Осе­вая ли­ния

Sovershenno Sekretno - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Вступ­ле­ние в вой­ну про­тив СССР Гер­ма­нии и Ита­лии пре­рва­ло их непо­сред­ствен­ные кон­так­ты с тре­тьей участ­ни­цей «сталь­но­го пак­та» – Япо­ни­ей. Во­сточ­ная со­юз­ни­ца ока­за­лась пол­но­стью от­ре­зан­ной от стран Оси. О том, как со­юз­ни­ки пы­та­лись на­ла­дить сек­рет­ные транс­порт­ные коридоры с За­па­да на Во­сток, – спе­ци­аль­ное рас­сле­до­ва­ние «Со­вер­шен­но сек­рет­но».

цам за­кон­чи­лась про­ва­лом. Взле­тев­ший 30 июня 1943 го­да из Син­га­пу­ра са­мо­лет, на­прав­ляв­ший­ся в Крым, вско­ре ис­чез над Ин­дий­ским оке­а­ном. По всей ве­ро­ят­но­сти, его сби­ли бри­тан­цы, рас­ко­лов­шие сек­рет­ные ко­ды про­тив­ни­ка и пре­крас­но осве­дом­лен­ные о его пла­нах. Ко­ман­ду­ю­щий Люфтваф­фе Гер­ман Ге­ринг, узнав о до­сти­же­нии ита­льян­цев, при­шел в ярость и орал на сво­их под­чи­нен­ных: «По­че­му эти чер­то­вы ма­ка­рон­ни­ки смог­ли, а мы нет?» Но нем­цам так и не до­ве­лось на­ла­дить воз­душ­ный мост с Япо­ни­ей. Ото­бран­ный для этой це­ли че­ты­рех­мо­тор­ный са­мо­лет Ju-290 так ни ра­зу и не взле­тел в на­прав­ле­нии Стра­ны вос­хо­дя­ще­го солнца. Пер­во­на­чаль­но пред­по­ла­га­лось, что старт бу­дет про­ис­хо­дить в Фин­лян­дии, за­тем са­мо­лет про­ле­тит вдоль по­бе­ре­жья Се­вер­но­го Ле­до­ви­то­го оке­а­на и по­сле пе­ре­се­че­ния Си­би­ри со­вер­шит по­сад­ку в Мань­чжу­рии. Но япон­цы сра­зу же за­ру­би­ли этот план по по­ли­ти­че­ским со­об­ра­же­ни­ям. За­тем пла­ни­ро­ва­лись по­ле­ты из Бол­га­рии по юж­но­му марш­ру­ту, но она пе­ре­шла на сто­ро­ну со­юз­ни­ков. По­след­ний раз к идее авиа­со­об­ще­ния с Япо­ни­ей об­ра­ти­лись в 1945 го­ду, ко­гда по­тре­бо­ва­лось пе­ре­пра­вить в То­кио но­во­го ат­та­ше ВВС Уль­ри­ха Кес­сле­ра. На­ча­лась пе­ре­дел­ка се­рий­но­го Ju-290 на ба­зе в Тра­ве­мюн­де, но в об­ста­нов­ке аго­нии на­цист­ской Гер­ма­нии пла­ны эти бы­ли за­бро­ше­ны, и Кес­слер взо­шел на борт под­вод­ной лод­ки U-234.

Под­вод­ные кон­вои

Гер­ма­ния, ост­ро за­ви­сев­шая от им­пор­та сы­рья, по­пы­та­лась пер­во­на­чаль­но сде­лать став­ку на над­вод­ные су­да – так на­зы­ва­е­мые про­ры­ва­те­ли бло­ка­ды. В 1941–1942 го­дах эти быст­ро­ход­ные ко­раб­ли до­ста­ви­ли, в том чис­ле с под­кон­троль­ных Япо­нии тер­ри­то­рий, 32 ты­ся­чи тонн ка­у­чу­ка. Но со­юз­ни­ки уже­сто­чи­ли кон­троль оке­ан­ских со­об­ще­ний, и един­ствен­ным ре­аль­но осу­ще­стви­мым ва­ри­ан­том пе­ре­брос­ки лю­дей и гру­зов меж­ду Гер­ма­ни­ей и Япо­ни­ей оста­лись суб­ма­ри­ны. К 1942 го­ду по­след­няя ок­ку­пи­ро­ва­ла Ин­до­не­зию и Ма­лак­ку, на пять ты­сяч ки­ло­мет­ров со­кра­тив опас­ный путь для под­вод­ных ло­док. С япон­ской сто­ро­ны про­ект по свя­зи с Бер­ли­ном по­сред­ством суб­ма­рин по­лу­чил на­зва­ние «Яна­ги» («Ива»). Все­го в нем бы­ло за­дей­ство­ва­но пять под­ло­док, спе­ци­аль­но пе­ре­де­лан­ных для транс­пор­ти­ров­ки гру­зов. I-30 ста­ла пер­вой суб­ма­ри­ной, успеш­но пре­одо­лев­шей путь че­рез два оке­а­на. Вый­дя 22 ап­ре­ля 1942-го из пор­та Пи­нанг (Ма­лак­ка), она по пу­ти в Ев­ро­пу при­ня­ла уча­стие в на­па­де­нии на бри­тан­ский флот в ма­да­га­скар­ской бух­те Ди­его-Су­а­рес (с нее был за­пу­щен са­мо­лет-ам­фи­бия, об­на­ру­жив­ший про­тив­ни­ка, а за­тем две ми­ни-под­лод­ки, про­ник­шие в бух­ту). 2 ав­гу­ста I-30 во­шла в Бис­кай­ский за­лив, где ее встре­ти­ли немец­кие са­мо­ле­ты и ко­раб­ли-траль­щи­ки, обес­пе­чив­шие без­опас­ный про­ход в порт Ло­рьян. Ко­ман­де был устро­ен тор­же­ствен­ный при­ем, а ка­пи­та­на Си­но­бу Эн­до при­нял сам Гит­лер, вру­чив­ший ему Железный крест. Япон­цы при­вез­ли 1,5 тон­ны слю­ды и 700 ки­ло­грам­мов шел­ла­ка – ма­те­ри­а­ла, до­бы­вав­ше­го­ся в тро­пи­че­ских ле­сах и ис­поль­зо­вав­ше­го­ся в то вре­мя для из­го­тов­ле­ния пла­сти­нок, а так­же в элек­тро­тех­ни­ке. Кро­ме то­го, на I-30 бы­ли до­став­ле­ны об­раз­цы и чер­те­жи япон­ской авиа­тор­пе­ды «об­раз­ца 91» – при­мер то­го, что и нем­цы по­лу­чи­ли тех­ни­че­скую под­держ­ку от япон­цев. В об­мен нем­цы пе­ре­да­ли ра­дар­ную си­сте­му ПВО «Вюрц­бург» с пол­ным ком­плек­том чер­те­жей, тор­пе­ды G7a и G7e, тор­пед­ные ав­то­пи­ло­ты, си­сте­мы управ­ле­ния ар­тил­ле­рий­ским ог­нем, про­ти­во­тан­ко­вые и зе­нит­ные пуш­ки, ре­ак­тив­ные и пла­ни­ру­ю­щие бом­бы, ан­ти­со­нар­ные ло­вуш­ки Bold, тех­ни­че­ские ал­ма­зы и пять­де­сят шиф­ро­валь­ных ма­шин «Эниг­ма». Во вре­мя сто­ян­ки на I-30 нем­цы уста­но­ви­ли де­тек­тор радаров Metox и за­ме­ни­ли зе­нит­ные ору­дия на бо­лее со­вре­мен­ные (прак­ти­ка, по­вто­ряв­ша­я­ся для без­опас­но­сти в бу­ду­щем). Взяв на борт япон­ско­го ин­же­не­ра, суб­ма­ри­на 22 ав­гу­ста от­пра­ви­лась в об­рат­ный путь и бла­го­по­луч­но при­бы­ла 8 ок­тяб­ря в Пи­нанг. От­ту­да она на­пра­ви­лась в близ­ле­жа­щий Син­га­пур, но на­по­ро­лась на ми­ну и за­то­ну­ла в трех ми­лях от бе­ре­га. Боль­шин­ство ко­ман­ды спас­лось, но бес­цен­ный груз ока­зал­ся на дне. Во­до­ла­зы смог­ли под­нять ар­тил­ле­рий­ские ору­дия, но са­мое важ­ное – ра­дар «Вюрц­бург» и его чер­те­жи бы­ли непо­пра­ви­мо ис­пор­че­ны взры­вом и со­ле­ной мор­ской во­дой. Так­же у япон­цев в це­ло­сти оста­лось несколь­ко «Энигм», ко­то­рые успе­ли пе­ре­дать мо­ря­кам в Пи­нан­ге. Ча­стич­ный успех I-30 по­бу­дил То­кио про­дол­жить по­пыт­ки про­ры­ва бло­ка­ды. 1 июня 1943 го­да из пор­та Ку­ре вы­шла под­лод­ка I-8. Ее груз вклю­чал са­мые быст­рые в ми­ре тор­пе­ды «об­раз­ца 95», раз­ве­ды­ва­тель­ный са­мо­лет-ам­фи­бию «Йо­ко­су­ка E14Y», чер­те­жи авиа­т­рим­ме­ров. Так­же на ней на­хо­ди­лись мо­ря­ки-под­вод­ни­ки, ко­то­рые долж­ны бы­ли прой­ти на Бал­ти­ке курс по управ­ле­нию немец­кой под­лод­кой «об­раз­ца IX» и при­ве­сти ее са­мо­сто­я­тель­но в Япо­нию. По пу­ти I-8 оста­но­ви­лась в Син­га­пу­ре, где взя­ла груз хи­ни­на, ка­у­чу­ка и оло­ва. В Ат­лан­ти­ке у нее со­сто­я­лось ран­де­ву с немец­кой под­лод­кой, спе­ци­а­ли­сты с ко­то­рой раз­ме­сти­ли на ней Metoх – для бо­лее без­опас­но­го пе­ре­хо­да. Ко­ман­до­ва­ние немец­ко­го ВМФ да­ло ей ука­за­ние, в свя­зи с дей­стви­я­ми авиа­ции со­юз­ни­ков, ид­ти вме­сто Ло­рья­на в Брест (во Фран­ции), ку­да она и при­бы­ла 31 ав­гу­ста. В об­рат­ный путь на I-8 под­ня­лись два япон­ских во­ен­но-мор­ских ат­та­ше, воз­вра­щав­ших­ся до­мой, несколь­ко немец­ких ин­же­не­ров, тех­ни­ков и мо­ря­ков. Груз те­перь со­сто­ял из раз­но­об­раз­но­го во­ору­же­ния и при­бо­ров – в том чис­ле бом­бо­вых и зе­нит­ных при­це­лов, а так­же пар­тии пе­ни­цил­ли­на, не­дав­но изоб­ре­тен­но­го. I-8 ста­ла един­ствен­ной суб­ма­ри­ной, вы­пол­нив­шей рейс в рам­ках «Яна­ги» в пол­ном объ­е­ме, несмот­ря на ата­ки с воз­ду­ха на об­рат­ном пу­ти. 21 де­каб­ря она вер­ну­лась в Ку­ре, прой­дя 56 ты­сяч ки­ло­мет­ров. Геб­бель­сов­ская про­па­ган­да по­пы­та­лась вы­жать все воз­мож­ное из ее пла­ва­ния, объ­явив, что от­ныне япон­ские под­лод­ки сво­бод­но дей­ству­ют и в Ат­лан­ти­ке. А 17 де­каб­ря 1943 го­да в Гер­ма­нию от­пра­ви­лась I-29 с 80 тон­на­ми ка­у­чу­ка, 80 тон­на­ми воль­фра­ма, 50 тон­на­ми оло­ва, дву­мя тон­на­ми цин­ка и тре­мя тон­на­ми хи­ни­на, опи­ума и ко­фе. К то­му вре­ме­ни за­па­сы на­ту­раль­но­го ко­фе у нем­цев прак­ти­че­ски за­кон­чи­лись и стра­на упо­треб­ля­ла сур­ро­гат. Несколь­ки­ми ме­ся­ца­ми ра­нее I-29 успеш­но вы­пол­ни­ла сверх­сек­рет­ную мис­сию – у бе­ре­гов Мо­зам­би­ка она встре­ти­лась с немец­кой суб­ма­ри­ной U-180, на бор­ту ко­то­рой на­хо­дил­ся Суб­хас Чанд­ра Бос, ли­дер ан­тиб­ри­тан­ско­го со­про­тив­ле­ния. В 1941 го­ду он бе­жал из Ин­дии че­рез СССР в Гер­ма­нию, где его при­ни­ма­ли Гит­лер и Гимм­лер, ви­дев­шие в нем по­лез­но­го со­юз­ни­ка и поз­во­лив­шие сфор­ми­ро­вать ему «ин­дий­ский ле­ги­он» СС. Но Бос быст­ро разо­ча­ро­вал­ся в на­ци­стах и ре­шил от­пра­вить­ся к япон­цам, что­бы ве­сти борь­бу с ан­гли­ча­на­ми в Азии. I-29 до­ста­ви­ла его в Син­га­пур, где он воз­гла­вил так на­зы­ва­е­мую Ин­дий­скую на­ци­о­наль­ную ар­мию и «Азад Хинд» – пра­ви- тель­ство Ин­дии в из­гна­нии; неда­ром Бо­са по зна­чи­мо­сти при­рав­ни­ва­ли к це­лой ди­ви­зии. Од­но­вре­мен­но япон­цы пе­ре­да­ли две тон­ны зо­ло­та для сво­е­го по­соль­ства, а так­же со­сто­ял­ся об­мен чер­те­жа­ми и ору­жи­ем. I-29 до­стиг­ла Ло­рья­на 11 мар­та 1944 го­да, по пу­ти под­вер­га­ясь ата­кам со­юз­ни­ков, от­сле­жи­вав­ших ее пе­ре­дви­же­ние, но ее вы­ру­чал все тот же Metox. Командира под­лод­ки Та­ка­ка­зу Ки­на­си при­нял фю­рер, вру­чив­ший Железный крест. В об­рат­ный путь нем­цы пе­ре­да­ли аб­со­лют­но сек­рет­ный груз – чер­те­жи ра­кет­но­го ис­тре­би­те­ля Me-163 и ре­ак­тив­но­го ис­тре­би­те­ля Me-262, об­раз­цы дви­га­те­лей для них, фю­зе­ляж са­мо­ле­та-сна­ря­да Фау-1, ряд дру­гих но­вей­ших об­раз­цов ору­жия, а так­же ред­кие ма­те­ри­а­лы, на­при­мер сплав рту­ти с ра­ди­ем и, по неко­то­рым дан­ным, неболь­шое ко­ли­че­ство ура­на. Груз со­про­вож­да­ла ко­ман­да из во­сем­на­дца­ти спе­ци­а­ли­стов. Под­лод­ка при­бы­ла в Син­га­пур, где нем­цы вме­сте с чер­те­жа­ми по­ки­ну­ли ее, что­бы до­би­рать­ся до Япо­нии по воз­ду­ху. Тех­ни­ка же оста­лась на бор­ту, и суб­ма­ри­на от­пра­ви­лась в путь, что­бы за­вер­шить плавание. Од­на­ко аме­ри­кан­цы, «чи­тав­шие» япон­ские со­об­ще­ния, вни­ма­тель­но сле­ди­ли за ее пе­ре­дви­же­ни­я­ми, и в рай­оне Фи­лип­пин I-29 бы­ла по­топ­ле­на аме­ри­кан­ской под­лод­кой 26 июля 1944 го­да. По­след­ней по­пыт­кой япон­цев про­рвать­ся в Ев­ро­пу ста­ло плавание I-52. Она от­пра­ви­лась в путь 10 мар­та 1944 го­да и вез­ла 10 тонн мо­либ­де­на, 11 тонн воль­фра­ма, 120 тонн оло­ва, 60 тонн ка­у­чу­ка, три тон­ны хи­ни­на, 54 ки­ло­грам­ма ко­фе­и­на. Так­же в груз вхо­ди­ли 2200 ки­ло­грам­мов зо­ло­та – пла­та Гер­ма­нии за по­став­лен­ную тех­ни­ку. В пор­ту Ло­рья­на ее жда­ло мно­же­ство цен­ней­ших гру­зов, в том чис­ле 800 кг ок­си­да ура­на. Но суб­ма­ри­ну с са­мо­го на­ча­ла «ве­ли» ан­гло­аме­ри­кан­цы. Ее пред­ше­ствен­ни­цу – I-34 ан­гли­чане по­то­пи­ли в Ма­лакк­ском проливе в но­яб­ре 1943 го­да, не дав суб­ма­рине да­же от­плыть на зна­чи­тель­ное рас­сто­я­ние. I-52 про­шла в Ат­лан­ти­че­ский оке­ан, встре­ти­лась у ост­ро­вов Зе­ле­но­го Мы­са с немец­кой под­лод­кой, как все­гда, осна­стив­шей ее Metox и «Эниг­мой», но аме­ри­кан­цы уже жда­ли ее несколь­ко се­вер­нее, рас­по­ло­жив це­лую эс­кад­ру из авиа­нос­ца и пя­ти эс­мин­цев. Са­мо­ле­ты сбра­сы­ва­ли ра­дио­гид­ро­аку­сти­че­ские буи во­круг суб­ма­ри­ны для ее пе­лен­га­ции, а за­тем ата­ко­ва­ли са­мо­на­во­дя­щи­ми­ся по шу­му дви­га­те­ля тор­пе­да­ми Mark 24. 24 июня 1944 го­да I-52 бы­ла по­топ­ле­на, ни­кто из эки­па­жа не спас­ся. Се­го­дня пе­ри­о­ди­че­ски воз­ни­ка­ют пла­ны ее под­ня­тия со дна с це­лью из­вле­че­ния зо­ло­та.

Уран для им­пе­ра­то­ра

Со сто­ро­ны Гер­ма­нии бы­ла лишь од­на удач­ная по­пыт­ка про­рвать­ся с гру­зом и пас­са­жи­ра­ми под во­дой. U-511, вы­шед­шая из Ло­рья­на 10 мая 1943 го­да, бла­го­по­луч­но до­ста­ви­ла че­рез 90 дней в Япо­нию ад­ми­ра­ла На­оку­ни Но­му­ру – мор­ско­го пред­ста­ви­те­ля ми­ка­до в Ев­ро­пе, и це­лый от­ряд немец­ких уче­ных-оборонщиков. По пу­ти суб­ма­ри­на по­то­пи­ла два транс­пор­та со­юз­ни­ков. По при­бы­тии под­лод­ка бы­ла объ­яв­ле­на по­дар­ком Гит­ле­ра им­пе­ра­то­ру и за­чис­ле­на в япон­ский ВМФ под но­ме­ром RO-500. Уже упо­мя­ну­тая U-234 пред­на­зна­ча­лась как пред­смерт­ный – и са­мый цен­ный – по­да­рок фю­ре­ра Япо­нии. На ее бор­ту бы­ли со­бра­ны са­мые важ­ные до­сти­же­ния нем­цев в во­ен­ном де­ле, в том чис­ле элек­три­че­ские тор­пе­ды, управ­ля­е­мая авиа­бом­ба Henschel Hs 293, ре­ак­тив­ный ис­тре­би­тель Me-262 – все­го 240 тонн осо­бо сек­рет­ных гру­зов. Но са­мым за­га­доч­ным по сво­е­му пред­на­зна­че­нию бы­ли 560 ки­ло­грам­мов ок­си­да ура­на – един­ствен­ный точ­но за­фик­си­ро­ван­ный слу­чай пе­ре­да­чи ра­дио­ак­тив­ных ма­те­ри­а­лов Гер­ма­ни­ей Япо­нии. Пы­та­лись ли на­ци­сты на­ка­нуне сво­е­го кра­ха пе­ре­дать эста­фе­ту То­кио в раз­ра­бот­ке ядер­но­го ору­жия – до сих пор неиз­вест­но. 15 ап­ре­ля 1945 го­да, за две неде­ли до са­мо­убий­ства фю­ре­ра, U-234 вы­шла из нор­веж­ско­го пор­та. Бо­лее двух недель она, не всплы­вая, шла под во­дой. И лишь 4 мая на бор­ту узна­ли, что Гит­лер мертв и что власть пе­ре­шла к ад­ми­ра­лу Кар­лу Дё­ни­цу. При сле­ду­ю­щем всплы­тии, 10 мая, под­лод­ка по­лу­чи­ла при­каз Дё­ни­ца под­нять чер­ный флаг и сдать­ся со­юз­ни­кам. Ка­пи­тан спер­ва не по­ве­рил сло­вам ад­ми­ра­ла и, лишь по­лу­чив под­твер­жде­ния от ко­ман­ди­ров дру­гих суб­ма­рин, от­пра­вил­ся к по­бе­ре­жью США. На­хо­див­ши­е­ся на бор­ту два япон­ца, не же­лая сда­вать­ся вра­гу, по­кон­чи­ли жизнь са­мо­убий­ством. На­до от­ме­тить, что, по­ми­мо про­грам­мы «Яна­ги», осу­ществ­ля­лось бо­е­вое со­труд­ни­че­ство Гер­ма­нии и Япо­нии в рам­ках так на­зы­ва­е­мой груп­пы Мус­сон (Monsun Gruppe). На­чи­ная с се­ре­ди­ны 1943 го­да нем­цы от­пра­ви­ли для ве­де­ния ак­тив­ных бо­е­вых дей­ствий в рай­оне Ин­дий­ско­го оке­а­на, с ба­зи­ро­ва­ни­ем в Пи­нан­ге, 41 под­лод­ку. Два­дцать две из них бы­ли по­топ­ле­ны по пу­ти. (Ин­те­рес­но, что несколь­ко суб­ма­рин предо­ста­ви­ли ита­льян­цы как раз на­ка­нуне свер­же­ния Мус­со­ли­ни, и трем из них уда­лось до­брать­ся до Даль­не­го Во­сто­ка – рань­ше пер­вых немец­ких.) Часть из них так­же до­став­ля­ли по­пут­но гру­зы. На­при­мер, U-195 и U-219 при­вез­ли для япон­цев ра­ке­ты Фау-2. Но по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство по­пы­ток пе­ре­бро­сить гру­зы на бо­е­вых лод­ках окон­чи­лись неуда­чей. Так, в рам­ках опе­ра­ции «Це­зарь» Гер­ма­ния по­пы­та­лась по­ста­вить Япо­нии ртуть, в ко­то­рой та ост­ро нуж­да­лась для из­го­тов­ле­ния взры­ва­те­лей. Но ито­гом ста­ло по­па­да­ние на мор­ское дно несколь­ких сот тонн рту­ти, на­хо­див­ших­ся в под­лод­ках, по­топ­лен­ных со­юз­ни­ка­ми, что до сих пор слу­жит пред­ме­том бес­по­кой­ства эко­ло­гов. В це­лом по­пыт­ки уста­но­вить связь меж­ду Япо­ни­ей и ев­ро­пей­ски­ми стра­на­ми Оси ока­за­лись до­ро­го­сто­я­щим про­ва­лом. Со­юз­ни­ки, взло­мав­шие ко­ды, узна­ва­ли о пла­нах про­тив­ни­ка, и в боль­шин­стве слу­ча­ев успеш­но уни­что­жа­ли под­лод­ки. Лю­бо­пыт­но от­ме­тить, что важ­ней­шим ка­на­лом уте­чек вы­сту­пал по­сол им­пе­ра­то­ра в Бер­лине Оси­ма Хи­ро­си, ко­то­рый по­дроб­но ин­фор­ми­ро­вал То­кио о всем и уви­ден­ном, и услы­шан­ном (он имел до­пуск к выс­шим сек­ре­там Тре­тье­го рей­ха вви­ду осо­бо­го до­ве­рия Гит­ле­ра и Риб­бен­тро­па), а его те­ле­грам­мы мо­мен­таль­но рас­шиф­ро­вы­ва­лись аме­ри­кан­ца­ми. Да­же та тех­ни­ка, ко­то­рую япон­цам уда­лось ско­пи­ро­вать (ра­кет­ные и ре­ак­тив­ные ис­тре­би­те­ли «Кик­ка» и «Су­суй»), не мог­ла пе­ре­ло­мить хо­да вой­ны – их раз­бомб­лен­ная про­мыш­лен­ность, да еще в усло­ви­ях то­таль­но­го де­фи­ци­та сы­рья спо­соб­на бы­ла лишь на гру­бое вос­про­из­ве­де­ние в еди­нич­ных эк­зем­пля­рах.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.