МАК­КЕЙН ГЕ­РОЙ НЕ ТОЛЬ­КО АМЕРИКИ, НО И УКРА­И­НЫ

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ППОЕЛРИСТОИНКАА -

«Мы все за­пом­ни­ли его на Май­дане во вре­мя Ре­во­лю­ции До­сто­ин­ства, ко­гда при тем­пе­ра­ту­ре ми­нус 26 гра­ду­сов он вы­шел раз­де­тый, об­ра­тил­ся к сот­ням ты­сяч лю­дей с аб­со­лют­но необ­хо­ди­мы­ми то­гда сло­ва­ми под­держ­ки. Что весь мир и Со­еди­нен­ные Шта­ты Америки вме­сте с укра­ин­ца­ми,– ска­зал По­ро­шен­ко.– Вы на­сто­я­щий ге­рой Америки, но еще и на­сто­я­щий ге­рой Укра­и­ны. Спа­си­бо вам» Мно­го­лет­ний се­на­тор от шта­та Ари‑ зо­на Джон Мак­кейн скон­чал­ся в воз‑ расте 81 го­да от агрес­сив­ной фор­мы опу­хо­ли го­лов­но­го моз­га. На­ка­нуне по­ли­тик ре­шил от­ка­зать­ся от ле­че‑ ния бо­лез­ни, ко­то­рую об­на­ру­жи­ли у него при­мер­но год на­зад.

Мак­кейн за де­ся­ти­ле­тия служ­бы в Кон­грес­се за­ра­бо­тал се­бе ре­пу­та­цию пря­мо­ли­ней­но­го и бес­ком­про­мисс­но­го по­ли­ти­ка, ярост­но и от­кры­то кри­ти­ку­ю­ще­го как рос­сий­ские вла­сти, так и ре­ше­ния Бе­ло­го до­ма. В США его зна­ли не толь­ко как се­на­то­ра, но и как од­но­го из ге­ро­ев вой­ны во Вьет­на­ме и «боль­шо­го дру­га ве­те­ра­нов».

«Се­на­тор Мак­кейн вер­но слу­жил Со­еди­нен­ным Шта­там бо­лее 60 лет, до са­мой смер­ти, – под­черк­нул по­жиз­нен­ный член ас­со­ци­а­ции «Аме­ри­кан­ские ве­те­ра­ны Вьет­на­ма», ав­тор и ис­пол­ни­тель пе­сен о войне Джон Бл­эк. – Он был на­сто­я­щим аме­ри­кан­ским ге­ро­ем. И он так­же был боль­шим дру­гом и со­рат­ни­ком всех аме­ри­кан­ских ве­те­ра­нов. Его са­мо­лет сби­ли во Вьет­на­ме в 1967 го­ду, в тот же год, ко­гда я слу­жил во­ен­ным со­вет­ни­ком в ар­мии Юж­но­го Вьет­на­ма. Он был пат­ри­о­том на­шей стра­ны и аме­ри­кан­ской де­мо­кра­тии. Как ве­те­ран вой­ны во Вьет­на­ме я – и я знаю, что и мно­гие дру­гие аме­ри­кан­ские ве­те­ра­ны – ощу­щаю боль­шую по­те­рю».

В Се­нат США вхо­дят сто че­ло­век, но да­ле­ко не все эти по­ли­ти­ки так же из­вест­ны, как Джон Мак­кейн. Его без пре­уве­ли­че­ний мож­но на­звать по­ли­ти­че­ским ма­сто­дон­том и идео­ло­гом кон­цеп­ции аме­ри­кан­ско­го ли­дер­ства в ми­ре. В Кон­гресс он по­пал еще в 1982 го­ду как член Па­ла­ты пред­ста­ви­те­лей, а уже 1986 го­ду «по­шел на по­вы­ше­ние» в Се­нат. С тех пор он был бес­смен­ным пред­ста­ви­те­лем шта­та Ари­зо­на в выс­шей па­ла­те Кон­грес­са и два­жды был в ша­ге от пре­зи­дент­ско­го крес­ла.

Джон Мак­кейн про­ис­хо­дил из се­мьи потом­ствен­ных во­ен­ных, так что вы­бор про­фес­сии для него был опре­де­лен с са­мо­го рож­де­ния: он по­шел по сто­пам от­ца и де­да, ко­то­рые во­е­ва­ли во Вто­рой ми­ро­вой войне про­тив япон­цев. Од­на­ко Во­ен­но-мор­скую ака­де­мию в Ан­на­по­ли­се офи­цер за­кон­чил с тру­дом и несколь­ко раз был в ша­ге от от­чис­ле­ния. Де­ло в том, что еще в сту­ден­че­ские го­ды про­явил­ся его бун­тар­ский ха­рак­тер. Как вспо­ми­нал его од­но­курс­ник Фр­энк Гам­боа, Мак­кейн «кол­лек­ци­о­ни­ро­вал дис­ци­пли­нар­ные взыс­ка­ния, как не­ко­то­рые лю­ди со­би­ра­ют мар­ки». В ака­де­мии бу­ду­щий по­ли­тик по­лу­чил про­зви­ще «Джон Уэйн» – в честь ак­те­ра и «ко­ро­ля аме­ри­кан­ско­го ве­стер­на» – и не в по­след­нюю оче­редь за успех у про­ти­во­по­лож­но­го по­ла.

Обре­чен­ный на во­ен­ную ка­рье­ру, с на­ча­лом аме­ри­кан­ской кам­па­нии

Джон Мак­кейн на­пи­сал сво­ей стране про­щаль­ное по­сла­ние, ко­то­рое в по­не­дель­ник пе­ре­дал его друг и быв­ший глав­ный по­мощ­ник Рик Дэ­вис. «Я жил и умру, гор­дясь тем, что я аме­ри­ка­нец. Мы граж­дане ве­ли­чай­шей в ми­ре рес­пуб­ли­ки, по­стро­ен­ной на вы­со­ких иде­а­лах, а не и на ос­но­ве идео­ло­гии кро­ви и поч­вы», – пи­шет Мак­кейн в по­след­нем пись­ме.

«Мои со­оте­че­ствен­ни­ки аме­ри­кан­цы, ко­то­рым я с удо­воль­стви­ем слу­жил 60 лет, и осо­бен­но ари­зон­цы!

Спа­си­бо за то, что я имел сча­стье ра­бо­тать для вас и за ту по­лез­ную жизнь, ко­то­рую мне поз­во­ли­ла ве­сти служ­ба на во­ен­ном и го­су­дар­ствен­ном по­стах. Я ста­рал­ся с че­стью слу­жить на­шей стране. Я до­пус­кал ошиб­ки, но на­де­юсь, что моя лю­бовь к Аме­ри­ке их пе­ре­ве­сит.

Я ча­сто за­ме­чал, что я счаст­ли­вей­ший че­ло­век на Зем­ле. Мне да­же сей­час так кажется, хо­тя я и го­тов­люсь за­вер­шить свою жизнь. Я лю­бил жизнь во всех ее про­яв­ле­ни­ях. У ме­ня был опыт, при­клю­че­ния и друж­ба, ко­то­рых хва­ти­ло бы на де­сять до­стой­ных жиз­ней, и я за это очень бла­го­да­рен. Как и боль­шин­ство лю­дей, я кое о чем со­жа­лею. Но я бы не про­ме­нял ни од­но­го из дней мо­ей жиз­ни на луч­ший день из жиз­ни ко­го-то еще.

Это удо­вле­тво­рен­но­стью я обя­зан люб­ви сво­ей се­мьи. Ни у ко­го на зем­ле не бы­ло бо­лее лю­бя­щей же­ны и детей, и ни­кто не гор­дил­ся ими боль­ше, чем я. Еще я обя­зан ей Аме­ри­ке. Ощу­ще­ние свя­зи с ос­нов­ны­ми прин­ци­па­ми су­ще­ство­ва­ния Америки – сво­бо­дой, спра­вед­ли­во­стью для всех, ува­же­нию к до­сто­ин­ству всех лю­дей – да­ет сча­стье бо­лее чи­стое, чем ми­мо­лет­ные на­сла­жде­ния. На­ша лич­ность и чув­ство соб­ствен­ной цен­но­сти не огра­ни­чи­ва­ют­ся, но рас­ши­ря­ют­ся, ко­гда мы слу­жим доб­рым це­лям, ко­то­рые боль­ше нас са­мих.

«Со­оте­че­ствен­ни­ки аме­ри­кан­цы» – этот об­раз един­ства все­гда зна­чил для ме­ня го­раз­до боль­ше, чем лю­бой дру­гой. Я жил и умру, гор­дясь тем, что я аме­ри­ка­нец. Мы граж­дане ве­ли­чай­шей в ми­ре рес­пуб­ли­ки, по­стро­ен­ной на вы­со­ких иде­а­лах, а не и на ос­но­ве идео­ло­гии кро­ви и поч­вы. Мы бла­го­сло­вен­ны и са­ми ста­ли бла­го­сло­ве­ни­ем для че­ло­ве­че­ства, под­дер­жи­вая и рас­про­стра­няя эти иде­а­лы у се­бя до­ма и по все­му ми­ру. Мы по­мог­ли осво­бо­дить от ти­ра­нии и из­ба­ви­ли от бед­но­сти боль­ше лю­дей, чем ко­гда-ли­бо в ис­то­рии. В про­цес­се это­го мы на­бра­ли боль­шую си­лу и за­ра­бо­та­ли бла­го­со­сто­я­ние.

Мы ослаб­ля­ем свое ве­ли­чие, ко­гда пу­та­ем наш пат­ри­о­тизм с тем со­пер­ни­че­ством меж­ду пле­ме­на­ми, ко­то­рое по­се­я­ло враж­ду, нена­висть и на­си­лие во всех угол­ках зем­но­го ша­ра. Мы ослаб­ля­ем его, ко­гда мы пря­чем­ся за сте­на­ми, вме­сто то­го что­бы раз­ру­шать их, ко­гда мы со­мне­ва­ем­ся в си­ле на­ших иде­а­лов, вме­сто то­го что­бы ве­рить в то, что они, как все­гда, оста­ют­ся ве­ли­кой си­лой, спо­соб­ной все из­ме­нить.

Нас 325 мил­ли­о­нов уве­рен­ных в се­бе лич­но­стей. Мы спо­рим и кон­ку­ри­ру­ем, а ино­гда да­же по­ли­ва­ем друг дру­га гря­зью во вре­мя на­ших крик­ли­вых об­ще­ствен­ных де­ба­тов. Но неиз­мен­но то, что в нас есть об­ще­го, пе­ре­ве­ши­ва­ет на­ши раз­но­гла­сия. И ес­ли толь­ко мы все­гда бу­дем пом­нить, что мы все лю­бим на­шу стра­ну, то мы су­ме­ем пре­одо­леть эти слож­ные вре­ме­на. Мы вый­дем из них еще силь­нее, чем рань­ше. Так бы­ло все­гда.

Де­сять лет на­зад я имел честь про­иг­рать на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах. Я хо­чу сегодня за­вер­шить свое про­ща­ние с ва­ми, пи­тая ту же ис­крен­нюю и непре­ре­ка­е­мую ве­ру в аме­ри­кан­цев, ка­кую пи­тал в тот ве­чер. Я по-преж­не­му ве­рю так же силь­но. Не от­ча­и­вай­тесь из-за ны­неш­них труд­но­стей, но все­гда верь­те в по­тен­ци­ал и ве­ли­чие Америки, по­то­му что в этих труд­но­стях нет ни­че­го фа­таль­но­го. Аме­ри­ка ни­ко­гда не сда­ет­ся. Мы ни­ко­гда не пре­кра­ща­ем борь­бы. Мы ни­ко­гда не пря­чем­ся от ис­то­рии. Мы ее со­зда­ем.

Про­щай­те, мои со­оте­че­ствен­ни­ки аме­ри­кан­цы. Бо­же, бла­го­сло­ви вас и Аме­ри­ку». во Вьет­на­ме Мак­кейн был об­ре­чен и на ко­ман­ди­ров­ку в го­ря­чую точ­ку. В 1967 го­ду са­мо­лет, ко­то­рым он управ­лял, был сбит под Ха­но­ем. При па­де­нии пи­лот вы­жил, но сло­мал се­бе обе ру­ки, но­гу и по­пал в плен. Впо­след­ствии ко­неч­но­сти ему ло­ма­ли еще мно­го раз, но уже при пыт­ках на до­про­сах. Как толь­ко вьет­нам­ские во­ен­ные узна­ли, что он сын аме­ри­кан­ско­го ад­ми­ра­ла, пы­тать его пе­ре­ста­ли и пред­ло­жи­ли до­сроч­ное осво­бож­де­ние. Мак­кейн от­ка­зал­ся. По его мне­нию, аме­ри­кан­цы, ко­то­рые по­па­ли в плен рань­ше него, и на во­лю долж­ны бы­ли вый­ти рань­ше. В ито­ге лет­чик про­вел в пле­ну пять с по­ло­ви­ной лет.

Ко­гда 36-лет­ний офи­цер на­ко­нец вер­нул­ся на ро­ди­ну, его встре­ча­ли как ге­роя. Но Мак­кей­на бы­ло не узнать. Он са­дил­ся за штур­вал ро­ко­во­го са­мо­ле­та чер­но­во­ло­сым здо­ро­вым муж­чи­ной, а вы­шел на во­лю со­вер­шен­но се­дым, на ко­сты­лях. Имен­но та­ким его за­пе­чат­ле­ли фо­то­ка­ме­ры на встре­че с пре­зи­ден­том Ник­со­ном. Прой­дя че­рез бо­лез­нен­ный курс ре­а­би­ли­та­ции, он сно­ва смог нормально пе­ре­дви­гать­ся, но до кон­ца жиз­ни утра­тил спо­соб­ность под­ни­мать ру­ки над го­ло­вой.

Поз­же по­ли­ти­че­ский кон­суль­тант Марк Мак­кин­нон, ко­то­рый ра­бо­тал с Мак­кей­ном во вре­мя пре­зи­дент­ской кам­па­нии 2008 го­да, вспо­ми­нал, что ему при­хо­ди­лось по­мо­гать по­ли­ти­ку при­че­сы­вать­ся. «То был мо­мент сла­бо­сти это­го гор­до­го сол­да­та,– го­во­рил Мак­кин­нон,– Я при­че­сал ему во­ло­сы, и он вы­шел на пуб­ли­ку. А я от­вер­нул­ся и за­пла­кал».

Вер­нув­шись из пле­на, Мак­кейн ре­шил не про­дол­жать во­ен­ную ка­рье­ру, так и остав­шись в чине ка­пи­та­на, и по­шел в по­ли­ти­ку. В 1982 го­ду он по­чти без тру­да вы­иг­рал вы­бо­ры от од­но­го из окру­гов шта­та Ари­зо­на в Па­ла­ту пред­ста­ви­те­лей. По соб­ствен­но­му при­зна­нию, ре­ша­ю­щую роль в по­бе­де сыг­ра­ло его по­ве­де­ние на те­ле­де­ба­тах. «Я был про­сто бе­ше­ным, и это кач­ну­ло ве­сы в мою сто­ро­ну», – вспо­ми­нал Мак­кейн.

В 2000 го­ду по­ли­тик за­мах­нул­ся на оче­ред­ную вы­со­ту – крес­ло пре­зи­ден­та, но про­иг­рал Джор­джу Бу­шу-млад­ше­му на прай­ме­риз. Так же, как и в бу­ду­щем Трамп, Мак­кейн по­зи­ци­о­ни­ро­вал се­бя как чест­но­го пар­ня, ко­то­рый го­во­рит то, что ду­ма­ет, и не бо­ит­ся от­кры­то вы­сту­пить про­тив ва­шинг­тон­ско­го ис­теб­лиш­мен­та. Но в от­ли­чие от ны­неш­не­го пре­зи­ден­та, Мак­кейн все­гда от­кры­то и охот­но об­щал­ся с прес­сой. Всем за­пом­нил­ся его ав­то­бус, про­зван­ный «пря­мо­душ­ный экс­пресс», в ко­то­ром по­ли­тик раз­го­ва­ри­вал с жур­на­ли­ста­ми и из­би­ра­те­ля­ми.

В 2008 го­ду Мак­кейн по­до­брал­ся чуть бли­же к выс­ше­му по­сту в стране, став кан­ди­да­том от рес­пуб­ли­кан­цев, и сно­ва усту­пил – на этот раз де­мо­кра­ту Ба­ра­ку Оба­ме. Имен­но в это вре­мя се­на­тор стал ши­ро­ко из­ве­стен в Рос­сии как один из са­мых непри­ми­ри­мых ее кри­ти­ков. Еще в 2005-м он внес за­ко­но­про­ект об ис­клю­че­нии Рос­сии из «Боль­шой вось­мер­ки», а поз­же го­во­рил, что рос­сий­ский пре­зи­дент – ху­же «Ис­лам­ско­го го­су­дар­ства». Он так­же был од­ним из ав­то­ров про­шло­год­не­го за­ко­но­про­ек­та Кон­грес­са о санк­ци­ях про­тив Моск­вы за вме­ша­тель­ство в вы­бо­ры.

Сто­ит от­ме­тить, что ог­нем сво­ей кри­ти­ки се­на­тор ода­ри­вал не толь­ко за­ру­беж­ные стра­ны, но и Бе­лый дом. По­сле по­бе­ды До­наль­да Трам­па на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах он при­со­еди­нил­ся к ря­дам его про­тив­ни­ков в Кон­грес­се, несмот­ря на то, что они при­над­ле­жа­ли к од­ной пар­тии. Так, Мак­кейн на­звал встре­чу Трам­па и Пу­ти­на в Хель­син­ки «тра­ги­че­ской ошиб­кой» и да­же не при­гла­сил пре­зи­ден­та на соб­ствен­ные по­хо­ро­ны.

В Рос­сии Мак­кей­на кри­ти­ко­ва­ли так же ак­тив­но, как он кри­ти­ко­вал Рос­сию. При этом вряд ли бы кто-то ки­нул ка­мень в ого­род по­ли­ти­ка, ес­ли бы мы ока­за­лись по дру­гую сто­ро­ну бар­ри­кад. Мак­кей­на на­зва­ли бы пат­ри­о­том, «яст­ре­бом», «хард­лай­не­ром», как го­во­рят в Аме­ри­ке, но не бо­лее. Та­ким он и вой­дет в ис­то­рию аме­ри­кан­ской по­ли­ти­ки: бой­цом на фрон­тах Вьет­нам­ской вой­ны, на Ка­пи­то­лий­ском хол­ме и на ми­ро­вой арене.

Пре­зи­дент укра­и­ны Петр По­ро­шен­ко В хо­де це­ре­мо­нии Про­ща­ния с аме­ри­кан­ским се­на­то­ром Джо­ном мак­кей­ном на­звал его ге­ро­ем укра­и­ны

26 ав­гу­ста 2018. цве­ты В Па­мять о По­кой­ном се­на­то­ре Джоне мак­кейне В фе­ник­се, ари­зо­на, сша

Джон мак­кейн и ри­чард ник­сон

Джон мак­кейн (сто­ит край­ний спра­ва)

Джон мак­кейн и ба­рак оба­ма

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.