­мьер-ми­ни­стра Укра­и­ны, при­чем с ра­ди­каль­но от­ли­ча­ю­щи­ми­ся оцен­ка­ми.

«Как я и го­во­рил – ба­б­лом и тан­ка­ми мож­но до­бить­ся боль­ше­го, чем про­сто тан­ка­ми.– вы­ра­зил кол­лек­тив­ное мне­ние про­тив­ни­ков боя Уси­ка из­вест­ный во­ен­ный жур­на­лист Ар­ка­дий Баб­чен­ко.– Ску­пай все под­ряд: олим­пи­а­ды, чем­пи­о­на­ты, бои за чем­пи­он­ские по­я­са – и в ито­ге где-то да сра­бо­та­ет. В ито­ге это ста­нет нор­мой. В ито­ге все при­вык­нут, что к те­бе опять уже мож­но ез­дить. По­ставь че­ло­ве­ка в та­кую си­ту­а­цию, ко­гда он дол­жен ока­зать­ся пе­ред вы­бо­ром – стать од­ним из ве­ли­чай­ших или за­вер­шить ка­рье­ру, и мо­жешь быть уве­рен, в де­вя­но­сто де­вя­ти слу­ча­ях ам­би­ции по­бе­дят. А по­том опять ис­поль­зуй тан­ки». Ему воз­ра­зил дру­гой во­ен­ный жур­на­лист, Сер­гей Лой­ко: «По-тво­е­му, бы­ло бы класс­но, ес­ли бы Усик, на­ци­о­наль­ное до­сто­я­ние Укра­и­ны, вме­сто Мор­до­ра по­ехал бы на вой­ну, как Сли­пак, по­гиб бы там, и его име­нем на­зва­ли бы ули­цу? Се­год­ня весь мир зна­ет, что Усик чем­пи­он ми­ра и что он укра­и­нец, ко­то­рый по­бе­дил гроз­но­го рус­ско­го не где-ни­будь, а в Москве, и это глав­ное».

Кон­сен­сус так и не был най­ден. Фак­ти­че­ски впер­вые Укра­и­на в пол­ной ме­ре столк­ну­лась с неот­де­ли­мо­стью спор­та от ост­рых и прин­ци­пи­аль­ных по­ли­ти­че­ских про­блем. И об­на­ру­жи­ла, что на свои око­ло­спор­тив­ные во­про­сы – как и на мно­же­ство дру­гих, встав­ших пе­ред стра­ной по­сле на­ча­ла рос­сий­ско-укра­ин­ско­го кон­флик­та, – укра­ин­ское об­ще­ство не го­то­во дать яс­но­го от­ве­та. Впро­чем, на­до за­ме­тить, что хо­ро­ше­го от­ве­та на во­прос «спорт – вне по­ли­ти­ки?» нет и у все­го че­ло­ве­че­ства, хо­тя за­ду­мы­ва­ет­ся че­ло­ве­че­ство об этом уже ско­ро три ты­ся­чи лет, с древ­них ан­тич­ных вре­мен.

ОТ ЭЛЛИНСКИХ ВОЙН ДО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

Ан­тич­ные Олим­пий­ские иг­ры, как из­вест­но, но­си­ли ре­ли­ги­оз­ный ха­рак­тер и тре­бо­ва­ли от гре­че­ских по­ли­сов пре­кра­ще­ния на вре­мя Игр лю­бых сра­же­ний. Од­на­ко в те вре­ме­на лю­ди бы­ли склон­ны на­ря­жать в куль­то­вые одеж­ды свои хо­зяй­ствен­ные и по­ли­ти­че­ские тра­ди­ции. Так что вполне воз­мож­но, что освя­щен­ная олим­пий­ски­ми бо­га­ми спор­тив­ная тра­ди­ция ста­ла ре­зуль­та­том, а не при­чи­ной пе­ре­ми­рий. Так или ина­че, к рас­цве­ту Рим­ской им­пе­рии Олим­пи­а­ды по­те­ря­ли свой куль­то­вый ста­тус и ста­ли ин­стру­мен­том внут­рен­ней по­ли­ти­ки, пре­вра­тив­шись в од­но из так лю­би­мых рим­ля­на­ми шоу. Им­пе­ра­то­ры ис­поль­зо­ва­ли со­стя­за­ния, что­бы под­черк­нуть ве­ли­чие сво­е­го го­су­дар­ства, а пе­рей­дя в хри­сти­ан­ство, за­пре­ти­ли их как пе­ре­жи­ток язы­че­ско­го про­шло­го.

Воз­рож­ден­ные Пье­ром де Ку­бер­те­ном в 19-м ве­ке Олим­пий­ские иг­ры еще яр­че про­де­мон­стри­ро­ва­ли, на­сколь­ко на­ив­ной бы­ла са­ма идея от­де­лить спорт от по­ли­ти­ки. Труд­но на­звать Олим­пи­а­ду, ко­то­рая не бы­ла бы за­ту­ма­не­на по­ли­ти­че­ски­ми кон­флик­та­ми. На­чать с то­го, что са­ма идея «вне­по­ли­ти­че­ских» спор­тив­ных со­рев­но­ва­ний ро­ди­лась из про­ти­во­сто­я­ния Фран­ции и Гер­ма­нии. Ре­па­ра­ции, по­лу­чен­ные от Фран­ции по­сле ее по­ра­же­ния во Фран­ко-прус­ской войне 1870–71 гг., Бер­лин де­мон­стра­тив­но на­пра­вил на на­уч­ные це­ли. Сре­ди про­че­го 800 ты­сяч ма­рок Рейхс­таг вы­де­лил на бес­ко­рыст­ное про­ве­де­ние рас­ко­пок в гре­че­ской Олим­пии. «Гер­ма­ния рас­ко­па­ла Олим­пию. По­че­му бы и Фран­ции не воз­ро­дить свое ве­ли­чие?» – за­явил ба­рон Пьер де Ку­бер­тен, пред­по­ла­гая, что его ро­ди­на вой­дет в ис­то­рию как ре­став­ра­тор па­фос­ной ан­тич­ной тра­ди­ции.

Пер­вые Иг­ры, ра­зу­ме­ет­ся, сим­во­ли­че­ски про­ве­ли в Афи­нах. Гре­ции так по­нра­ви­лось быть в цен­тре ми­ро­во­го вни­ма­ния, что стра­на-пра­ро­ди­тель­ни­ца тут же пред­ло­жи­ла про­во­дить Иг­ры толь­ко на ее тер­ри­то­рии. По­сле недол­гих меж­ду­на­род­ных спо­ров при­шли к со­гла­сию каж­дый год устра­и­вать Олим­пи­а­ду в но­вом ме­сте и для пу­щей от­стра­нен­но­сти от по­ли­ти­ки предо­став­лять пра­во про­ве­де­ния не го­су­дар­ствам, а от­дель­ным го­ро­дам. Прин­цип ра­вен­ства как бы вос­тор­же­ство­вал, но офи­ци­аль­ны­ми язы­ка­ми олим­пий­ско­го дви­же­ния ста­ли фран­цуз­ский и ан­глий­ский, вто­рые Иг­ры про­ве­ли в Па­ри­же, а Бер­лин по­лу­чил пра­во на Олим­пи­а­ду толь­ко че­рез 20 лет. И не смог его ре­а­ли­зо­вать, по­сколь­ку был за­нят го­раз­до бо­лее мас­штаб­ны­ми со­рев­но­ва­ни­я­ми – во­ен­ны­ми. Сколь­ко ни пе­ре­ска­зы­ва­ли ми­ру ле­ген­ду о том, что на вре­мя спор­тив­ных со­стя­за­ний в Эл­ла­де пре­кра­ща­лись все вой­ны, для че­ло­ве­че­ства ХХ ве­ка это ар­гу­мен­том не ста­ло. В 1916-м Иг­ры впер­вые от­ме­ни­ли в свя­зи с вой­ной. За­тем по этой при­чине Олим­пи­а­ду от­ме­ня­ли еще два­жды – в 1940-м и 1944-м.

БЕРЛИНСКИЙ ТРИУМФ

Олим­пий­ская хар­тия пря­мо за­пре­ща­ет ка­ку­юли­бо по­ли­ти­че­скую про­па­ган­ду на Играх. Но Иг­ры са­ми по се­бе мгно­вен­но ста­ли ин­стру­мен­том по­ли­ти­че­ской про­па­ган­ды и дав­ле­ния. При­чем от­крыл этот «ящик Пан­до­ры» сам МОК. В 1920-м спортс­ме­нов Гер­ма­нии и ее стран-со­юз­ни­ков не до­пу­сти­ли до Игр «в на­ка­за­ние за раз­вя­зы­ва­ние вой­ны». Сле­ду­ю­щей «на­ка­зан­ной» стра­ной ста­ла Со­вет­ская Рос­сия, ко­то­рая не мог­ла по­лу­чить пра­во уча­стия в Олим­пи­а­дах, по­сколь­ку ее офи­ци­аль­ным пред­ста­ви­те­лем в МОК оста­вал­ся с цар­ских вре­мен князь Уру­сов. Впер­вые СССР вклю­чил­ся в борь­бу за олим­пий­ские ме­да­ли толь­ко в 1952 го­ду. А по­ка глав­ная по­ли­ти­че­ская ис­то­рия Олим­пи­ад раз­во­ра­чи­ва­лась во­круг Гер­ма­нии.

Че­рез 20 лет по­сле упу­щен­но­го в 1916-м шан­са Бер­лин все-та­ки про­вел Иг­ры – с огром­ным раз­ма­хом и ве­ли­ко­леп­ной ор­га­ни­за­ци­ей. На этих играх впер­вые в от­но­ше­нии Олим­пи­а­ды про­зву­ча­ло сло­во «бой­кот». Са­бо­ти­ро­вать со­рев­но­ва­ния в Бер­лине тре­бо­ва­ли в де­сят­ках стран ми­ра. Ведь к это­му вре­ме­ни прес­са по­дроб­но рас­кры­ла осо­бен­но­сти но­во­го по­ли­ти­че­ско­го ре­жи­ма Гер­ма­нии и взгля­ды ее канц­ле­ра-во­ждя на «низ­шие ра­сы». То­гда-то Меж­ду­на­род­ный олим­пий­ский ко­ми­тет и про­явил осо­бую гиб­кость прин­ци­пов, ко­то­рую за­тем мно­го­крат­но за­ме­ча­ли в раз­лич­ных меж­ду­на­род­ных спор­тив­ных ор­га­ни­за­ци­ях. Сна­ча­ла МОК удо­вле­тво­рил­ся от­пис­кой бер­лин­ско­го орг­ко­ми­те­та, в ко­то­рой об­ви­не­ния в ра­сиз­ме и ан­ти­се­ми­тиз­ме бы­ли от­ме­те­ны как ан­ти­гер­ман­ские ин­си­ну­а­ции «кру­гов, не по­ни­ма­ю­щих, что та­кое олим­пий­ский дух».

Но по­сколь­ку меж­ду­на­род­ная об­ще­ствен­ность не уни­ма­лась, в Бер­лин от­пра­вил­ся пре­ста­ре­лый По­чет­ный пре­зи­дент МОК Пьер де Ку­бер­тен. К его при­ез­ду с бер­лин­ских улиц убра­ли таб­лич­ки «Евреи здесь неже­ла­тель­ны». Ба­рон при­шел в вос­торг от под­го­тов­ки к иг­рам и от фю­ре­ра, на­звав его в сво­ей ре­чи по го­су­дар­ствен­но­му ра­дио Гер­ма­нии «од­ним из луч­ших твор­че­ских ду­хов на­шей эпо­хи». За­тем Бер­лин по­се­ти­ла ко­мис­сия МОК, и ее гла­ва Эве­ри Брен­дедж за­явил, что бой­кот – это «за­го­вор в це­лях по­ли­ти­зи­ро­вать Олим­пий­ские иг­ры», а евреи «долж­ны по­ни­мать, что они не мо­гут ис­поль­зо­вать Иг­ры как ору­жие в их борь­бе про­тив на­ци­о­нал-со­ци­а­ли­стов».

Са­мым яр­ким под­твер­жде­ни­ем слов Брен­деджа ста­ли по­бе­ды на бер­лин­ской Олим­пиа­де чер­но­ко­же­го аме­ри­кан­ца Джес­си Оу­эн­са. Спортс­мен за­во­е­вал че­ты­ре зо­ло­тых ме­да­ли в лег­кой ат­ле­ти­ке. По­на­ча­лу ле­вая прес­са тор­же­ство­ва­ла: Оу­энс раз­бил до­мыс­лы о ра­со­вой непол­но­цен­но­сти в са­мом серд­це ра­сист­ско­го го­су­дар­ства! Рас­ска­зы­ва­ли, что Гит­лер, узнав о по­бе­дах чер­но­го ат­ле­та, в бе­шен­стве по­ки­нул три­бу­ну. Но за­тем ин­тер­вью стал да­вать сам Оу­энс, и с его слов вы­хо­ди­ло, что с фю­ре­ром он ви­дел­ся и на­шел его ми­лым че­ло­ве­ком, что в Бер­лине он мо­жет сво­бод­но ез­дить в трам­ва­ях вме­сте с бе­лы­ми и за­хо­дить в лю­бое ка­фе, не встре­чая за­пре­тов для «цвет­ных», как у се­бя на ро­дине. Фю­рер мог быть до­во­лен: по­срам­лен ока­зал­ся не он, а его про­тив­ни­ки в Лон­доне, Па­ри­же и Ва­шинг­тоне.

Что­бы со­вер­шен­но раз­бить «кле­ве­ту и на­ве­ты», немец­кий олим­пий­ский ко­ми­тет да­же вклю­чил в со­став ко­ман­ды де­вуш­ку-по­луе­в­рей­ку Хе­ле­ну Май­ер, ко­то­рая вы­иг­ра­ла се­реб­ро в фех­то­ва­нии ра­пи­рой. Порт­ре­ты немец­кой ев­рей­ки-ме­да­лист­ки укра­си­ли пер­вые по­ло­сы из­да­ний раз­ных стран. Од­на­ко Май­ер не рас­ска­за­ла прес­се, что по­сле при­хо­да на­ци­стов к вла­сти она бы­ла ис­клю­че­на из спор­тив­но­го клу­ба. А то, что ско­ро ей при­дет­ся, несмот­ря на все за­слу­ги, бе­жать из Гер­ма­нии в США, фех­то­валь­щи­ца и са­ма еще не зна­ла. Сло­вом, прес­са бы­ла по­ко­ре­на на­цист­ской Гер­ма­ни­ей. Аме­ри­кан­ский про­грес­сив­ный жур­нал The Nation на­пи­сал в вы­пус­ке от 1 ав­гу­ста 1936 г.: «Евре­ев, ко­то­рых из­би­ва­ют или ко­то­рым ру­бят го­ло­вы, не ви­дать… Лю­ди сме­ют­ся, они дру­же­люб­ны и ве­се­ло рас­пе­ва­ют пес­ни в пив­ных. Жи­лье и пи­та­ние в по­ряд­ке, все де­ше­во и име­ет­ся в до­стат­ке, ни­ко­го не пы­та­ют­ся на­дуть алч­ные вла­дель­цы ма­га­зи­нов и го­сти­ниц. Все очень чи­сто, и по­се­ти­те­ли весь­ма до­воль­ны». До «хру­сталь­ной но­чи», по­ло­жив­шей на­ча­ло Хо­ло­ко­сту, оста­ва­лось чуть боль­ше двух лет.

ОТ БОЙ­КО­ТА ДО БОЙ­КО­ТА

По­сле Вто­рой мировой вой­ны Иг­ры ста­ли аре­ной для но­вых гео­по­ли­ти­че­ских сра­же­ний. Уже вто­рая для СССР Олим­пи­а­да – 1956 го­да – ока­за­лась за­лож­ни­цей двух ос­нов­ных по­ли­ти­че­ских кон­флик­тов вто­рой по­ло­ви­ны ХХ ве­ка: ближ­не­во­сточ­но­го и про­ти­во­сто­я­ния Со­вет­ско­го и За­пад­но­го ла­ге­рей. Еги­пет, Иран и Ли­ван ре­ши­ли бой­ко­ти­ро­вать Иг­ры в знак про­те­ста про­тив вой­ны за Су­эц­кий про­лив. Ис­па­ния, Швей­ца­рия и Ни­дер­лан­ды ре­ши­ли не участ­во­вать в со­рев­но­ва­ни­ях вме­сте с СССР, на­ка­нуне по­да­вив­шем ан­ти­со­вет­ское вос­ста­ние в Вен­грии. Са­ми же вен­гер­ские спортс­ме­ны устро­и­ли де­марш, прой­дя на от­кры­тии Олим­пи­а­ды под фла­гом Вен­грии об­раз­ца 1918 го­да.

В 1964-м Олим­пи­а­ду бой­ко­ти­ро­ва­ли Ки­тай и Ин­до­не­зия, а МОК не до­пу­стил к уча­стию ЮАР. На­ка­нуне Олим­пи­а­ды 1968-го СССР по­да­вил вос­ста­ние в Че­хо­сло­ва­кии. Настал че­ред про­те­сто­вать спортс­ме­нам от­ту­да. Гим­наст­ка Ве­ра Ча­слав­ска на це­ре­мо­нии на­граж­де­ния во вре­мя ис­пол­не­ния го­су­дар­ствен­но­го гим­на Со­вет­ско­го Со­ю­за опу­сти­ла го­ло­ву и от­вер­ну­лась, по­пла­тив­шись за этот жест пра­вом не толь­ко пред­став­лять Че­хо­сло­ва­кию на спор­тив­ных со­рев­но­ва­ни­ях, но и в прин­ци­пе вы­ез­жать за гра­ни­цу. Че­рез 4 го­да в Мюн­хене па­ле­стин­ские тер­ро­ри­сты уби­ли 11 участ­ни­ков из­ра­иль­ской олим­пий­ской сбор­ной. На па­ни­хи­ду при­шли спортс­ме­ны всех стран, кро­ме СССР, а де­сять араб­ских стран от­ка­за­лись при­спус­кать свои фла­ги в знак тра­у­ра. Иг­ры 1976-го бой­ко­ти­ро­ва­ли 26 аф­ри­кан­ских стран, Ирак и Гай­а­на. А сле­ду­ю­щие две Олим­пи­а­ды до­бра­лись до пи­ка по­ли­ти­за­ции и мас­шта­ба бой­ко­ти­ро­ва­ния.

В 1980-м впер­вые глав­ные спор­тив­ные со­стя­за­ния при­ни­мал Со­вет­ский Со­юз. 22-я Олим­пи­а­да мог­ла стать для СССР еще боль­шим три­ум­фом, чем 11-я для на­цист­ско­го Рей­ха. Ли­дер со­ци­а­ли­сти­че­ско­го ла­ге­ря бо­га­тел на до­ро­жа­ю­щей неф­ти. Уже бо­лее 10 лет шел про­цесс «раз­ряд­ки на­пря­жен­но­сти», СССР и США на­хо­ди­лись на пи­ке дру­же­лю­бия. И тут черт дер­нул По­лит­бю­ро на­чать втор­же­ние в Аф­га­ни­стан.

В от­вет США ини­ци­и­ро­ва­ли бой­кот Олим­пий­ских игр в Со­вет­ском Со­ю­зе. В ре­зуль­та­те из Ев­ро­пы в Моск­ву при­бы­ли толь­ко пять на­ци­о­наль­ных сбор­ных – Ав­стрии, Гре­ции, Маль­ты, Фин­лян­дии и Шве­ции, от­дель­ные спортс­ме­ны еще из 15 ев­ро­пей­ских стран вы­сту­па­ли под олим­пий­ским фла­гом. Все­го мос­ков­скую Олим­пи­а­ду кро­ме США бой­ко­ти­ро­ва­ли еще 65 стран. Те­ле­ком­па­ния NBC, от­ка­зав­шись от транс­ля­ции Олим­пи­а­ды в США, по­те­ря­ла $75 млн. При­ме­ча­тель­но, что од­ним из глав­ных дей­ству­ю­щих лиц бой­ко­та стал вы­да­ю­щий­ся бок­сер Мо­хам­мед Али, имен­ной ку­бок ко­то­ро­го вы­иг­рал Алек­сандр Усик в хо­де сво­е­го недав­не­го мос­ков­ско­го по­един­ка.

Судь­ба ве­ли­ко­го аме­ри­кан­ско­го бок­се­ра – оче­ред­ной и яр­кий при­мер то­го, как по­ли­ти- ка пре­вра­ща­ет спорт в свой ин­стру­мент. Осо­бен­но ко­гда спортс­мен да­ет для это­го по­вод. В 1967-м Али от­ка­зал­ся про­хо­дить во­ен­ную служ­бу под пред­ло­гом сво­их ре­ли­ги­оз­ных убеж­де­ний. В от­вет спор­тив­ные ко­мис­сии ли­ши­ли его бок­сер­ской ли­цен­зии, а зна­чит – пра­ва за­ра­ба­ты­вать бок­сом. За­то Мо­хам­мед стал «звез­дой» ре­ли­ги­оз­но-по­ли­ти­че­ско­го дви­же­ния аф­ро­аме­ри­кан­цев «На­ция ис­ла­ма» и ге­ро­ем про­те­стов про­тив вой­ны во Вьет­на­ме.

В 1978-м Али от­пра­вил­ся в СССР по при­гла­ше­нию со­вет­ско­го спорт­ко­ми­те­та. Бок­се­ра при­ни­ма­ли с по­че­стя­ми, как сим­вол борь­бы с ра­со­вой дис­кри­ми­на­ци­ей и им­пе­ри­а­ли­сти­че­ской во­ен­щи­ной США. Али да­же удо­сто­ил­ся ауди­ен­ции Лео­ни­да Бреж­не­ва, ко­то­рый по­да­рил ему три то­ма сво­их со­чи­не­ний. Вер­нув­шись на ро­ди­ну, бок­сер за­явил: «Я ду­мал, что уви­жу в Со­вет­ском Со­ю­зе лю­дей с вин­тов­ка­ми и ав­то­ма­та­ми и ве­рил аме­ри­кан­ским рас­ска­зам о дик­та­ту­ре, но я ни­ко­гда не ви­дел та­ко­го ми­ро­лю­би­во­го и спло­чен­но­го об­ще­ства, объ­еди­ня­ю­ще­го все ра­сы. Здесь нет на­си­лия, нет кро­во­про­ли­тия, нет су­е­ты и нена­ви­сти. Со­вет­ские лю­ди – са­мые ми­ро­лю­би­вые из всех, с ко­то­ры­ми я ко­гда-ли­бо встре­чал­ся». К несча­стью, Со­вет­ский Со­юз уже че­рез год силь­но разо­ча­ро­вал сво­е­го но­во­го при­вер­жен­ца-му­суль­ма­ни­на, ок­ку­пи­ро­вав ис­лам­ский Аф­га­ни­стан. И бок­сер от­пра­вил­ся в меж­ду­на­род­ное турне, при­зы­вая спортс­ме­нов и го­су­дар­ствен­ных де­я­те­лей бой­ко­ти­ро­вать Олим­пи­а­ду в Москве.

ОТ МОСКВЫ ДО СОЧИ

Как из­вест­но, СССР от­пла­тил США той же мо­не­той, за­пре­тив всем сво­им са­тел­ли­там от­прав­лять спортс­ме­нов в 1984-м на Олим­пи­а­ду в Лос-ан­же­лес и за­те­яв аль­тер­на­тив­ные «Иг­ры доб­рой во­ли». Но очень ско­ро де­нег у са­мой пе­ре­до­вой дер­жа­вы ми­ра не ста­ло хва­тать не толь­ко на гео­по­ли­ти­че­скую борь­бу, но и на под­дер­жа­ние го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния. Вме­сте с ухо­дом Со­вет­ско­го Со­ю­за с меж­ду­на­род­но­го рин­га в Олим­пий­ском дви­же­нии уста­но­вил­ся от­но­си­тель­ный по­кой. И за сле­ду­ю­щие два де­ся­ти­ле­тия без­раз­дель-

ной ге­ге­мо­нии За­па­да и ка­пи­та­ли­сти­че­ских цен­но­стей не толь­ко спор­тив­ные функ­ци­о­не­ры, но и по­ли­ти­ки ра­зу­чи­лись ве­сти жест­кие схват­ки.

Ко­гда МОК объ­явил, что Олим­пи­а­да 2008 го­да со­сто­ит­ся в Пе­кине, мно­же­ство раз­лич­ных пра­во­за­щит­ных ор­га­ни­за­ций бро­си­лись про­те­сто­вать. Ки­таю вме­ня­лась в ви­ну ок­ку­па­ция Ти­бе­та, под­держ­ка дик­та­тур по все­му ми­ру и на­ру­ше­ние прав че­ло­ве­ка в от­но­ше­нии сво­их граж­дан. К бой­ко­ту Олим­пи­а­ды то­гдаш­не­го пре­зи­ден­та США при­зы­ва­ли бу­ду­щие кан­ди­да­ты Хил­ла­ри Клин­тон и Ба­рак Оба­ма. Но вре­ме­на из­ме­ни­лись. Ни­ко­го уже нель­зя по­ра­зить, объ­явив стра­ну-со­пер­ни­ка «им­пе­ри­ей зла». Внеш­нюю по­ли­ти­ку да­же сверх­дер­жав ста­ли в первую оче­редь опре­де­лять не иде­а­лы, а биз­нес-ин­те­ре­сы. Точ­ку в спо­рах о бой­ко­те по­ста­вил спон­сор олим­пий­ской сбор­ной США, за­явив: «Ру­ко­вод­ство Nike, ко­неч­но, все­це­ло за за­щи­ту прав че­ло­ве­ка, но сум­ма кон­трак­та на­столь­ко ве­ли­ка, что сбор­ная США по­едет на Иг­ры в Пе­кин во что бы то ни ста­ло».

Пе­кин при­нял Олим­пи­а­ду, все­лив в дру­гих ав­то­ри­тар­ных ру­ко­во­ди­те­лей уве­рен­ность в том, что ес­ли нель­зя, но сум­ма кон­трак­та бу­дет до­ста­точ­но ве­ли­ка, то мож­но. И ров­но в день от­кры­тия Игр в Ки­тае РФ на­ча­ла ок­ку­па­цию

Гру­зии. Вско­ре кон­гресс­ме­ны-рес­пуб­ли­кан­цы внес­ли в аме­ри­кан­ский пар­ла­мент про­ект ре­зо­лю­ции, ре­ко­мен­ду­ю­щий МОК отобрать у РФ пра­во про­ве­де­ния зим­них Олим­пий­ских игр в Сочи. То­гдаш­ний пре­мьер-ми­нистр РФ Вла­ди­мир Пу­тин про­ком­мен­ти­ро­вал по­пыт­ку кон­гресс­ме­нов в свой­ствен­ной ему нра­во­учи­тель­ной ма­не­ре: «Нель­зя та­кие ве­щи по­ли­ти­зи­ро­вать. Это бу­дет раз­ру­ши­тель­но для олим­пий­ско­го дви­же­ния».

С по­мо­щью США и лич­но пре­зи­ден­та Бу­ша рус­ские тан­ки уда­лось оста­но­вить в при­го­ро­дах Тби­ли­си. Гру­зия по­те­ря­ла еще часть сво­ей тер­ри­то­рии, а рес­пуб­ли­кан­цы на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах про­иг­ра­ли пре­зи­ден­ту но­во­го ти­па, ко­то­рый, оче­вид­но, ис­пы­ты­вал к по­ли­ти­ке РФ глу­бо­кое от­вра­ще­ние, но вы­ра­зить чув­ства дей­стви­ем ему не поз­во­ля­ло вос­пи­та­ние. И, ко­неч­но, еще до­став­ший­ся в на­след­ство от Бу­ша фи­нан­со­вый кри­зис, с ко­то­рым Ба­рак Оба­ма, на­до за­ме­тить, до­воль­но успеш­но спра­вил­ся.

За­тем еще од­ну по­пыт­ку ор­га­ни­зо­вать бой­кот со­чин­ской Олим­пи­а­ды пред­при­ня­ли ав­то­ри­тет­ные геи – в от­вет на дис­кри­ми­на­ци­он­ные дей­ствия рос­сий­ских вла­стей в от­но­ше­нии ЛГБТ. К бри­тан­ско­му пра­ви­тель­ству с та­ким тре­бо­ва­ни­ем об­ра­тил­ся из­вест­ных ак­тер и пи­са­тель Сти­вен Фрай. И пре­мьер Кэме­рон от­ве­тил так, слов­но ока­зал­ся в 1936 го­ду: «Я раз­де­ляю ва­ши пе­ре­жи­ва­ния. Од­на­ко счи­таю, что луч­ше бо­роть­ся с пред­рас­суд­ка­ми, при­ни­мая уча­стие в Олим­пиа­де, а не бой­ко­ти­руя ее».

Чем кон­чи­лась со­чин­ская Олим­пи­а­да, укра­ин­цам рас­ска­зы­вать не нуж­но.

ГИ­БРИД­НЫЙ СПОРТ

Спорт ни­ко­гда не был и не бу­дет вне по­ли­ти­ки. Во вся­ком слу­чае, до тех пор, по­ка спортс­ме­ны вы­сту­па­ют под на­ци­о­наль­ны­ми фла­га­ми, пред­став­ляя свои го­су­дар­ства, а их по­клон­ни­ки бо­ле­ют «за сво­их». По­это­му спортс­ме­ны бы­ли и бу­дут оста­вать­ся за­лож­ни­ка­ми боль­шой по­ли­ти­ки, «под­став­ля­ясь» в лю­бом слу­чае – вы­би­рая од­ну из сто­рон меж­го­су­дар­ствен­ных кон­флик­тов или пы­та­ясь со­хра­нить ней­тра­ли­тет. Но в осо­бен­но труд­ной си­ту­а­ции ока­зы­ва­ют­ся спортс­ме­ны то­гда, ко­гда их го­су­дар­ства и на­ро­ды не име­ют яс­ной, еди­ной и твер­дой по­зи­ции в по­ли­ти­че­ских кон­флик­тах.

На­сколь­ко про­ще был бы вы­бор Алек­сандра Уси­ка, ес­ли бы каж­дый день из Ки­е­ва не вы­ез­жал по­езд № 006 по марш­ру­ту «Ки­ев - Москва». И ес­ли бы за по­след­ний год то­ва­ро­обо­рот Укра­и­ны с Рос­си­ей не вы­рос на 30%. И ес­ли бы укра­ин­цы сбро­си­лись, что­бы вы­ку­пить пра­во на про­ве­де­ние боя на сво­ей тер­ри­то­рии (Рос­сии оно до­ста­лось за $20–25 мил­ли­о­нов). Но, к со­жа­ле­нию, мы не мо­жем пред­ло­жить на­шим спортс­ме­нам, ар­ти­стам и обыч­ным граж­да­нам про­стых ре­ше­ний. «Гибрид­ная вой­на», как при­ня­то сей­час на­зы­вать со­сто­я­ние рос­сий­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний,– это очень слож­ная кон­струк­ция из во­ен­ных, эко­но­ми­че­ских, внешне- и внут­ри­по­ли­ти­че­ских дей­ствий, а глав­ное – дей­ствий про­па­ган­дист­ских. Да­ле­кая от идей­но­го един­ства Укра­и­на, несмот­ря на от­дель­ные успе­хи, в этом ви­де спор­та свою глав­ную Иг­ру по­ка про­иг­ры­ва­ет. Но матч еще да­ле­ко не за­кон­чен.

О спорт, ты – мир?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.