Пре­ступ­ле­ние, до­стой­ное ме­ня

Sovershenno Sekretno - - КРИМИНАЛЬНОЕ ЧТИВО - Хал ДРЕСНЕР

– За­крой гла­за и от­вер­нись, по­жа­луй­ста, Ар­нольд, – по­про­сил ме­ня ми­стер Кам­бер­ли. Я вы­пол­нил его прось­бу и услы­шал, как он на­би­ра­ет код на сей­фе. «16 впра­во, – мыс­лен­но под­счи­ты­вал я ко­ли­че­ство щелч­ков.– 11 вле­во. 26 впра­во…» – Все в по­ряд­ке, Ар­нольд, – ска­зал мой шеф. – Мо­жешь по­во­ра­чи­вать­ся. Я по­вер­нул­ся и с во­жде­ле­ни­ем по­смот­рел на ле­жа­щие в сей­фе ак­ку­рат­но сло­жен­ные пач­ки де­нег. Ми­стер Кам­бер­ли по­ло­жил к ле­жа­щим в сей­фе 110 584 дол­ла­рам то­нень­кую пач­ку. Я знал, что сей­час в сей­фе 110 708 дол­ла­ров. – По­ло­ви­на ше­сто­го, – объ­явил ста­рик. – Мо­жешь ид­ти, а я по­ра­бо­таю еще с час. – Да, сэр, – от­ве­тил я и еще раз по­смот­рел на сейф и на си­дя­ще­го ря­дом с ним ми­сте­ра Кам­бер­ли. Кам­бер­ли был доб­рым ста­рич­ком и на­по­ми­нал мне мо­е­го де­да. Но толь­ко в те ми­ну­ты, ко­гда я не ду­мал о том, что­бы трес­нуть его по го­ло­ве, от­крыть сейф, код ко­то­ро­го я знал луч­ше но­ме­ра кар­ты сво­е­го соц­стра­хо­ва­ния, и пе­ре­ло­жить пач­ки слав­ных зе­ле­ных банк­нот в бу­маж­ные па­ке­ты, ле­жав­шие в мо­ем сто­ле. В них я но­сил из до­ма сде­лан­ный ма­те­рью обед. С эти­ми па­ке­та­ми, пол­ны­ми дол­ла­ров, я со­би­рал­ся вый­ти на ули­цу Мюр­рея и влить­ся в мно­го­ты­сяч­ную тол­пу по­се­ти­те­лей ма­га­зи­на, воз­вра­щав­ших­ся до­мой по­сле ра­бо­ты с по­куп­ка­ми. Это был план № 1, ко­то­рый воз­ник в первую неде­лю мо­ей ра­бо­ты млад­шим клер­ком в ком­па­нии «Домашние финансы Бейнс­виль». Од­на­ко я быст­ро от­ка­зал­ся от него, как от слиш­ком про­сто­го и недо­стой­но­го мо­е­го ге­ни­аль­но­го ума, и на­чал раз­ра­ба­ты­вать бо­лее слож­ные пла­ны. Мы ра­бо­та­ли в боль­шой ком­на­те в фор­ме бук­вы «L», с од­ной две­рью и без окон. Стол Кам­бер­ли и сейф на­хо­ди­лись на ко­рот­кой палочке бук­вы. Я си­дел за уг­лом. Вдоль длин­ной па­лоч­ки, кро­ме мо­е­го, на­хо­ди­лись так­же стол стар­ше­го клер­ка, мисс Фра­маж, де­ре­вян­ное ограж­де­ние, две ска­мьи для по­се­ти­те­лей и дверь. Кро­ме де­сят­ка шка­фов с пап­ка­ми и бу­ма­га­ми, в на­шей ком­на­те име­лись так­же ку­лер, кон­ди­ци­о­нер и ве­шал­ка, но они не иг­ра­ли ни­ка­кой ро­ли в мо­их схе­мах. По­это­му я да­же не обо­зна­чал их на тех 60 или 70 пла­нах ком­на­ты, ко­то­рые бы­ли мной ста­ра­тель­но на­ри­со­ва­ны для каж­до­го ва­ри­ан­та. Ес­ли в двух сло­вах, то это бы­ло по­ме­ще­ние, ко­то­рое сле­до­ва­ло огра­бить. Но сде­лать это дол­жен был толь­ко очень ум­ный и ко­вар­ный вор, на­сто­я­щий ас в сво­ем де­ле. По­ка мои де­ла не про­дви­ну­лись даль­ше пла­ни­ро­ва­ния и 43 бу­маж­ных па­ке­тов в сто­ле. Ну, ко­неч­но, еще я знал ком­би­на­цию для от­кры­тия сей­фа, ко­то­рую вы­чис­лил, вни­ма­тель­но при­слу­ши­ва­ясь к щелч­кам, ко­гда ми­стер Кам­бер­ли от­кры­вал его. Кро­ме него, ко­да ни­кто не знал. Я на­де­ял­ся, что по­сле кра­жи ему удаст­ся как­ни­будь вы­кру­тить­ся и остать­ся на сво­бо­де. Я быст­ро от­бро­сил все пла­ны с на­си­ли­ем. Я не хо­тел при­чи­нять фи­зи­че­ский вред ста­ри­ку, по­то­му что я был на­столь­ко же добр и че­ло­ве­чен, на­сколь­ко умен и ге­ни­а­лен. Пре­ступ­ле­ние необ­хо­ди­мо со­вер­шить в оди­но­че­стве. От­крыть сейф и рас­со­вать день­ги по па­ке­там вполне мож­но за па­ру ми­нут. Мож­но, ко­неч­но, спря­тать­ся в кон­то­ре, но… – Не за­будь за­крыть дверь, ко­гда бу­дешь ухо­дить, – на­пом­нил мне ми­стер Кам­бер­ли. … но то­гда я не смо­гу вый­ти из ком­на­ты, по­то­му что дверь бы­ла сталь­ная и с ав­то­ма­ти­че­ским зам­ком. Ключ, есте­ствен­но, имел­ся толь­ко у мо­е­го бос­са. Мож­но бы­ло, ко­неч­но, сде­лать от­пе­ча­ток клю­ча, но су­ще­ство­ва­ла еще и сиг­на­ли­за­ция от во­ров. Ста­рик вклю­чал ее по ве­че­рам, ко­гда ухо­дил до­мой, и от­клю­чал утром, ко­гда при­хо­дил. И она бы­ла очень гром­кой. Ес­ли же сиг­на­ли­за­цию от­клю­чить пе­ред от­кры­ти­ем две­ри, то дверь во­об­ще не от­кро­ет­ся. Боль­шую часть ле­та я ре­шал эту про­бле­му. Ду­мал я об этом и сей­час, по до­ро­ге до­мой. Па­да­ю­щие ли­стья на­пом­ни­ли мне, что при­ш­ла осень и что че­рез две неде­ли при­дет­ся воз­вра­щать­ся в кол­ледж и за­быть о кра­же. Я шел и ду­мал о сво­ем ге­ни­аль­ном пре­ступ­ле­нии, шан­сы на со­вер­ше­ние ко­то­ро­го ка­та­стро­фи­че­ски умень­ша­лись с каж­дой ми­ну­той. Вре­ме­ни оста­ва­лось в об­рез. Бы­ла пятница, за­тем пред­сто­я­ли вы­ход­ные, а с по­не­дель­ни­ка на­чи­на­лась еже­год­ная осен­няя яр­мар­ка, озна­чав­шая, что мои день­ги, ко­то­рые я со­би­рал­ся по­тра­тить на кру­той двух­мест­ный спор­тив­ный ав­то­мо­биль и про­чие пред­ме­ты рос­ко­ши, бу­дут роз­да­ны мно­го­дет­ным се­мьям и пой­дут на дру­гие бла­го­тво­ри­тель­ные де­ла. Как ни кру­ти, а се­год­ня был мой по­след­ний шанс со­вер­шить пре­ступ­ле­ние ве­ка. Ми­стер Кам­бер­ли про­си­дит на ра­бо­те еще час с неболь­шим. За это вре­мя мне необ­хо­ди­мо при­ду­мать, как по­пасть в зда­ние. По­это­му я не то­ро­пил­ся до­мой на ужин, а за­шел в ап­те­ку Джор­джа Гиб­бо­на и на­пра­вил­ся к стой­ке с жур­на­ла­ми. – Не тро­гай, по­жа­луй­ста, жур­на­лы, – стро­го по­про­сил он. – Я не смо­гу их про­дать, ес­ли ты на­ру­шишь пе­ре­пле­ты. Я кив­нул. Он ушел, а я вспом­нил один из мо­их ран­них пла­нов. Он за­клю­чал­ся в под­жо­ге ап­те­ки Гиб­бо­на. Я на­де­ял­ся, что ми­стер Кам­бер­ли со ста­ка­ном во­ды бро­сит­ся по­мо­гать ту­шить по­жар и оста­вит дверь от­кры­той. От пла­на я от­ка­зал­ся, по­то­му что мой шеф был глу­хо­ват и ед­ва ли услы­шал бы шум на ули­це. Ча­сы на стене ап­те­ки по­ка­зы­ва­ли без два­дца­ти ми­нут шесть. У ме­ня оста­ва­лось 50 ми­нут, не боль­ше. Че­рез два­дцать ми­нут стрел­ки ча­сов по­ка­зы­ва­ли уже 6 ча­сов, а я все про­дол­жал от­бра­сы­вать од­ну идею за дру­гой. В го­ло­ву мне при­хо­ди­ло мно­же­ство пла­нов, но все они ока­зы­ва­лись че­рес­чур фан­та­стич­ны­ми и по­это­му бы­ли труд­но­вы­пол­ни­мы. Ли­хо­ра­доч­но раз­мыш­ляя над мо­ей ге­ни­аль­ной кра­жей, я машиналь­но взял по­след­ний но­мер сбор­ни­ка де­тек­тив­ных рас­ска­зов «Ве­ли­кие сы­щи­ки», рас­крыл на­угад и на­чал чи­тать «Са­мое слож­ное де­ло ин­спек­то­ра Мак­г­рон­ски» Ле­сте­ра Свад­дин­га. «На­чаль­ник криминального от­де­ла Скот­ленд-Яр­да Хар­бер­сон ду­мал об ин­спек­то­ре Мак­г­рон­ски, ко­гда тот по­явил­ся на по­ро­ге его ка­би­не­та соб­ствен­ной пер­со­ной. – Ка­кое сов­па­де­ние, – по­жал пле­ча­ми су­перин­тен­дант, – я как раз со­би­рал­ся вы­звать вас, ин­спек­тор. Вче­ра но­чью укра­ли оже­ре­лье Шиндлера. Хо­чу по­ру­чить это де­ло вам. – Я так и ду­мал, – хмык­нул Мак­г­рон­ски, уса­жи­ва­ясь на стул и до­ста­вая труб­ку. – Я при­шел со­об­щить, что 10 ми­нут на­зад рас­крыл эту кра­жу. Бес­цен­ное со­кро­ви­ще сей­час ле­жит в сей­фе ле­ди Шиндлер, а вор ждет су­да в тюрь­ме Бл­э­ка­мур. – Не мо­жет быть! – вскри­чал Хар­бер­сон. – Как вам это уда­лось? Вы долж­ны мне все рас­ска­зать. – Это бы­ло очень стран­ное де­ло, – на­чал свой рас­сказ ве­ли­кий де­тек­тив, – и во мно­гом са­мое труд­ное. И на­вер­ное, са­мым необыч­ным бы­ло сте­че­ние и пе­ре­пле­те­ние об­сто­я­тельств, ко­то­рые поз­во­ли­ли мне за­дер­жать ви­нов­ни­ка еще до то­го, как я по­нял, что бы­ло со­вер­ше­но пре­ступ­ле­ние. Вче­ра ве­че­ром, в оди­но­че­стве, я чи­тал до­ма де­тек­тив, ко­гда в дверь по­сту­ча­ли. На по­ро­ге сто­ял невы­со­ко­го ро­ста ху­до­ща­вый мо­ло­дой че­ло­век. Он из­ви­нил­ся за бес­по­кой­ство и ска­зал, что его ма­ши­на сло­ма­лась воз­ле мо­е­го до­ма и он хо­чет вы­звать от ме­ня ре­монт­ную бри­га­ду. Сна­ча­ла я его не узнал, но его утон­чен­ные ев­ро­пей­ские ма­не­ры за­ро­ди­ли во мне смут­ное по­до­зре­ние. По­сле звон­ка я вы­шел с ним на ули­цу. По­дой­дя к ма­шине, я уви­дел на си­де­нье оже­ре­лье Шиндлера. Я за­дал ему несколь­ко во­про­сов. Он не стал от­пи­рать­ся и сра­зу при­знал­ся в кра­же. Это был Ан­дре Ген­но, необы­чай­но ум­ный и дерз­кий «мед­ве­жат­ник», ко­то­рый несколь­ко ме­ся­цев тер­ро­ри­зи­ро­вал по­ли­цей­ских мно­гих ев­ро­пей­ских стран це­лой се­ри­ей невоз­мож­ных на пер­вый взгляд краж из сей­фов. – По­тря­са­ю­щая ра­бо­та! – вос­хи­щен­но вос­клик­нул Хар­бер­сон». Дей­стви­тель­но по­тря­са­ю­ще, я и пе­ре­вер­нул стра­ни­цу. «Мак­г­рон­ски скром­но кив­нул. – То­гда я то­же так по­ду­мал, – про­дол­жил он, – но ме­ня так­же ин­те­ре­со­ва­ло, как мо­ло­дой Ген­но со­вер­шил эту уди­ви­тель­ную кра­жу. По­это­му я от­пра­вил­ся в особ­няк Шиндле­ров. Несмот­ря на то что был уже пер­вый час но­чи, в огромном до­ме го­ре­ли все ок­на. Ле­ди Шиндлер да­ва­ла один из сво­их зна­ме­ни­тых ба­лов-мас­ка­ра­дов. Пре­крас­ные женщины и га­лант­ные джентль­ме­ны в ко­стю­мах эпо­хи Сред­не­ве­ко­вья тан­це­ва­ли валь­сы, пи­ли и ели. В об­щем, ве­се­ли­лись в свое удо­воль­ствие! Ко­гда я во­шел в баль­ную за­лу, му­зы­ка стих­ла. Я объ­явил в на­сту­пив­шей ти­шине, что оже­ре­лье Шиндлера укра­де­но. – На­вер­ное, на­чал­ся страш­ный пе­ре­по­лох! – ве­се­ло за­ме­тил Хар­бер­сон, на­би­вая труб­ку та­ба­ком. – Еще ка­кой! Преж­де чем я успел объ­явить, что оже­ре­лье най­де­но, ле­ди Шиндлер упа­ла в об­мо­рок. Ока­за­лось, что по­след­ний раз она ви­де­ла оже­ре­лье в сей­фе час на­зад. Ма­ло то­го, она при­ве­ла к сей­фу всех го­стей и по­ка­за­ла им со­кро­ви­ще. Ко­неч­но, я мгно­вен­но пред­по­ло­жил, что Ген­но был сре­ди го­стей. Но это бы­ла са­мая лег­кая часть его пла­на». – Ну не знаю, – про­бор­мо­тал я и пе­ре­вер­нул оче­ред­ную стра­ни­цу. «Ха­бер­сон за­тя­нул­ся, не сво­дя глаз с Мак­г­рон­ски. – Как вы, долж­но быть, зна­е­те, оже­ре­лье Шиндлера хра­нит­ся в рас­по­ло­жен­ном в под­зе­ме­лье сей­фе. В под­зе­ме­лье од­на дверь и ни од­но­го ок­на. Един­ствен­ный ключ на­хо­дит­ся у ле­ди Шиндлер. Ко­неч­но, мож­но сде­лать дуб­ли­кат, но во­ра бу­дет ждать непри­ят­ный сюр­приз. Си­сте­ма сиг­на­ли­за­ции вклю­ча­ет си­ре­ну при от­кры­тии две­ри. Сиг­на­ли­за­цию мож­но от­клю­чить толь­ко из­нут­ри. При­чем для это­го необ­хо­ди­мо вста­вить и од­но­вре­мен­но по­вер­нуть сра­зу три клю­ча. Но ес­ли сиг­на­ли­за­цию от­клю­чить до от­кры­тия две­ри, дверь ав­то­ма­ти­че­ски бло­ки­ру­ет­ся, и ее невоз­мож­но от­крыть ни из­нут­ри, ни сна­ру­жи. Я пред­по­ло­жил, что Ген­но во­шел в под­зе­ме­лье вме­сте с осталь­ны­ми го­стя­ми и спря­тал­ся там, о чем ле­ди Шиндлер, ко­неч­но, не зна­ла. Го­сти ушли. Ле­ди Шиндлер по­ки­да­ла под­зе­ме­лье по­след­ней. Убе­див­шись, что оже­ре­лье ле­жит в за­пер­том сей­фе, она вклю­чи­ла сиг­на­ли­за­цию и вы­шла, за­крыв за со­бой дверь. Мы зна­ем, что Ген­но – опыт­ный взлом­щик сей­фов, так что са­мо оже­ре­лье для него про­бле­мы не пред­став­ля­ло. Но как он смог вы­брать­ся из подземелья, не вклю­чив сиг­на­ли­за­цию? – Мак­г­рон­ски сде­лал па­у­зу. – Для то­го что­бы най­ти от­вет, я по­про­сил ле­ди Шиндлер за­пе­реть ме­ня в под­зе­ме­лье. – Бле­стя­ще! – по­хва­лил его на­чаль­ник. – Но как вы вы­бра­лись? – До­га­дай­тесь, – пред­ло­жил Мак­г­рон­ски с лу­ка­вой улыб­кой. – Про­свер­ли­ли от­вер­стие в две­ри, – пред­по­ло­жил Хар­бер­сон. – Нет. Не за­бы­вай­те, что я дол­жен был на­хо­дить­ся в тех же усло­ви­ях, что и Ген­но, а он ни­как не мог спря­тать свер­ло в мас­ка­рад­ном ко­стю­ме. К то­му же, входя в под­зе­ме­лье, я не за­ме­тил ни­ка­ких сле­дов взло­ма. – Зна­чит, у вас был со­общ­ник? – по­че­му­то об­ра­до­вал­ся шеф криминального от­де­ла. – Нет. – Двой­ной по­то­лок? – Нет. – По­тай­ная па­нель? – Нет…» – Я за­бе­ру этот жур­нал, – ото­рвал ме­ня от чте­ния го­лос Джор­джа. – Нет! – за­во­пил я. Он вы­хва­тил жур­нал од­ной ру­кой и по­ка­зал дру­гой на дверь. – Ухо­ди! Я пре­ду­пре­ждал те­бя о пе­ре­пле­те. Те­перь уби­рай­ся прочь! Не хо­чу те­бя боль­ше ви­деть! – Нет, Джордж! Ты не по­ни­ма­ешь… Дай мне до­чи­тать рас­сказ до кон­ца. – Я все пре­крас­но по­ни­маю. Я со­гла­шусь, а по­том ока­жет­ся, что рас­сказ бу­дет про­дол­жать­ся еще че­ты­ре ме­ся­ца. Я ис­кренне на­де­ял­ся, что он оши­ба­ет­ся, но та­кое дей­стви­тель­но бы­ва­ло. Ис­то­рии про Мак­г­рон­ски и Хар­бер­со­на по­рой рас­тя­ги­ва­лись на ме­ся­ца. Они не спа­ли и не ели, а толь­ко си­де­ли и раз­го­ва­ри­ва­ли с июня по ок­тябрь. На­вер­ное, есть чи­та­те­ли, ко­то­рым нра­вит­ся со­сто­я­ние ожи­да­ния, но я пред­по­чи­таю рас­ска­зы в од­ном но­ме­ре. – По­слу­шай, Джордж, ес­ли рас­сказ за­кан­чи­ва­ет­ся в этом но­ме­ре, то я куп­лю жур­нал. Мои сло­ва его по­ра­зи­ли. По­ка он в изум­ле­нии ис­кал от­вет, я бро­сил взгляд на ча­сы: 6.15. – Ну, что ска­жешь? – по­то­ро­пил я. – Хо­ро­шо, – на­ко­нец со­гла­сил­ся ап­те­карь, – но я сам по­смот­рю, не за­кан­чи­ва­ет­ся ли рас­сказ. Я те­бе не до­ве­ряю. – Мы про­ве­рим вме­сте. Мы на­гну­лись над жур­на­лом, и я на­чал быст­ро пе­ре­во­ра­чи­вать стра­ни­цы. Рас­сказ, к счастью, за­кан­чи­вал­ся в этом но­ме­ре. При­чем все­го лишь че­рез две стра­ни­цы. Это де­ло Мак­г­рон­ски бы­ло не толь­ко са­мым труд­ным, но и са­мым ко­рот­ким. Я уви­дел сло­во «КО­НЕЦ» и успел про­чи­тать две стро­ки над ним: «Зна­чит, вот как вы это сде­ла­ли, – за­дум­чи­во про­из­нес Хар­бер­сон. – По­тря­са­ю­ще, Мак­г­рон­ски. Про­сто по­тря­са­ю­ще!» Джордж вы­хва­тил у ме­ня жур­нал и про­тя­нул вто­рую ру­ку за день­га­ми.

– Дер­жи! – я по­ло­жил в его огром­ную ла­донь при­горш­ню ме­ло­чи. – Сда­чу мо­жешь оста­вить се­бе. Да­вай жур­нал. – Не то­ро­пись, – охла­дил мой пыл Джордж. – Я за­вер­ну его. Хо­чу, что­бы все бы­ло в луч­шем ви­де. Несмот­ря на мои про­те­сты, он несколь­ко ми­нут за­во­ра­чи­вал жур­нал в ро­зо­во-зо­ло­тую бу­ма­гу. Ча­сы по­ка­зы­ва­ли 6.25. – Чи­тай на здо­ров… – по­же­лал Гиб­бон с ши­ро­кой улыб­кой, но я был уже да­ле­ко. Я мчал­ся к кон­то­ре и пы­тал­ся чи­тать на хо­ду: « – Так, так, так, – раз­мыш­лял вслух Хар­бер­сон. – Нуж­но немно­го по­ду­мать… У вас не бы­ло с со­бой спе­ци­аль­но­го обо­ру­до­ва­ния? – Толь­ко бу­маж­ник, рас­чес­ка и но­со­вой пла­ток, – по­ка­чал го­ло­вой Мак­г­рон­ски. – А бу­маж­ник обыч­ный или с сек­ре­том? – Обыч­ный. Бо­юсь, вы на непра­виль­ном пу­ти, шеф. Нам с Ген­но по­мог толь­ко здра­вый смысл». – Пре­крас­но, – про­шеп­тал я и за­су­нул жур­нал в кар­ман, по­то­му что сто­ял у вхо­да в зда­ние. Те­перь глав­ное, что­бы Кам­бер­ли не ушел до­мой. Я дол­го на­жи­мал кноп­ку звон­ка и кри­чал под две­рью, по­ка он не от­крыл ее. – Ар­нольд? – уди­вил­ся ста­рик. – Я ду­мал, что ты дав­но ушел. – Ушел, но я был вы­нуж­ден вер­нуть­ся, по­то­му что кое-что за­был на ра­бо­те. – На­де­юсь, не туфли опять? – Нет, сэр. Руч­ку, – ав­то­ма­ти­че­ски со­лгал я. – Те­бе по­на­до­би­лась ве­че­ром руч­ка? – еще боль­ше уди­вил­ся он. – Да, сэр. Ма­ма хо­чет, что­бы я на­пи­сал для нее несколь­ко пи­сем. Это очень важ­но. – А по­че­му она са­ма не мо­жет их на­пи­сать? – про­дол­жал до­пы­ты­вать­ся ми­стер Кам­бер­ли, стоя в две­рях и не да­вая мне прой­ти. – По­то­му что у нее нет руч­ки. – Ну хо­ро­шо, – на­ко­нец по­жал он пле­ча­ми и про­пу­стил ме­ня в ком­на­ту. Я по­до­шел к сво­е­му сто­лу и на­чал рыть­ся в ящи­ках, а Кам­бер­ли с лю­бо­пыт­ством на­блю­дал за мной, стоя око­ло две­ри. Мне обя­за­тель­но бы­ло нуж­но от­пра­вить ста­ри­ка к его сто­лу, от­ку­да он не мог ме­ня ви­деть. – Не мо­гу най­ти, – объ­яс­нил я. – Нуж­но отыс­кать эту чер­то­ву руч­ку во что бы то ни ста­ло. Мать по­обе­ща­ла убить ме­ня, ес­ли я вер­нусь без руч­ки. Она по­да­ри­ла мне ее на школь­ный выпускной. Ми­стер Кам­бер­ли смот­рел на ме­ня, как на иди­о­та. На­ко­нец он на­пра­вил­ся к сво­е­му сто­лу и скрыл­ся за уг­лом ком­на­ты. – Не за­будь за­крыть за со­бой дверь, – на­пом­нил он, про­хо­дя ми­мо мо­е­го сто­ла. Я по­обе­щал не за­быть, еще с ми­ну­ту для убе­ди­тель­но­сти по­гро­хо­тал ящи­ка­ми и на­ко­нец ра­дост­но крик­нул: – На­шел, ми­стер Кам­бер­ли! Она за­ка­ти­лась в даль­ний угол ниж­не­го ящи­ка. Все, ухо­жу! Спо­кой­ной но­чи! Он по­про­щал­ся. Я от­крыл дверь и гром­ко хлоп­нул ею, по­том бес­шум­но вер­нул­ся на цы­поч­ках к сво­е­му сто­лу и спря­тал­ся под ним. Там бы­ло что-то на­по­до­бие ма­лень­кой пе­ще­ры, но све­та бы­ло до­ста­точ­но, что­бы чи­тать. « – Бо­юсь, я вы­нуж­ден сдать­ся, ми­стер Мак­г­рон­ски! – за­явил Хар­бер­сон, очи­щая труб­ку от пеп­ла. – Шеф, вы ме­ня разо­ча­ро­ва­ли! – не удер­жал­ся от кол­ко­сти ве­ли­кий де­тек­тив. – Ес­ли мы с Ген­но су­ме­ли най­ти вы­ход, то, ко­неч­но, и вы с ва­шим мно­го­лет­ним опы­том ра­бо­ты в по­ли­ции най­де­те его при по­мо­щи де­дук­ции. Да­вай­те, я по­вто­рю вам все фак­ты. Итак, вы за­пер­ты в по­ме­ще­нии…» За уг­лом на­ко­нец по­гас свет, и я услы­шал шар­ка­ю­щие шаги ми­сте­ра Кам­бер­ли. Я ста­рал­ся да­же не ды­шать, хо­тя он со сво­ей глу­хо­той не смог бы услы­шать ды­ха­ния да­же сло­на. Ста­рик вы­клю­чил кон­ди­ци­о­нер, вклю­чил сиг­на­ли­за­цию, от­крыл дверь и вы­шел. По­том по­слы­шал­ся звук за­кры­ва­е­мой две­ри и об­на­де­жи­ва­ю­щий щел­чок зам­ка. На вся­кий слу­чай я вы­брал­ся из-под сто­ла не сра­зу, а че­рез па­ру ми­нут. Че­рез две стра­ни­цы я узнаю, как вый­ти из ком­на­ты, и уй­ду с ра­бо­ты очень бо­га­тым мо­ло­дым че­ло­ве­ком. По­сколь­ку в ком­на­те не бы­ло окон, мож­но бы­ло вклю­чить весь свет, но я ре­шил не рис­ко­вать и вос­поль­зо­вать­ся спич­ка­ми. Од­на­ко по­ис­ки спи­чек не да­ли ре­зуль­та­тов. На на­чаль­ном эта­пе пла­ни­ро­ва­ния я ку­пил кар­ман­ный фо­на­рик, но он ле­жал сей­час в нос­ке под мат­ра­цем в мо­ей спальне в ро­ди­тель­ском до­ме. Все же я не зря счи­тал се­бя ге­ни­ем. Я вспом­нил, что мисс Фра­маж ку­ри­ла ма­лень­кие си­га­рет­ки с ментолом, ко­то­рые встав­ля­ла в мунд­штук. Я обыс­кал ее стол и быст­ро на­шел ко­ро­бок спи­чек. Во­ору­жив­шись ог­нем, я на­пра­вил­ся к сей­фу. 16 впра­во, 11 вле­во, 26 впра­во и так да­лее. Щелк – и го­то­во! Пе­ще­ра Алад­ди­на от­кры­та. Я сбе­гал к сво­е­му сто­лу за па­ке­та­ми от сэнд­ви­чей и быст­ро на­пол­нил несколь­ко из них пач­ка­ми дол­ла­ров. Опу­сто­шив сейф, я за­крыл его и про­тер плат­ком руч­ку и все, че­го ка­сал­ся. Ну вот кра­жа ве­ка и со­вер­ше­на! Те­перь мож­но и рас­сла­бить­ся. На­сту­пил час чте­ния. Я сел на пол око­ло ку­ле­ра, сло­жил па­ке­ты с день­га­ми у сво­их ног и до­стал жур­нал. Я при­го­то­вил­ся за­по­ми­нать ин­струк­цию к бег­ству из подземелья, бла­го­да­ря ко­то­рой спо­кой­но вый­ду на ули­цу. «Хар­бер­сон несколь­ко се­кунд за­дум­чи­во грыз труб­ку. – Нет, не знаю, Мак­г­рон­ски, – на­ко­нец мах­нул он ру­кой. – Рас­ска­жи­те, как вам уда­лось вы­брать­ся из этой за­пер­той ком­на­ты? – Все очень про­сто, шеф, – улыб­нул­ся де­тек­тив. – Есте­ствен­но, я не стал пы­тать­ся от­крыть дверь или от­клю­чить сиг­на­ли­за­цию, но это не по­ме­ша­ло мне… – на этих сло­вах за­кон­чи­лась стра­ни­ца, и я уста­вил­ся на верх­нюю стро­ку сле­ду­ю­щей стра­ни­цы: – Рик Рафт за­ку­рил и улыб­нул­ся ше­фу по­ли­ции Мар­чи­со­ну. – Убий­ство, – ска­зал он». Вот это сюр­приз! Зна­чит, Джордж, по­ка за­во­ра­чи­вал жур­нал, все же ото­мстил мне за пе­ре­пле­ты и вы­рвал по­след­нюю стра­ни­цу рас­ска­за о Мак­г­рон­ски. Мое по­ло­же­ние рез­ко ослож­ни­лось, но я не со­би­рал­ся при­зна­вать по­ра­же­ние, как Хар­бер­сон. В кон­це кон­цов у ме­ня бы­ли те­ле­фон и моя изоб­ре­та­тель­ность. Да и от­ва­ги мне бы­ло не за­ни­мать. Это пре­ступ­ле­ние ста­но­ви­лось все бо­лее до­стой­ным мо­е­го ге­ния. Пер­вым де­лом я по­зво­нил несколь­ким зна­ко­мым по­клон­ни­кам де­тек­ти­вов. Ме­ня жда­ла не­уда­ча: од­них не бы­ло до­ма, дру­гие не чи­та­ли этот рас­сказ. Я по­со­ве­то­вал немед­лен­но мчать­ся в бли­жай­шую ап­те­ку или книж­ный ма­га­зин за жур­на­лом «Ве­ли­кие сы­щи­ки», но знал, что ни­кто не сдви­нет­ся с ме­ста. За­тем я об­зво­нил несколь­ко ап­тек, но во всех мне объ­яс­ни­ли, что чте­ние журналов по­ку­па­те­лям по те­ле­фо­ну в спи­сок их услуг не вхо­дит. Ко­неч­но, я по­зво­нил Джор­джу, но он толь­ко рас­сме­ял­ся, услы­шав мой го­лос, и по­ло­жил труб­ку. То­гда я по­зво­нил до­мой. Отец при­гро­зил вы­звать по­ли­цию, ес­ли я че­рез пять ми­нут не яв­люсь до- мой. К счастью, я не ска­зал ему, где на­хо­жусь. Я по­зво­нил в ре­дак­цию де­тек­тив­но­го жур­на­ла, пе­ча­тав­ше­го рас­ска­зы о де­лах Мак­г­рон­ски, но она бы­ла уже за­кры­та. Я не стал разыс­ки­вать Ле­сте­ра Свад­дин­га, по­то­му что пре­крас­но знал, что из это­го ни­че­го не вый­дет. Это на­вер­ня­ка был его псев­до­ним. Не бу­ду скры­вать, что к это­му вре­ме­ни я на­чал слег­ка нерв­ни­чать. Я сде­лал несколь­ко звон­ков в Ев­ро­пу. В Скот­лен­дЯр­де мне, как нетруд­но до­га­дать­ся, ска­за­ли, что ни­че­го не зна­ют о Мак­г­рон­ски и Хар­бер­соне. По­зво­нив в тюрь­му Бл­э­ка­мур, я, к сво­е­му боль­шо­му удив­ле­нию, узнал, что у них дей­стви­тель­но есть за­клю­чен­ный по име­ни Ан­дре Ген­но, но он си­дит за под­дел­ку де­нег и к то­му же не го­во­рит по-ан­глий­ски. По­хо­же, круг за­мкнул­ся. По­сле звон­ка в тюрь­му я успо­ко­ил­ся и про­чи­тал жур­нал от кор­ки до кор­ки. По иро­нии судь­бы, у всех осталь­ных рас­ска­зов кон­цов­ки бы­ли на ме­сте. Я ве­лел се­бе не па­ни­ко­вать. Вре­ме­ни у ме­ня до­ста­точ­но, до по­не­дель­ни­ка еще дол­го. В кон­це кон­цов я обя­за­тель­но най­ду че­ло­ве­ка, чи­тав­ше­го этот рас­сказ. Мне оста­ва­лось толь­ко на­де­ять­ся, что Мак­г­рон­ски не при­го­то­вил для ме­ня ка­кой-ни­будь непри­ят­ный сюр­приз, фан­та­сти­че­ское объ­яс­не­ние ти­па вы­зо­ва на помощь по­ту­сто­рон­них сил или че­го-ни­будь дру­го­го в этом же ду­хе…

Пе­ре­вод Сер­гея МАНУКОВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.