Неж­ное при­кос­но­ве­ние

Sovershenno Sekretno - - КРИМИНАЛЬНОЕ ЧТИВО - Мэнн РУ­БИН

Те­ле­фон про­зво­нил три ра­за, преж­де чем он прос­нул­ся. Еще два звон­ка ушло на то, что­бы он встал, вы­шел из тем­ной спаль­ни, про­шел по ко­ри­до­ру в та­кую же тем­ную го­сти­ную и на­шел те­ле­фон­ный ап­па­рат. – Вас вы­зы­ва­ет Нью-Йорк, – про­ин­фор­ми­ро­ва­ла его опе­ра­тор те­ле­фон­ной стан­ции. – Зво­нок ми­сте­ру Лар­ри Пре­сто­ну из Лос-Ан­дже­ле­са. – Пре­стон у те­ле­фо­на, – про­бор­мо­тал он хрип­лым ото сна го­ло­сом, еще окон­ча­тель­но не проснув­шись. – Со­еди­ни­те, я бу­ду раз­го­ва­ри­вать. По­сле неболь­шой па­у­зы он услы­шал ее го­лос. Она быст­ро ды­ша­ла, как буд­то бе­жа­ла к те­ле­фо­ну. – До­ро­гой, это Джа­нис. Я раз­бу­ди­ла те­бя, да? Из­ви­ни, ра­ди Бо­га, но мне нуж­но по­го­во­рить с то­бой. Я бо­юсь, что сой­ду сей­час с ума… По­след­ние остат­ки сна ми­гом уле­ту­чи­лись из его го­ло­вы. Очер­та­ния ме­бе­ли в ком­на­те сра­зу при­ня­ли чет­кие фор­мы. Лар­ри сел на ку­шет­ку, сто­я­щую око­ло сто­ли­ка с те­ле­фо­ном. – Успо­кой­ся, – ска­зал он. – Рас­ска­жи, что слу­чи­лось. – О Лар­ри, это та­кой кош­мар! Ал при­е­хал се­год­ня ве­че­ром… Пол­ча­са на­зад. Он был пьян, пьян в стель­ку. Он на­чал бить ме­ня. – Ее го­лос пе­ре­шел в ры­да­ния. – Как он узнал, где ты жи­вешь? – Ска­зал, что по­зво­нил на ра­бо­ту и они да­ли ему мой но­вый ад­рес. По­слу­шай, он ска­зал, что не даст мне раз­во­да. Ты бы его ви­дел! Он раз­ры­дал­ся и на­чал кри­чать на весь дом, что ни­ко­гда не от­даст ме­ня без борь­бы… До­ро­гой, что нам те­перь де­лать? У ме­ня го­ло­ва идет кру­гом. Все как в ту­мане. Я со­вер­шен­но за­пу­та­лась… – Она опять за­пла­ка­ла, на этот раз зна­чи­тель­но гром­че. – Пе­ре­стань пла­кать, – успо­ко­ил ее Лар­ри Пре­стон. – Сей­час что-ни­будь при­ду­ма­ем. – Как жаль, что те­бя сей­час нет до­ма, ря­дом со мной. Ты мне сей­час так ну­жен! Ко­гда ты вер­нешь­ся до­мой? – В ее го­ло­се по­яви­лись нот­ки моль­бы. Он за­крыл гла­за и пред­ста­вил Джа­нис: уста­лое ли­цо, на ко­то­ром на­пи­са­но от­ча­я­ние; ис­пу­ган­ные гла­за, бе­ло­ку­рые во­ло­сы в пол­ном бес­по­ряд­ке. – Ско­ро, – от­ве­тил Лар­ри. – Сра­зу по­сле то­го, как за­кон­чат­ся съем­ки кар­ти­ны. Че­рез ме­сяц или око­ло то­го. – Це­лый ме­сяц. Это так дол­го! Раз­ре­ши мне при­е­хать к те­бе. Я бу­ду до­би­рать­ся ав­то­сто­пом, ид­ти пеш­ком, ле­теть. Я го­то­ва на все, лишь бы быть ря­дом с то­бой. Ты мне так ну­жен! – Ты же зна­ешь, что это невоз­мож­но, – на­пом­нил Пре­стон, ста­ра­ясь про­гнать из го­ло­са нот­ки раз­дра­же­ния. – Мне сей­час ни в ко­ем слу­чае не нуж­ны скан­да­лы. Я ждал этой воз­мож­но­сти всю жизнь. – Знаю, до­ро­гой, знаю. Про­сти, мне во­об­ще не сле­до­ва­ло за­да­вать этот глу­пый во­прос. Ты хо­ро­ший ак­тер. Нет, ты не про­сто хо­ро­ший ак­тер, а за­ме­ча­тель­ный ак­тер. Ко­неч­но, я ни­ко­гда не бу­ду те­бе ме­шать. Лар­ри по­до­ждал несколь­ко се­кунд. По­няв, что си­ту­а­ция пол­но­стью под кон­тро­лем, он спро­сил: – Где он сей­час? – Ты име­ешь в ви­ду Ала? Ле­жит на по­лу. От­клю­чил­ся. Не знаю, что бу­дет, ко­гда он при­дет в се­бя. Лар­ри Пре­стон про­тя­нул ру­ку за пач­кой си­га­рет, ко­то­рые, как он вспом­нил, оста- вил на сто­ли­ке. Во рту у него был кис­лый и ка­кой-то без­жиз­нен­ный при­вкус. В тем­но­те его ру­ка за­де­ла пу­стую пив­ную бан­ку, и она ед­ва не упа­ла на пол. На­ко­нец он на­щу­пал сна­ча­ла си­га­ре­ты, за­тем спич­ки. Джа­нис опять за­пла­ка­ла. Он за­ку­рил и при­нял­ся ждать. – Про­сти, – из­ви­ни­лась она че­рез ми­ну­ту. – Ни­че­го не мо­гу с со­бой сде­лать. Сле­зы са­ми те­кут… Я уже усну­ла. По­сле тво­е­го отъ­ез­да я ра­но ло­жусь спать. Смот­рю те­ле­ви­зор и боль­ше ни­че­го не де­лаю. Он пре­рвал ее, что­бы вер­нуть к со­бы­ти­ям се­го­дняш­не­го ве­че­ра: – Как он к те­бе по­пал? Я имею в ви­ду, его ма­ши­на на ули­це? – Да, он при­е­хал на сво­ем се­ром «фор­де». Я ви­жу его от­ту­да, где сей­час стою. Он оста­вил его пря­мо пе­ред до­мом. – Кто-ни­будь ви­дел, как он вхо­дил? – Лар­ри ста­рал­ся го­во­рить спо­кой­ным го­ло­сом. – У нас здесь по­чти че­ты­ре ча­са. Все спят. К то­му же на этой ули­це сплош­ные фаб­ри­ки… Ты же не за­был все это за то вре­мя, что те­бя нет? Пре­стон про­бор­мо­тал, что не за­был, и на­дол­го за­мол­чал. Он ждал, ко­гда она возь­мет се­бя в ру­ки. – Лар­ри? – на­ко­нец бо­лее-ме­нее спо­кой­ным го­ло­сом спро­си­ла она. – Я здесь. – Что мне де­лать? У ме­ня бо­лит ли­цо… Что нам де­лать, ес­ли он дей­стви­тель­но не даст раз­во­да? – Да, это про­бле­ма, – со­гла­сил­ся Лар­ри Пре­стон. – По­че­му ты мол­чишь? – Я ду­маю, – чест­но от­ве­тил он. В его го­ло­ве ме­та­лись мыс­ли. Он и сам уди­вил­ся, как чет­ко ра­бо­тал его мозг в пер­вые ми­ну­ты по­сле про­буж­де­ния. – Ты лю­бишь ме­ня, Джа­нис? – неожи­дан­но спро­сил Пре­стон. – О мой ми­лый, до­ро­гой!.. Как ты мо­жешь со­мне­вать­ся в этом! Ты же зна­ешь, что я люб­лю те­бя боль­ше все­го на све­те! Я го­то­ва ра­ди те­бя на все! – То­гда слу­шай. – Он на­гнул­ся, слов­но это поз­во­ля­ло ему быть бли­же к ней. – Бо­юсь, твой су­пруг бу­дет для нас се­рьез­ной про­бле­мой. Не знаю, как нам от него из­ба­вить­ся. Вспом­ни, ты да­ла мне сло­во, что он не до­ста­вит нам непри­ят­но­стей. Ты уве­ря­ла, что вы обо всем до­го­во­ри­лись. Не за­бы­вай, что я дол­жен ду­мать о сво­ей ре­пу­та­ции. На кар­ту по­став­ле­на моя ка­рье­ра, все мое бу­ду­щее. – Что ты хо­чешь ска­зать? – не по­ня­ла Джа­нис. – Толь­ко то, что я устал встре­чать­ся в тем­ных ре­сто­ра­нах и пе­ре­ул­ках. Я ду­мал, что ты все ула­ди­ла, а сей­час вы­яс­ня­ет­ся, что все очень пло­хо… да­же без­на­деж­но. – Нет, не без­на­деж­но! – в ее го­ло­се вновь по­слы­ша­лась моль­ба. – Без­на­деж­но, по­то­му что нам не из­ба­вить­ся от него. Он на­вис над на­ми, как да­мо­клов меч. – Лар­ри, я не знаю, что де­лать, – опять за­пла­ка­ла Джа­нис. – Мне не нра­вит­ся, что ты го­во­ришь. Ты ме­ня пу­га­ешь… Ска­жи, что мне де­лать. Я сде­лаю все, что ты ска­жешь. Пре­стон не то­ро­пил­ся. Он за­тя­нул­ся и вы­пу­стил об­ла­ко ды­ма, по­том за­го­во­рил мед­лен­но и ти­хо. Лар­ри на­де­ял­ся, что те­ле­фо­нист­ка от­клю­чи­лась и не слы­шит их раз­го­во­ра. Пол­ной уве­рен­но­сти, ко­неч­но, не бы­ло, но де­лать бы­ло нече­го. При­хо­ди­лось рис­ко­вать. – От него необ­хо­ди­мо из­ба­вить­ся, Джа­нис. По­ка он бу­дет ря­дом, он все вре­мя бу­дет нам угро­жать. По­ка он ря­дом, у нас с то­бой нет бу­ду­ще­го. – Я не по­ни­маю… – Все ты пре­крас­но по­ни­ма­ешь! – рез­ко обо­рвал ее Лар­ри. Сей­час бы­ло не вре­мя для сю­сю­ка­нья. – Все ты пре­крас­но по­ни­ма­ешь, – по­вто­рил он. – Вы­би­рай: я или он? Пре­стон услы­шал су­до­рож­ный вздох. Он знал, что за­гнал ее в угол. Она на крюч­ке и не со­рвет­ся. Ко­неч­но, она бу­дет про­сить и умо­лять, но в кон­це кон­цов все бу­дет так, как он ре­шил. – Лар­ри, ты го­во­ришь страш­ные ве­щи, – за­хны­ка­ла Джа­нис. – Я или он! – ре­ши­тель­но по­вто­рил Лар­ри Пре­стон. – Это не шут­ка. Я го­во­рю аб­со­лют­но се­рьез­но. Все долж­но ре­шить­ся се­год­ня. Се­год­ня ре­ша­ю­щая ночь. – Но как? Что ты пред­ла­га­ешь? Что ты хо­чешь от ме­ня? – В ее го­ло­се опять слы­ша­лось от­ча­я­ние. На­вер­ное, так го­во­рят лю­ди, по­ду­мал он, ко­гда то­нут. – Он от­клю­чил­ся… ле­жит без со­зна­ния на по­лу, так? Ты рас­ска­зы­ва­ла, что, на­пив­шись, он мо­жет от­клю­чать­ся на несколь­ко ча­сов. Все про­сто… Ты ска­за­ла, что ни­кто не ви­дел, как он к те­бе вхо­дил. На ули­цах ни­ко­го нет… Ни­кто ни­че­го не узна­ет. – Но как? – Ее го­лос сей­час дро­жал от на­пря­же­ния. – Пом­нишь боль­шую по­душ­ку, ко­то­рая ле­жит у те­бя на кро­ва­ти? Ту, что я ку­пил в тот раз, ко­гда вы­сту­пал в Ат­лан­тик-Си­ти? – О, Лар­ри, нет! Я не мо­гу… не мо­гу. – Ко­неч­но, сей­час она все по­ня­ла. Лар­ри Пре­стон про­дол­жил го­во­рить, как буд­то не слы­шал ее: – Возь­ми ту по­душ­ку, Джа­нис. Ты го­во­ри­ла, что он ма­лень­кий. Вспом­ни, ты ча­сто шу­ти­ла: от горш­ка два верш­ка… На­крой его ли­цо по­душ­кой, на­да­ви и по­дер­жи ее так пять ми­нут. – Лар­ри, я те­бя умо­ляю… – Ты ни­че­го осо­бен­но­го не сде­ла­ешь, он и так уже мертв для все­го ми­ра. Сде­лай же его по-на­сто­я­ще­му мерт­вым. В этот раз она за­ры­да­ла по-на­сто­я­ще­му, на­взрыд. Несмот­ря на раз­де­ляв­шие их три ты­ся­чи миль, он слы­шал в ее ры­да­ни­ях и боль, и страх, и от­ча­я­ние. Пре­стон не то­ро­пил­ся. Он был тер­пе­лив. Он под­нял го­ло­ву и смот­рел на по­то­лок, по ко­то­ро­му дви­га­лись от­све­ты фар про­ез­жа­ю­щей ми­мо ма­ши­ны. Ночь бы­ла на­пол­не­на негром­ки­ми зву­ка­ми. Вдо­воль на­гля­дев­шись на по­то­лок, Лар­ри на­чал изу­чать ого­нек сво­ей си­га­ре­ты. – Лар­ри… – на­ко­нец взмо­ли­лась Джа­нис. – Я го­во­рил се­рьез­но, Джа­нис. Ты сто раз го­во­ри­ла, что хо­чешь, что­бы он умер. Сей­час те­бе пред­ста­вил­ся шанс. Он от­бра­сы­вал чер­ную тень на все те счаст­ли­вые ми­ну­ты, что бы­ли у нас с то­бой. – Но он же че­ло­век… он мой муж… – Он про­кля­тие, за­но­за в од­ном ме­сте и ни­че­го боль­ше! И он оста­нет­ся этой за­но­зой до кон­ца жиз­ни, ес­ли ты сей­час не сде­ла­ешь то­го, что я ска­зал. – Лар­ри Пре­стон сде­лал па­у­зу, что­бы дать ей по­нять, на­сколь­ко он зол и нетер­пе­лив. Немно­го по­мол­чав, он за­го­во­рил хо­лод­ным как лед го­ло­сом: – Боль­ше мне нече­го ска­зать, Джа­нис! Ре­шай. – Лар­ри! – за­кри­ча­ла она. – Лар­ри, не кла­ди труб­ку. По­жа­луй­ста, Лар­ри, я по­кон­чу с со­бой, ес­ли по­те­ряю те­бя. – То­гда сде­лай то, что я ска­зал. – Да, да, ко­неч­но… Толь­ко я очень бо­юсь. Мне нуж­но, что­бы ты был ря­дом. Что­бы ты об­ни­мал ме­ня… – Ско­ро я бу­ду те­бя об­ни­мать… – успо­ко­ил он ее. – Очень ско­ро. Ждать оста­лось не­дол­го. – Я вся дро­жу от стра­ха, как ма­лень­кая де­воч­ка. Мое ли­цо рас­пух­ло в том ме­сте, где он уда­рил… Как жал­ко, что ты да­ле­ко. – Иди за по­душ­кой, Джа­нис, – тер­пе­ли­во по­вто­рил Лар­ри. – Да­вай осво­бо­дим­ся от него раз и на­все­гда. – Все, взя­ла, – ска­за­ла она че­рез несколь­ко се­кунд. – До­ро­гой, я люб­лю те­бя. Ска­жи, что ты ме­ня лю­бишь. – Я люб­лю те­бя, – ска­зал Лар­ри Пре­стон. – Пред­ставь, что я сей­час не в ЛосАн­дже­ле­се, а в Нью-Йор­ке, ря­дом с то­бой. – Да, да, ты прав. Мы вме­сте. – Да­вай, лю­би­мая. Я по­до­жду. – Лар­ри… – По­ра при­сту­пать к де­лу. До­воль­но слов! Помни, что он нам ме­ша­ет. С ним мы не бу­дем счаст­ли­вы. Из­бавь­ся от него. По­ка ты бу­дешь это де­лать, я об­ду­маю, что де­лать даль­ше. – И ты боль­ше ни­ко­гда ме­ня не оста­вишь? – Ни­ко­гда. – О Гос­по­ди, как же мне страш­но!.. Лар­ри по­чув­ство­вал, что ее ре­ши­мость опять на­ча­ла осла­бе­вать. – Сде­лай это ра­ди ме­ня, крошка, – лас­ко­во по­про­сил он. – Ра­ди нас… Я те­бя люб­лю! – Сей­час сде­лаю! – ре­ши­тель­но про­из­нес­ла Джа­нис. – До­ждись ме­ня. Я не­дол­го. Она по­ло­жи­ла труб­ку на стол. За­тем на­сту­пи­ла ти­ши­на. Лар­ри Пре­стон за­ку­рил но­вую си-

га­ре­ту и вы­пу­стил в тем­но­ту об­ла­ко ды­ма. Он про­тя­нул ру­ку пе­ред со­бой, что­бы про­ве­рить, не дро­жит ли она, но в ком­на­те бы­ло слиш­ком тем­но. Лар­ри про­дол­жал изо всех сил при­жи­мать труб­ку к уху, слов­но это поз­во­ля­ло ему слы­шать, что про­ис­хо­дит в со­сед­ней ком­на­те квар­ти­ры Джа­нис. Из НьюЙор­ка до­но­си­лась ед­ва слыш­ная му­зы­ка. На­вер­ное, она опять усну­ла с ра­бо­та­ю­щим ра­дио. Она ча­сто за­бы­ва­ла вы­клю­чить ма­лень­кий бе­лый ра­дио­при­ем­ник, ко­то­рый сто­ял на сто­ли­ке ря­дом с ее кро­ва­тью. Как невин­но зву­ча­ла му­зы­ка! Как она дис­со­ни­ро­ва­ла с тем, что сей­час про­ис­хо­ди­ло там! По внут­рен­ней ча­сти ру­ки по­тек­ла струй­ка по­та. Ин­те­рес­но, по­ду­мал Лар­ри, ка­кая сей­час по­го­да в Нью-Йор­ке? Он ку­рил и ждал, ждал и ку­рил… Один раз ему по­ка­за­лось, что он услы­шал ка­кой-то звук. По­том по­ка­за­лось, что слыш­ны ее ры­да­ния. Пре­стон не мог точ­но ска­зать, как дол­го ему при­шлось ждать. Он по­те­рял счет вре­ме­ни. Про­шло еще ка­кое-то вре­мя, и ему на­ча­ло ка­зать­ся, что те­ле­фон как бы срос­ся с ним, пре­вра­тил­ся в его про­дол­же­ние, что он стал та­ким же важ­ным ор­га­ном его те­ла, как ру­ка или но­га. По­том му­зы­ка стих­ла. Ка­за­лось, что на трех ты­ся­чах миль нет ни еди­но­го зву­ка. В труб­ке бы­ли толь­ко лег­кие ста­ти­че­ские по­ме­хи. Сей­час по его гру­ди ка­тил­ся пот, гул­ко сту­ча­ло серд­це. Пять ми­нут уже дав­но долж­ны бы­ли прой­ти. Не ис­клю­че­но, что про­шли все де­сять ми­нут. Ни­че­го… ти­ши­на. И вот на­ко­нец в труб­ке раз­дал­ся ее дол­го­ждан­ный го­лос: – Лар­ри? – Джа­нис? – Я все сде­ла­ла, как ты го­во­рил, Лар­ри. Он мертв. Я уби­ла его… Как ты про­сил. Та­кое ощу­ще­ние, буд­то я его усы­пи­ла. Он сей­час ка­жет­ся та­ким ма­лень­ким и та­ким ти­хим. – Ты уве­ре­на, что он мертв? – Уве­ре­на. Я под­нес­ла к его рту зер­каль­це, как в ки­но. Он не ды­шит. Он мертв… По­го­во­ри со мной, Лар­ри. Здесь так ти­хо. По­жа­луй­ста, ну по­жа­луй­ста, ска­жи что­ни­будь. – Не бес­по­кой­ся. Вол­но­вать­ся не о чем. Все в по­ряд­ке. Все идет по пла­ну. – Он ле­жит так ти­хо… – Джа­нис, по­слу­шай ме­ня, это еще не все. Нуж­но еще кое-что сде­лать. – Ко­гда ты вер­нешь­ся до­мой? – в со­тый, на­вер­ное, раз спро­си­ла она. – Очень ско­ро. Ты и гла­зом морг­нуть не успе­ешь… – И ты боль­ше ни­ко­гда ме­ня не оста­вишь? – Я же те­бе ска­зал: ни­ко­гда! – Из­ви­ни. Про­сто я долж­на бы­ла это услы­шать еще раз… Ко­неч­но, я те­бе ве­рю… Что я сей­час долж­на де­лать? – Возь­ми оде­я­ло с кро­ва­ти и на­крой его. – А по­том? – Проверь, что­бы на ули­це ни­ко­го не бы­ло. По­том под­го­ни ма­ши­ну как мож­но бли­же к подъ­ез­ду и как мож­но быст­рее по­гру­зи его в нее. – Я не смо­гу это сде­лать. – Это необ­хо­ди­мо сде­лать. Он ма­лень­кий и лег­кий. Ты же са­ма го­во­ри­ла, что он лег­кий как пу­шин­ка. – До­ро­гой, я так бо­юсь! – Она бы­ла го­то­ва вновь рас­пла­кать­ся. – Я рас­счи­ты­ваю на те­бя Джа­нис. – Я люб­лю те­бя, Лар­ри. – Мо­жет, ты все-та­ки нач­нешь дей­ство­вать? – не вы­дер­жал Пре­стон. – Да, да, ко­неч­но. Толь­ко ска­жи, что бу­дет даль­ше? – Даль­ше все бу­дет за­ме­ча­тель­но. Даль­ше мы бу­дем счаст­ли­вы! – И ты че­рез ме­сяц вер­нешь­ся до­мой? – Да, вер­нусь. – И мы по­же­ним­ся? – Ко­неч­но, по­же­ним­ся. – И ты бу­дешь ме­ня лю­бить? И ни­ко­гда боль­ше не по­ки­нешь? – Бу­ду лю­бить и ни­ко­гда боль­ше не по­ки­ну, – сквозь зу­бы по­вто­рил он. – И еще ты ста­нешь ве­ли­ким ак­те­ром. Ты бу­дешь каж­дый ве­чер воз­вра­щать­ся до­мой, а я бу­ду ждать те­бя с вкус­ным ужи­ном. И у нас бу­дет чи­стый и уют­ный дом. И мы бу­дем пить ви­но. И все вре­мя це­ло­вать­ся. Ска­жи мне, что все бу­дет так. – Джа­нис… – Ска­жи, ну по­жа­луй­ста… Мне это очень, очень нуж­но услы­шать. Я толь­ко что уби­ла мо­е­го бед­но­го пья­но­го му­жа. Ему бы­ло лишь со­рок три го­да. – Ко­неч­но. Все бу­дет имен­но так. Все бу­дет так, как ты сей­час ска­за­ла. Я вер­нусь до­мой, как толь­ко смо­гу. – Имен­но это я и хо­те­ла услы­шать. Те­перь со мной все бу­дет в по­ряд­ке. – Ты спра­вишь­ся с те­лом? – Справ­люсь. – По­сле то­го как по­гру­зишь его в ма­ши­ну, по­ез­жай по Ист-Ри­вер-драйв. Обя­за­тель­но проверь, что­бы он был на­крыт оде­я­лом. Пом­нишь тот при­чал, око­ло ко­то­ро­го мы ча­сто пар­ко­ва­лись? Тот, что ря­дом с 16-й ули­цей? – Пом­ню. Ты по­це­ло­вал ме­ня пер­вый раз на том при­ча­ле. О до­ро­гой… – Да, да, тот са­мый. По­ез­жай ту­да. Про- верь, что­бы на при­ча­ле ни­ко­го не бы­ло. По­том сбрось те­ло в во­ду. По­сле это­го воз­вра­щай­ся до­мой. Ма­ши­ну оставь в несколь­ких квар­та­лах от до­ма. К до­му иди пеш­ком. – Мол­ча­ние. – Джа­нис, ты ме­ня слы­шишь? Мед­лить нель­зя. Все это нуж­но сде­лать очень быст­ро. – Я слы­шу те­бя, – сла­бо от­клик­ну­лась она. – Ну и ум­ни­ца! – Я сде­ла­ла это для те­бя, Лар­ри. Я ни­ко­гда не сде­лаю это ни для ко­го дру­го­го. – Знаю, крошка. Знаю, – ска­зал он елей­ным го­ло­сом, как бы лас­кая ее. – Ты – часть ме­ня, а я – часть те­бя. – Я чув­ствую то же са­мое… Толь­ко те­бе луч­ше на­чи­нать дей­ство­вать, по­ка не рас­све­ло. – Ты по­зво­нишь мне? – Да, че­рез час. За час ты долж­на упра­вить­ся. – Как жал­ко, что те­бя сей­час нет со мной… Что я в Нью-Йор­ке, а ты в Лос-Ан­дже­ле­се. – Мне то­же жал­ко, – под­дер­жал ее Лар­ри Пре­стон, – но мы долж­ны быть ре­а­ли­ста­ми. – Я бу­ду ду­мать о те­бе каж­дую се­кун­ду. – Я то­же. – Ты нена­ви­дишь ме­ня за то, что я сде­ла­ла? – неожи­дан­но спро­си­ла Джа­нис. – Нет, ко­неч­но. Я еще силь­нее люб­лю те­бя! – Ска­жи это еще раз. – Я люб­лю те­бя. – Сей­час я мо­гу сде­лать все, что угод­но. – Она сде­ла­ла па­у­зу. – По­зво­ни мне че­рез час. – Я же ска­зал, что по­зво­ню. – На ули­це све­та­ет. – То­гда нуж­но по­то­ро­пить­ся. – Да, хо­ро­шо… Лар­ри? – Что? – Ни­че­го… О Гос­по­ди, как же я бо­юсь! – Успо­кой­ся, ми­лая. Успо­кой­ся. Все бу­дет хо­ро­шо. Вот уви­дишь! – Спо­кой­ной но­чи, до­ро­гой. Будь со мной. – Бу­ду. До са­мо­го кон­ца. Лар­ри услы­шал щел­чок, и в труб­ке на­сту­пи­ла ти­ши­на. Он осто­рож­но по­ло­жил труб­ку на ры­чаж­ки. В ком­на­те по-преж­не­му бы­ло тем­но и про­хлад­но. Из все­го, чем ему нра­ви­лась Ка­ли­фор­ния, на пер­вом ме­сте с боль­шим от­ры­вом бы­ли ка­ли­фор­ний­ские но­чи. Пре­стон за­ку­рил по­след­нюю си­га­ре­ту и ском­кал пу­стую пач­ку. При­мер­но че­рез ми­ну­ту он вновь снял труб­ку, на­брал но­мер опе­ра­то­ра и по­про­сил со­еди­нить с управ­ле­ни­ем по­ли­ции ЛосАн­дже­ле­са. По­ка его со­еди­ня­ли, он от­каш­лял­ся. Все долж­но быть про­сто и убе­ди­тель­но. – Ме­ня зо­вут Лар­ри Пре­стон, – пред­ста­вил­ся Лар­ри от­ве­тив­ше­му на зво­нок де­жур­но­му сер­жан­ту. – Я ак­тер. Жи­ву на Юка-стрит, это ря­дом с Сан­се­том. Око­ло де­ся­ти ми­нут на­зад мне по­зво­ни­ли по межгороду из Нью-Йор­ка. Зво­ни­ла же­на мо­е­го дав­не­го дру­га. У нее бы­ла ис­те­ри­ка. Она го­во­ри- ла очень сбив­чи­во, по­это­му я не мо­гу утвер­ждать, что она го­во­ри­ла прав­ду, но она по­кля­лась, что толь­ко что уби­ла му­жа. Объ­яс­ни­ла, что боль­ше не мо­жет вы­но­сить его по­бои. Она со­би­ра­лась по­гру­зить те­ло в ма­ши­ну, от­вез­ти его на пирс на 16-й ули­це и сбро­сить в Ист-Ри­вер. У ме­ня сло­жи­лось впе­чат­ле­ние, что она ча­стич­но со­шла с ума. Ду­маю, сто­ит пре­ду­пре­дить нью-йорк­скую по­ли­цию. Он опи­сал се­рый «форд» и рас­ска­зал сер­жан­ту, по ка­ко­му марш­ру­ту по­едет Джа­нис. По­том из­ви­нил­ся, что не мо­жет наз­вать но­мер ма­ши­ны. Сер­жант по­бла­го­да­рил его за помощь, по­обе­щал пе­ре­зво­нить, как толь­ко бу­дут новости из Нью-Йор­ка, и по­ло­жил труб­ку. Лар­ри еще несколь­ко ми­нут тща­тель­но, по оче­ре­ди раз­би­рал все со­мни­тель­ные ме­ста сво­ей ис­то­рии на тот слу­чай, ес­ли ему при­дет­ся да­вать по­ка­за­ния. Ко­гда он ре­шил, что все в по­ряд­ке и что по­ли­ции не к че­му бу­дет при­драть­ся, он сде­лал по­след­нюю за­тяж­ку и по­га­сил си­га­ре­ту в пе­пель­ни­це. За­тем встал и опять по­шел по тем­но­му ко­ри­до­ру в спаль­ню. Он ныр­нул в по­стель и укрыл­ся еще теп­лым оде­я­лом. Пре­стон ле­жал непо­движ­но, ста­ра­ясь не ды­шать, и смот­рел на по­то­лок. Сон весь про­шел. Ря­дом по­ше­ве­ли­лась брю­нет­ка. – Кто это был? – сон­ным го­ло­сом по­ин­те­ре­со­ва­лась она. – Друг, – про­сто от­ве­тил Лар­ри Пре­стон. – Те­бя дол­го не бы­ло… – Нуж­но бы­ло за­кон­чить од­но де­ло. – Ну и как, за­кон­чил? Гла­за Лар­ри Пре­сто­на по­сте­пен­но при­вык­ли к тем­но­те. Сей­час он раз­ли­чил раз­ме­тав­ши­е­ся по по­душ­ке длин­ные чер­ные во­ло­сы, уло­вил аро­мат ее до­ро­гих фран­цуз­ских ду­хов. Лар­ри про­тя­нул ру­ку и на­мо­тал прядь ее во­лос на па­лец. – Ка­жет­ся, за­кон­чил, – на­ко­нец от­ве­тил он. – А я со­ску­чи­лась по те­бе, – ска­за­ла брю­нет­ка. – Ну-ка по­по­дроб­нее, по­жа­луй­ста. – Лар­ри опу­стил ру­ку и на­чал осто­рож­но гла­дить ее спи­ну. Де­вуш­ку зва­ли Дар­лен. Она бы­ла пер­спек­тив­ной ак­три­сой, у нее был кон­тракт с ки­но­сту­ди­ей MGM. Гол­ли­вуд­ские жур­на­ли­сты уже на­ча­ли пи­сать об их ро­мане. – Гммм, у те­бя чу­дес­ное при­кос­но­ве­ние. – Прав­да? – Он про­дол­жил гла­дить ее спи­ну, по­сте­пен­но спус­ка­ясь все ни­же и ни­же. Это про­дол­жа­лось до тех пор, по­ка Дар­лен не за­мур­лы­ка­ла от удо­воль­ствия. Она по­вер­ну­лась и креп­ко об­ня­ла его…

Пе­ре­вод Сер­гея МАНУКОВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.