РА­СИЗМ ДЛЯ СА­МЫХ ЮНЫХ

Про­об­ра­зом ге­роя ко­мик­сов Тин­ти­на, воз­мож­но, был ли­дер бель­гий­ских на­ци­стов

Sovershenno Sekretno - - РАССЛЕДОВАНИЯ - Дмит­рий Жу­ков, Иван ко­втун

в кон­це июня гол­ли­вуд­ский ак­тер Джей­ми Белл за­явил, что в 2016 го­ду нач­нут­ся съ­ем­ки вто­рой ча­сти ани­ма­ци­он­ной три­ло­гии «При­клю­че­ния тин­ти­на». уже несколь­ко де­сят­ков лет юный бель­гий­ский ре­пор­тер тин­тин оста­ет­ся од­ним из са­мых по­пу­ляр­ных пер­со­на­жей дет­ских ко­мик­сов в ми­ре. в ком­па­нии со сво­им вер­ным псом Снеж­ком он ис­ко­ле­сил все кон­ти­нен­ты, пе­ре­жил мас­су за­хва­ты­ва­ю­щих, за­бав­ных, а по­рой и смер­тель­но опас­ных при­клю­че­ний и да­же по­бы­вал на Луне (при­чем за 15 лет до ни­ла Арм­строн­га). об­щий ти­раж книг о тин­тине пре­вы­ша­ет 350 млн эк­зем­пля­ров и по­сто­ян­но рас­тет. Зна­ме­ни­тая се­рия ко­мик­сов неод­но­крат­но экра­ни­зи­ро­ва­лась, но наи­боль­ший успех в прокате по­лу­чил ани­ма­ци­он­ный 3D фильм «При­клю­че­ния тин­ти­на: тай­на еди­но­ро­га», сня­тый Сти­ве­ном Спил­бер­гом в 2011 го­ду. Меж­ду тем ка­рье­ра веч­но мо­ло­до­го ге­роя за дол­гие го­ды не раз ока­зы­ва­лась под угро­зой. Его пе­ри­о­ди­че­ски об­ви­ня­ли в ра­сиз­ме, от­сут­ствии по­лит­кор­рект­но­сти, сквер­но­сло­вии и в же­сто­ком об­ра­ще­нии с жи­вот­ны­ми. на­сто­я­щий скан­дал раз­ра­зил­ся в 2007 го­ду, ко­гда некий кон­го­лез­ский сту­дент, про­жи­вав­ший в Брюс­се­ле, по­дал иск с тре­бо­ва­ни­ем за­пре­тить ко­микс «тин­тин в кон­го» как кни­гу, оправ­ды­ва­ю­щую ко­ло­ни­а­лизм и вы­сме­и­ва­ю­щую обы­чаи и нра­вы тем­но­ко­жих. кро­ме то­го, бы­ту­ют упор­ные слу­хи о том, что про­об­ра­зом ре­пор­те­ра стал ли­дер бель­гий­ских на­ци­стов Ле­он Де­грелль.

Хо­тя от­дель­ные ко­рот­кие эпи­зо­ды се­рии еще в 1960-е го­ды яв­но пи­рат­ским об­ра­зом и пуб­ли­ко­ва­лись в со­вет­ской прес­се, кни­ги о Тин­тине в СССР не из­да­ва­лись (глав­ным об­ра­зом, из идеологических со­об­ра­же­ний). Лишь в пост­со­вет­ской России этот «про­бел» был с успе­хом лик­ви­ди­ро­ван: толь­ко за по­след­ние два го­да од­но круп­ное мос­ков­ское из­да­тель­ство вы­пу­сти­ло в свет де­сять из два­дца­ти че­ты­рех книг о юном ре­пор­те­ре. В их чис­ле и те, ко­то­рые вы­зы­ва­ют у по­бор­ни­ков то­ле­рант­но­сти наи­боль­шее него­до­ва­ние (по­ми­мо упо­мя­ну­то­го ко­мик­са «Тин­тин в Кон­го», это в первую оче­редь от­чет­ли­во ан­ти­се­мит­ская «Та­ин­ствен­ная звез­да», впер­вые опуб­ли­ко­ван­ная в са­мый раз­гар гер­ман­ской ок­ку­па­ции Бель­гии).

Фа­шист­ские кор­ни

Сво­им по­яв­ле­ни­ем на свет Тин­тин и его чет­ве­ро­но­гий спут­ник обя­за­ны та­лан­ту брюс­сель­ско­го ху­дож­ни­ка-са­мо­уч­ки Жор­жа Ре­ми (псев­до­ним – Эр­же). К сло­ву, мно­гие по­чи­та­те­ли его твор­че­ства утвер­жда­ют, что имен­но Эр­же изоб­рел жанр ко­мик­са в при­выч­ном се­го­дня ви­де. Ре­ми ро­дил­ся в 1907 го­ду в сме­шан­ной вал­лон­ско-фла­манд­ской се­мье и уже в 17 лет стал пуб­ли­ко­вать ка­ри­ка­ту­ры и ри­со­ван­ные ис­то­рии в жур­на­ле «Бель­гий­ский бойскаут». Од­ним из пер­вых его пер­со­на­жей стал на­ход­чи­вый маль­чу­ган То­тор, ко­то­рый спу­стя несколь­ко лет и эво­лю­ци­о­ни­ро­вал в Тин­ти­на. Впро­чем, спо­ры во­круг про­то­ти­па это­го ге­роя не ути­ха­ют по сей день. Ве­ро­ят­нее все­го, юный ре­пор­тер во­брал в себя чер­ты це­ло­го ря­да лю­дей, вдох­но­вив­ших Эр­же. В их чис­ле обыч­но на­зы­ва­ют­ся род­ной брат ху­дож­ни­ка, про­фес­си­о­наль­ный во­ен­ный Пол Ре­ми, а так­же дат­ский школь­ник Пал­ле Хулд, ко­то­рый в 1928 го­ду со­вер­шил кру­го­свет­ное пу­те­ше­ствие за 44 дня и на­пи­сал об этом кни­гу. Од­на­ко са­мой скан­даль­ной вер­си­ей яв­ля­ет­ся утвер­жде­ние быв­ше­го ли­де­ра бель­гий­ских на­ци­стов Лео­на Де­грел­ля о том, что про­об­ра­зом Тин­ти­на яв­ля­ет­ся имен­но он. Это вы­звав­шее боль­шой ре­зо­нанс за­яв­ле­ние Де­грелль сде­лал в од­ном из ин­тер­вью в 1981 го­ду. Свои со­об­ра­же­ния на этот счет пре­ста­ре­лый на­цист

по­вто­рил и в кни­ге «Мой друг Тин­тин», ко­то­рая так и не бы­ла опуб­ли­ко­ва­на. Хо­тя фа­на­ты се­рии ярост­но оспа­ри­ва­ют эту вер­сию, сам Эр­же вплоть до сво­ей смер­ти (он умер в мар­те 1983 го­да) так и не дез­аву­и­ро­вал за­яв­ле­ние Де­грел­ля. Как бы то ни бы­ло, «рож­де­ние» Тин­ти­на дей­стви­тель­но со­сто­я­лось в из­да­нии, име­ю­щем яв­но про­фа­шист­скую ре­пу­та­цию – га­зе­те Vingtième Siècle («Два­дца­тый век»), а точ­нее в ве­чер­нем при­ло­же­нии для де­тей Le Petit Vingtième («Ма­лень­кий два­дца­тый век»). Вла­дель­цем и ре­дак­то­ром «Два­дца­то­го ве­ка» был ярый на­ци­о­на­лист, ан­ти­ком­му­нист и ан­ти­се­мит аб­бат Нор­бер Вал­ле, ра­бо­чий стол ко­то­ро­го украшал порт­рет Мус­со­ли­ни с лич­ным ав­то­гра­фом. Мно­гие жур­на­ли­сты из­да­ния бы­ли чле­на­ми уль­тра­пра­вых бель­гий­ских ор­га­ни­за­ций. Од­ним из ре­пор­те­ров га­зе­ты с кон­ца 1920-х го­дов был и на­чи­на­ю­щий ра­ди­каль­ный по­ли­тик Ле­он Де­грелль. На­до от­ме­тить, что в 1920–1930-е го­ды в Бель­гии фа­шист­ские идеи по­лу­чи­ли до­ста­точ­но боль­шое рас­про­стра­не­ние, при­чем как сре­ди гер­ма­но­языч­ных фла­манд­цев, так и сре­ди фран­ко­фон­ных вал­лон­цев. Две эти са­мые боль­шие на­ци­о­наль­ные груп­пы от­но­си­лись друг к дру­гу с по­до­зре­ни­ем, и се­па­ра­тист­ские ло­зун­ги бы­ли по­пу­ляр­ны как сре­ди пер­вых, так и сре­ди вто­рых. Впро­чем, в меж­во­ен­ной Бель­гии эта вза­им­ная непри­язнь за­ча­стую усту­па­ла ме­сто об­щей «угро­зе», во­пло­щен­ной пре­жде все­го в ком­му­ни­стах. Вал­ло­нец Де­грелль (ро­дил­ся в 1906 го­ду) усво­ил на­ци­о­на­ли­сти­че­ские взгля­ды еще в юно­сти. С го­да­ми его ми­ро­воз­зре­ние все бо­лее и бо­лее ра­ди­ка­ли­зи­ро­ва­лось. По­на­ча­лу он был ак­ти­ви­стом ка­то­ли­че­ско­ан­ти­се­мит­ско­го дви­же­ния «Фран­цуз­ское дей­ствие», за­тем увлек­ся ита­льян­ским фа­шиз­мом, ос­но­вал «рек­сист­скую пар­тию», на­ко­нец, «эво­лю­ци­о­ни­ро­вал» до пря­мо­го пре­кло­не­ния перед гер­ман­ским на­ци­о­нал­со­ци­а­лиз­мом и его фю­ре­ром. Од­но вре­мя он да­же вы­сту­пал за при­со­еди­не­ние Бель­гии к Гер­ман­ско­му рей­ху. Неуди­ви­тель­но, что в го­ды Вто­рой ми­ро­вой вой­ны Де­грелль стал од­ним из са­мых глав­ных бель­гий­ских кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов, всту­пил в гер­ман­скую ар­мию, в со­ста­ве ко­то­рой во­е­вал в СССР, и в ко­неч­ном ито­ге, до­слу­жив­шись до ге- нераль­ско­го чи­на, воз­гла­вил 28-ю доб­ро­воль­че­скую ди­ви­зию войск СС «Вал­ло­ния». По­сле вой­ны кол­ла­бо­ра­ци­о­нист бе­жал во фран­кист­скую Ис­па­нию, где за­ни­мал­ся биз­не­сом и на­пи­са­ни­ем ме­му­а­ров, бла­го­по­луч­но до­жив до есте­ствен­ной смер­ти, по­сле­до­вав­шей в 1994 го­ду. При этом на ро­дине он был за­оч­но при­го­во­рен к смерт­ной каз­ни. До се­ре­ди­ны 1930-х го­дов Де­грелль успеш­но сов­ме­щал по­ли­ти­че­скую де­я­тель­ность с жур­на­ли­сти­кой. Он с удо­воль­стви­ем вы­пол­нял ре­дак­ци­он­ные за­да­ния аб­ба­та Вал­ле и по­сто­ян­но об­ру­ши­вал­ся с про­кля­ти­я­ми на «крас­ных без­бож­ни­ков»: «Они хо­тят уни­что­жить все, что до­ро­го для нас: цер­ковь, го­су­дар­ство, со­ци­аль­ный по­ря­док и се­мей­ные цен­но­сти. Мы долж­ны ска­зать им все­го лишь два сло­ва: «По­шли вон!» Кро­ме то­го, Де­грелль частень­ко со­вер­шал ре­пор­тер­ские по­езд­ки в дру­гие стра­ны. В 1933–1934 го­дах га­зе­та «Два­дца­тый век» на­пра­ви­ла его в Мек­си­ку, ко­то­рую со­тря­са­ли то­гда по­ли­ти­че­ские бес­по­ряд­ки, пе­ре­во­ро­ты и граж­дан­ская вой­на. Ре­зуль­та­том ста­ла се­рия очер­ков и кни­га «Мои при­клю­че­ния в Мек­си­ке». Все это яв­но род­нит Де­грел­ля с Тин­ти­ном. В 1937 го­ду Эр­же опуб­ли­ко­вал ко­микс «Сло­ман­ное ухо», в ко­то­ром герой так­же от­прав­ля­ет­ся в Ла­тин­скую Аме­ри­ку. Ху­дож­ник бро­са­ет Тин­ти­на в гу­щу опас­ных со­бы­тий, про­ис­хо­дя­щих в вы­мыш­лен­ных го­су­дар­ствах (в ко­то­рых, од­на­ко, уга­ды­ва­ют­ся Бо­ли­вия и Па­раг­вай, раз­вя­зав­шие вой­ну из-за пред­по­ла­га­е­мых неф­тя­ных ме­сто­рож­де­ний). При этом неко­то­рые сю­жет­ные хо­ды Эр­же оче­вид­но по­за­им­ство­вал из пуб­ли­ка­ций Де­грел­ля.

В борь­бе про­тив «крас­ной угро­зы»

Но вер­нем­ся в 1929 год. С 10 ян­ва­ря в дет­ском при­ло­же­нии к «Два­дца­то­му ве­ку» на­чи­на­ет пе­ча­тать­ся ис­то­рия «Тин­тин в Стране Со­ве­тов». Перед ху­дож­ни­ком аб­бат Вал­ле по­ста­вил со­вер­шен­но кон­крет­ную за­да­чу: пред­ста­вить ма­лень­ким чи­та­те­лям «со­вет­ский рай», что на­зы­ва­ет­ся, во всей его кра­се. Эр­же по­гру­зил­ся в изу­че­ние «ис­точ­ни­ков», рас­ска­зы­ва­ю­щих о жиз­ни в СССР. Ра­зу­ме­ет­ся, глав­ное ме­сто сре­ди них за­ни­ма­ли ан­ти­со­вет­ские про­па­ган­дист­ские бро­шю­ры, пам­фле­ты жур­на­ли­стов «Два­дца­то­го ве­ка» (в том чис­ле Де­грел­ля), но в первую оче­редь – кни­га быв­ше­го бель­гий­ско­го кон­су­ла в России Жо­зе­фа Дуйе «Москва без при­крас», опуб­ли­ко­ван­ная в 1928 го­ду. В ито­ге «Тин­тин в Стране Со­ве­тов» стал са­мым по­ли­ти­зи­ро­ван­ным ко­мик­сом Эр­же. Впо­след­ствии эту ис­то­рию жест­ко кри­ти­ко­ва­ли, а сам ху­дож­ник по­сле вой­ны от­ка­зал­ся от то­го, что­бы пе­ре­ри­со­вы­вать эту де­бют­ную кни­гу в цве­те. Фак­ти­че­ски впер­вые в ис­то­рии жан­ра пуб­ли­ка­ция со­про­вож­да­лась не­ве­ро­ят­но изоб­ре­та­тель­ной и шум­ной ре­клам­ной кам­па­ни­ей. Чер­но-бе­лая ри­со­ван­ная се­рия с по­мо­щью ря­да иг­ро­вых при­е­мов по­да­ва­лась как «на­сто­я­щий ре­пор­таж». Юной пуб­ли­ке вну­ша­лось: «Ре­дак­ция «Ма­лень­ко­го два­дца­то­го ве­ка» неустан­но ста­ра­ет­ся удо­вле­тво­рить за­про­сы на­ших чи­та­те­лей и дер­жать их в кур­се по­след­них со­бы­тий меж­ду­на­род­ной жиз­ни. С этой це­лью один из на­ших луч­ших ре­пор­те­ров, Тин­тин, был ко­ман­ди­ро­ван в Со­вет­скую Рос­сию. Каж­дую неде­лю мы бу­дем со­об­щать вам из­ве­стия о его мно­го­чис­лен­ных при­клю­че­ни­ях». Итак, Тин­тин и Сне­жок на по­ез­де от­прав­ля­ют­ся в СССР. Еще в до­ро­ге че­ки­сты устра­и­ва­ют на­сто­я­щую охоту на ге­ро­ев и да­же ор­га­ни­зу­ют тер­ро­ри­сти­че­ский акт во вре­мя дви­же­ния по Гер­ма­нии. Хо­тя ре­пор­тер из­бе­га­ет ги­бе­ли, немец­кая по­ли­ция об­ви­ня­ет его во взры­ве и бро­са­ет за ре­шет­ку. Тин­ти­ну уда­ет­ся бе­жать. Но на­сто­я­щие опас­но­сти под­сте­ре­га­ют жур­на­ли­ста и его пса в Со­вет­ской России. Ко­мис­са­ры, аген­ты ГПУ, ми­ли­ци­о­не­ры, крас­но­ар­мей­цы и «ки­тай­ские то­ва­ри­щи» толь­ко и ищут удоб­но­го по­во­да, что­бы раз­де­лать­ся с «гряз­ным ма­лень­ким бур­жу­ем». Все это со­про­вож­да­ет­ся от­чет­ли­во про­па­ган­дист­ски­ми вкрап­ле­ни­я­ми, при­зван­ны­ми по­ка­зать юным бель­гий­цам лжи­вость и бес­че­ло­веч­ность боль­ше­вист­ско­го ре­жи­ма. Здесь и ужа­сы прод­раз­верст­ки, и бес­суд­ные рас­стре­лы, и ли­це­ме­рие со­вет­ской из­би­ра­тель­ной си­сте­мы, и по­тём­кин­ские де­рев­ни, ор­га­ни­зо­ван­ные для де­ле­га­ции на­ив­ных ан­глий­ских ком­му­ни­стов. Сце­ны со­про­вож­да­ют­ся ха­рак­тер­ны­ми ре­пли­ка­ми Тин­ти­на вро­де: «Так Со­ве­ты дурят несчаст­ных иди­о­тов, ко­то­рые до сих пор ве­рят в «крас­ный рай» или «Смот­ри, Сне­жок, что Со­ве­ты сде­ла­ли с Моск­вой. Пре­крас­ный го­род пре­вра­тил­ся в во­ню­чую тру­що­бу». Ра­зу­ме­ет­ся, сре­ди жертв боль­ше­виз­ма долж­ны быть и де­ти. Со­от­вет­ству­ю­щий фраг­мент по­яс­ня­ет­ся та­ки­ми сло­ва­ми ре­пор­те­ра: «Еще од­но зло ре­аль­ной России. Тол­пы бро­шен­ных де­тей бро­дят по го­ро­дам и се­лам, жи­вут в во­ров­стве и ни­ще­те». В кон­це кон­цов Тин­тин ока­зы­ва­ет­ся в неком тай­ном ме­сте, в ко­то­ром «Ле­нин,

Троц­кий и Ста­лин сов­мест­но ко­пят на­граб­лен­ное у на­ро­да доб­ро». Посколь­ку ре­пор­тер рас­крыл этот «страш­ный сек­рет», его жизнь вновь ока­зы­ва­ет­ся в опас­но­сти. Од­на­ко ему уда­ет­ся за­вла­деть аэро­пла­ном и пе­ре­ле­теть в Гер­ма­нию. Ис­то­рия счаст­ли­во за­вер­ша­ет­ся в Брюс­се­ле, где Тин­ти­на и Снеж­ка встре­ча­ют как ге­ро­ев. Ко­микс пе­ча­тал­ся до 11 мая 1930 го­да, при­чем окон­ча­ние пуб­ли­ка­ции бы­ло об­став­ле­но ре­дак­ци­ей «Два­дца­то­го ве­ка» как гран­ди­оз­ное шоу. Был на­нят юный ак­тер, внешне на­по­ми­на­ю­щий Тин­ти­на, ко­то­ро­го на­ря­ди­ли в рус­скую ко­со­во­рот­ку, а за­тем на стан­ции Лувен по­са­ди­ли в ва­гон по­ез­да Кёльн – Брюс­сель. Га­зе­та за­ра­нее из­ве­сти­ла о его при­бы­тии в сто­ли­цу, по­это­му «Тин­ти­на» при­вет­ство­ва­ли вос­тор­жен­ные тол­пы юных чи­та­те­лей. Неве­ро­ят­ный успех ко­мик­са по­бу­дил ре­дак­цию спу­стя несколь­ко недель так­же шум­но объ­явить об отъ­ез­де юного ге­роя в Аф­ри­ку с но­вым ре­дак­ци­он­ным за­да­ни­ем…

Тин­тин и «бре­мя бе­лых»

Как уже го­во­ри­лось, вто­рая кни­га се­рии, «Тин­тин в Кон­го» (1930–1931), об­ре­ла стой­кую ре­пу­та­цию «ра­сист­ско­го ко­мик­са». Это при­ве­ло к то­му, что, ко­гда в 1990–1992 го­дах был вы­пу­щен ка­над­ско-фран­цуз­ский мульт­се­ри­ал «При­клю­че­ния Тин­ти­на», ре­жис­сер Сте­фа­ни Бер­на­ско­ни от­ка­зал­ся вклю­чать в него лишь две ис­то­рии цик­ла: «Тин­тин в Стране Со­ве­тов» и «Тин­тин в Кон­го». Кро­ме то­го, в се­го­дняш­них Бель­гии, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Шве­ции и США эта кни­га за­пре­ще­на к про­да­же в дет­ских отделах книж­ных ма­га­зи­нов. Сю­жет ис­то­рии вполне ба­на­лен: Тин­тин едет в Бель­гий­ское Кон­го, что­бы на­пи­сать оче­ред­ной ре­пор­таж. Там он охо­тит­ся на ди­ких зве­рей (кста­ти, сце­ны же­сто­ко­го об­ра­ще­ния с жи­вот­ны­ми вы­зва­ли бур­ное него­до­ва­ние со­вре­мен­ных эко­ло­гов), раз­об­ла­ча­ет улов­ки мест­ных кол­ду­нов, лечит або­ри­ге­нов, несет «свет зна­ний» тем­но­ко­жим детишкам и бро­са­ет вы­зов раз­лич­ным него­дя­ям, сре­ди ко­то­рых не толь­ко пред­ста­ви­те­ли неко­е­го «тай­но­го об­ще­ства, ко­то­рое бо­рет­ся с бе­лы­ми», но и… аме­ри­кан­ские ганг­сте­ры. Хо­тя ко­микс во­брал в себя боль­шин­ство сте­рео­ти­пов той эпо­хи в от­но­ше­нии чер­но­ко­жих (лень, тру­сость, необ­ра­зо­ван­ность и т.д.), спра­вед­ли­во­сти ра­ди сто­ит от­ме­тить, что юный ре­пор­тер во­все не вы­гля­дит «злоб­ным ра­си­стом», ка­ко­вым его ино­гда пы­та­ют­ся пред­ста­вить по­бор­ни­ки по­лит­кор­рект­но­сти. На­равне с ря­дом дей­стви­тель­но оскор­би­тель­ных и из­де­ва­тель­ских сце­нок и ре­плик, Эр­же от­ме­ча­ет в ту­зем­цах их доб­ро­ту, незло­би­вость и лю­бо­пыт­ство. В од­ном из по­сле­во­ен­ных ин­тер­вью ху­дож­ник при­зна­вал­ся: «В то вре­мя я на­хо­дил­ся в пле­ну бур­жу­аз­ных пред­рас­суд­ков… В на­ча­ле 1930-х го­дов аф­ри­кан­цы рас­смат­ри­ва­лись как «боль­шие де­ти». В ито­ге я и изоб­ра­зил их в со­от­вет­ствии с эти­ми рас­про­стра­нен­ны­ми то­гда в бель­гий­ском об­ще­стве па­тер­на­лист­ски­ми кри­те­ри­я­ми». В хо­де ра­бо­ты над ко­мик­сом Эр­же пе­ре­ло­па­тил имев­шу­ю­ся на тот мо­мент ли­те­ра­ту­ру об аф­ри­кан­ском кон­ти­нен­те (глав­ным об­ра­зом, за­пис­ки раз­лич­ных мис­си­о­не­ров), а так­же по­се­тил ко­ло­ни­аль­ный му­зей в Тер­вю­рене, где изу­чил кол­лек­ции, от­но­ся­щи­е­ся к кон­го­лез­ским пле­ме­нам. Ис­то­рия «Тин­тин в Кон­го» пе­ча­та­лась в «Ма­лень­ком два­дца­том ве­ке» с мая 1930 го­да по июнь 1931-го, по­сле че­го бы­ла опуб­ли­ко­ва­на от­дель­ным из­да­ни­ем. Ре­клам­ная кам­па­ния так­же со­про­вож­да­лась со­от­вет­ству­ю­щи­ми трю­ка­ми: за­гри­ми­ро­ван­ный под Тин­ти­на маль­чик в ко­ло­ни­аль­ном шле­ме был тор­же­ствен­но про­не­сен по Брюсселю и Лье­жу в па­лан­кине де­ся­тью аф­ри­кан­ца­ми, ко­то­рых со­про­вож­да­ли эк­зо­ти­че­ские жи­вот­ные, на вре­мя по­за­им­ство­ван­ные из зоо­пар­ка. О яв­ном ком­мер­че­ском успе­хе ко­мик­са го­во­рит то, что толь­ко до 1944 го­да он был пе­ре­из­дан семь раз, а по­сле вой­ны Эр­же пе­ре­ри­со­вал ис­то­рию в цве­те. При этом наи­бо­лее спор­ные сце­ны бы­ли уда­ле­ны, что, впро­чем, ни­как не спас­ло ко­микс от по­сле­ду­ю­щей кри­ти­ки. За­бав­но при этом, что «Тин­тин в Кон­го» до сих пор оста­ет­ся од­ной из са­мых по­пу­ляр­ных дет­ских книг во фран­ко­языч­ных стра­нах Аф­ри­ки. На­до за­ме­тить, что ра­сист­ские (с точ­ки зре­ния се­го­дняш­не­го дня) сен­тен­ции мож­но об­на­ру­жить и в неко­то­рых дру­гих кни­гах се­рии. К при­ме­ру, в ис­то­рии «Тин­тин в Аме­ри­ке» (но­ябрь 1932 го­да), в ко­то­рой ре­пор­тер сра­жа­ет­ся с чи­каг­ской ма­фи­ей, ге­рои по­па­да­ют в ре­зер­ва­цию ин­дей­цев. По­след­ние по­ка­за­ны как ожи­да­ю­щие по­да­чек без­дель­ни­ки. При этом со­мни­тель­ные ре­пли­ки зву­чат да­же от ли­ца Снеж­ка: «Пусть не ду­ма­ют, что я бу­ду об­щать­ся с крас­но­ко­жи­ми со­ба­ка­ми». В дру­гой сцен­ке хо­зя­ин ограб­лен­но­го бан­ка го­во­рит по­ли­цей­ско­му: «Я под­нял тре­во­гу, мы лин­че­ва­ли се­ме­рых негров, но пре­ступ­ник все рав­но скрыл­ся». Ра­зу­ме­ет­ся, по­сле вой­ны в со­от­вет­ству­ю­щие ме­ста ко­мик­са Эр­же внес кор­рек­ти­вы.

Тин­тин-ан­ти­се­мит

Од­на­ко боль­ше все­го воз­му­щен­ных от­кли­ков вы­звал ко­микс «Та­ин­ствен­ная звез­да» (1941–1942). На этот раз ху­дож­ник и его герой бы­ли об­ви­не­ны в ан­ти­се­ми­тиз­ме. Сле­ду­ет ска­зать, что ок­ку­па­цию Бель­гии на­ци­ста­ми Эр­же пе­ре­жил бо­лее чем бла­го­по­луч­но. Бо­лее то­го, неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли его твор­че­ства утвер­жда­ют, что это вре­мя ста­ло для ху­дож­ни­ка на­сто­я­щим «зо­ло­тым ве­ком». Имен­но в эту пору бы­ли на­ри­со­ва­ны и опуб­ли­ко­ва­ны ко­мик­сы «Краб с золотыми клеш­ня­ми», «Со­кро­ви­ще Крас­но­го Рак­ха­ма» и про­слав­лен­ная Спил­бер­гом «Тай­на еди­но­ро­га». Объ­ек­тив­но­сти ра­ди необ­хо­ди­мо от­ме­тить, что в мае 1940 го­да, по­сле втор­же­ния Гер­ма­нии в Бель­гию, Эр­же доб­ро­воль­но явил­ся на при­зыв­ной пункт, но его ко­мис­со­ва­ли по ме­ди­цин­ским по­ка­за­ни­ям. По­сле недол­го­го пре­бы­ва­ния во Фран­ции он вер­нул­ся на ро­ди­ну и, по су­ти, стал на­сто­я­щим кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стом от жур­на­ли­сти­ки. К сло­ву, еще в ря­де пред­во­ен­ных се­рий о Тин­тине (пре­жде все­го, в «Си­га­рах фа­ра­о­на» и «Го­лу­бом ло­то­се») ми­ше­ня­ми ста­ли зло­деи – ти­пич­ные про­тив­ни­ки всех на­ци­о­на­ли­стов: ма­со­ны и фи­нан­си­сты. Эта тенденция по­лу­чи­ла но­вый им­пульс в го­ды гер­ман­ско­го гос­под­ства. При этом жур­нал «Два­дца­тый век» пре­кра­тил свое су­ще­ство­ва­ние, посколь­ку на­ци­о­на­ли­сти­че­ские убеж­де­ния неисто­во­го аб­ба­та Вал­ле ока­за­лись в про­ти­во­ре­чии с прин­ци­па­ми ко­рич­не­во­го «но­во­го по­ряд­ка». Эр­же на­шел но­вое ме­сто в из­да­нии Le Soir («Ве­чер­няя га­зе­та»), став­шем свое­об­раз­ным офи­ци­о­зом для ок­ку­пан­тов и их по­соб­ни­ков. Ко­мик­сы Эр­же со­сед­ство­ва­ли с от­кро­вен­но про­на­цист­ски­ми и ан­ти­се­мит­ски­ми ма­те­ри­а­ла­ми, од­на­ко это, по­хо­же, ни­как не сму­ща­ло ху­дож­ни­ка. Спу­стя мно­гие го­ды по­сле вой­ны он про­дол­жал от­ри­цать ка­кую-ли­бо ви­ну в раз­жи­га­нии нена­ви­сти и жа­ло­вал­ся: «То, что ма­ши­ни­сты во­ди­ли по­ез­да, всем ка­за­лось нор­маль­ным, но жур­на­ли­стов клей­ми­ли как из­мен­ни­ков». Итак, с ок­тяб­ря 1941 го­да в дет­ском при­ло­же­нии к «Ве­чер­ней га­зе­те» Эр­же на­чи­на­ет пуб­ли­ко­вать ис­то­рию «Та­ин­ствен­ная звез­да». Сю­жет раз­во­ра­чи­ва­ет­ся во­круг па­де­ния на Зем­лю огром­но­го ме­тео­ри­та, что со­про­вож­да­ет­ся апо­ка­лип­ти­че­ски­ми на­стро­е­ни­я­ми. В по­пыт­ке раз­уз­нать по­дроб­но­сти воз­мож­ной ка­та­стро­фы Тин­тин на­прав­ля­ет­ся в об­сер­ва­то­рию, на сту­пе­нях ко­то­рой встре­ча­ет по­жи­ло­го че­ло­ве­ка се­мит­ской внеш­но­сти и со­от­вет­ству­ю­щим об­ра­зом оде­то­го. Ста­рик пред­ре­ка­ет: «Это ка­ра… По­пом­ни­те ме­ня!» Од­на­ко ко­нец све­та так и не на­сту­па­ет. Ме­тео­рит про­ле­та­ет ми­мо на­шей пла­не­ты, и лишь его об­ло­мок па­да­ет где-то в оке­ане. По­сле это­го сна­ря­жа­ет­ся меж­ду­на­род­ная на­уч­ная экс­пе­ди­ция к ме­сту пред­по­ла­га­е­мо­го при­зем­ле­ния астероида (на­до ска- зать, что ее чле­на­ми ста­но­вят­ся ис­клю­чи­тель­но пред­ста­ви­те­ли стран фа­шист­ской «Оси», ок­ку­пи­ро­ван­ных и ней­траль­ных го­су­дарств Ев­ро­пы), в со­ста­ве ко­то­рой на­хо­дит­ся и Тин­тин. Во вре­мя пла­ва­ния некие «меж­ду­на­род­ные кру­ги», воз­глав­ля­е­мые аме­ри­кан­ским бан­ки­ром Блю­мен­штей­ном, стро­ят вся­че­ские коз­ни и пре­пят­ству­ют пу­те­ше­ствию (при этом ка­пи­тан суд­на Хэд­док по­сы­ла­ет в их ад­рес ха­рак­тер­ные про­кля­тия: «Бан­да во­ров! Тор­га­ши! Мо­шен­ни­ки! Иу­ды!.. Я уни­что­жу этих хри­сто­про­дав­цев!»), но в кон­це кон­цов ока­зы­ва­ют­ся раз­об­ла­че­ны и по­срам­ле­ны. Не вполне по­нят­на мотивация про­тив­ни­ков экс­пе­ди­ции, ведь о чу­дес­ных свой­ствах ме­тео­ри­та ста­но­вит­ся из­вест­но лишь в са­мом кон­це ис­то­рии. В ко­мик­се при­сут­ство­ва­ла и сце­на, в ко­то­рой ла­воч­ник Иса­ак, узнав о ско­ром кон­це све­та, зло­рад­но по­ти­ра­ет ру­ки, ра­ду­ясь то­му, что ему не при­дет­ся воз­вра­щать круп­ный долг сво­им по­став­щи­кам. Хо­тя по­сле вой­ны Эр­же по тра­ди­ции внес в эту ис­то­рию по­прав­ки, от ан­ти­се­ми­тиз­ма кни­гу очи­стить бы­ло уже невоз­мож­но. Глав­ный него­дяй, да­же «сме­нив фа­ми­лию» (из Блю­мен­штей­на он пре­вра­тил­ся в Боль­винк­ля), все рав­но вы­гля­дел на кар­тин­ках Эр­же как ти­пич­ный герой ан­ти­се­мит­ских пла­ка­тов и ка­ри­ка­тур геб­бель­сов­ской про­па­ган­ды. Во всех по­сле­ду­ю­щих кни­гах се­рии ху­дож­ник преду­смот­ри­тель­но из­бе­гал вся­кой по­ли­ти­за­ции. Но вся его преды­ду­щая де­я­тель­ность за­ко­но­мер­но при­ве­ла к то­му, что по­сле осво­бож­де­ния ему ста­ли за­да­вать «крайне неудоб­ные» во­про­сы. Во вре­мя охо­ты на кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов Эр­же че­ты­ре ра­за аре­сто­вы­ва­ли, он чу­дом из­бе­жал су­да, ли­шил­ся ра­бо­ты и стал все­рьез по­ду­мы­вать об эми­гра­ции в Ла­тин­скую Аме­ри­ку, од­на­ко спа­се­ние при­шло с неожи­дан­ной сто­ро­ны. Ру­ку по­мо­щи ху­дож­ни­ку про­тя­нул… быв­ший участ­ник Со­про­тив­ле­ния, Рай­мон Леблан. В 1946 го­ду он ос­но­вал жур­нал «Тин­тин» и при­гла­сил Эр­же на долж­ность ве­ду­ще­го автора и ху­до­же­ствен­но­го ре­дак­то­ра. По­сте­пен­но ху­дож­ни­ку уда­лось прак­ти­че­ски пол­но­стью ре­а­би­ли­ти­ро­вать­ся и опуб­ли­ко­вать еще 12 книг о при­клю­че­ни­ях сво­е­го ге­роя. Со­вер­шен­но оче­вид­но, что для это­го при­шлось пой­ти на се­рьез­ный пе­ре­смотр сво­их бы­лых по­ли­ти­че­ских сим­па­тий и взгля­дов. По­это­му со­вер­шен­но за­ко­но­мер­но, что в ко­мик­се «Край чер­но­го зо­ло­та» (1950) од­ним из про­тив­ни­ков Тин­ти­на вы­сту­па­ет быв­ший на­цист, Мюл­лер. Од­на­ко все эти иг­ры при­ве­ли к пол­но­му фар­су, ко­гда Эр­же пред­при­нял ко­мич­ную по­пыт­ку вы­ста­вить Тин­ти­на в ка­че­стве сто­рон­ни­ка идей раз­ряд­ки, па­ци­фи­ста и чуть ли не хип­пи. Так, в од­ной из по­след­них ис­то­рий, «Тин­тин и пи­ка­ро­сы» (1976), герой но­сит мо­то­цик­лет­ный шлем со зна­ком «па­ци­фи­ка» и аб­бре­ви­а­ту­рой ас­со­ци­а­ции «За ядер­ное разору­же­ние». На волне но­во­мод­ных тен­цен­ций сам Эр­же внешне из­ряд­но «по­ле­вел» и в од­ном из ин­тер­вью на во­прос кор­ре­спон­ден­та: «А Тин­тин то­же про­тив об­ще­ства по­треб­ле­ния?» не морг­нув гла­зом от­ве­тил: «Есте­ствен­но, он ка­те­го­ри­че­ски про­тив! Тин­тин все­гда был на сто­роне угне­тен­ных!» Ко­неч­но, этот от­вет па­ра­док­са­лен и да­же от­ча­сти нелеп, ведь жанр ко­мик­са все­гда бы­ло при­ня­то от­но­сить к од­но­му из ти­пич­ных (и да­же вуль­гар­ных) про­яв­ле­ний со­вре­мен­ной мас­со­вой куль­ту­ры, то есть то­го же об­ще­ства по­треб­ле­ния. Да и стиль жиз­ни са­мо­го Эр­же, ком­мер­че­ски успеш­но­го, чрез­вы­чай­но пре­успе­ва­ю­ще­го ху­дож­ни­ка и автора, был со­вер­шен­но да­лек от иде­аль­но­го об­ра­за «бор­ца за все­об­щее сча­стье». Тем не ме­нее твор­че­ство Эр­же, несмот­ря на все его спор­ные и не слиш­ком умест­ные в со­вре­мен­ном ми­ре ню­ан­сы, до сих пор оста­ет­ся вос­тре­бо­ван­ным и да­же при­об­ре­та­ет все но­вых и но­вых по­клон­ни­ков…

ли­дер бель­гий­ских на­ци­стов ле­он де­грелль

Тин­Тин в СТране Со­ве­Тов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.