ПО­ЛО­ЖИ­ЛИ НА СО­ХРА­НЕ­НИЕ

Ãосó­дар­ство эко­но­мит на оöиôров­ке óни­каль­ныõ биб­лио­те÷ныõ ôон­дов

Sovershenno Sekretno - - РАССЛЕДОВАНИЯ [ ДОСТОЯНИЕ] - Ан­на АСтА­хО­ВА

В ре­зуль­та­те по­жа­ра и его лик­ви­да­ции в Ин­сти­ту­те на­уч­ной ин­фор­ма­ции по об­ще­ствен­ным на­у­кам РАН (ИНИОН) по­гиб­ло огром­ное ко­ли­че­ство книг, га­зет, журналов, ру­ко­пи­сей, до­ку­мен­тов. Мно­гие из них бы­ли уни­каль­ны­ми, а это зна­чит, что уте­ря­ны не толь­ко са­ми па­мят­ни­ки куль­ту­ры и ис­то­рии, сто­и­мость ко­то­рых оце­ни­ва­ет­ся в сот­ни мил­ли­о­нов дол­ла­ров, но и со­дер­жав­ша­я­ся в них ин­фор­ма­ция. Это­го мож­но бы­ло бы из­бе­жать, ес­ли бы фон­ды ИНИОН бы­ли оциф­ро­ва­ны, но вы­де­ляв­ших­ся на это го­су­дар­ством де­нег хва­ти­ло на оциф­ров­ку лишь се­ми ты­сяч до­ку­мен­тов из 14,2 мил­ли­о­на. При этом за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра ИНИОН по ин­фор­ма­ци­он­ным тех­но­ло­ги­ям Марк Шнай­дер­ман рас­ска­зал, что ска­ни­ро­ва­ние дли­лось семь лет. Еже­год­но уда­ва­лось от­ска­ни­ро­вать ты­ся­чу книг. В та­ком ре­жи­ме на ска­ни­ро­ва­ние все­го ар­хи­ва при­шлось бы по­тра­тить око­ло сот­ни лет. С пе­ре­хо­дом ИНИОН под на­ча­ло Фе­де­раль­но­го агент­ства на­уч­ных ор­га­ни­за­ций (ФАНО) си­ту­а­ция ни­чуть не улуч­ши­лась: чи­нов­ни­ков из вновь об­ра­зо­ван­ной струк­ту­ры боль­ше все­го за­бо­ти­ло пра­виль­ное оформ­ле­ние от­че­тов.

Пе­ре­вод биб­лио­теч­ных фон­дов в циф­ро­вой вид – де­ло, тре­бу­ю­щее огром­ных уси­лий. Ка­за­лось бы, тех­ни­че­ски это не очень слож­ная за­да­ча – со­вре­мен­ная техника на­по­ми­на­ет по внеш­не­му ви­ду ши­ро­ко рас­кры­тую кни­гу и уме­ет са­ма пе­ре­во­ра­чи­вать стра­ни­цы. Но преж­де все­го тре­бу­ют оциф­ров­ки уни­каль­ные и ча­сто вет­хие до­ку­мен­ты – а это, что на­зы­ва­ет­ся, руч­ная ра­бо­та. Ска­ни­ро­ва­ние од­ной кни­ги мо­жет за­нять очень мно­го вре­ме­ни, ведь за­да­ча со­сто­ит в том, что­бы не по­вре­дить ори­ги­нал, це­на ко­то­ро­го до­сти­га­ет по­рой со­тен ты­сяч руб­лей. Про­бле­мы су­ще­ству­ют не толь­ко фи­нан­со­вые, но и юри­ди­че­ские. По­ми­мо то­го что го­су­дар­ством на оциф­ров­ку вы­де­ля­ет­ся ни­чтож­но ма­ло де­нег, по­сколь­ку чи­нов­ни­ки от на­у­ки и об­ра­зо­ва­ния счи­та­ют это де­лом несроч­ным и ма­ло­при­быль­ным, мно­гое упи­ра­ет­ся и в за­ко­но­да­тель­ство об ав­тор­ских пра­вах.

По­че­му мы не мо­жем оциф­ро­вать на­ше куль­тур­ное на­сле­дие?

Пер­вая про­бле­ма – огром­ный объ­ем. Невоз­мож­но под­счи­тать, сколь­ко книг вы­пу­ще­но с мо­мен­та их воз­ник­но­ве­ния. Еже­год­но в Рос­сии вы­пус­ка­ет­ся око­ло 400 млн эк­зем­пля­ров книж­ной про­дук­ции раз­лич­ных на­прав­ле­ний. Из­да­тель­ства, об­ла­да­ю­щие уже го­то­вы­ми элек­трон­ны­ми фор­ма­ми, не хо­тят, что вполне по­нят­но, де­лить­ся сво­ей соб­ствен­но­стью ни с кем, да­же с го­су­дар­ствен­ны­ми биб­лио­те­ка­ми. Зна­чит, биб­лио­те­кам оста­ет­ся толь­ко од­но – оциф­ро­вы­вать са­мим. И тут воз­ни­ка­ет еще один во­прос: ка­кие имен­но кни­ги и до­ку­мен­ты сле­ду­ет оциф­ро­вы­вать? Са­мый про­стой от­вет – наи­бо­лее вос­тре­бо­ван­ные. Но вос­тре­бо­ван­ность – по­ня­тие от­но­си­тель­ное. К при- ме­ру, в со­вет­ское вре­мя бы­ло вве­де­но по­ня­тие осо­бо цен­ных ар­хив­ных фон­дов и до­ку­мен­тов. На них со­зда­вал­ся стра­хо­вой фонд на мик­роплен­ке, а так­же фонд поль­зо­ва­ния. Од­на­ко спрос ме­ня­ет­ся по­сто­ян­но. Да и нет се­год­ня рос­сий­ско­го го­су­дар­ствен­но­го ор­га­на, ко­то­рый бы опре­де­лял цен­ность до­ку­мен­тов и с мне­ни­ем ко­то­ро­го все бы­ли бы со­глас­ны. Ис­поль­зо­вать в та­ких ве­щах чи­та­тель­ский спрос, ко­то­рый от­сле­жи­ва­ет­ся, на­при­мер, Рос­сий­ской го­су­дар­ствен­ной би­б­лио- те­кой (РГБ) еже­год­но, то­же невоз­мож­но, ведь уни­каль­ные кни­ги и до­ку­мен­ты ча­ще все­го от­но­сят­ся имен­но к «ма­ло­спра­ши­ва­е­мой» ли­те­ра­ту­ре. Есть и тре­тья про­бле­ма – за­ко­но­да­тель­ная: мож­но ли оциф­ро­вы­вать эти кни­ги или срок ав­тор­ских и смеж­ных прав еще не ис­тек? И лишь чет­вер­тый пункт – тех­ни­че­ский – во­про­сов осо­бых не вы­зы­ва­ет. Про­грамм­ное обес­пе­че­ние, тех­но­ло­гии и са­ми устрой­ства для ска­ни­ро­ва­ния дав­но уже изоб­ре­те­ны, апро­би­ро­ва­ны, ком­пью­тер­ные сер­ве­ры поз­во­ля­ют хра­нить огром­ное ко­ли­че­ство лю­бой ин­фор­ма­ции. Вот толь­ко и ком­пью­те­ры, и ска­не­ры, и сер­ве­ры сто­ят де­нег. Да и тем, кто за­ни­ма­ет­ся оциф­ров­кой, нуж­но пла­тить – ма­ло кто из спе­ци­а­ли­стов-ком­пью­тер­щи­ков со­гла­сит­ся ра­бо­тать за бо­лее чем скром­ную, ес­ли не ска­зать ни­щен­скую, зар­пла­ту биб­лио­те­ка­ря.

оциф­ров­ка слу­жит це­лям без­опас­но­сти кни­ги

Все пом­нят кар­точ­ки, за­пол­нен­ные от ру­ки биб­лио­те­ка­ря­ми или на­пе­ча­тан­ные на пе­чат­ной ма­шин­ке, ко­то­рые дол­гое вре­мя со­став­ля­ли ка­та­ло­ги биб­лио­тек. По­том по­яви­лись элек­трон­ные ка­та­ло­ги. Алек­сандр Макаренко, за­ве­ду­ю­щий за­лом ред­кой кни­ги Рос­сий­ской го­су­дар­ствен­ной биб­лио­те­ки для мо­ло­де­жи (РГБМ), рас­ска­зал, что «си­ту­а­ция из­ме­ни­лась в 50-е го­ды про­шло­го ве­ка. Од­на аме­ри­кан­ская жен­щи­на-про­грам­мист, Ген­ри­ет­та Ав­рам, ко­то­рая мно­го вре­ме­ни про­во­ди­ла в Биб­лио­те­ке кон­грес­са и стал­ки­ва­лась с про­бле­ма­ми по­ис­ка книг, ре­ши­ла взять­ся за со­зда­ние элек­трон­но­го ка­та­ло­га. И у нее по­лу­чи­лось, она со­зда­ла пи­лот­ную про­грам­му по ма­ши­но­чи­та­е­мой ка­та­ло­ги­за­ции (MARC). С кон­ца 1960-х го­дов MARC стал меж­биб­лио­теч­ным, а за­тем и на­ци­о­наль­ным, что зна­чи­тель­но упро­сти­ло весь процесс и при­влек­ло мно­го биб­лио­тек. По су­ти, это и бы­ло от­кры­ти­ем но­во­го меж­биб­лио­теч­но­го про­стран­ства». Ген­ри­ет­та Ав­рам и ее ко­ман­да, уже ра­бо­тая в управ­ле­нии Биб­лио­те­ки кон­грес­са, со­вер­шен­ство­ва­ли ком­пью­тер­ные про­грам­мы, счи­тая, что до­стой­ным ито­гом ста­ла бы об­щая ра­бо­та с на­уч­но-ака­де­ми­че­ской и на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ской се­тя­ми с це­лью по­стро­е­ния еди­ной на­ци­о­наль­ной се­ти. Но и они стал­ки­ва­лись с боль­ши­ми про­бле­ма­ми в об­ла­сти за­щи­ты ин­тел­лек­ту­аль­ных прав в элек­трон­ной сре­де. Фор­маль­но биб­лио­те­ка­ри долж­ны предо­став­лять оциф­ро­ван­ные кни­ги чи­та­те­лю ис­клю­чи­тель­но в по­ме­ще­ни­ях биб­лио­тек, без воз­мож­но­сти ко­пи­ро­ва­ния и по­лу­че­ния при­бы­ли. Часть биб­лио­тек предо­став­ля­ет сво­им чи­та­те­лям пра­во до­сту­па в элек­трон­ную биб­лио­теч­ную си­сте­му (ЭБС): при на­ли­чии чи­та­тель­ско­го би­ле­та че­ло­век по­лу­ча­ет ло­гин/па­роль, ска­чи­ва­ет спе­ци­аль­ную про­грам­му се­бе на свое устрой­ство, на нее – ин­те­ре­су­ю­щие его кни­ги. Кни­ги ни­ку­да нель­зя пе­ре­ко­пи­ро­вать с этой про­грам­мы, по ис­те­че­нии опре­де­лен­но­го сро­ка до­ступ к ним пре­кра­ща­ет­ся (это озна­ча­ет, что кни­ги сда­ны в биб­лио­те­ку в срок). Алек­сандр Макаренко счи­та­ет, что «оциф­ро­вы­вать сто­ит лю­бую кни­гу, ес­ли она хоть чем-то от­ли­ча­ет­ся от осталь­ных та­ких же эк­зем­пля­ров. Во-пер­вых, на кни­ге мо­гут быть вла­дель­че­ские по­мет­ки, под­пи­си, за­пи­си, во-вто­рых – экс­либ­рис (книж­ный знак вла­дель­ца). Еще, ко­неч­но, оциф­ров­ка слу­жит це­лям без­опас­но­сти кни­ги – есть ра­ри­те­ты, ко­то­рые мо­гут хра­нить­ся толь­ко в усло­ви­ях опре­де­лен­ных тем­пе­ра­ту­ры и влаж­но­сти, есть та­кие, ко­то­рые уже луч­ше не тро­гать ру­ка­ми. Ес­ли ма­те­ри­а­лы книг ХV–XVI ве­ков из­го­тов­ле­ны из льна и хлоп­ка, то в се­ре­дине XIX ве­ка ста­ли до­бав­лять цел­лю­лоз­ную струж­ку, и стра­ни­цы та­ких книг быст­рее вет­ша­ют, ста­но­вят­ся жел­ты­ми. Га­зе­ты во­об­ще нуж­но сроч­но оциф­ро­вы­вать, а то про­сто умрут, рас­сып­лют­ся. Рав­но как и кни­ги 30– 40-х го­дов про­шло­го ве­ка, при­чем как со­вет­ские, так и немец­кие на­при­мер».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.