УКРАСТЬ $500 000 000

Круп­ней­шее му­зей­ное ограб­ле­ние, про­изо­шед­шее в мар­те 1990 го­да в Бо­стоне, до сих пор оста­ет­ся нерас­кры­тым

Sovershenno Sekretno - - РАССЛЕДОВАНИЯ - Сер­гей МАНУКОВ

В ночь с 17 на 18 мар­та ис­пол­ня­ет­ся ров­но чет­верть ве­ка с мо­мен­та ограб­ле­ния бо­стон­ско­го Му­зея Иза­бел­лы Стю­арт Гард­нер. Несмот­ря на мно­же­ство вер­сий, в том чис­ле и до­воль­но эк­зо­ти­че­ских, кар­ти­ны до сих не най­де­ны. Оста­ет­ся без хо­зя­и­на и круп­ное воз­на­граж­де­ние за ин­фор­ма­цию, ко­то­рая по­мо­жет най­ти гра­би­те­лей и по­хи­щен­ные ими экс­по­на­ты, оце­ни­ва­е­мые – очень при­бли­зи­тель­но, ко­неч­но, – в пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров.

Для 23-лет­не­го сту­ден­та Му­зы­каль­но­го кол­ле­джа Берк­ли Ри­ка Аба­та ра­бо­та ноч­ным охран­ни­ком в Му­зее Гард­нер бы­ла иде­аль­ным спо­со­бом за­ра­ба­ты­вать день­ги на уче­бу. Он мог иг­рать до позд­не­го ве­че­ра со сво­ей рок-груп­пой в ноч­ных клу­бах, а в пол­ночь ехал в му­зей на ноч­ную сме­ну. Во вто­ром ча­су но­чи 18 мар­та 1990 го­да Рик Абат удив­лен­но смот­рел на экран мо­ни­то­ра, ко­то­рый по­ка­зы­вал бо­ко­вой вход в му­зей и сто­я­щих око­ло две­ри двух муж­чин в по­ли­цей­ской фор­ме. Они объ­яс­ни­ли, что в му­зее был ка­кой-то шум. Рик ре­шил, что речь идет о ка­ком­ни­будь пья­ни­це, ко­то­рый ухит­рил­ся пе­ре­лезть че­рез двух­мет­ро­вый за­бор и сей­час пря­чет­ся на тер­ри­то­рии му­зея, и от­крыл дверь. В ту ночь у Ри­ка Аба­та был но­вый на­пар­ник, та­кой же, как он, му­зы­кант – 25-лет­ний тру­бач Ник Фо­ули. Его при­выч­ный на­пар­ник за­бо­лел. Опыт­но­го охран­ни­ка сроч­но за­ме­ни­ли на Фо­ули, ко­то­рый устро­ил­ся на ра­бо­ту несколь­ко ме­ся­цев на­зад и до это­го ра­бо­тал ис­клю­чи­тель­но днем. Каж­дый час охран­ни­ки по оче­ре­ди со­вер­ша­ли об­хо­ды че­ты­рех­этаж­но­го зда­ния. По­ка один про­ве­рял за­лы, вто­рой сле­дил за че­тырь­мя экра­на­ми си­сте­мы ви­део­на­блю­де­ния. Ком­на­та охра­ны на­хо­ди­лась ря­дом с бо­ко­вым вхо­дом в му­зей на Па­лас-ро­уд. Ко­ри­до­ры и за­лы му­зея бы­ли обо­ру­до­ва­ны дат­чи­ка­ми дви­же­ния. Ин­фор­ма­ция сте­ка­лась в ком­пью­тер­ную си­сте­му, рас­по­ло­жен­ную ря­дом с ком­на­той охра­ны. Но­чи бы­ли скуч­ны­ми. Про­ис­ше­ствия ти­па то­го, что слу­чи­лось за па­ру недель до ограб­ле­ния, бы­ли боль­шой ред­ко­стью. Охран­ник уви­дел на мо­ни­то­ре, как на мо­ло­до­го пар­ня у бо­ко­во­го вхо­да на­па­ли двое неиз­вест­ных. Он на­чал ко­ло­тить в дверь и умо­лять, что­бы его впу­сти­ли в му­зей, но охран­ник лишь по­обе­щал по­зво­нить в по­ли­цию. Од­на­ко до при­бы­тия по­ли­ции тро­и­ца, по­хо­же, по­ми­ри­лась, се­ла в ма­ши­ну и уеха­ла. Воз­мож­но, это бы­ла пер­вая по­пыт­ка зло­умыш­лен­ни­ков про­брать­ся в му­зей. Гра­би­те­ли, пе­ре­оде­тые в по­ли­цей­скую фор­му, по­зво­ни­ли в дверь бо­ко­во­го вхо­да му­зея на Па­лас-ро­уд в 1.24 но­чи. Рик Абат впу­стил их, по­то­му что сра­бо­тал страх пе­ред по­ли­ци­ей, за­ло­жен­ный на под­со­зна­тель­ном уровне. Со­глас­но ин­струк­ци­ям он не имел пра­ва впус­кать в му­зей незна­ко­мых лю­дей. Всех ноч­ных охранников под рас­пис­ку зна­ко­ми­ли с долж­ност­ны­ми ин­струк­ци­я­ми, ко­то­рые, кста­ти, по­сто­ян­но ле­жа­ли на сто­ле в ком­на­те охра­ны. Один из пунк­тов гла­сил, что они име­ют пра­во впус­кать в му­зей лишь тех по­ли­цей­ских, ко­то­рые при­е­ха­ли по их же вы­зо­ву. Один из по­ли­цей­ских по­ин­те­ре­со­вал­ся, сколь­ко еще охранников в му­зее? Толь­ко один, услы­шал он в от­вет. На­пар­ник Аба­та со­вер­шал об­ход на тре­тьем эта­же. – Ска­жи ему, что­бы он спу­стил­ся, – ве­лел по­ли­цей­ский. За­тем «ко­пы» выманили Ни­ка из-за пуль­та, на ко­то­ром на­хо­ди­лась един­ствен­ная кноп­ка тре­во­ги, свя­зы­вав­шая му­зей Гард­нер с бли­жай­шим по­ли­цей­ским участком. – Мне зна­ко­мо твое ли­цо, – неожи­дан­но за­явил один из «копов». – По-мо­е­му, ты в ро­зыс­ке. По­ка­жи до­ку­мен­ты. Охран­ник вновь по­ви­но­вал­ся. Он вы­шел из-за пуль­та и по­ка­зал во­ди­тель­ское удо­сто­ве­ре­ние и сту­ден­че­ский би­лет Берк­ли. «Ко­пы» ве­ле­ли ему стать к стене и ши­ро­ко рас­ста­вить но­ги. Че­рез мгно­ве­ние на его ру­ках за­щелк­ну­лись на­руч­ни­ки. Толь­ко тут до него до­шло, что его не обыс­ка­ли, и он по­ду­мал, что это мо­жет быть ограб­ле­ние. Вто­рой охран­ник то­же не ока­зал со­про­тив­ле­ния и поз­во­лил на­деть на се­бя на­руч­ни­ки. – За что вы ме­ня аре­сто­ва­ли? – роб­ко по­ин­те­ре­со­вал­ся он. – Это не арест, а ограб­ле­ние, – под­твер­дил до­гад­ку Аба­та раз­го­вор­чи­вый «по­лис­мен». – Ес­ли не со­зда­ди­те нам про­блем, не по­стра­да­е­те. Че­рез несколь­ко ми­нут, в 1.48, охранников с за­кле­ен­ны­ми скотчем рта­ми от­ве­ли в под­вал и при­вя­за­ли к стол­бам мет­рах в трид­ца­ти друг от дру­га. Сле­ду­ю­щие 57 ми­нут гра­би­те­ли без по­мех хо­зяй­ни­ча­ли в му­зее.

Пусть силь­нее гря­нет бу­ря!

Гра­би­те­ли раз­де­ли­лись. Один на­пра­вил­ся в Гол­ланд­ский зал, рас­по­ло­жен­ный в юж­ном кры­ле зда­ния, а вто­рой – в га­ле­рею Шор­та, неболь­шое по­ме­ще­ние над глав­ным вхо­дом в му­зей. Тот, кто от­пра­вил­ся в Гол­ланд­ский зал, вы­ре­зал трех из че­ты­рех Рем­бранд­тов. Он хо­тел за­брать и чет­вер­тую кар­ти­ну, огром­ный ав­то­порт­рет, на­пи­сан­ный Рем­бранд­том в 1629 го­ду, но, оче­вид­но, не смог это­го сде­лать по тех­ни­че­ским при­чи­нам. Из га­ле­реи Шор­та вто­рой гра­би­тель унес пять ри­сун­ков Эд­га­ра Де­га. Са­мы­ми до­ро­ги­ми, несо­мнен­но, яв­ля­лись «Бу­ря на мо­ре Га­ли­лей­ском», един­ствен­ный мор­ской пей­заж Рем­бранд­та, и «Кон­церт» Вер­ме­е­ра, од­но из все­го лишь 35 по­ло­тен гол­ланд­ско­го жи­во­писц а. Це­ны на эти кар­ти­ны, не ис­клю­че­но, уже пре­вы­си­ли 100 млн дол­ла­ров. Кро­ме это­го, му­зей Гард­нер не до­счи­тал­ся ра­бот Го­вер­та Флин­ка и Эду­ар­да Мане, а так­же ки­тай­ско­го куб­ка эпо­хи Шан (XVII– X вв. до н.э.) и брон­зо­во­го ор­ла со зна­ме­ни На­по­лео­на. В 2.28 гра­би­те­ли вер­ну­лись в ком­на­ту охра­ны. Они про­ве­ри­ли охранников в под­ва­ле, кста­ти, вто­рой раз за вре­мя ограб­ле­ния, и на­ча­ли го­то­вить­ся к ухо­ду. Сна­ча­ла за­бра­ли кас­се­ту со сво­и­ми изоб­ра­же­ни­я­ми из ви­део­маг­ни­то­фо­на, за­тем стер­ли все дан­ные из си­сте­мы дат­чи­ков дви­же­ния, при этом не по­ду­мав, что ин­фор­ма­ция оста­лась на жест­ком дис­ке ком­пью­те­ра. На­граб­лен­ную до­бы­чу они за два ра­за выне- сли из му­зея. На все про все им по­на­до­би­лось 13 ми­нут. Охранников осво­бо­ди­ли в 8.15 утра при­е­хав­шие в му­зей стра­жи по­ряд­ка. На этот раз, к счастью, на­сто­я­щие. Рик Абат опи­сал бо­стон­ским по­ли­цей­ским, как вы­гля­де­ли их лже­кол­ле­ги. Од­но­му из пре­ступ­ни­ков бы­ло, по его сло­вам, под 40. Он был сред­не­го ро­ста, при­мер­но, 175 сан­ти­мет­ров, ху­до­ща­вый, в пенсне с зо­ло­той опра­вой и уса­ми, ско­рее все­го, при­кле­ен­ны­ми. Дру­гой был на несколь­ко лет мо­ло­же, плот­нее и вы­ше – за 180 сан­ти­мет­ров. У него то­же бы­ли усы, и то­же яв­но не свои.

Аген­ты ВА­ти­кА­нА, ко­лум­бий­ские нАр­ко­бА­ро­ны и бо­е­Ви­ки из ирА...

Офи­ци­аль­ное рас­сле­до­ва­ние на­ча­лось 18 мар­та. В тот же день его за­бра­ло у по­ли­ции Бо­сто­на местное от­де­ле­ние ФБР. В рас­сле­до­ва­нии участ­во­ва­ли так­же част­ные сыск­ные бю­ро, на­ня­тые Му­зе­ем Гард­нер. За чет­верть ве­ка, ми­но­вав­шую с той мар­тов­ской но­чи, они про­ве­ри­ли де­сят­ки, а мо­жет, и сот­ни вер­сий. В том чис­ле и эк­зо­ти­че­ские. Ко­му толь­ко не при­пи­сы­ва­ли ограб­ле­ние Му­зея Гард­нер по­клон­ни­ки тео­рии за­го­во­ра: и тай­ным аген­там Ва­ти­ка­на, и бо­е­ви­кам из Ир­ланд­ской рес­пуб­ли­кан­ской ар­мии, и эми­рам и шей­хам с Ближ­не­го Во­сто­ка, и жад­ным мил­ли­ар­де­рам из Аме­ри­ки и, ко­неч­но, ко­лум­бий­ским нар­ко­ба­ро­нам… За про­шед­шие го­ды сле­до­ва­те­лям при­шлось иметь де­ло с де­сят­ка­ми по­сред­ни­ков, вы­сту­пав­ших от име­ни лю­дей, яко­бы об­ла­дав­ших цен­ной ин­фор­ма­ци­ей о по­хи­ти­те­лях. По сло­вам спе­ца­ген­та ФБР Джеф­ф­ри Дж. Кел­ли, ны­неш­не­го ру­ко­во­ди­те­ля рас­сле­до­ва­ния, всех их ин­те­ре­со­ва­ли толь­ко день­ги. Воз­на­граж­де­ние за ин­фор­ма­цию, ко­то­рая по­мо­жет вер­нуть кар­ти­ны, со вре­ме­нем вы­рос­ло до 5 млн дол­ла­ров. Са­мым мно­го­обе­ща­ю­щим по­сред­ни­ком, по мне­нию пра­во­охра­ни­те­лей, был ано­ним­ный ав­тор пись­ма, при­шед­ше­го в Му­зей Гард­нер в кон­це ап­ре­ля 1994 го­да. Он пи­сал, что го­тов вер­нуть кар­ти­ны в об­мен на 2,6 млн дол­ла­ров и пол­ное осво­бож­де­ние от от­вет­ствен­но­сти как по­хи­ти­те­лей, так и лиц, у ко­то­рых сей­час на­хо­ди­лись кар­ти­ны. По­сколь­ку в пись­ме, на ко­то­ром сто­ял нью-йорк­ский штем­пель, шла речь об им­му­ни­те­те от уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти, му­зей пе­ре­дал его в ФБР. Ав­тор пись­ма раз­ра­бо­тал слож­ную си­сте­му об­ще­ния. Ес­ли му­зей го­тов к пе­ре­го­во­рам, то в кур­сах ва­лют в пер­во­май­ском но­ме­ре Boston Globe Sunday долж­но быть на­пи­са­но, что за дол­лар да­ют од­ну ита­льян­скую ли­ру. 1 мая, ес­ли ве­рить га­зе­те, меж­ду дол­ла­ром и ли­рой уста­но­вил­ся па­ри­тет. ФБР раз­ре­ши­ло даль­ней­шие кон­так­ты с по­сред­ни­ком. Че­рез неде­лю при­шло второе пись­мо. Ано­ним вы­ра­зил удо­вле­тво­ре­ние, что му­зей за­ин­те­ре­со­ва­ло его пред­ло­же­ние, но не скры­вал тре­во­ги по по­во­ду шу­ми­хи во­круг ограб­ле­ния и «агрес­сив­ной ре­ак­ции» на его пись­мо пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов всех уров­ней. У него воз­ник­ли со­мне­ния в ис­крен­но­сти со­труд­ни­ков му­зея. «В чем боль­ше за­ин­те­ре­со­ван му­зей, – пи­сал по­сред­ник, – в том, что­бы вер­нуть кар­ти­ны, или в аре­сте по­сред­ни­ка? ДО­БИТЬ­СЯ ТО­ГО И ДРУ­ГО­ГО ОД­НО­ВРЕ­МЕН­НО НЕВОЗ­МОЖ­НО!»

Он со­об­щил, что ему нуж­но вре­мя по­ду­мать, но боль­ше на связь не вы­хо­дил. В 1997 го­ду Уи­льям Ян­гу­орт, тор­го­вец кра­де­ны­ми про­из­ве­де­ни­я­ми ис­кус­ства и то­ва­рищ опыт­но­го по­хи­ти­те­ля кар­тин Майл­са Кон­но­ра-млад­ше­го, при­вез репортера Boston Herald То­ма Маш­бер­га на склад в Бруклине и по­ка­зал в по­лу­мра­ке кар­ти­ну, очень по­хо­жую на «Бу­рю на мо­ре Га­ли­лей­ском» Рем­бранд­та. Даль­ней­шее по­ве­де­ние Ян­гу­ор­та и Кон­но­ра, од­на­ко, до­ка­за­ло, что они про­сто хо­те­ли вос­поль­зо­вать­ся кра­жей и ни­че­го не зна­ют о ме­сто­на­хож­де­нии кра­де­ных кар­тин. В се­ре­дине 2000-х Джефф Кел­ли встре­чал­ся да­же с про­дю­се­ра­ми по­пу­ляр­но­го де­тек­тив­но­го се­ри­а­ла «Монк». В ФБР по­зво­нил те­ле­зри­тель и за­явил, что ви­дел в од­ной из се­рий в глу­бине ком­на­ты кар­ти­ну, очень по­хо­жую на «Кон­церт» Вер­ме­е­ра. Это, дей­стви­тель­но, ока­зал­ся «Кон­церт», но не ори­ги­нал, а ре­про­дук­ция, ко­то­рую ис­поль­зо­ва­ли как рек­ви­зит.

Во­про­сы без от­Ве­тоВ

Вы­чис­лить ано­ним­но­го по­сред­ни­ка по пись­мам ФБР не уда­лось. Сле­до­ва­те­лям не оста­ва­лось ни­че­го ино­го, как рас­счи­ты­вать на уда­чу и пы­тать­ся най­ти по­хи­ти­те­лей по кос­вен­ным ули­кам. По­че­му, на­при­мер, ду­ма­ли сы­щи­ки, пре­ступ­ни­ки взя­ли ри­сун­ки Де­га и оста­ви­ли зна­чи­тель­но бо­лее цен­ный эс­киз «Опла­ки­ва­ния Хри­ста» Ми­ке­лан­дже­ло, ле­жав­ший в счи­та­ных сан­ти­мет­рах? Дат­чи­ки дви­же­ния за­фик­си­ро­ва­ли, что во­ры ни ра­зу не под­ня­лись на тре­тий этаж, где ви­сел, по­жа­луй, наи­бо­лее цен­ный экс­по­нат му­зея Гард­нер – «По­хи­ще­ние Ев­ро­пы» Ти­ци­а­на. Не за­ин­те­ре­со­ва­ли их и очень цен­ный «Алтарь се­мей­ства Ко­лон­на» Ра­фа­э­ля, и ра­бо­ты Джо­на Сар­джен­та и Джейм­са Уис­тле­ра. Стран­ное впе­чат­ле­ние про­из­во­дил и эпи­зод со зна­ме­нем На­по­лео­на, на ко­то­рое по­хи­ти­те­ли за­тра­ти­ли не­ма­ло вре­ме­ни и ко­то­рое сто­и­ло зна­чи­тель­но де­шев­ле кар­тин. Есте­ствен­но, сле­до­ва­те­ли до­про­си­ли де­сят­ки со­труд­ни­ков Му­зея Гард­нер. Под по­до­зре­ние в первую оче­редь по­пал Рик Абат, но он два­жды успеш­но про­шел ис­пы­та­ние на де­тек­то­ре лжи. По­хи­ти­те­ли при­е­ха­ли на ма­шине. Од­на­ко от вер­сии, что у них был со­общ­ник, си­дев­ший за ру­лем, при­шлось быст­ро от­ка­зать­ся. В ФБР при­шли чет­ве­ро юно­шей, ко­то­рые от­ме­ча­ли День свя­то­го Пат­ри­ка в со­сед­нем жи­лом до­ме. Ухо­дя с ве­че­рин­ки меж­ду полуночью и ча­сом но­чи, они за­ме­ти­ли двух муж­чин в ма­лень­ком крас­ном хетч­б­э­ке, при­пар­ко­ван­ном на Па­лас-ро­уд неда­ле­ко от му­зея. Им по­ка­за­лось, что это бы­ли по­ли­цей­ские. Юно­ши бы­ли несо­вер­шен­но­лет­ние и к то­му же из­ряд­но на­ве­се­ле. Во из­бе­жа­ние непри­ят­но­стей они по­то­ро­пи­лись уй­ти. ФБР ис­ка­ло кар­ти­ны не толь­ко в Аме­ри­ке, но и за ру­бе­жом. Спе­ца­гент ФБР Дэн Фал­зон и Бар­ба­ра Ман­гум, глав­ный хра­ни­тель кол­лек­ции в Му­зее Гард­нер, в на­ча­ле 1990-х ле­та­ли в Япо­нию про­ве­рить ин­фор­ма­цию, со­глас­но ко­то­рой в част­ной га­ле­рее бо­га­то­го япон­ско­го ху­дож­ни­ка со свя­зя­ми в пре­ступ­ном ми­ре по­явил­ся мор­ской пей­заж Рем­бранд­та. Вы­яс­ни­лось, что кар­ти­на яв­ля­ет­ся лишь ко­пи­ей «Бу­ри на мо­ре Га­ли­лей­ском» Рем­бранд­та, при­чем до­воль­но по­сред­ствен­ной. Несколь­ко лет на­зад агент Кел­ли летал в Па­риж вы­яс­нить, не ку­пил ли фран­цуз­ский биз­нес­мен Жан-Ма­ри Мес­сье укра­ден­ных Рем­бранд­тов. Ин­фор­ма­ция не под­твер­ди­лась.

ГлаВ­ное – кар­ти­ны, а не по­хи­ти­те­ли

Од­ну из наи­бо­лее убе­ди­тель­ных вер­сий вы­дви­нул Сти­вен Кур­ки­ян, про­ра­бо­тав­ший 40 лет в Boston Globe и име­ю­щий в сво­ем по­служ­ном спис­ке три Пу­лит­це­ров­ские пре­мии. На­пи­сан­ная им кни­га «Ге­ни­аль­ные во­ры: бо­стон­ские ганг­сте­ры, про­вер­нув­шие са­мое круп­ное в ми­ре ис­кусств ограб­ле­ние» 10 мар­та по­яви­лась на при­лав­ках книж­ных ма­га­зи­нов. Кур­ки­ян счи­та­ет, что ор­га­ни­за­то­ром ограб­ле­ния был бо­стон­ский ганг­стер по име­ни Лу­ис Ройс из бан­ды Ро­сет­ти. Он лич­но жа­ло­вал­ся ре­пор­те­ру, что до сих пор не по­лу­чил при­чи­та­ю­щи­е­ся ему 15 % за раз­ра­бот­ку пла­на. В дет­стве и юно­сти Ройс был боль­шим по­клон­ни­ком изящ­ных ис­кусств и так лю­бил Му­зей Гард­нер, что неод­но­крат­но пря­тал­ся в нем на ночь, что­бы по­бро­дить в оди­но­че­стве по за­лам. Став ганг­сте­ром, он ре­шил огра­бить лю­би­мый му­зей. Кар­ти­ны по­на­до­би­лись да­же не столь­ко для про­да­жи, сколь­ко для тор­га. «Брат­ков», си­дев­ших за ре­шет­кой, неред­ко вы­ме­ни­ва­ли на укра­ден­ные ше­дев­ры. Лу­ис Ройс при­ду­мал про­стой, но эф­фек­тив­ный план с дву­мя фик­тив­ны­ми ко­па­ми. Кста­ти, недо­ро­гой по срав­не­нию, ко­неч­но, с ше­дев­ра­ми жи­во­пи­си китайский ку­бок по­на­до­бил­ся имен­но Рой­су. Сти­вен Кур­ки­ян утвер­ждал, что зна­ет и имя за­каз­чи­ка. Ограб­ле­ние за­ка­за­ли Рой­су один из крест­ных от­цов бо­стон­ской ма­фии Вин­сент Фер­ра­ра, ко­то­рый в кон­це 1980-х го­дов от­пра­вил­ся на 20 лет за ре­шет­ку по об­ви­не­нию в убий­стве, и его по­мощ­ник Боб­би До­на­ти, на­ве­щав­ший ше­фа в тюрь­ме. На­ка­нуне ограб­ле­ния До­на­ти ви­де­ли в клу­бе Shack с огром­ным бу­маж­ным па­ке­том. Ко­гда он по­скольз­нул­ся и упал, из па­ке­та вы­ва­ли­лась по­ли­цей­ская фор­ма. «Тво­их рук де­ло?» – по­ин­те­ре­со­вал­ся Фер­ра­ра у До­на­ти, ко­гда тот при­шел на сви­да­ние уже по­сле ограб­ле­ния. «Я же те­бе го­во­рил, шеф, что сде­лаю это. Те­перь нуж­но при­ду­мать спо­соб за­клю­чить сдел­ку и об­ме­нять те­бя на кар­ти­ны», – от­ве­тил тот. Боб­би До­на­ти за­ве­рил бос­са, что на­деж­но спря­тал до­бы­чу. Од­на­ко вско­ре он пал жерт­вой раз­бо­рок в кри­ми­наль­ном ми­ре. Ди­рек­тор му­зея Энн Холи так хо­те­ла вер­нуть по­хи­щен­ное, что да­же об­ра­ти­лась к па­пе Ио­ан­ну Пав­лу II с прось­бой при­звать по­хи­ти­те­лей воз­вра­тить кар­ти­ны. Она так­же по­про­си­ла мас­са­чу­сет­ско­го се­на­то­ра Уи­лья­ма Бал­дже­ра по­го­во­рить с его бра­том Джейм­сом, боль­ше из­вест­ным под клич­кой Уай­ти. Джеймс «Уай­ти» Бал­джер был од­ним из ко­ро­лей пре­ступ­но­го ми­ра Бо­сто­на и до аре­ста в 2011 го­ду воз­глав­лял бан­ду Winter Hill. Ограб­ле­ние про­изо­шло на его «тер­ри­то­рии». Так что Уай­ти то­же был за­ин­те­ре­со­ван в об­на­ру­же­нии гра­би­те­лей, по­то­му что хо­тел по­лу­чить свою до­лю. Что же ка­са­ет­ся ФБР, то де­ло об ограб­ле­нии му­зея Гард­нер по-преж­не­му не за­кры­то. Его сей­час ве­дет спе­ца­гент Джефф Кел­ли. В ФБР, как обыч­но, темнят и го­во­рят, что ограб­ле­ние ор­га­ни­зо­ва­ла и про­ве­ла груп­па бо­стон­ских ганг­сте­ров, ко­то­рым по­мо­га­ли по­сред­ни­ки ма­фи­о­зи из дру­го­го шта­та. Мно­гих из участ­ни­ков гром­ко­го пре­ступ­ле­ния уже дав­но нет в жи­вых. В мар­те 2003 го­да ФБР про­ве­ло сен­са­ци­он­ную пресс-кон­фе­рен­цию. Ди­рек­тор бо­стон­ско­го от­де­ле­ния ФБР Ри­чард Десла­у­рье объ­явил, что кар­ти­ны на­хо­дят­ся в Фи­ла­дель­фии. ФБР не на­зва­ло имен по­хи­ти­те­лей, по­то­му что ис­тек срок дав­но­сти за ту кра­жу. Глав­ным в то вре­мя бы­ло вер­нуть кар­ти­ны. По­сле той сен­са­ци­он­ной пресс-кон­фе­рен­ции про­шло бо­лее 10 лет, од­на­ко на сте­нах Му­зея Гард­нер по-преж­не­му зи­я­ют пу­стые рамы. В ФБР по­сту­пи­ла ин­фор­ма­ция о сред­ней ру­ки ма­фи­о­зо по име­ни Кар­мел­ло Мер­ли­но из Квин­си, штат Мас­са­чу­сетс, ко­то­рый как-то по­хва­лил­ся зна­ко­мым, что у него на­кле­вы­ва­ет­ся сдел­ка по про­да­же кар­тин «на пять ли­мо­нов». Че­рез ка­кое-то вре­мя Мер­ли­но аре­сто­ва­ли по по­до­зре­нию в под­го­тов­ке во­ору­жен­но­го ограб­ле­ния. Ему по­обе­ща­ли смяг­чить на­ка­за­ние в об­мен на помощь в по­ис­ках кар­тин из му­зея Гард­нер, но он ска­зал, что ни­че­го не зна­ет об ограб­ле­нии. Че­рез несколь­ко лет Джефф Кел­ли вы­шел на дру­зей Мер­ли­но, Джор­джа Рейс­сфел­де­ра и Лео­нар­да Де­му­зио. У Рейс­сфел­де­ра был крас­ный «Додж-Дай­то­на», мо­дель 1986 го­да. На та­кой же ма­шине пре­ступ­ни­ки при­е­ха­ли на ограб­ле­ние и увез­ли кар­ти­ны. К то­му же двое род­ствен­ни­ков Рейс­сфел­де­ра ви­де­ли укра­ден­но­го Мане в его квар­ти­ре че­рез три ме­ся­ца по­сле ограб­ле­ния му­зея. Фо­то­гра­фии Джор­джа Рейс­сфел­де­ра и Лео­нар­да Де­му­зио бы­ли очень по­хо­жи на фо­то­ро­бо­ты, со­став­лен­ные по опи­са­нию охранников му­зея. К со­жа­ле­нию, к то­му вре­ме­ни, ко­гда ФБР вы­шло на след Рейс­сфел­де­ра и Де­му­зио, обо­их уже не бы­ло в жи­вых. Кар­мел­ло Мер­ли­но скон­чал­ся в тюрь­ме в 2005 го­ду. Скон­чал­ся и Ро­берт Гу­а­рен­те, бан­дит из Мэй­на, ко­то­рый то­же тор­го­вал кра­де­ны­ми кар­ти­на­ми. В 2009-м его вдо­ва рас­ска­за­ла аген­там ФБР, что он в 2002 го­ду про­дал несколь­ко по­ло­тен неко­е­му Ро­бер­ту Джен­ти­лю из Кон­нек­ти­ку­та. ФБР аре­сто­ва­ло Джен­ти­ля за хра­не­ние нар­ко­ти­ков и нар­ко­тор­гов­лю. Во вре­мя обыс­ка в его до­ме в Ман­че­сте­ре, штат Кон­нек­ти­кут, в са­рае на­шли по­тай­ное по­ме­ще­ние с огром­ным ящи­ком, од­на­ко он был пуст.

на­деж­да уми­ра­ет по­след­ней

Несмот­ря на то что по­сле ограб­ле­ния про­шла уже чет­верть ве­ка, и в ФБР, и в Му­зее Гард­нер на­де­ют­ся на луч­шее. В этих на­деж­дах му­зей­ных ра­бот­ни­ков укреп­ля­ет то об­сто­я­тель­ство, что укра­ден­ные по­лот­на дей­стви­тель­но вре­мя от вре­ме­ни воз­вра­ща­ют­ся в род­ные пе­на­ты. На­при­мер, в 2002 го­ду в лон­дон­скую га­ле­рею «Тейт» вер­ну­лись в непо­вре­жден­ном со­сто­я­нии две кар­ти­ны ан­глий­ско­го жи­во­пис­ца XIX ве­ка Уи­лья­ма Тёр­не­ра, укра­ден­ные во вре­мя вы­став­ки в Гер­ма­нии во­се­мью го­да­ми ра­нее. Статистика, од­на­ко, про­тив чрез­мер­но­го оп­ти­миз­ма. По дан­ным ФБР, толь­ко 5 % укра­ден­ных про­из­ве­де­ний ис­кус­ства воз­вра­ща­ют­ся к сво­им за­кон­ным вла­дель­цам. По мне­нию ос­но­ва­те­ля Ре­ги­стра по­хи­щен­ных про­из­ве­де­ний ис­кус­ства Джу­ли­а­на Рэд­к­лиф­фа, шан­сы на воз­вра­ще­ние ше­дев­ров в Му­зей Гард­нер все же вы­ше сред­не­ста­ти­сти­че­ских и со­став­ля­ют не 5 %, а 20. Уж слиш­ком гром­кой по­лу­чи­лась кра­жа 25 лет на­зад, и слиш­ком труд­но про­дать укра­ден­ные кар­ти­ны. Так что оста­ет­ся, по­хо­же, толь­ко од­но – на­брать­ся тер­пе­ния и ждать.

Зда­ние бо­стон­ско­го му­Зея иЗа­бел­лы стю­арт гард­нер

«Бу­ря на мо­ре Га­ли­лей­ском», рем­Брандт (1633), 161,7х129,8 см.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.