БИЗ­НЕС НИ ПРИ ЧЕМ

Мог­ли ли день­ги стать при­чи­ной убий­ства Нем­цо­ва?

Sovershenno Sekretno - - НЕМЦОВ - Та­тья­на РЫ­БА­КО­ВА

Сре­ди мо­ти­вов убий­ства Бо­ри­са Нем­цо­ва, ко­то­рые се­год­ня от­ра­ба­ты­ва­ет след­ствие, наи­бо­лее стран­ной вы­гля­дит вер­сия о том, что пре­ступ­ле­ние мог­ло быть свя­за­но с пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­стью по­гиб­ше­го. Де­ло в том, что Нем­цов не был вла­дель­цем ка­ко­го-ли­бо биз­не­са и до­воль­но дол­гое вре­мя во­об­ще не ра­бо­тал ни на гос­служ­бе, ни в ком­мер­че­ских струк­ту­рах. Од­на­ко при этом Нем­цов не скры­вал, что он че­ло­век небед­ный. Бо­лее то­го – и он сам, и его дру­зья, и недру­ги при­зна­ва­ли, что оп­по­зи­ци­он­ные ак­ции ча­сто фи­нан­си­ро­ва­лись по­кой­ным по­ли­ти­ком. Мы ре­ши­ли вы­яс­нить, из ка­ких же ис­точ­ни­ков Бо­рис Нем­цов мог чер­пать сред­ства к без­бед­но­му су­ще­ство­ва­нию и мог­ли ли имен­но день­ги стать при­чи­ной его тра­ги­че­ской ги­бе­ли.

В2003 го­ду «Со­юз пра­вых сил», ли­де­ром ко­то­ро­го был Бо­рис Нем­цов, про­иг­рал вы­бо­ры в Го­с­ду­му, не пре­одо­лев 5-про­цент­но­го ба­рье­ра. Ви­ну за этот про­иг­рыш Нем­цов взял на се­бя и объ­явил об ухо­де из по­ли­ти­ки. Обыч­но от­став­ные по­ли­ти­ки и круп­ные чи­нов­ни­ки при­стра­и­ва­ют­ся в чле­ны со­ве­тов ди­рек­то­ров круп­ных ком­па­ний. Ме­сто ти­хое, зар­пла­та хо­ро­шая, в кон­це го­да – тра­ди­ци­он­ные бо­ну­сы, к то­му же ча­сто мож­но взять оп­ци­он на ак­ции ком­па­нии, поз­во­ля­ю­щий в слу­чае ро­ста ее капитализации ку­пить бу­ма­ги де­ше­во и про­дать с ощу­ти­мой при­бы­лью. Для ком­па­ний та­кие от­став­ни­ки то­же по­лез­ны: зна­ко­мы с выс­шим ру­ко­вод­ством, вхо­жи в та­кие ка­би­не­ты, ку­да ком­мер­сан­там не до­брать­ся, к то­му же хо­ро­шо зна­ют ме­ха­низм при­ня­тия власт­ных ре­ше­ний и мо­гут дать доб­рый со­вет.

В биз­не­се нем­цов ра­бо­тал 1 год

Бо­рис Нем­цов не стал ис­клю­че­ни­ем. В 2004 го­ду он ста­но­вит­ся пред­се­да­те­лем со­ве­та ди­рек­то­ров кон­цер­на «Неф­тя­ной», при­над­ле­жа­ще­го его дру­гу Иго­рю Лин­ши­цу. Од­на­ко по­сле это­го де­ла у «Неф­тя­но­го» не за­ла­ди­лись. 8 де­каб­ря 2005 го­да в банк «Неф­тя­ной», при­над­ле­жа­щий кон­цер­ну, при­шли с обыс­ком. В тот же день на сай­те Ген­про­ку­ра­ту­ры бы­ло за­яв­ле­но, что в хо­де это­го обыс­ка сле­до­ва­те­ли изъ­яли до­ку­мен­ты, сви­де­тель­ству­ю­щие о неза­кон­ных бан­ков­ских опе­ра­ци­ях и ле­га­ли­за­ции де­неж­ных средств. В част­но­сти, го­во­ри­лось в за­яв­ле­нии, бы­ло об­на­ру­же­но око­ло двух де­сят­ков пе­ча­тей сто­рон­них ор­га­ни­за­ций, участ­во­вав­ших, по дан­ным след­ствия, в неза­кон­ных фи­нан­со­вых опе­ра­ци­ях. В под­валь­ных по­ме­ще­ни­ях най­де­ны боль­шой объ­ем бан­ков­ской до­ку­мен­та­ции и сер­вер­ные устрой­ства, ко­то­рые, как пред­по­ла­га­ют сле­до­ва­те­ли, ис­поль­зо­ва­лись бан­ком для со­вер­ше­ния неза­кон­ных бан­ков­ских опе­ра­ций. В по­ме­ще­ни­ях бан­ка сле­до­ва­те­ли так­же об­на­ру­жи­ли до­ку­мен­ты, сви­де­тель­ству­ю­щие об ор­га­ни­за­ции ак­тив­но­го про­ти­во­дей­ствия рас­сле­до­ва­нию, го­во­рит­ся в за­яв­ле­нии Ген­про­ку­ра­ту­ры. По мне­нию след­ствия, ру­ко­вод­ство бан­ка от­кры­ва­ло в бан­ке сче­та раз­лич­ных ком­па­ний, обо­ро­ты ко­то­рых ис­чис­ля­лись де­сят­ка­ми мил­ли­ар­дов руб­лей. Эти фир­мы бы­ли за­ре­ги­стри­ро­ва­ны на под­став­ных лиц, от име­ни ко­то­рых осу­ществ­ля­лись все хо­зяй­ствен­ные опе­ра­ции и управ­ле­ние рас­чет­ны­ми сче­та­ми. Ос­нов­ным контр­аген­том этих ком­па­ний яв­лял­ся КБ «Неф­тя­ной» в ли­це его пред­ста­ви­те­лей, за­яв­ля­ла Ген­про­ку­ра­ту­ра. При этом, по вер­сии след­ствия, зна­чи­тель­ная часть средств, неза­кон­но по­сту­пав­ших на сче­та этих ор­га­ни­за­ций по фик­тив­ным сдел­кам, ле­га­ли­зо­вы­ва­лась и об­на­ли­чи­ва­лась. К то­му мо­мен­ту пред­се­да­те­лем со­ве­та ди­рек­то­ров «Неф­тя­но­го» был сам Лин­шиц, а Нем­цов оста­вал­ся лишь его чле­ном. Тем не ме­нее до­ста­точ­но быст­ро дис­кус­сия о вине или неви­нов­но­сти бан­ка све­лась к спо­рам о том, дей­стви­тель­но ли «Неф­тя­ной» фи­нан­си­ро­вал оп­по­зи­цию. Сам Нем­цов счи­тал, что «Неф­тя­ной» пре­сле­ду­ют имен­но из-за него, и по­сле на­ча­ла про­ве­рок ком­па­нии по­ки­нул кон­церн, за­явив, что хо­чет ис­клю­чить вся­кие по­ли­ти­че­ские рис­ки в биз­не­се сво­е­го дру­га Лин­ши­ца.

об­ви­не­ния В ле­га­ли­за­ции средств с «неф­тя­но­го» В ито­ге сня­ли

Од­на­ко это не по­мог­ло: в 2006 го­ду Ген­про­ку­ра­ту­ра предъ­яви­ла несколь­ким со­труд­ни­кам бан­ка «Неф­тя­ной» об­ви­не­ние в на­ру­ше­нии бан­ков­ско­го за­ко­но­да­тель­ства. Об­ви­не­ния бы­ли предъ­яв­ле­ны и Иго­рю Лин­ши­цу, он был объ­яв­лен в фе­де­раль­ный ро­зыск. По вер­сии след­ствия, Лин­шиц в со­ста­ве ор­га­ни­зо­ван­ной груп­пы со­вер­шал неза­кон­ные бан­ков­ские опе­ра­ции и по­лу­чил в ре­зуль­та­те неза­кон­ный до­ход в раз­ме­ре 57 млрд руб­лей, 610 млн из ко­то­рых ему уда­лось ле­га­ли­зо­вать. В 2008 го­ду Лин­шиц пе­ре­ехал в Из­ра­иль и по­лу­чил из­ра­иль­ское граж­дан­ство, в том же го­ду пе­ре­ехал в Ве­ли­ко­бри­та­нию. В 2010 го­ду Ген­про­ку­ра­ту­ра при­ш­ла к за­клю­че­нию, что Игорь Лин­шиц не на­ру­шал за­ко­но­да­тель­ства, и сня­ла все предъ­яв­лен­ные ему об­ви­не­ния. Од­на­ко к это­му вре­ме­ни банк «Неф­тя­ной» был лик­ви­ди­ро­ван: с на­ча­лом след­ствия кли­ен­ты по­спе­ши­ли за­брать день­ги, и в мае 2006 го­да ЦБ ото­звал ли­цен­зию у бан­ка, вхо­див­ше­го до это­го в 100 круп­ней­ших бан­ков Рос­сии. Впро­чем, за­щит­ник Лин­ши­ца по­яс­нял, что де­ло бы­ло пре­кра­ще­но в свя­зи с из­ме­не­ни­я­ми в за­ко­но­да­тель­стве. В част­но­сти, ад­во­кат от­ме­тил, что из но­вой ре­дак­ции ста­тьи 172 («Не­за­кон­ная бан­ков­ская де­я­тель­ность») бы­ли изъ­яты неопре­де­лен­ные фор­му­ли­ров­ки, на ос­но­ва­нии ко­то­рых дей­ствия Лин­ши­ца бы­ли ква­ли­фи­ци­ро­ва­ны как пре­ступ­ле­ние. Кро­ме то­го, на­хо­дясь в Из­ра­и­ле, Лин­шиц пе­ре­вел на счет про­ку­ра­ту­ры 32 млн руб­лей в счет по­кры­тия при­чи­нен­но­го ущер­ба. В 2012 го­ду Лин­шиц вер­нул­ся в Рос­сию, но с тех пор он за­ни­ма­ет­ся лишь де­ве­ло­пер­ски­ми и стро­и­тель­ны­ми про­ек­та­ми: ос­нов­ной его биз­нес – ком­па­ния Delin Capital, где он яв­ля­ет­ся управ­ля­ю­щим ди­рек­то­ром и пред­се­да­те­лем со­ве­та ди­рек­то­ров.

бир­же­вой иг­рок

Од­на­ко вряд ли год в со­ве­те ди­рек­то­ров, пусть да­же и успеш­но­го кон­цер­на, ру­ко­во­ди­мо­го дру­гом, мог при­не­сти столь­ко де­нег, что хва­ти­ло на де­сять лет без­бед­ной жиз­ни. Впро­чем, сам Нем­цов и не скры­вал, что ос­нов­ной его до­ход – с бир­же­вых спе­ку­ля­ций. По сло­вам по­кой­но­го по­ли­ти­ка, пер­вые боль­шие день­ги ему при­нес­ли ин­ве­сти­ции в ак­ции «Газ­про­ма». «Ду­маю, Уор­рен Баф­фет одоб­рил бы мои ин­ве­сти­ции в «Газ­пром» в 1998 го­ду, – по­хва­стал­ся од­на­ж­ды Нем­цов. – То­гда я ку­пил ак­ции по 0,1 дол­ла­ра на 50 тыс. дол­ла­ров, и их це­на вы­рос­ла боль­ше чем в 100 раз». Кри­ти­ки от­ме­ча­ли, что ку­пить столь де­ше­во ак­ции га­зо­во­го мо­но­по­ли­ста уда­лось по­то­му, что сам же Нем­цов их и об­ва­лил: вна­ча­ле вклю­чив­шись в борь­бу за ис­пол­не­ние тре­бо­ва­ния МВФ по рас­чле­не­нию га­зо­вой мо­но­по­лии (от­ме­тим, что «Газ­пром» на се­год­ня – един­ствен­ная нере­фор­ми­ро­ван­ная гос­мо­но­по­лия), а за­тем – про­ти­вясь под­пи­са­нию тра­с­то­во­го со­гла­ше­ния, по ко­то­ро­му то­гдаш­не­му пред­се­да­те­лю «Газ­про­ма» Ре­му Вя­хи­ре­ву раз­ре­ша­лось при­об­ре­сти по­чти 30 % мо­но­по­лии за 71 млн то­гдаш­них руб­лей, что со­став­ля­ло око­ло 12 млн дол­ла­ров. Эта ти­та­ни­че­ская бит­ва, длив­ша­я­ся весь 1997 год, в ко­то­рую бы­ли во­вле­че­ны и пре­мьер Вик­тор Чер­но­мыр­дин, и пре­зи­дент Бо­рис Ель­цин, сто­и­ла Нем­цо­ву ка­рье­ры: он по­те­рял пост ми­ни­стра топ­ли­ва и энер­ге­ти­ки, из «вто­ро­го пер­во­го ви­це-пре­мье­ра» он стал про­сто ви­це-пре­мье­ром, а глав­ное – по­те­рял зва­ние пре­сто­ло­на­след­ни­ка. В 2007 го­ду у Бо­ри­са Нем­цо­ва, со­глас­но предо­став­лен­ной им де­кла­ра­ции, был сфор­ми­ро­ван ин­ве­сти­ци­он­ный порт­фель из ак­ций РАО «ЕЭС Рос­сии», Сбер­бан­ка, ВТБ, «По­лю­са», ТНК-BP, «Газ­про­ма» и «Нор­ни­ке­ля». При­чем, по слу­хам, 47 ак­ций по­след­не­го по­да­рил Нем­цо­ву лич­но Ми­ха­ил Про­хо­ров. Все­го ин­ве­сти­ции оце­ни­ва­лись в бо­лее чем 3,2 млн дол­ла­ров. По оцен­кам ана­ли­ти­ков, это был хо­ро­шо сба­лан­си­ро­ван­ный порт­фель. Бо­лее 50 % его со­став­ля­ли ак­ции иду­щей на ре­фор­ми­ро­ва­ние РАО ЕЭС. До­ля ак­ций Сбер­бан­ка по­чти в пол­то­ра ра­за пре­вы­ша­ла до­лю ак­ций ВТБ – хо­тя оба бан­ка по­чти од­но­вре­мен­но про­ве­ли «на­род­ное IPO», ана­ли­ти­ки, во­пре­ки мне­нию про­стых спе­ку­лян­тов, счи­та­ли ак­ции Сбер­бан­ка бо­лее пер­спек­тив­ны­ми. До­ста­точ­но пер­спек­тив­ны­ми бы­ли и ак­ции не­дав­но вы­де­лен­ной из «Нор­ни­ке­ля» зо­ло­то­до­бы­ва­ю­щей ком­па­нии «По­люс», по­ка­зав­шей в те­че­ние го­да хо­ро­шую ди­на­ми­ку. Од­на­ко уже в но­яб­ре 2007 го­да ак­ции РАО ЕЭС на­ча­ли стре­ми­тель­но па­дать. Мно­гие спе­ку­лян­ты в па­ни­ке ста­ли из­бав­лять­ся от бу­маг мо­но­по­лии, чья ре­фор­ма, по слу­хам, опять долж­на бы­ла за­тор­мо­зить­ся. Нем­цов бу­ма­ги не слил и за­явил, что рас­ста­нет­ся с ни­ми не ме­нее, чем за 40 руб­лей (по­ку­пал он ак­ции по 35, в мо­мент за­яв­ле­ния они сто­и­ли око­ло 30). Риск оправ­дал­ся: ре­фор­ма все же бы­ла про­ве­де­на, а ак­ции но­вых ком­па­ний, ко­то­рые до­ста­лись дер­жа­те­лям ак­ций РАО ЕЭС вме­сто ре­фор­ми­ро­ван­но­го мо­но­по­ли­ста, в те­че­ние 2008 го­да быст­ро рос­ли. «Но, что­бы пе­ре­си­деть па­де­ние в «рай­ке», нуж­но бы­ло иметь стальные яй­ца», – при­зна­вал­ся один из круп­ных фон­до­вых спе­ку­лян­тов. По са­мым скром­ным под­сче­там иг­ро­ков фон­до­во­го рын­ка, ин­ве­сти­ции в РАО ЕЭС при­нес­ли Нем­цо­ву по­ряд­ка 2 млн дол­ла­ров. Во вся­ком слу­чае в де­кла­ра­ции за 2008 год сум­ма ак­ти­вов, при­над­ле­жа­щих ему, оце­ни­ва­лась при­мер­но в 6 млн дол­ла­ров.

В яро­слав­ле нем­цов ни­ка­ких биз­нес-от­но­ше­ний не имел

Од­на­ко осень 2008 го­да ра­зо­ри­ла не од­но­го фон­до­во­го иг­ро­ка. Вес­ной 2009 го­да Нем­цов при­зна­вал­ся, что по­те­рял око­ло 75 % вло­же­ний, не на­зы­вая сум­мы. Впро­чем, впо­след­ствии он го­во­рил, что отыг­рал зна­чи­тель­ную часть по­терь. Та­ков фон­до­вый ры­нок: мож­но вы­иг­рать (как-то Нем­цов по­хва­стал­ся, что за­ра­бо­тал за день 200 тыс. руб­лей), а мож­но и про­иг­рать. В 2012 го­ду Нем­цов ука­зал, что за­ра­бо­тал 18 млн руб­лей: не­ма­ло, ес­ли учесть, что год для фон­до­во­го рын­ка вы­дал­ся очень непро­стым. Но при этом оче­вид­но, что фи­нан­со­вые ак­ти­вы по­ли­ти­ка вряд ли бы мог­ли по­слу­жить при­чи­ной его убий­ства, – яв­но не тот мас­штаб для пре­ступ­ле­ния, вы­звав­ше­го мощ­ный меж­ду­на­род­ный ре­зо­нанс. Так же, по мне­нию экс­пер­тов, не сто­ит все­рьез рас­смат­ри­вать и «яро­слав­ский след», где по­гиб­ший яко­бы мог пе­рей­ти до­ро­гу мест­но­му круп­но­му биз­не­су. Да, как де­пу­тат, по при­зна­нию его кол­лег в Яро­слав­ле, Нем­цов был фи­гу­рой неудоб­ной: тре­бо­вал то со­кра­тить зар­пла­ты чи­нов­ни­ков, то про­ве­сти ан­ти­кор­руп­ци­он­ное рас­сле­до­ва­ние в от­но­ше­нии за­ку­пок ле­карств, в ко­то­ром бы­ли за­ме­ша­ны род­ствен­ни­ки об­ласт­но­го ми­ни­стра здра­во­охра­не­ния и гу­бер­на­то­ра. Но труд­но пред­ста­вить, что ги­по­те­ти­че­ские вра­ги Нем­цо­ва мог­ли за­ка­зать убий­ство по­ли­ти­ка фе­де­раль­но­го мас­шта­ба из-за его раз­об­ла­че­ний – с уче­том то­го, что де­ло взял под лич­ный кон­троль Пре­зи­дент Рос­сии, та­кой сце­на­рий для них озна­чал бы са­мо­убий­ство. По сло­вам на­ших ис­точ­ни­ков, ни­ка­ких лич­ных биз­нес-от­но­ше­ний в об­ла­сти у Нем­цо­ва не бы­ло – раз­ве что свою де­пу­тат­скую зар­пла­ту он тра­тил на уста­нов­ку тур­ни­ков во дво­рах.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.