ТЕНЬ ВЗЯ­ТИЯ БА­СТИ­ЛИИ

Что празд­ну­ют фран­цу­зы 14 июля?

Sovershenno Sekretno - - РАССЛЕДОВАНИЯ - Сер­гей Не­ча­еВ

бо по­же­ла­ет на­пи­сать се­мье и дру­зьям, то это на­до раз­ре­шать, но пись­ма про­чи­ты­вать. <…> Рав­ным об­ра­зом сле­ду­ет раз­ре­шать за­клю­чен­ным по­лу­чать от­ве­ты и до­став­лять им та­ко­вые при пред­ва­ри­тель­ном про­чте­нии. Во всем этом по­ла­га­юсь на ва­ши осмот­ри­тель­ность и гу­ман­ность». Что ка­са­ет­ся «сви­ре­пой охра­ны», то ее прак­ти­че­ски не бы­ло. Гар­ни­зон Ба­сти­лии со­сто­ял из 82 сол­дат-ве­те­ра­нов (ин­ва­ли­дов) при 13 пуш­ках, к ко­то­рым 7 июля до­ба­ви­лись 32 швей­цар­ских гре­на­де­ра из пол­ка ба­ро­на де Са­лис-Са­ма­да под ко­ман­до­ва­ни­ем лей­те­нан­та Луи де Флюэ.

«Это Ре­во­лю­ция, сир...»

Уди­ви­тель­но, но та­кое до­ста­точ­но че­ло­веч­ное от­но­ше­ние в этом «ис­пра­ви­тель­ном учре­жде­нии» по­че­му-то не по­ме­ша­ло фран­цу­зам лю­то нена­ви­деть Ба­сти­лию. А вот две дру­гие тюрь­мы, Би­сетр и Ша­ран­тон, где уми­ра­ли с го­ло­ду и то­ну­ли в гря­зи на­сто­я­щие по­лит­за­клю­чен­ные и уго­лов­ни­ки, ни­кто в 1789 го­ду и паль­цем не тро­нул. Свя­за­но это с тем, что ре­во­лю­ци­он­ные аги­та­то­ры (ма­со­ны) умыш­лен­но рас­па­ля­ли стра­сти, утвер­ждая, что под­ва­лы Ба­сти­лии пол­ны гро­мад­ных крыс и ядо­ви­тых змей, что там го­да­ми то­мят­ся за­ко­ван­ные в це­пи «по­ли­ти­че­ские», что там есть ка­ме­ры для пы­ток и т.д. и т.п. Ра­зу­ме­ет­ся, все это бы­ло вы­мыс­лом. Один из оче­вид­цев по­том вспо­ми­нал, что в ночь на 14 июля «це­лые пол­чи­ща обо­рван­цев, во­ору­жен­ных ру­жья­ми, ви­ла­ми и ко­лья­ми, за­став­ля­ли от­кры­вать им две­ри до­мов, да­вать им пить, есть, день­ги и ору­жие». Прак­ти­че­ски все го­род­ские за­ста­вы бы­ли за­хва­че­ны ими и со­жже­ны. По­том, в те­че­ние двух су­ток Па­риж был раз­граб­лен, хо­тя несколь­ко раз­бой­ни­чьих ша­ек уда­лось обез­ору­жить и кое­ко­го да­же по­ве­си­ли. Ко­гда ко­роль Лю­до­вик XVI узнал о про­ис­хо­див­шем, он спро­сил у гер­цо­га де Ла­рош­фу­ко: – Это бунт? – Нет, сир, – от­ве­тил ему гер­цог, – это ре­во­лю­ция. Что ка­са­ет­ся ря­до­вых па­ри­жан, то они по­ве­ли себя весь­ма лег­ко­мыс­лен­но, и на при­зыв Ка­мил­ла Де­му­ле­на ид­ти на Ба­сти­лию от­клик­ну­лось все­го при­мер­но 800 че­ло­век.

Ба­сти­лия Бы­ла взя­та не при­сту­пом

Как уже го­во­ри­лось, 49-лет­не­му ко­мен­дан­ту Ба­сти­лии Бер­на­ру Рене Жур­да­ну, мар­ки­зу де Лонэ, пред­ло­жи­ли от­крыть во­ро­та и сдать­ся. По­сле от­ри­ца­тель­но­го от­ве­та ко­мен­дан­та на­род дви­нул­ся впе­ред. Мя­теж­ни­ки лег­ко про­ник­ли на пер­вый на­руж­ный двор, а по­том двое мо­ло­дых лю­дей, Да­ванн и Дас­сен, пе­ре­бра­лись по кры­ше пар­фю­мер­ной лав­ки на кре­пост­ную сте­ну, при­мы­кав­шую к гаупт­вах­те, и спрыг­ну­ли во внут­рен­ний (ко­мен­дант­ский) двор Ба­сти­лии. Обен Бон­не­мер и Луи Турне, от­став­ные сол­да­ты, по­сле­до­ва­ли за ни­ми. Вчет­ве­ром они пе­ре­ру­би­ли то­по­ра­ми це­пи подъемного мо­ста, и он рух­нул вниз с та­кой си­лой, что под­прыг­нул от зем­ли чуть ли ни на два мет­ра. Так по­яви­лись пер­вые жерт­вы: один из го­ро­жан, тол­пив­ших­ся у во­рот, был раз­дав­лен, еще несколь­ко че­ло­век – по­ка­ле­че­ны. По­сле это­го на­род с кри­ка­ми ри­нул­ся че­рез ко­мен­дант­ский двор ко вто­ро­му подъ­ем­но­му мо­сту, непо­сред­ствен­но вед­ше­му в кре­пость. Мар­киз де Лонэ, от­лич­но по­ни­мая, что ему нече­го рас­счи­ты­вать на по­мощь из Вер­са­ля, ре­шил взо­рвать кре­пость. Но в то са­мое вре­мя, ко­гда он с за­жжен­ным фи­ти­лем в ру­ках хо­тел спу­стить­ся в по­ро­хо­вой по­греб, два ун­тер-офи­це­ра, Бек­кар и Фер­ран, бро­си­лись на него и, от­няв фи­тиль, за­ста­ви­ли со­звать во­ен­ный со­вет. Де­ло в том, что гар­ни­зо­ну с вы­со­ты стен по­ка­за­лось, что на них идет весь мил­ли­он­ный Па­риж. И ин­ва­ли­ды, с са­мо­го на­ча­ла вы­ра­жав­шие недо­воль­ство ко­мен­дан­том, за­ста­ви­ли мар­ки­за де Лонэ со­гла­сить­ся на ка­пи­ту­ля­цию. За­тем был под­нят бе­лый флаг, и несколь­ко ми­нут спу­стя по опу­щен­но­му подъ­ем­но­му мо­сту тол­па вос­став­ших про­ник­ла во внут­рен­ний двор кре­по­сти, гра­бя по пу­ти ко­нюш­ни, ка­рет­ные са­раи и кух­ни, от­но­сив­ши­е­ся к кре­пост­но­му хо­зяй­ству. Что­бы оста­но­вить этот гра­беж, сол­да­ты да­ли по ма­ро­де­рам один (и един­ствен­ный) вы­стрел из пуш­ки. Но, по су­ти, Ба­сти­лия сда­лась без боя. Это – ис­то­ри­че­ский факт, не под­ле­жа­щий со­мне­нию. «Ба­сти­лия бы­ла взя­та не при­сту­пом, – сви­де­тель­ству­ет пе­хот­ный офи­цер Жа­коб Эли, – она сда­лась еще до ата­ки. Она

мар­киз де лонэ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.