ПРИТЧА О ЧЕКИСТЕ И СВЯТОЙ

Жи­тие святой Матро­ны Ане­мня­сев­ской в до­ку­мен­тах Ря­зан­ско­го об­ласт­но­го ар­хи­ва ФСБ Рос­сии

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ИСТОРИЯ/ХХ ВЕК - Ро­ман НИКИТИН

С са­мо­го на­ча­ла я от­но­сил­ся к сво‑ ей по­езд­ке в Ря­зань, в ар­хив об‑ ласт­но­го управ­ле­ния ФСБ Рос­сии, как в неко­то­ром смыс­ле к па­лом‑ ни­че­ской. За­да­ча для ис­то­ри­ка сто­я­ла неор­ди­нар­ная в сво­ей дво‑ яко­сти: с од­ной сто­ро­ны, ис­кать свя­тость и про­мыс­ли­тель­ность в до­ку­мен­тах ар­хив­но­го уго­лов­но­го де­ла, а с дру­гой – по­нять, где за‑ кан­чи­ва­ет­ся агио­гра­фия, жи­тий‑ ный об­раз святой по­движ­ни­цы, и на­чи­на­ет­ся ис­то­рио­гра­фия, пор‑ трет ис­то­ри­че­ско­го ли­ца.

Имя святой Матро­ны хо­ро­шо из­вест­но в на­шей стране, при­чём от­нюдь не толь­ко в сре­де ве­ру­ю­щих – глав­ным об­ра­зом в свя­зи с по­чи­та­ни­ем мо­щей бла­жен­ной ста­ри­цы Матро­ны Мос­ков­ской. Но не все да­же глу­бо­ко во­цер­ко­в­лён­ные лю­ди зна­ют, что пра­во­слав­ных по­движ­ниц с та­ким име­нем в XX ве­ке бы­ло три. Случайно это Тро­ич­ное чис­ло или нет, но в Санкт-пе­тер­бур­ге в до­ре­во­лю­ци­он­ное вре­мя жи­ла бла­жен­ная Матро­нуш­ка, из­вест­ная в на­ро­де как Бо­со­нож­ка. А в де­ревне Ане­мня­се­во под го­ро­дом Ка­си­мо­вом Ря­зан­ской гу­бер­нии в 1864 го­ду ро­ди­лась Матрё­на Гри­го­рьев­на Бе­ля­ко­ва. В на­ши дни она бы­ла про­слав­ле­на в ли­ке свя­тых как Матро­на Ане­мня­сев­ская. Это­му не­ма­ло спо­соб­ство­вал док­тор бо­го­сло­вия, на­сто­я­тель мос­ков­ско­го хра­ма Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы в Тро­иц­ком-го­ле­ни­ще­ве отец Сер­гий – пред­ста­ви­тель боль­шой ди­на­стии свя­щен­но­слу­жи­те­лей Прав­до­лю­бо­вых. Он разыс­кал в ар­хи­ве и опуб­ли­ко­вал Жи­тие Матро­ны Ане­мня­сев­ской, ко­то­рое в 1933 го­ду со­ста­ви­ли его ре­прес­си­ро­ван­ные род­ствен­ни­ки – свя­щен­ник Ни­ко­лай и ми­ря­нин Вла­ди­мир. Оно бы­ло при­об­ще­но к уго­лов­но­му де­лу по­след­не­го как до­ку­мен­таль­ное до­ка­за­тель­ство «контр­ре­во­лю­ци­он­ной цер­ков­но-мо­нар­хи­че­ской де­я­тель­но­сти».

Пер­вое, что об­ра­ща­ет на се­бя вни­ма­ние в жи­тии – это по­ра­зи­тель­ная схо­жесть су­деб двух рус­ских свя­тых – Матро­ны Мос­ков­ской и Матро­ны Ря­зан­ской. Обе они, по сви­де­тель­ствам оче­вид­цев, об­ла­да­ли да­ром ис­це­ле­ния люд­ских немо­щей, са­ми при этом оста­ва­ясь в их вла­сти до смерт­но­го од­ра. При­чём неду­ги по­движ­ни­цы Ря­зан­ской зем­ли, го­во­ря мо­лит­вен­ным язы­ком, бы­ли ещё бо­лее лю­ты­ми, чем Мос­ков­ской Матро­ны, ко­то­рая то­же бы­ла сле­па, не пе­ре­дви­га­лась, но спо­соб­на бы­ла хо­тя бы си­деть в кро­ва­ти. Матро­на Ане­мня­сев­ская и то­го не мог­ла. По её соб­ствен­ным сло­вам, по­сле то­го как в дет­стве её же­сто­ко из­би­ли ро­ди­те­ли, она утра­ти­ла воз­мож­ность дви­гать­ся и пе­ре­ста­ла рас­ти. Ру­ки слу­ша­лись её пло­хо, а од­на так во­об­ще вы­сох­ла. Матро­на мог­ла брать лишь неболь­шие пред­ме­ты, на­при­мер ка­меш­ки, ко­то­рые ей при­но­си­ли из раз­ных свя­тых мест по­се­ти­те­ли.

АПОКРИФ О РАСКАЯВШЕМСЯ ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННОМ

В кон­це июня 1935 го­да опе­ра­тив­ный упол­но­мо­чен­ный (долж­ност­ное зва­ние) 3-го от­де­ле­ния сек­рет­но-по­ли­ти­че­ско­го от­де­ла УНКВД по Мос­ков­ской об­ла­сти Ка­ли­нин, уви­дев по­жи­лую жен­щи­ну-ин­ва­ли­да ро­стом с 10-лет­не­го ре­бён­ка, ве­ро­ят­но, не смог по­ве­рить ни жи­тию, ни рас­ска­зу са­мой жен­щи­ны, и ре­шил, что она та­кой и по­яви­лась на свет бо­жий. Од­на­ко, во­пре­ки рас­про­стра­нён­ным све­де­ни­ям из ря­да био­гра­фий святой Матро­ны Ане­мня­сев­ской, груп­по­вое уго­лов­ное де­ло, по ко­то­ро­му она про­хо­ди­ла, в дей­стви­тель­но­сти не оза­глав­ле­но столь из­де­ва­тель­ски и по ны­неш­ним вре­ме­нам ко­щун­ствен­но: «Де­ло по­пов Прав­до­лю­бо­вых и боль­но­го вы­род­ка Матрё­ны Бе­ля­ко­вой». Об этом ав­то­ру рас­ска­за­ла со­труд­ни­ца ОРАФ УФСБ по Ря­зан­ской об­ла­сти. В ос­но­ве псев­до­за­го­лов­ка – взя­тая опер­упол­но­мо­чен­ным Ка­ли­ни­ным в скоб­ки ко­рот­кая ха­рак­те­ри­сти­ка М.Г. Бе­ля­ко­вой из об­ви­ни­тель­но­го за­клю­че­ния, утвер­ждён­но­го за­ме­сти­те­лем на­чаль­ни­ка УНКВД по Мос­ков­ской об­ла­сти Рад­зи­ви­лов­ским 28 июля 1935 го­да:

«В це­лях про­па­ган­ды цер­ков­но-мо­нар­хи­че­ских идей сре­ди ши­ро­ких масс на­се­ле­ния и при­вле­че­ния в со­став груп­пы наи­боль­ше­го ко­ли­че­ства по­сле­до­ва­те­лей, участ­ни­ки к/р груп­пи­ров­ки ис­поль­зо­ва­ли в контр­ре­во­лю­ци­он­ных це­лях про­жи­ва­ю­щую в д. Ане­мня­се­во Бель­ков­ско­го р-на Бе­ля­ко­ву Матрё­ну Гри­го­рьев­ну (бо­лез­нен­ный вы­ро­док, сле­пая, непо­движ­но боль­ная), вы­да­вая её за «про­зор­ли­вую и свя­тую бла­жен­ную Матрё­шу»; ор­га­ни­зо­ва­ли к ней мас­со­вое па­лом­ни­че­ство ве­ру­ю­щих, иду­щих к ней за со­ве­та­ми и бла­го­сло­ве­ни­ем и да­же для ле­че­ния от бо­лез­ней».

И всё-та­ки кто же он был, опер­упол­но­мо­чен­ный Ка­ли­нин, на­пи­сав­ший это? В спра­воч­ни­ке Ан­дрея Жу­ко­ва «Кад­ро­вый со­став ор­га­нов гос­бе­зо­пас­но­сти СССР» есть толь­ко один че­кист с та­кой фа­ми­ли­ей, чья де­я­тель­ность бы­ла свя­за­на с борь­бой с «ре­ли­ги­оз­ни­ка­ми» сек­рет­но-по­ли­ти­че­ско­го от­де­ла Мос­ков­ско­го УНКВД. Это ро­див­ший­ся в 1897 го­ду Ка­ли­нин Ва­си­лий Спи­ри­до­но­вич, член Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии с 1918 го­да. 26 де­каб­ря 1935 го­да, вме­сте с на­граж­де­ни­ем зна­ком «По­чёт­но­го ра­бот­ни­ка ВЧК-ГПУ» XV го­дов­щи­ны, ему бы­ло при­сво­е­но зва­ние ка­пи­та­на го­су­дар­ствен­ной без­опас­но­сти. До се­ре­ди­ны фев­ра­ля 1938 го­да он за­ни­мал долж­ность на­чаль­ни­ка от­де­ле­ния 4-го от­де­ла об­ласт­но­го управ­ле­ния. И мож­но сме­ло ска­зать, что «де­ло святой» яви­лось важ­ной сту­пе­нью в ка­рьер­ной лест­ни­це В.С. Ка­ли­ни­на: об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние он под­пи­сал уже как на­чаль­ник 7-го от­де­ле­ния СПО.

Так­же ста­но­вит­ся оче­вид­но, что псев­до­ав­тор лож­но­го на­зва­ния уго­лов­но­го де­ла и сле­до­ва­тель, яко­бы от­пу­стив­ший М.Г. Бе­ля­ко­ву на сво­бо­ду по­сле чу­дес­но­го ис­це­ле­ния его боль­ной ма­те­ри, как о том тол­ку­ют апо­кри­фы, – это од­но и то же ли­цо. Чьё угод­но: без­бож­ни­ка и сы­на сво­е­го бо­го­бор­че­ско­го вре­ме­ни, ка­рье­ри­ста, праг­ма­ти­ка – но это яв­но не ли­цо из­вер­га. Боль­ше то­го – Матрё­на Гри­го­рьев­на Ка­ли­ни­ным ни­ко­гда не аре­сто­вы­ва­лась и в Бу­тыр­скую тюрь­му не за­клю­ча­лась. Изуст­ные пре­да­ния и вос­по­ми­на­ния, да­же са­мые ду­хо­подъ­ём­ные, хо­ро­ши для жи­тий­ной ли­те­ра­ту­ры – но не для ис­то­ри­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния. Исто­рия о том, как по­сле по­ме­ще­ния по­движ­ни­цы в Бу­тыр­ский след­ствен­ный изо­ля­тор за­клю­чён­ные при­ня­лись чуть ли не всей тюрь­мой петь ака­фи­сты, ко­неч­но, кра­си­ва. Но это не до­ку­мент. На са­мом де­ле 29 июня 1935 го­да Ка­ли­нин по­ста­но­вил: «Бе­ля­ко­ву М.Г. при­влечь в ка­че­стве об­ви­ня­е­мой по ст. 58, п.п. 10 и 11 УК, ме­рой пре­се­че­ния спо­со­бов укло­не­ния от след­ствия и су­да из­брать под­пис­ку о невы­ез­де с ме­ста жи­тель­ства». По­ста­нов­ле­ние своё опер­упол­но­мо­чен­ный вы­нес, на­хо­дясь непо­сред­ствен­но в де­ревне Ане­мня­се­во, а не в Ка­си­мо­ве, Ря­за­ни или Москве. Там же, в де­ре­вен­ской из­бе, и до­про­сил об­ви­ня­е­мую.

Итак, под стра­жей свя­тая Матро­на Ане­мня­сев­ская не про­ве­ла ни дня. Рас­ска­зы оче­вид­цев о том, как она по­ки­да­ла на­все­гда род­ную де­рев­ню, по-ви­ди­мо­му, ос­но­ва­ны на ре­аль­ных со­бы­ти­ях. С од­ной ого­вор­кой. Уво­зи­ли её не в тюрь­му, а в Дом хро­ни­че­ских боль­ных име­ни Ра­ди­ще­ва, ко­то­рый на­хо­дил­ся на тер­ри­то­рии со­вре­мен­но­го мос­ков­ско­го рай­о­на Вла­ды­ки­но. По­че­му так да­ле­ко от Ря­за­ни? По двум при­чи­нам. Пер­вая: Мос­ков­ская об­ласть 1935 го­да бы­ла ку­да боль­ше ны­неш­ней по сво­им раз­ме­рам – огром­ной. И вхо­ди­ли ту­да и близ­кое к сто­ли­це Вла­ды­ки­но, и да­лё­кое Ане­мня­се­во. И не случайно де­ло на­хо­ди­лось в про­из­вод­стве УНКВД имен­но по Мос­ков­ской об­ла­сти. Вто­рая при­чи­на по­дроб­но из­ло­же­на в до­ку­мен­те от 6 июля 1935 го­да, оза­глав­лен­ном «Ха­рак­те­ри­сти­ка на граж­дан­ку д. Ане­мня­се­во Бе­ля­ко­ву Матрё­ну». Под­пи­сан­ная пред­се­да­те­ля­ми сель­со­ве­та и кол­хо­за име­ни Ки­ро­ва, а так­же мест­ным комс­ор­гом, «ха­рак­те­ри­сти­ка» бы­ла ад­ре­со­ва­на на­чаль­ни­ку Бель­ков­ско­го рай­от­де­ла НКВД. Фор­му­ли­ров­ка с при­зна­ни­ем свя­то­сти «вред­но­го эле­мен­та» Матрё­ны Бе­ля­ко­вой по­ра­зи­тель­на и на­по­ми­на­ет язык про­из­ве­де­ний Ан­дрея Пла­то­но­ва:

«Дан­ная граж­дан­ка яв­ля­ет­ся вред­ным эле­мен­том в де­ревне, она сво­ей свя­то­стью силь­но вли­я­ет на тём­ную мас­су от­ста­ю­ще­го на­се­ле­ния не толь­ко де­рев­ни Ане­мня­се­во, но и на всю окру­гу… У неё в до­ме со­би­ра­ют­ся тай­но скры­тые по­пов­ские со­ве­ща­ния в при­сут­ствии ре­ли­ги­оз­ных при­спеш­ни­ков и её род­ствен­ни­ков. По окру­жа­ю­щим де­рев­ням про­хо­дят скры­тые все­воз­мож­ные сбо­ры на про­пи­та­ние и на при­об­ре­те­ние ей ко­ро­вы. Бы­ли слу­чаи, что ей день­ги шлют поч­той, от­ку­да – неиз­вест­но. Тём­ная мас­са жен­щин хо­дит к ней за со­ве­том, вы­да­вать ли дочь за­муж за кол­хоз­ни­ка… Настра­и­ва­ет мас­су враж­деб­но от­но­сить­ся к ме­ро­при­я­ти­ям пар­тии и со­вет­ской вла­сти. В ре­зуль­та­те кол­хоз­ни­цы не несут сво­их детей в яс­ли кол­хо­за.

ико­на святой матро­ны ане­мня­сев­ской

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.