СПОР­НЫЕ СПО­РЫ

Ви­нов­ных в мас­со­вом за­ра­же­нии сверд­лов­чан си­бир­ской яз­вой в 1979 го­ду те­перь опре­де­лит суд

Sovershenno Sekretno - - РАССЛЕДОВАНИЯ - Дмит­рий АН­тО­НЕН­кОв, Ека­те­рин­бург

«ВЕ­ка­те­рин­бург­ская пен­си­о­нер­ка Ра­и­са Смир­но­ва ре­ши­ла по­ло­жить ко­нец од­ной из тайн ХХ ве­ка – эпи­де­мии си­бир­ской яз­вы в Сверд­лов­ске в 1979 го­ду. О тра­ге­дии, разыг­рав­шей­ся в про­шлом сто­ле­тии, до сих пор спо­рят ис­сле­до­ва­те­ли, во­ен­ные, жур­на­ли­сты, сни­ма­ют до­ку­мен­таль­ные филь­мы и пи­шут кни­ги-рас­сле­до­ва­ния. Но Смир­но­ва уве­ре­на – во вспыш­ке за­бо­ле­ва­ния ви­но­ва­ты со­труд­ни­ки во­ен­но­го го­род­ка № 19, до­пу­стив­шие ка­та­стро­фи­че­скую оплош­ность. По­это­му и от­ве­чать за тра­ге­дию долж­но Ми­но­бо­ро­ны РФ.

1979 го­ду в Сверд­лов­ске про­изо­шла вспыш­ка за­бо­ле­ва­ний си­бир­ской яз­вой – за­бо­ле­ва­ний, иден­тич­ных по сво­им при­зна­кам ле­гоч­ной фор­ме си­бир­ской яз­вы. Эпи­де­мия дан­но­го за­бо­ле­ва­ния бы­ла вы­зва­на вы­бро­сом в ат­мо­сфе­ру об­ла­ка спор, по­доб­ных си­бир­ской яз­ве, с тер­ри­то­рии 19-го во­ен­но­го го­род­ка», – с этих строк на­чи­на­ет­ся ис­ко­вое за­яв­ле­ние ека­те­рин­бург­ской пен­си­о­нер­ки Ра­и­сы Смир­но­вой. 68-лет­няя жен­щи­на утвер­жда­ет, что са­ма ста­ла жерт­вой не­счаст­но­го слу­чая, при­вед­ше­го к утеч­ке спор со­вет­ско­го бак­те­рио­ло­ги­че­ско­го ору­жия, и с тех пор 36 лет вы­нуж­де­на ра­бо­тать на ле­кар­ства. По­это­му она ре­ши­ла взыс­кать мо­раль­ный вред и сред­ства, по­тра­чен­ные на ле­че­ние, по­дав свой иск про­тив Цен­тра во­ен­но-тех­ни­че­ских про­блем бак­те­рио­ло­ги­че­ской за­щи­ты НИИ мик­ро­био­ло­гии Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Пе­ред на­ча­лом су­деб­но­го за­се­да­ния в за­ле Чка­лов­ско­го су­да Ека­те­рин­бур­га Смир­но­ва по­дроб­но рас­ска­зы­ва­ет жур­на­ли­стам про со­бы­тия 1979 го­да. То­гда она ра­бо­та­ла в от­де­ле снаб­же­ния ке­ра­ми­че­ско­го за­во­да в мик­ро­рай­оне Втор­чер­мет. 9 ап­ре­ля ей неожи­дан­но ста­ло пло­хо. Она по­те­ря­ла со­зна­ние пря­мо на ра­бо­чем ме­сте. В се­бя Ра­и­са Смир­но­ва при­ш­ла че­рез неде­лю в 40-й боль­ни­це. «Ди­а­гноз мне то­гда по­ста­ви­ли «бак­те­рио­ло­ги­че­ская пнев­мо­ния». Под нас, та­ких, то­гда в 40-й боль­ни­це це­лый кор­пус от­ве­ли. Вра­чи се­бя ве­ли очень стран­но, да­ва­ли ка­кие-то ле­кар­ства, от ко­то­рых сил у ме­ня со­всем не бы­ло, – вспо­ми­на­ет Смир­но­ва. – Еще ко мне в боль­ни­цу, ко­гда я с си­бир­ской яз­вой ле­жа­ла, при­шли муж­чи­ны в штат­ском. Го­во­рят, мне на­до под­пи­сать бу­ма­гу о нераз­гла­ше­нии. А ес­ли не под­пи­ше­те, мы вас по­са­дим. Я, ко­неч­но, на­пу­га­лась. Они же, по­ка я в боль­ни­це ле­жа­ла, мог­ли мне вме­сто ле­кар­ства че­го дру­гое во­ткнуть – и все…» Под­пис­ку о нераз­гла­ше­нии то­гда да­ва­ли чуть ли не все участ­ни­ки тех со­бы­тий. Но в 2005 го­ду вы­шел 25-лет­ний срок. Го­во­рить о тра­ге­дии 1979 го­да мож­но ста­ло в от­кры­тую. Но яс­но­сти в во­про­се не при­ба­ви­лось.

Под­зем­ная фаб­ри­ка смер­ти сверд­ловск-19

По­сле на­ча­ла хо­лод­ной вой­ны, ко­гда СССР вклю­чил­ся в гон­ку во­ору­же­ний, на Ура­ле со­зда­вал­ся не толь­ко ме­талл для обо­рон­ки и танки, но и бак­те­рио­ло­ги­че­ское ору­жие. Од­ну из сек­рет­ных фаб­рик по­стро­и­ли сра­зу же по­сле Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны на окра­ине Сверд­лов­ска. Са­мо про­из­вод­ство на­хо­ди­лось под зем­лей. А свер­ху воз­вы­ша­лись ка­зар­мы, до­ма для про­жи­ва­ния се­мей во­ен­ных, бе­тон­ный за­бор по пе­ри­мет­ру, дей­ство­вал за­кры­тый про­пуск­ной ре­жим. Эта тер­ри­то­рия на­зы­ва­лась «во­ен­ный го­ро­док Сверд­ловск-19». По неко­то­рым дан­ным, здесь осу­ществ­ля­лись ис­пы­та­ния и про­из­вод­ство смер­тель­ных па­то­ге­нов, в том чис­ле си­бир­ской яз­вы. В це­лях сек­рет­но­сти на­се­ле­ние ураль­ской «оби­те­ли зла» чис­ли­лось за Перм­ской об­ла­стью. А са­мо во­ен­ное под­раз­де­ле­ние под­чи­ня­лось 15-му Глав­но­му управ­ле­нию Ми­но­бо­ро­ны. Сверд­ловск раз­рас­тал­ся, и по со­сед­ству с 19-м по­явил­ся 32-й во­ен­ный го­ро­док с тан­ка­ми и БМП. А еще че­рез несколь­ко лет гра­ни­цы го­ро­да на­столь­ко рас­ши­ри­лись, что ве­дом­ства Ми­но­бо­ро­ны ока­за­лись чуть ли не в цен­тре мик­ро­рай­о­на Втор­чер­мет Чка­лов­ско­го рай­о­на го­ро­да. В на­ча­ле ап­ре­ля 1979 го­да жи­те­ли Втор­чер­ме­та ста­ли мас­со­во уми­рать. Наи­боль­шее ко­ли­че­ство смер­тей бы­ло сре­ди со­труд­ни­ков ке­ра­ми­че­ско­го за­во­да, на­хо­див­ше­го­ся в двух ки­ло­мет­рах от Сверд­лов­ска-19. Ве­те­ра­ны 32-го го­род­ка в мно­го­чис­лен­ных сви­де­тель­ствах жур­на­ли­стам утвер­жда­ют, что гиб­нуть на­ча­ли и во­ен­ные. Но ко­ман­до­ва­ние сра­зу же вве­ло ка­ран­тин. 5 ап­ре­ля «Го­лос Аме­ри­ки» со­об­щил, что в Сверд­лов­ске про­изо­шла вспыш­ка за­бо­ле­ва­ний си­бир­ской яз­вой. Со­хра­нять сек­рет­ность даль­ше бы­ло бес­смыс­лен­но, и в ураль­ской сто­ли­це офи­ци­аль­но объ­яви­ли тре­во­гу. В га­зе­тах со­об­щи­ли, что про­изо­шла вспыш­ка отрав­ле­ний из-за упо­треб­ле­ния в пи­щу мя­са за­ра­жен­но­го ско­та. Домашний скот, имев­ший­ся у граж­дан­ских лиц, изы­мал­ся. Жи­те­лей по­квар­тир­но об­хо­ди­ли са­ни­та­ры. По­всю­ду бы­ли раз­ве­ше­ны ли­стов­ки с изоб­ра­же­ни­ем ко­ро­вы и над­пи­сью «Си­бир­ская яз­ва». Мик­ро­рай­он опрыс­ки­ва­ли обез­за­ра­жи­ва­ю­щи­ми ве­ще­ства­ми с зем­ли и воз­ду­ха. А на­по­сле­док все до­ро­ги Втор­чер­ме­та за­ка­та­ли в ас­фальт. Сверд­лов­чане в офи­ци­аль­ную вер­сию за­ра­же­ния не по­ве­ри­ли. В на­ро­де полз­ли слу­хи о ди­вер­сии со сто­ро­ны по­тен­ци­аль­но­го про­тив­ни­ка. Но наи­бо­лее усто­яв­шей­ся вер­си­ей ста­ло ЧП в Сверд­лов­ске-19. Яко­бы в кон­це мар­та 1979 го­да, ко­гда ра­бо­ты со спо­ра­ми си­бир­ской яз­вы вре­мен­но бы­ли пре­кра­ще­ны, ра­бот­ни­ки ла­бо­ра­то­рии сня­ли за­гряз­нен­ный фильтр вен­ти­ля­ции. По дру­гой вер­сии, он про­сто по­рвал­ся. Не знав­шая об этом сме­на, на­чав­шая ра­бо­тать со спо­ра­ми, несколь­ко ча­сов про­ра­бо­та­ла с си­бир­ской яз­вой. Все это вре­мя спо­ры ветром раз­но­си­ло по югу и юго-во­сто­ку го­ро­да. Во­ен­ные экс­пер­ты опро­вер­га­ли эту вер­сию, ссы­ла­ясь на трой­ную си­сте­му вен­ти­ля­ции, при ко­то­рой вы­ход из строя од­но­го филь­тра не при­вел бы к ЧП. Так­же они утвер­жда­ют, что наи­боль­шее ко­ли­че­ство

Ека­тЕ­рин­бург­ская пЕн­си­о­нЕр­ка ра­и­са смир­но­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.