Ка­ра­тель­ная опе­ра­ция

Âо­ен­нàя ïо­лиöия ïàлà æерт­воé меæве­дом­ствен­ныõ ин­триã си­ло­выõ струк­тур

Sovershenno Sekretno - - ПОЛИТИКА - Александр Круг­лов

в кон­це мар­та 2015 го­да был утвер­жден устав во­ен­ной по­ли­ции во­ору­жен­ных сил россии. Та­ким об­ра­зом, де-юре бы­ло за­вер­ше­но со­зда­ние но­вой пра­во­охра­ни­тель­ной и кон­троль­ной струк­ту­ры Ми­но­бо­ро­ны. од­на­ко про­шло уже несколь­ко ме­ся­цев, а во­ен­ные по­ли­цей­ские, ко­то­рые долж­ны стать оп­ло­том борьбы с де­дов­щи­ной, ни­чем себя не про­яв­ля­ют. Бы­ли за­ме­че­ны на Меж­ду­на­род­ном во­ен­но-тех­ни­че­ском фо­ру­ме «Ар­мия-2015», охра­ня­ли Па­рад По­бе­ды, обес­пе­чи­ва­ли охра­ну ми­ни­стра обо­ро­ны в Кры­му. Из­ред­ка по­яв­ля­ют­ся со­об­ще­ния, что они участ­ву­ют в охране раз­лич­ных ме­ро­при­я­тий бо­е­вой под­го­тов­ки. На се­го­дняш­ний день – это прак­ти­че­ски ис­чер­пы­ва­ю­щий пе­ре­чень до­сти­же­ний во­ен­ных по­ли­цей­ских. оче­вид­но, что рос­сий­ская во­ен­ная по­ли­ция фак­ти­че­ски не при­сту­пи­ла к пол­но­цен­ной де­я­тель­но­сти и вы­пол­ня­ет ис­клю­чи­тель­но пред­ста­ви­тель­ские функ­ции. По­че­му си­сте­ма, ко­то­рая эф­фек­тив­но ра­бо­та­ет в 40 ар­ми­ях ми­ра, неэф­фек­тив­на в россии, вы­яс­нял кор­ре­спон­дент «Со­вер­шен­но сек­рет­но».

Об­шир­ный меж­ду­на­род­ный опыт до­ка­зы­ва­ет: во­ен­ная по­ли­ция как осо­бая служба в во­ору­жен­ных си­лах мно­гих го­су­дарств яв­ля­ет­ся весь­ма эф­фек­тив­ным ин­стру­мен­том для под­дер­жа­ния за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка. В на­сто­я­щее вре­мя под­раз­де­ле­ния во­ен­ной по­ли­ции дей­ству­ют бо­лее чем в со­ро­ка ар­ми­ях ми­ра, в том чис­ле в США, Гер­ма­нии, Фран­ции, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ки­тае. На пост­со­вет­ском про­стран­стве ин­сти­тут во­ен­ной по­ли­ции су­ще­ству­ет в во­ору­жен­ных си­лах Укра­и­ны, Ка­зах­ста­на, Ар­ме­нии, Азер­бай­джа­на, Гру­зии, а так­же в ар­ми­ях При­бал­тий­ских го­су­дарств. О необ­хо­ди­мо­сти со­зда­ния во­ен­ной по­ли­ции, как по­ка­зы­ва­ет опыт дру­гих стран, эф­фек­тив­ном ин­стру­мен­те ре­гу­ли­ро­ва­ния во­ин­ской дис­ци­пли­ны, впер­вые за­ду­ма­лись в со­вет­ской ар­мии. Ин­сти­тут во­ен­ной по­ли­ции пред­ла­га­лось вве­сти еще в 1989 го­ду. Сна­ча­ла в ка­че­стве экс­пе­ри­мен­та пла­ни­ро­ва­лось со­здать по­ли­цей­ские под­раз­де­ле­ния в двух во­ен­ных окру­гах и на Се­вер­ном фло­те. Идея ста­ла еще бо­лее ак­ту­аль­ной в Рос­сий­ской ар­мии, где си­ту­а­ция с де­дов­щи­ной все­гда бы­ла да­ле­ка от нор­маль­ной.

Ре­ше­ние о со­зда­нии во­ен­ной по­ли­ции неод­но­крат­но откладывалось

Вер­нуть­ся к идее со­зда­ния во­ен­ной по­ли­ции ре­ши­ли в 2006 го­ду. По­во­дом для это­го по­слу­жил про­гре­мев­ший на всю стра­ну слу­чай в Че­ля­бин­ском тан­ко­вом учи­ли­ще, где со­слу­жив­цы же­сто­ко ис­ка­ле­чи­ли ря­до­во­го Ан­дрея Сы­чё­ва. Прав­да, эти пла­ны по раз­лич­ным при­чи­нам ре­а­ли­зо­ва­ны не бы­ли. Од­на­ко в 2010 го­ду неожи­дан­но бы­ло объ­яв­ле­но, что во­ен­ная по­ли­ция в России уже су­ще­ству­ет и в 2011 го­ду при­сту­пит к пол­но­цен­но­му функ­ци­о­ни­ро­ва­нию. Окон­ча­тель­ное ре­ше­ние о со­зда­нии во­ен­ной по­ли­ции при­нял быв­ший ми­нистр обо­ро­ны Ана­то­лий Сер­дю­ков. Но, как ока­за­лось, это во­ле­вое ре­ше­ние бы­ло не окон­ча­тель­ным. Сколь дол­го и му­чи­тель­но эта идея вы­на­ши­ва­лась, столь же дол­го она и ре­а­ли­зо­вы­ва­лась. Сна­ча­ла за­держ­ка про­изо­шла из­за от­сут­ствия пра­во­вой ба­зы, при­ня­тие ко­то­рой на про­тя­же­нии пя­ти лет откладывалось. Пред­по­ла­га­лось, что положение о во­ен­ной по­ли­ции бу­дет вклю­че­но в за­кон «О по­ли­ции» в 2011 го­ду, од­на­ко это­го не слу­чи­лось. Несмот­ря на это ле­том 2012 го­да на­чаль­ник рос­сий­ско­го Ге­не­раль­но­го шта­ба ге­не­рал ар­мии Ни­ко­лай Ма­ка­ров за­явил, что во­ен­ная по­ли­ция нач­нет ра­бо­тать в де­каб­ре 2012 го­да, но фор­ми­ро­ва­ние вновь бы­ло от­ло­же­но.

воз­гла­вить пра­во­охра­ни­тель­ную струк­ту­ру мог ге­не­рал с уго­лов­ным про­шлым

То­гда в Ми­но­бо­ро­ны за­яв­ля­ли, что еще од­ной при­чи­ной за­мед­ле­ния про­цес­са со­зда­ния но­во­го ве­дом­ства – пре­по­ны, ко­то­рые ме­ша­ют на­зна­чить на долж­ность его ру­ко­во­ди­те­ля – ге­не­ра­ла Сер­гея Су­ро­ви­ки­на. На лич­но­сти это­го ге­не­ра­ла сто­ит оста­но­вить­ся осо­бо. Нач­нем с то­го, что у него мно­же­ство неод­но­знач­ных мо­мен­тов в био­гра­фии. Впер­вые о Су­ро­ви- кине ста­ло из­вест­но во вре­мя ав­гу­стов­ско­го пут­ча 1991-го, ко­гда БМП ба­та­льо­на, ко­то­рым он ко­ман­до­вал, за­да­ви­ла тро­их че­ло­век. Ка­пи­тан Су­ро­ви­кин око­ло се­ми ме­ся­цев на­хо­дил­ся под след­стви­ем, но в ре­зуль­та­те об­ви­не­ния бы­ли сня­ты по пря­мо­му ука­за­нию Бо­ри­са Ель­ци­на. Вновь его имя грох­ну­ло в Ека­те­рин­бур­ге, где он ко­ман­до­вал 34-й мо­то­стрел­ко­вой ди­ви­зи­ей: пря­мо в его ка­би­не­те за­стре­лил­ся за­ме­сти­тель ком­ди­ва по во­ору­же­нию. По­сле это­го ин­ци­ден­та ге­не­ра­ла «спря­та­ли» в Чечне – ко­ман­ди­ром 42-й мо­то­стрел­ко­вой ди­ви­зии. Но ре­ша­ю­щий слив ком­про­ма­та про­изо­шел, ко­гда прин­ци­пи­аль­но ре­шал­ся во­прос о на­зна­че­нии ге­не­ра­ла на долж­ность на­чаль­ни­ка во­ен­ной по­ли­ции. В этот мо­мент во­ен­ная про­ку­ра­ту­ра об­на­ро­до­ва­ла ис­то­рию о том, что в 1995 го­ду, бу­дучи слу­ша­те­лем Ака­де­мии име­ни Фрун­зе, был осуж­ден за «по­соб­ни­че­ство в при­об­ре­те­нии и сбы­те ог­не­стрель­но­го ору­жия» и при­го­во­рен к го­ду ли­ше­ния сво­бо­ды услов­но. И хо­тя вы­яс­ни­лось, что су­ди­мость бы­ла сня­та и по­га­ше­на, а в ис­то­рии с пи­сто­ле­том не все од­но­знач­но, ока­за­лось, что Су­ро­ви­ки­на ис­поль­зо­ва­ли втем­ную, по­про­сив пе­ре­вез­ти пи­сто­лет для спор­тив­ных со­рев­но­ва­ний. Эти оправ­да­ния не по­мог­ли. Ге­не­рал так и не был на­зна­чен на долж­ность глав­но­го во­ен­но­го по­ли­цей­ско­го. Дан­ный мо­мент и прав­да стал клю­че­вым и по­ка­за­тель­ным в этой ис­то­рии. Несмот­ря на та­лант ге­не­ра­ла вли­пать в раз­лич­ные кри­ми­наль­ные ис­то­рии, в вой­сках он поль­зу­ет­ся ав­то­ри­те­том. Яв­ля­ет­ся жест­ким, но од­но­вре­мен­но опыт­ным управ­лен­цем – ко­то­рый и необ­хо­дим для управ­ле­ния та­кой струк­ту­рой, как во­ен­ная по­ли­ция. Не­слу­чай­но он сей­час за­ни­ма­ет од­ну из клю­че­вых долж­но­стей в иерар­хии Ми­но­бо­ро­ны – ко­ман­ду­ю­ще­го Во­сточ­ным во­ен­ным окру­гом. В во­про­се со­зда­ния но­вой для России си­сте­мы ему от­во­ди­лась роль свое­об­раз­но­го та­ра­на. Для это­го его на­де­ля­ли об­шир­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми. И ге­не­ра­лу дей­стви­тель­но мно­гое уда­лось. За ко­рот­кое вре­мя Су­ро­ви­кин су­мел со­здать кад­ро­вый ко­стяк но­вой служ­бы, ку­да ста­ли от­би­рать офи­це­ров. По­пасть в по­ли­цию счи­та­лось пре­стиж­ным, посколь­ку ме­сто служ­бы по­ли­цей­ских пла­ни­ро­ва­лось в круп­ных го­ро­дах,

где дис­ло­ци­ру­ют­ся шта­бы во­ен­ных окру­гов и фло­тов. При этом бы­ло обе­ща­но по­вы­шен­ное де­неж­ное до­воль­ствие, рав­ное окла­дам во­ен­ных про­ку­ро­ров, и осо­бый ста­тус во­ен­но­го по­ли­цей­ско­го. В мар­те 2012 го­да бы­ло тор­же­ствен­но объ­яв­ле­но о со­зда­нии в Москве 130-й бри­га­ды во­ен­ной по­ли­ции. На ее во­ору­же­ние долж­на бы­ла по­сту­пить са­мая со­вре­мен­ная тех­ни­ка: бро­не­ав­то­мо­би­ли «Тигр» и ита­льян­ский Iveco LMV и БТР-80. По­доб­ные бри­га­ды пла­ни­ро­ва­ли со­здать в каж­дом во­ен­ном окру­ге. Об­щая чис­лен­ность во­ен­ной по­ли­ции долж­на бы­ла до­стиг­нуть 20 тыс. че­ло­век.

Про­ку­ра­ту­ра и ФСБ По­бо­я­лись кон­ку­рен­ции

Та­кие се­рьез­ные ре­сур­сы при­вле­ка­лись не­слу­чай­но. Из­на­чаль­но во­ен­ная по­ли­ция пла­ни­ро­ва­лась как мощ­ная пра­во­охра­ни­тель­ная и кон­троль­ная струк­ту­ра, ко­то­рая не огра­ни­чи­лась бы толь­ко под­дер­жа­ни­ем по­ряд­ка в ка­зар­мах. Бы­ли вер­сии, что Сер­дю­ков ор­га­ни­зу­ет лич­ную гвар­дию. За­ко­но­про­ект о во­ен­ной по­ли­ции, ко­то­рый раз­ра­ба­ты­вал­ся в нед­рах Ми­но­бо­ро­ны, да­вал но­вой пра­во­охра­ни­тель­ной струк­ту­ре об­шир­ные пол­но­мо­чия. Во­ен­ная по­ли­ция по­лу­ча­ла мо­но­поль­ное пра­во на про­ве­де­ние до­зна­ния в ча­стях, воз­мож­ность ве­сти опе­ра­тив­но­разыск­ную ра­бо­ту, а зна­чит, фор­ми­ро­вать свой агентурный ап­па­рат, а так­же пра­ва рас­смат­ри­вать жа­ло­бы и за­яв­ле­ния во­ен­но­слу­жа­щих. Пла­ни­ро­ва­лось, что во вре­мя вой­ны по­ли­цей­ские смо­гут са­мо­сто­я­тель­но про­во­дить кон­тр­тер­ро­ри­сти­че­ские и ан­ти­ди­вер­си­он­ные опе­ра­ций, обес­пе­чи­вать охра­ну зда­ний и долж­ност­ных лиц. Штат но­вой струк­ту­ры преду­смат­ри­вал со­зда­ние под­раз­де­ле­ний по­ли­ции в каж­дом круп­ном гар­ни­зоне. Спор­ным мо­мен­том ста­ло то, что во­ен­ная по­ли­ция долж­на бы­ла взять на себя часть функ­ций и пол­но­мо­чий, ко­то­рые име­ют во­ен­ные струк­ту­ры ФСБ и во­ен­ной контр­раз­вед­ки. Из-за это­го угро­зу для себя уви­де­ли в Глав­ной во­ен­ной про­ку­ра­ту­ре и Глав­ном во­ен­ном след­ствен­ном управ­ле­нии След­ствен­но­го ко­ми­те­та. У них по­яви­лись опа­се­ния, что но­вая струк­ту­ра, аф­фи­ли­ро­ван­ная с Ми­но­бо­ро­ны, нач­нет ра­бо­тать ис­клю­чи­тель­но в ин­те­ре­сах во­ен­но­го ко­ман­до­ва­ния. Но есть и тем­ная сто­ро­на этой про­бле­мы: в усло­ви­ях мас­со­вых со­кра­ще­ний си­ло­вых струк­тур по­те­ря ча­сти пол­но­мо­чий мог­ла гро­зить се­рьез­ны­ми со­кра­ще­ни­я­ми. Тем бо­лее во­ен­ную про­ку­ра­ту­ру и во­ен­но-след­ствен­ный ко­ми­тет уже не пер­вый год пы­та­ют­ся сде­лать граж­дан­ски­ми. Ста­ло оче­вид­но, что без про­ти­во­дей­ствия со сто­ро­ны ор­га­нов не обой­дет­ся. На­ча­лась под­ко­вер­ная борь­ба, в ко­то­рой про­тив­ни­ка­ми Ми­но­бо­ро­ны ста­ли лоб­би­сты во­ен­ной контр­раз­вед­ки ФСБ и во­ен­ной про­ку­ра­ту­ры, у ар­мей­цев прак­ти­че­ски не бы­ло шан­сов по­бе­дить. В ре­зуль­та­те прак­ти­че­ски на че­ты­ре го­да во­ен­ная по­ли­ция за­вис­ла в по­ло­же­нии пол­ной неопре­де­лен­но­сти. Ста­ло оче­вид­но – что-то пошло не так: 130-я бри­га­да бы­ла рас­фор­ми­ро­ва­на, дру­гие по­ли­цей­ские ча­сти так и не со­зда­ли. В ито­ге ре­ги­о­наль­ные по­ли­цей­ские управ­ле­ния, вви­ду от­сут­ствия ка­ких-ли­бо ре­аль­ных пол­но­мо­чий, за­ни­ма­лись «ими­та­ци­ей де­я­тель­но­сти»: при­ни­ма­ли до­кла­ды из ко­мен­да­тур, об­ра­ба­ты­ва­ли ин­фор­ма­цию и пе­ре­прав­ля­ли в Моск­ву. Стре­мив­ши­е­ся ра­нее в по­ли­цию офи­це­ры ста­ли подыс­ки­вать себе но­вые ме­ста служ­бы. При­ем­ни­ки Су­ро­ви­ки­на ни­как себя на этом по­сту не про­яви­ли и за­ня­ли вы­жи­да­тель­ную по­зи­цию. Свою роль сыг­ра­ли и пра­во­за­щит­ни­ки, ко­то­рые за­яви­ли, что в со­зда­нии еще од­ной си­ло­вой струк­ту­ры нет ни­ка­кой необ­хо­ди­мо­сти. Кро­ме то­го, сме­нив­ший Сер­дю­ко­ва Сер­гей Шой­гу рис­ко­вое де­ло пред­ше­ствен­ни­ка ре­шил не про­дол­жать, и ото­звал по­ли­цей­ский за­ко­но­про­ект на до­ра­бот­ку. Про­ект за­ко­на о по­ли­ции, ко­то­рый в ок­тяб­ре 2012 го­да Сер­дю­ков на­пра­вил на со­гла­со­ва­ние в пра­ви­тель­ство и ад­ми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та, был прак­ти­че­ски пол­но­стью пе­ре­пи­сан. За­кон о во­ен­ной по­ли­ции был при­нят в про­шлом го­ду, и он да­лек от то­го, ко­то­рый под­го­то­ви­ли во­ен­ные в са­мом на­ча­ле. Во­ен­ная по­ли­ция по­лу­чи­ла весь­ма огра­ни­чен­ные пол­но­мо­чия и бо­лее чем скром­ные воз­мож­но­сти. Но­вая струк­ту­ра, со­глас­но это­му за­ко­ну, пред­на­зна­че­на для за­щи­ты жиз­ни, здо­ро­вья, прав и сво­бод во­ен­но­слу­жа­щих и граж­дан­ско­го пер­со­на­ла, граж­дан, при­зван­ных на во­ен­ные сбо­ры, а так­же для под­дер­жа­ния в вой­сках за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка, обес­пе­че­ния без­опас­но­сти до­рож­но­го дви­же­ния и охра­ны ре­жим­ных объ­ек­тов. Эти об­щие сло­ва озна­ча­ют, что по боль­шо­му сче­ту все пол­но­мо­чия та­кой огра­ни­чен­ной в функ­ци­о­на­ле по­ли­ции све­лись к двум крайне скром­ным пунк­там – ор­га­ни­за­ции пат­ру­лей в го­ро­дах и гар­ни­зо­нах и пред­ва­ри­тель­но­му до­зна­нию по пре­ступ­ле­ни­ям сред­ней и ма­лой тя­же­сти. И да­же к этим пунк­там есть се­рьез­ней­шие пре­тен­зии. Един­ствен­ное нов­ше­ство – во­ен­ная по­ли­ция возь­мет на себя охра­ну и дис­ба­тов, и гаупт­вахт.

Под во­ен­ную По­ли­цию вер­ну­ли гаупт­вах­ты

Ру­ко­во­ди­тель Цен­тра во­ен­но­го про­гно­зи­ро­ва­ния Ин­сти­ту­та по­ли­ти­че­ско­го и во­ен­но­го ана­ли­за Ана­то­лий Цыганок счи­та­ет, что наи­бо­лее зна­чи­мым при со­зда­нии во­ен­ной по­ли­ции яв­ля­ет­ся тот факт, что под но­вую струк­ту­ру вос­ста­нов­ле­ны гар­ни­зон­ные гаупт­вах­ты и дис­ци­пли­нар­ные ба­та­льо­ны, ко­то­рые се­го­дня пе­ре­да­ны под охра­ну во­ен­ной по­ли­ции. По мне­нию на­ше­го со­бе­сед­ни­ка – это воз­вра­ща­ет ко­ман­ди­рам до­пол­ни­тель­ный ры­чаг для под­дер­жа­ния дис­ци­пли­ны в под­раз­де­ле­ни­ях. Объ­яв­ле­но, что во­ен­ной по­ли­ци­ей бу­дет на­пря­мую ру­ко­во­дить ми­нистр обо­ро­ны. В его ком­пе­тен­ции так­же опре­де­ле­ние ор­га­ни­за­ци­он­ной струк­ту­ры и чис­лен­но­сти. Сей­час это 6,5 тыс. че­ло­век, ко­то­рые слу­жат в про­филь­ном глав­ке Ми­но­бо­ро­ны, че­ты­рех ре­ги­о­наль­ных управ­ле­ни­ях во­ен­ной по­ли­ции в каж­дом во­ен­ном окру­ге, 142 ар­мей­ских и флот­ских во­ен­ных ко­мен­да­ту­рах, на 39 гаупт­вах­тах, в двух дис­ци­пли­нар­ных батальонах, а так­же в под­раз­де­ле­ни­ях во­ен­ной ав­то­ин­спек­ции. Чис­лен­ность уве­ли­чи­вать не пла­ни­ру­ет­ся, хо­тя ра­нее со­об­ща­лось, что чис­ло во­ен­ных по­ли­цей­ских бу­дет ми­ни­мум в три ра­за боль­ше. Во мно­гих ар­ми­ях ми­ра в та­ких под­раз­де­ле­ни­ях слу­жат от 2 до 5 про­цен­тов от об­щей чис­лен­но­сти во­ору­жен­ных сил. То есть в рос­сий­скую во­ен­ную по­ли­цию долж­ны на­би­рать от 20 до 50 тыс. во­ен­но­слу­жа­щих. Оче­вид­но, что при та­кой ма­лой чис­лен­но­сти во­ен­ная по­ли­ция пре­вра­ща­ет­ся в фик­цию, гар­ни­зо­ны, осо­бен­но от­да­лен­ные, невоз­мож­но бу­дет обес­пе­чить да­же обыч­ны­ми пат­ру­ля­ми. Ве­сти речь о том, что­бы с та­кой чис­лен­но­стью во­ен­ная по­ли­ция мог­ла бо­роть­ся с де­дов­щи­ной или под­дер­жи­вать правопорядок в гар­ни­зоне, да­же несе­рьез­но. Тем не ме­нее в Глав­ном управ­ле­нии во­ен­ной по­ли­ции за­яв­ля­ют, что, со­глас­но Уста­ву, ар­мей­ские пра­во­охра­ни­те­ли возь­мут на себя неко­то­рые функ­ции, ко­то­рые пре­жде ле­жа­ли на ко­ман­ди­рах и солдатах. Во­ен­ные по­ли­цей­ские долж­ны про­во­дить дозна­ние по со­вер­шен­но­му сол­да­том или офи­це­ром пре­ступ­ле­нию. Рань­ше этим за­ни­ма­лись млад­шие офи­це­ры в ча­стях. Од­на­ко, как от­ме­ча­ют экс­пер­ты, се­го­дня во­ен­ную по­ли­цию как участ­ни­ка во­ен­но­го до­зна­ния ни­кто все­рьез не вос­при­ни­ма­ет. Ес­ли пре­ступ­ле­ние не слиш­ком се­рьез­ное, то им по­преж­не­му за­ни­ма­ют­ся са­ми ко­ман­ди­ры ча­стей, ко­то­рые по ста­рой рус­ской тра­ди­ции не вы­но­сят сор из из­бы. Ес­ли же слу­ча­ет­ся что-то дей­стви­тель­но важ­ное, то при­ез­жа­ет во­ен­ная про­ку­ра­ту­ра, ко­то­рая до­зна­ва­те­лей из во­ен­ной по­ли­ции к ме­сту пре­ступ­ле­ния не под­пу­стит да­же на пу­шеч­ный вы­стрел.

во­ен­ная По­ли­ция в россии – Фикция

То, как ны­неш­нее ру­ко­вод­ство во­ен­но­го ве­дом­ства от­но­сит­ся к во­ен­ной по­ли­ции, на­гляд­но де­мон­стри­ру­ет по­ка­за­тель­ный факт. Пер­во­на­чаль­но под­го­тов­ку кад­ров этой струк­ту­ры пла­ни­ро­ва­ли про­во­дить на про­филь­ном фа­куль­те­те, спе­ци­аль­но со­зда­ва­е­мом при Во­ен­ном уни­вер­си­те­те. А в даль­ней­шем да­же со­би­ра­лись учре­дить Ин­сти­тут во­ен­ной по­ли­ции. Од­на­ко в се­ре­дине июня по­яви­лись со­об­ще­ния, что со­зда­ние фа­куль­те­та во­ен­ной по­ли­ции на ба­зе Во­ен­но­го уни­вер­си­те­та Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны РФ от­кла­ды­ва­ет­ся на неопре­де­лен­ное вре­мя. Так что в на­сто­я­щее вре­мя штат этой струк­ту­ры фор­ми­ру­ют пре­иму­ще­ствен­но офи­це­ра­ми за­па­са с выс­шим юри­ди­че­ским об­ра­зо­ва­ни­ем, боль­шин­ство из ко­то­рых рас­смат­ри­ва­ют служ­бу в во­ен­ной по­ли­ции как воз­мож­ность от­си­деть­ся в ти­хой га­ва­ни в пе­ри­од эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са. Как рас­ска­зал «Со­вер­шен­но сек­рет­но» экс­перт Ас­со­ци­а­ции во­ен­ных по­ли­то­ло­гов Александр Пе­рен­джи­ев, неуда­чи при со­зда­нии во­ен­ной по­ли­ции бы­ли вполне про­гно­зи­ру­е­мы­ми: «Струк­ту­ра со­зда­ва­лась в си­сте­мы Ми­но­бо­ро­ны, в ито­ге ста­ла еще од­ним под­раз­де­ле­ни­ем Ми­но­бо­ро­ны, струк­ту­рой во­ен­но­го управ­ле­ния по обес­пе­че­нию пра­во­по­ряд­ка и дис­ци­пли­ны. Это­го нель­зя бы­ло до­пус­кать. Во мно­гих за­пад­ных стра­нах во­ен­ная по­ли­ция так­же оста­ет­ся в под­чи­не­нии Ми­но­бо­ро­ны, но там струк­ту­ра во­ен­но­го ве­дом­ства прин­ци­пи­аль­но дру­гая. В этих стра­нах су­ще­ству­ет чет­кое раз­де­ле­ние: Ген­штаб – это си­сте­ма ис­клю­чи­тель­но во­ен­но­го управ­ле­ния, а Ми­но­бо­ро­ны яв­ля­ет­ся свое­об­раз­ный по­сред­ни­ком меж­ду во­ен­ны­ми и ис­пол­ни­тель­ной вла­стью. По­это­му фор­маль­но во­ен­ная по­ли­ция под­чи­ня­ет­ся Ми­но­бо­ро­ны, прак­ти­че­ски же – пра­ви­тель­ству. Сле­дуя ло­ги­ке, рос­сий­скую во­ен­ную по­ли­цию це­ле­со­об­раз­нее под­чи­нить пра­ви­тель­ству и дать пол­но­мо­чия обес­пе­чи­вать по­ря­док в во­ен­ной сфе­ре в це­лом. Ина­че воз­ни­ка­ет кон­фликт ин­те­ре­сов. Оста­вить во­ен­ную по­ли­цию в под­чи­не­нии Ми­но­бо­ро­ны и на­де­лить ее боль­ши­ми пол­но­мо­чи­я­ми озна­ча­ло, что, по су­ти, ми­нистр обо­ро­ны и на­чаль­ник Ген­шта­ба по­лу­ча­ют бо­лее се­рьез­ные ры­ча­ги воз­дей­ствия. В на­ших усло­ви­ях это мо­жет как ми­ни­мум по­рож­дать на­тя­ну­тые от­но­ше­ния меж­ду гла­ва­ми си­ло­вых струк­тур. Посколь­ку рос­сий­ские си­ло­вые струк­ту­ры рас­смат­ри­ва­ют свои слу­жеб­ные пол­но­мо­чия как власт­ные ре­сур­сы воз­дей­ствия на об­ще­ство и дру­гие ор­га­ны вла­сти и не со­би­ра­ют­ся их те­рять. За рас­пре­де­ле­ние власт­ных пол­но­мо­чий все­гда ве­дет­ся жест­кая борь­ба. Воз­мож­но, глав­ная при­чи­на, по ко­то­рой в ито­ге не по­лу­чи­лось со­здать эф­фек­тив­ную во­ен­ную по­ли­цию, за­клю­ча­ет­ся в том, что, ко­гда она со­зда­ва­лась, не ока­за­лось се­рьез­но­го лоб­би­ста, по­ли­ти­че­ско­го тя­же­ло­ве­са, ко­то­рый мог бы про­да­вить ин­те­ре­сы этой струк­ту­ры на очень вы­со­ком уровне. Этим мож­но объ­яс­нить то, что раз­ви­тие во­ен­ной по­ли­ции по­лу­чи­ло бю­ро­кра­ти­че­ский, а по су­ти, ими­та­ци­он­ный путь раз­ви­тия. Оче­вид­но, что на се­го­дняш­ний день со­зда­на не во­ен­ная по­ли­ция, а про­шел про­цесс лег­кой мо­дер­ни­за­ции во­ен­ной ко­мен­да­ту­ры, и не бо­лее то­го. Да­ли ко­ман­ду со­здать но­вую струк­ту­ру, при­ду­ма­ли ей звуч­ное на­зва­ние, ко­мен­да­ту­ру чуть-чуть при­укра­си­ли, про­ве­ли пре­об­ра­зо­ва­ния на бу­ма­ге. При этом ни­че­го су­ще­ствен­но не из­ме­ни­лось, за­то все от­чи­та­лись о про­де­лан­ной ра­бо­те и все до­воль­ны».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.