ПУ­ТЕВ­КА В СМЕРТЬ

Кро­ва­вый путь вы­пуск­ни­ков учеб­но­го ла­ге­ря СС Трав­ни­ки

Sovershenno Sekretno - - РАССЛЕДОВАНИЯ - Дмит­рий Жу­ков, Иван ко­втун

15 июля в ФРГ был вы­не­сен при­го­вор в от­но­ше­нии быв­ше­го бух­гал­те­ра конц­ла­ге­ря ос­вен­цим 94-лет­не­го оска­ра Гре­нин­га. Го­род­ской суд Лю­не­бур­га при­знал его ви­нов­ным в со­уча­стии в убий­стве по край­ней ме­ре 300 ты­сяч ев­ре­ев и при­го­во­рил его к че­ты­рем го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды. один из са­мых гром­ких про­цес­сов над нацистским пре­ступ­ни­ком со­сто­ял­ся в Гер­ма­нии в 2011 го­ду – то­гда на ска­мье под­су­ди­мых ока­зал­ся быв­ший эсэсо­вец Иван Де­мья­нюк. Глав­ным до­ка­за­тель­ством его вины ста­ло удо­сто­ве­ре­ние учеб­но­го ла­ге­ря СС трав­ни­ки за № 1393. Что не уди­ви­тель­но – в го­ды вой­ны трав­ни­ки ста­ли на­сто­я­щей фаб­ри­кой по про­из­вод­ству на­цист­ских па­ла­чей. неиз­вест­ные по­дроб­но­сти де­я­тель­но­сти это­го «учеб­но­го за­ве­де­ния» – в рас­сле­до­ва­нии «Со­вер­шен­но сек­рет­но».

Кна­ча­лу агрес­сии Гер­ма­нии про­тив Со­вет­ско­го Со­ю­за ма­хо­вик на­цист­ско­го тер­ро­ра уже на­брал боль­шие обо­ро­ты. По­сле 22 июня 1941 го­да ок­ку­пан­ты объ­яви­ли вне за­ко­на це­лые ка­те­го­рии со­вет­ских граж­дан. Мас­штаб ге­но­ци­да под­толк­нул ру­ко­вод­ство СС к ак­тив­но­му при­вле­че­нию к сво­им пре­ступ­ле­ни­ям кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов. К со­жа­ле­нию, в чис­ле по­соб­ни­ков ока­за­лись и быв­шие со­вет­ские во­ен­но­плен­ные, по раз­ным при­чи­нам со­гла­сив­ши­е­ся пой­ти на служ­бу во вспо­мо­га­тель­ные фор­ми­ро­ва­ния «Чер­но­го ор­де­на». Од­ним из та­ких под­раз­де­ле­ний стал учеб­ный ла­герь СС, рас­по­ло­жен­ный близ поль­ской де­рев­ни Трав­ни­ки. Трав­ни­ков­цы слу­жи­ли в охране конц­ла­ге­рей, при­ни­ма­ли не­по­сред­ствен­ное уча­стие в лик­ви­да­ции ев­ро­пей­ских ев­ре­ев и же­сто­ко по­дав­ля­ли ан­ти­на­цист­ские вос­ста­ния.

Уче­ба по-на­цист­ски

Ок­ку­пи­ро­вав в 1939 го­ду Поль­шу, на­ци­сты фак­ти­че­ски сфор­ми­ро­ва­ли на ее тер- ри­то­рии свое­об­раз­ный по­ли­гон для от­ра­бот­ки сво­их ко­ло­ни­аль­ных «кон­цеп­ций». В об­щих чер­тах по­ли­ти­ка Гер­ма­нии сво­ди­лась к раз­де­ле­нию стра­ны на несколь­ко ча­стей, при этом боль­шая по­лу­чи­ла на­зва­ние «ге­не­рал-гу­бер­на­тор­ство», за­пад­ные об­ла­сти во­шли в со­став рей­ха, во­сточ­ные – по­сле на­ча­ла вой­ны с СССР – бы­ли при­со­еди­не­ны к им­пер­ским ко­мис­са­ри­а­там «Остланд» и «Укра­и­на». От­вет­ствен­ным за вы­пол­не­ние боль­шин­ства из этих пла­нов Гит­лер на­зна­чил рейхс­фю­ре­ра СС Гимм­ле­ра. Его под­чи­нен­ные за­ня­ли ряд клю­че­вых долж­но­стей на тер­ри­то­рии ге­не­рал-гу­бер­на­тор­ства. Од­ним из эсэсов­ских функ­ци­о­не­ров был на­чаль­ник СС и по­ли­ции окру­га Люб­лин, бри­га­де­фю­рер СС Оди­ло Гло­боч­ник. Имен­но Гло­боч­ник и вы­сту­пил в кон­це июля 1941 го­да ини­ци­а­то­ром со­зда­ния учеб­но­го ла­ге­ря СС, в ко­то­ром пред­по­ла­га­лось осу­ществ­лять под­го­тов­ку кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов для по­сле­ду­ю­щей служ­бы в при­ну­ди­тель­но­тру­до­вых и кон­цен­тра­ци­он­ных ла­ге­рях на тер­ри­то­рии ге­не­рал-гу­бер­на­тор­ства. Ме­стом для раз­ме­ще­ния бу­ду­ще­го ла­ге­ря бы­ла вы­бра­на тер­ри­то­рия быв­ше­го са­хар­но­го за­во­да воз­ле де­рев­ни Трав­ни­ки, рас­по­ло­жен­ной в 40 км юго-во­сточ­нее Люб­ли­на. Обя­зан­но­сти по со­зда­нию ла­ге­ря и под­бо­ру кон­тин­ген­та бы­ли воз­ло­же­ны на двух офи­це­ров СС – штурм­банн­фю­ре­ров Гер­ма­на Хе­фле и Кар­ла Штрей­бе­ля. Пер­во­му бы­ли по­ру­че­ны во­про­сы ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ско­го обес­пе­че­ния, а так­же за­да­чи по со­зда­нию в Люб­лине ко­ор­ди­на­ци­он­но­го бю­ро по «ре­ше­нию ев­рей­ской про­бле­мы». Вто­рой за­ни­мал­ся вер­бов­кой и от­бо­ром граж­дан, ко­то­рым пред­сто­я­ло вы­пол­нять охран­ные и ка­ра­тель­ные функ­ции. В ав­гу­сте – сен­тяб­ре 1941 го­да Штрей­бель ко­ле­сил по за­пад­ным об­ла­стям ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии СССР. Его вни­ма­ние при­влек­ли боль­шие ла­ге­ря во­ен­но­плен­ных, где он и подыс­ки­вал нуж­ные кад­ры. По­ми­мо украинцев, бе­ло­рус­сов и при­бал­тов, в чис­ло бу­ду­щих трав­ни­ков­цев по­па­ли и во­ен­но­плен­ные рус­ской на­ци­о­наль­но­сти, а так­же неко­то­рое ко­ли­че­ство по­ля­ков. Со­вет­ские во­ен­но­плен­ные, со­гла­сив­ши­е­ся с пред­ло­же­ни­ем Штрей­бе­ля, про­хо- ди­ли со­бе­се­до­ва­ние, в хо­де ко­то­ро­го вы­яс­ня­лось их от­но­ше­ние к ком­му­ни­стам и ев­ре­ям. При­чи­ны, тол­кав­шие во­ен­но­плен­ных на со­труд­ни­че­ство с нем­ца­ми, бы­ли раз­ны­ми, на­чи­ная от есте­ствен­но­го же­ла­ния не уме­реть с го­ло­ду и за­кан­чи­вая воз­мож­но­стью по­лу­чить опре­де­лен­ные вы­го­ды. При­сут­ство­вал и мо­тив ме­сти по от­но­ше­нию к «жи­до-боль­ше­ви­кам». Пер­вая груп­па во­ен­но­плен­ных при­бы­ла в Трав­ни­ки в ок­тяб­ре 1941 го­да. До кон­ца де­каб­ря в ла­герь бы­ло пе­ре­ве­де­но око­ло ты­ся­чи че­ло­век. Пре­иму­ще­ствен­но они бы­ли при­зва­ны в Крас­ную Ар­мию на­ка­нуне и в пер­вые неде­ли вой­ны, про­ис­хо­ди­ли из сель­ской мест­но­сти, мно­гие до вой­ны ра­бо­та­ли плот­ни­ка­ми, во­ди­те­ля­ми, ме­ха­ни­ка­ми, элек­три­ка­ми и по­ва­ра­ми. Об­ра­зо­ва­ние боль­шин­ства из этих лю­дей огра­ни­чи­ва­лось шко­лой и ре­мес­лен­ны­ми учи­ли­ща­ми. Все они про­хо­ди­ли ме­ди­цин­скую ко­мис­сию, а за­тем под­пи­сы­ва­ли сви­де­тель­ство, что не име­ют ев­рей­ских пред­ков и не со­сто­ят в Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. Кро­ме то­го, их обя­зы­ва­ли под­пи­сать­ся под сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «Мы, во­ен­ные за­клю­чен­ные, всту­па­ем в гер­ман­ские от­ря­ды СС для за­щи­ты ин­те­ре­сов Ве­ли­кой Гер­ма­нии». По­сле за­пол­не­ния ан­кет во­ен­но­плен­ных от­прав­ля­ли на ве­ще­вой склад, где им вы­да­ва­ли фор­му. Ино­гда это бы­ло тро­фей­ное об­мун­ди­ро­ва­ние раз­гром­лен­ных вер­мах­том ар­мий Ев­ро­пы, но ча­ще все­го трав­ни­ков­цев снаб­жа­ли уни­фор­мой СС чер­но­го цве­та. Из-за это­го поль­ские евреи, при­ве­зен­ные на ра­бо­ты в ла­герь, пре­зри­тель­но на­зы­ва­ли трав­ни­ков­цев «чер­но­ко­жи­ми» или «та­ра­ка­на­ми». Быв­ший трав­ни­ко­вец Ни­ко­лай Ма­ла­гон на по­сле­во­ен­ном до­про­се вспо­ми­нал: «Сна­ча­ла мы но­си­ли на­шу соб­ствен­ную одеж­ду, по­том нам да­ли бель­гий­скую фор­му, поз­же нам всем вы­да­ли спе­ци­аль­ную уни­фор­му: чер­ный ко­стюм – брю­ки и ки­тель, чер­ное паль­то с се­рым во­рот­ни­ком и ман­же­та­ми и чер­ные пи­лот­ки. Мы так­же по­лу­чи­ли ко­кар­ды с че­ре­пом и пе­ре­кре­щен­ны­ми ко­стя­ми». При ис­пол­не­нии слу­жеб­ных за­дач трав­ни­ков­цы по­лу­ча­ли ору­жие – со­вет­ские вин­тов­ки. Бо­е­при­па­сы, как пра­ви­ло, вы­да­ва­лись в огра­ни­чен­ном ко­ли­че­стве.

В по­сле­ду­ю­щем, в за­ви­си­мо­сти от ме­ста служ­бы, кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов мог­ли во­ору­жать пи­сто­ле­та­ми и кну­та­ми. Учеб­ный про­цесс в Трав­ни­ках был ор­га­ни­зо­ван на ос­но­ве про­грам­мы под­го­тов­ки, при­ня­той в ча­стях СС «Мертвая го­ло­ва», из ко­то­рых от­ко­ман­ди­ро­вы­ва­лись опыт­ные «спе­ци­а­ли­сты» из са­мых из­вест­ных конц­ла­ге­рей. Ин­струк­то­ры из Да­хау, Бу­хен­валь­да и Зак­сен­ха­у­зе­на до­би­ва­лись то­го, что­бы трав­ни­ков­цы ста­ли без­ого­во­роч­но пре­дан­ны­ми и по­ви­ну­ю­щи­ми­ся лю­бо­му при­ка­зу вин­ти­ка­ми на­цист­ской си­сте­мы тер­ро­ра. За от­но­си­тель­но ко­рот­кий срок бы­ли под­го­тов­ле­ны сот­ни фа­на­тич­ных охран­ни­ков. По­лу­го­дич­ный курс обу­че­ния вклю­чал в себя, по­ми­мо ог­не­вой, стро­е­вой и фи­зи­че­ской под­го­тов­ки, от­ра­бот­ку раз­лич­ных при­е­мов по кон­во­и­ро­ва­нию и охране за­клю­чен­ных, про­ве­де­нию об­лав. Весь лич­ный со­став учеб­но­го ла­ге­ря был рас­пре­де­лен на два ба­та­льо­на. Ко­ман­до­ва­ли ба­та­льо­на­ми ун­тер­штурм­фю­рер СС Вил­ли Франц и обер­штурм­фю­рер СС Иоганн Швар­цен­ба­хер. При каж­дом ба­та­льоне был сфор­ми­ро­ван штаб и от пя­ти до вось­ми рот. В каж­дой ро­те бы­ло по три взво­да, во взво­де – три от­де­ле­ния по 8–12 че­ло­век. Штрей­бель, сле­див­ший за тем, как идет под­го­тов­ка, ввел для уча­щих­ся че­ты­ре спе­ци­аль­ных зва­ния: вах­манн (охран­ник), обер­вах­манн (стар­ший охран­ник), груп­пен­вах­манн (ко­ман­дир от­де­ле­ния) и цуг­вах­манн (ко­ман­дир взво­да) . На долж­но­сти ко­ман­ди­ров рот на­ци­сты стре­ми­лись на­зна­чать так на­зы­ва­е­мых фолькс­дой­че (так на­зы­ва­ли нем­цев, ро­див­ших­ся за пре­де­ла­ми Гер­ма­нии). Рус­ские и укра­ин­ские трав­ни­ков­цы мог­ли до­слу­жить­ся толь­ко до долж­но­сти командира взво­да. С ок­тяб­ря 1941 по май 1944 го­да, ко­гда ла­герь Трав­ни­ки пре­кра­тил свое су­ще­ство­ва­ние, в нем бы­ло под­го­тов­ле­но око­ло 5082 охран­ни­ков. Кро­ме быв­ших со­вет­ских граж­дан и по­ля­ков, здесь обу­ча­лись ка­ра­уль­но-кон­вой­но­му де­лу так­же бол­гар­ские, сло­вац­кие и хор­ват­ские доб­ро­воль­цы. Качество от­бо­ра зна­чи­тель­но сни­зи­лось вес­ной 1942 го­да. В ре­зуль­та­те в ла­герь по­па­ло нема­ло пленных, на­де­яв­ших­ся при пер­вой воз­мож­но­сти бе­жать к пар­ти­за­нам. Но осу­ще­ствить эти пла­ны уда­лось немно­гим. Жест­кий рас­по­ря­док на ре­жим­ных объ­ек­тах по­чти ис­клю­чал воз­мож­ность де­зер­тир­ства и са­мо­воль­ных от­лу­чек. Ес­ли ко­му-то из охран­ни­ков все­та­ки уда­ва­лось бе­жать, то да­ле­ко он, как пра­ви­ло, не ухо­дил… К мо­мен­ту про­ве­де­ния ши­ро­ко­мас­штаб­ных ме­ро­при­я­тий СС по уни­что­же­нию ев­ре­ев не­мец­кий пер­со­нал и лич­ный со­став ла­ге­ря Трав­ни­ки был вполне под­го­тов­лен к вы­пол­не­нию этой зло­ве­щей за­да­чи.

Опе­ра­ция «рей­н­хард»

К на­ча­лу 1942 го­да в раз­лич­ных гет­то на тер­ри­то­рии ок­ку­пи­ро­ван­ной Поль­ши на­хо­ди­лось око­ло 2 млн 284 тыс. ев­ре­ев. Ру­ко­вод­ство СС при­ня­ло ре­ше­ние о про­ве­де­нии опе­ра­ции «Рей­н­хард», сво­див­шей­ся к по­сте­пен­ной лик­ви­да­ции этих лю­дей в ла­ге­рях уни­что­же­ния. Оди­ло Гло­боч­ник по­лу­чил при­каз Гимм­ле­ра ор­га­ни­зо­вать несколь­ко та­ких ла­ге­рей. В по­мощь ему был на­прав­лен ко­мис­сар кри­ми­наль­ной по­ли­ции Штут­гар­та, гаупт­штурм­фю­рер СС Кри­сти­ан Вирт, а так­же три зон­дер­ко­ман­ды (око­ло 450 сол­дат и офи­це­ров из охран­ных пол­ков СС «Мертвая го­ло­ва»). Гло­боч­ник при­ка­зал Вир­ту свя­зать­ся со Штрей­бе­лем, что­бы при­влечь к стро­и­тель­ству и охране конц­ла­ге­рей лич­ный со­став из Трав­ни­ков. Все­го пред­по­ла­га­лось по­стро­ить три ла­ге­ря. В на­ча­ле но­яб­ря 1941 го­да на­ча­лось стро­и­тель­ство ла­ге­ря смер­ти неда­ле­ко от де­рев­ни Бель­жец, ря­дом с же­лез­но­до­рож­ной вет­кой Люб­лин – Лем­берг (Львов). При­мер­но че­рез две неде­ли сю­да при­бы­ла пер­вая ко­ман­да трав­ни­ков­цев. В ее за- да­чу вхо­ди­ло вы­ру­бать лес и под­го­то­вить мас­ки­ров­ку ла­ге­ря. Че­рез неде­лю ко­ман­ду сме­ни­ли поль­ские стро­и­те­ли. В ян­ва­ре 1942 го­да ос­нов­ные ра­бо­ты бы­ли в це­лом за­кон­че­ны. Вто­рым ла­ге­рем был Со­бибор. Его ре­ши­ли рас­по­ло­жить непо­да­ле­ку от же­лез­ной до­ро­ги, со­еди­няв­шей Вло­да­ву и Хелм. Стро­и­тель­ство Со­бибо­ра про­шло быст­ро: в фев­ра­ле 1942 го­да по­яви­лись пер­вые ба­ра­ки, а уже в мае концлагерь от­крыл свои во­ро­та. Тре­тьим конц­ла­ге­рем, со­здан­ным в рам­ках опе­ра­ции «Рей­н­хард», бы­ла Треб­лин­ка (при­мер­но в 80 км на се­ве­ро-во­сток от Вар­ша­вы) . Для охра­ны конц­ла­ге­рей из Трав­ни­ков вы­де­ля­лись ко­ман­ды. В Бель­жец от­пра­ви­ли 100 охран­ни­ков, в Со­бибор – 120 че­ло­век, в Треб­лин­ку – 110 вах­ман­нов. Ко­ман­ды че­рез неко­то­рое вре­мя за­ме­ня­лись. На­при­мер, в те­че­ние 1942 го­да в Бель­жец ре­гу­ляр­но на­прав­ля­лись под­раз­де­ле­ния по 60–80 че­ло­век. В об­щей слож­но­сти к ла­ге­рю бы­ло при­ко­ман­ди­ро­ва­но 200–250 трав­ни­ков­цев. Они на­блю­да­ли за уз­ни­ка­ми со смот­ро­вых вы­шек, за­ни­ма­лись охра­ной пе­ри­мет­ра ла­ге­ря, пат­ру­ли­ро­ва­ли на­руж­ный уча­сток же­лез­ной до­ро­ги, по­мо­га­ли немец­ко­му пер­со­на­лу СС от­прав­лять ев­ре­ев в га­зо­вые ка­ме­ры. В обя­зан­но­сти трав­ни­ков­цев так­же вхо­ди­ло кон­во­и­ро­ва­ние «лес­ных ко­манд», за­го­тав­ли­вав­ших дро­ва. Ра­зу­ме­ет­ся, от­нюдь не всем трав­ни­ков­цам бы­ло по ду­ше вы­пол­нять «осо­бые за­да­ния», свя­зан­ные с ис­треб­ле­ни­ем ев­ре­ев. Неко­то­рые охран­ни­ки стре­ми­лись пе­ре­ве­стись на долж­но­сти, ко­то­рые не бы­ли непо­сред­ствен­но свя­за­ны с вы­пол­не­ни­ем ка­ра­тель­ных функ­ций. Кое-кто из них, не ви­дя вы­хо­да, пла­ни­ро­вал по­бег. Но, как уже го­во­ри­лось, это уда­ва­лось сде­лать немно­гим. К при­ме­ру, в кон­це де­каб­ря 1942 го­да из Со­бибо­ра бе­жа­ли пя­те­ро за­клю­чен­ных и два укра­ин­ских вах­ман­на. Од­на­ко в хо­де по­го­ни двое охран­ни­ков и один за­клю­чен­ный бы­ли уби­ты, а осталь­ные бы­ли схва­че­ны и воз­вра­ще­ны в ла­герь. В секретном от­че­те, со­став­лен­ном в кон­це де­каб­ря 1942 го­да на имя выс­ше­го фю­ре­ра СС и по­ли­ции на Во­сто­ке обер­груп­пен­фю­ре­ра СС Фри­дри­ха Виль­гель­ма Крю­ге­ра, го­во­ри­лось, что в Бель­же­це, Со­бибо­ре и Треб­лин­ке бы­ло лик­ви­ди­ро­ва­но 1 236 672 че­ло­ве­ка. Ко­ли­че­ство ев­ре­ев, уни­что­жен­ных в этих трех ла­ге­рях до окон­ча­ния вой­ны, до­сти­га­ет до 600 ты­сяч в Бель­же­це, до 250 ты­сяч в Со­бибо­ре и до 875 ты­сяч в Треб­лин­ке. В де­пор­та­ци­ях ев­рей­ско­го на­се­ле­ния участ­во­ва­ли и трав­ни­ков­цы. Кро­ме то­го, они при­вле­ка­лись к опе­ра­ци­ям по по­ис­ку и уни­что­же­нию пря­тав­ших­ся в ле­сах окру­га Люб­лин ев­ре­ев и поль­ских пар­ти­зан. Вот что по­ка­зал на до­про­се по­сле вой­ны быв­ший трав­ни­ко­вец Ми­ха­ил Раз­го­ня­ев: «В мае 1942 го­да я окон­чил шко­лу войск СС в Трав­ни­ках и по­лу­чил чин вах­ман­на. Я был на­прав­лен на прак­ти­че­скую ра­бо­ту в специальный ла­герь вбли­зи ме­стеч­ка Со­бибор… Ла­герь Со­бибор был ла­ге­рем смер­ти. Это бы­ла фаб­ри­ка, спе­ци­аль­но обо­ру­до­ван­ная для мас­со­во­го уни­что­же­ния ев­ре­ев… В пе­ри­од мо­ей служ­бы в ла­ге­ре, с мая 1942 по июнь 1943 го­да, я вхо­дил в со­став от­ря­да вах­ман­нов чис­лен­но­стью в семь­де­сят-во­семь­де­сят че­ло­век, со­сто­яв­ше­го из несколь­ких взво­дов. Каж­дым взво­дом ко­ман­до­вал вах­манн или обер­вах­манн из фолькс­дой­че, сво­бод­но вла­дев­ших немец­ким язы­ком. По­ми­мо нем­цев, мы, вах­ман­ны, быв­шие сол­да­ты Крас­ной Ар­мии… при­ни­ма­ли уча­стие в мас­со­вом уни­что­же­нии лю­дей… В те­че­ние мая – июня 1942 го­да я два­жды лич­но участ­во­вал в расстреле групп лю­дей. В пер­вый раз это бы­ла груп­па из пя­ти­де­ся­ти боль­ных и дрях­лых лю­дей. Она бы­ла рас­стре­ля­на вах­ман­на­ми, в чис­ле ко­то­рых был я… Вто­рой раз я участ­во­вал в расстреле груп­пы, со­сто­яв­шей при­мер­но из два­дца­ти пя­ти че­ло­век». Лич­ный со­став учеб­но­го ла­ге­ря Трав­ни­ки так­же ис­поль­зо­вал­ся для охра­ны тю­рем (на­при­мер, тюрь­мы в го­ро­де Кель­це, где на­хо­ди­лись в за­клю­че­нии со­вет­ские жен­щи­ны-во­ен­но­плен­ные), гет­то (в Ра­до­ме, Кра­ко­ве, Бе­ло­сто­ке и Чен­сто­хо­вой), а так­же тру­до­вых ла­ге­рей на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии СССР, в первую оче­редь в Во­сточ­ной Га­ли­ции. Са­мым круп­ным из них был ла­герь, рас­по­ло­жен­ный на окра­ине Ль­во­ва, на ули­це Янов­ской. Имен­но сю­да в июне 1942 го­да при­бы­ла ко­ман­да из Трав­ни­ков. Ее воз­глав­лял поль­ский «фолькс­дой­че» – ун­тер­шар­фю­рер СС Ри­хард Ро­ки­та. В по­сле­ду­ю­щем вах­ман­ны, слу­жив­шие в Янов­ском ла­ге­ре, на­прав­ля­лись в Бель­жец, Со­бибор и Треб­лин­ку, где так­же по­мо­га­ли уни­что­жать ев­ре­ев.

Вос­ста­ние В Вар­ша­ве

Со вто­рой по­ло­ви­ны 1942 го­да в ге­не­рал­гу­бер­на­тор­стве про­изо­шла ак­ти­ви­за­ция поль­ско­го и ев­рей­ско­го со­про­тив­ле­ния. Од­ним из глав­ных цен­тров, где со­би­ра­лись ан­ти­на­цист­ские си­лы, яв­ля­лась Вар­ша­ва. Внут­ри мест­но­го гет­то бы­ли со­зда­ны Бо­е­вая ев­рей­ская ор­га­ни­за­ция, Ев­рей­ский на­род­ный ко­ми­тет и Ев­рей­ский во­ен­ный со­юз. Несмот­ря на идео­ло­ги­че­ские раз­но­гла­сия, они на­ча­ли под­го­тов­ку к во­ору­жен­ной борь­бе и ста­ли ис­кать тес­ных кон­так­тов с поль­ской Ар­ми­ей Край­о­вой. Па­рал­лель­но с этим в Вар­шав­ское гет­то тай­ным пу­тем, че­рез ка­на­ли­за­цию и под­зем­ные хо­ды, до­став­ля­лось ору­жие (вин­тов­ки, пу­ле­ме­ты) и взрыв­чат­ка (ди­на­мит). В ско­ром вре­ме­ни евреи бы­ли рас­пре­де­ле­ны на бо­е­вые груп­пы, ко­то­рые на­ча­ли на­па­дать на гер­ман­ских офи­це­ров и сол­дат, со­труд­ни­ков немец­кой по­ли­ции и чле­нов поль­ской служ­бы по­ряд­ка. Уже в 1942 го­ду бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны на­ле­ты на бю­ро по ев­рей­ским во­про­сам и со­жже­ны несколь­ко за­во­дов и склад­ских по­ме­ще­ний, на­хо­див­ших­ся на окра­и­нах го­ро­да. Вар­шав­ское ге­ста­по пы­та­лось вы­явить ини­ци­а­то­ров этих ак­ций, но тщет­но. За­чист­ки от­дель­ных рай­о­нов гет­то несколь­ко сни­зи­ли на­пря­жен­ность, но не при­ве­ли к за­хва­ту ру­ко­во­ди­те­лей ев­рей­ских ор­га­ни­за­ций и их са­мых ак­тив­ных участ­ни­ков. К ап­ре­лю 1943 го­да об­ста­нов­ка в Вар­ша­ве ста­ла вы­хо­дить из-под кон­тро­ля. Еже­днев­ные на­па­де­ния на по­ли­цей­ских, под­жо­ги, ак­ты са­бо­та­жа, за­ба­стов­ки в поль­ской ча­сти го­ро­да уси­ли­ли же­ла­ние СС и по­ли­ции по­кон­чить с гет­то. «Спе­ци­аль­ные ме­ро­при­я­тия» бы­ло ре­ше­но на­чать на­ка­нуне ев­рей­ско­го празд­ни­ка Пе­сах, 19 ап­ре­ля. В Вар­ша­ве уже­сто­чи­ли про­пуск­ной ре­жим, бы­ли вве­де­ны немец­кие ча­сти по­ли­ции и СС. В «арий­ской ча­сти» го­ро­да по тре­во­ге бы­ли под­ня­ты око­ло 7 ты­сяч по­ли­цей­ских и эсэсов­цев, а в са­мом окру­ге Вар­ша­ва бы­ли при­ве­де­ны в со­сто­я­ние бо­е­вой го­тов­но­сти до 15 ты­сяч че­ло­век. Для по­дав­ле­ния ев­рей­ско­го вос­ста­ния, по рас­по­ря­же­нию Гло­боч­ни­ка, бы­ло так­же при­вле­че­но несколь­ко под­раз­де­ле­ний из ла­ге­ря Трав­ни­ки (все­го 337 вах­ман­нов). Выс­ший фю­рер СС и по­ли­ции Виль­гельм Крю­гер по­ру­чил ко­ман­до­вать опе­ра­ци­ей сроч­но вы­зван­но­му из Лем­бер­га бри­га­де­фю­ре­ру СС Юр­ге­ну Штро­пу. Ве­че­ром 18 ап­ре­ля гет­то бы­ло бло­ки­ро­ва­но по­ли­ци­ей. В два ча­са но­чи 19 ап­ре­ля груп­пы бло­ки­ро­ва­ния бы­ли уси­ле­ны пат­ру­ля­ми немец­кой по­ли­ции и трав­ни­ков-

ца­ми. Утром ба­та­льон по­ли­ции (850 че­ло­век) всту­пил в се­ве­ро-во­сточ­ную часть гет­то с це­лью лик­ви­да­ции оча­гов со­про­тив­ле­ния. В аван­гар­де шли трав­ни­ков­цы, гнав­шие перед со­бой чле­нов ев­рей­ской по­ли­ции. За ока­за­ние по­мо­щи вос­став­шим и за по­пыт­ку к бег­ству этих ев­ре­ев расстреляли воз­ле зда­ния юде­нра­та. По­сле это­го в гет­то во­шли лег­кие тан­ки и бро­не­ав­то­мо­би­ли. Че­рез гром­ко­го­во­ри­те­ли нем­цы при­зва­ли ев­ре­ев доб­ро­воль­но вый­ти из укры­тий и сдать ору­жие. Од­на­ко чле­ны со­про­тив­ле­ния от­кры­ли огонь. Евреи ока­за­ли оже­сто­чен­ный от­пор. Из окон до­мов, с чер­да­ков и крыш на по­ли­цей­ских, эсэсов­цев и кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов по­сы­пал­ся град пуль. На ули­цу по­ле­те­ли гра­на­ты и бу­тыл­ки с за­жи­га­тель­ной сме­сью. Вос­став­шие пы­та­лись от­ре­зать трав­ни­ков­цев и по­ли­цей­ских от ос­нов­ных сил. В ито­ге, ев­ре­ям уда­лось за­влечь эсэсов­цев в ло­вуш­ку меж­ду до­ма­ми, окру­жить и уни­что­жить три ро­ты. Тем не ме­нее к по­лу­дню эсэсов­цы овла­де­ли по­зи­ци­я­ми участ­ни­ков со­про­тив­ле­ния в се­вер­ной ча­сти гет­то. Бои пе­ре­ме­сти­лись на Му­ра­нов­скую пло­щадь. Евреи, ис­поль­зуя ка­на­ли­за­цию, за­хо­ди­ли в тыл к эсэсов­цам, об­стре­ли­ва­ли и за­бра­сы­ва­ли их гра­на­та­ми. В од­ном из квар­та­лов раз­го­ре­лась же­сто­кая ру­ко­паш­ная схват­ка, по­сле ко­то­рой 80 ев­рей­ских бой­цов бы­ли разору­же­ны и от­прав­ле­ны под кон­во­ем на пунк­ты, где про­во­ди­лись рас­стре­лы и вы­сыл­ки в конц­ла­ге­ря. Столь же оже­сто­чен­ны­ми бы­ли бои в сле­ду­ю­щие дни вос­ста­ния. 23 ап­ре­ля Штроп по­лу­чил при­каз Гимм­ле­ра про­че­сать гет­то с «без­жа­лост­ной на­стой­чи­во­стью». Штроп при­ка­зал сбра­сы­вать в во­до­сточ­ные ко­лод­цы ды­мо­вые шаш­ки, пус­кать сле­зо­то­чи­вый газ. Сол­да­ты войск СС по­лу­чи­ли раз­ре­ше­ние под­жи­гать до­ма, где мог­ли пря­тать­ся евреи. Вос­став­шие ста­ли вы­ле­зать на по­верх­ность. Тут их встре­ча­ли бо­е­вые груп­пы по­ли­цей­ских и трав­ни­ков­цев. К 27 ап­ре­ля СС и по­ли­ция схва­ти­ли 31 746 ев­ре­ев. Вос­став­шие бы­ли вы­нуж­де­ны пе­рей­ти к но­вой так­ти­ке. Она со­сто­я­ла в со­че­та­нии обо­ро­ни­тель­ных дей­ствий с вне­зап­ны­ми ноч­ны­ми вы­лаз­ка­ми. Несколь­ко дней вос­став­шие сдер­жи­ва­ли на­тиск эсэсов­цев, од­на­ко дол­го это не мог­ло про­дол­жать­ся. К то­му же у нем­цев по­яви­лась ин­фор­ма­ция о том, где рас­по­ло­же­ны штаб со­про­тив­ле­ния и бун­ке­ры, от­ку­да осу­ществ­ля­ет­ся управ­ле­ние ев­рей­ски­ми бо­е­вы­ми груп­па­ми. 16 мая 1943 го­да ос­нов­ные оча­ги вос­ста­ния бы­ли по­дав­ле­ны. В этот же день Штроп объ­явил о за­вер­ше­нии опе­ра­ции. В сво­ем ито­го­вом до­не­се­нии он при­во­дил сле­ду­ю­щие циф­ры: «Из 56 065 схва­чен­ных ев­ре­ев 7 ты­сяч лик­ви­ди­ро­ва­ны в хо­де «Боль­шой опе­ра­ции» на тер­ри­то­рии быв­ше­го ев­рей­ско­го квар­та­ла; 6929 бы­ли уби­ты во вре­мя де­пор­та­ции, та­ким об­ра­зом, все­го бы­ло уни­что­же­но 13 929 ев­ре­ев. По­ми­мо 56 065, еще 5–6 ты­сяч по­гиб­ли от взры­вов и по­жа­ров». Во вре­мя по­дав­ле­ния вос­ста­ния трав­ни­ков­цы под­дер­жи­ва­ли тес­ное вза­и­мо­дей­ствие с ча­стя­ми по­ли­ции и СС, при­ни­ма­ли уча­стие в улич­ных бо­ях, по­мо­га­ли бло­ки­ро­вать квар­та­лы, где пря­та­лись евреи. Они со­дей­ство­ва­ли по­ли­ции в об­на­ру­же­нии под­зем­ных бун­ке­ров, за­ни­ма­лись кон­во­и­ро­ва­ни­ем за­хва­чен­ных участ­ни­ков со­про­тив­ле­ния. Все­го за ме­сяц бо­ев в Вар­ша­ве нем­цы по­те­ря­ли око­ло 150 че­ло­век. Это бы­ли зна­чи­тель­ные по­те­ри, ес­ли учи­ты­вать, что в на­ча­ле опе­ра­ции в го­род на­пра­ви­ли 337 трав­ни­ков­цев.

«празд­ник Уро­жая»

По­сле по­дав­ле­ния Вар­шав­ско­го вос­ста­ния ру­ко­вод­ство СС и по­ли­ции уси­ли­ло кон­троль над ис­поль­зо­ва­ни­ем ев­рей­ской ра­бо­чей си­лы в ла­ге­рях, обес­пе­чи­вав­ших эко­но­ми­че­ские и хо­зяй­ствен­ные нуж­ды «Чер­но­го ор­де­на». Глав­ное ад­ми­ни­стра­тив­но-хо­зяй­ствен­ное управ­ле­ние СС со­зда­ло для этих це­лей но­вое эко­но­ми­че­ское под­раз­де­ле­ние «Ост­ин­ду­стри». Это­му под­раз­де­ле­нию бы­ли под­чи­не­ны и рас­по­ло­жен­ные в окру­ге Люб­лин ла­ге­ря По­ня­тув и Трав­ни­ки – са­мые боль­шие по скон­цен­три­ро­ван­ным в них тру­до­вым ре­сур­сам. Ла­герь Трав­ни­ки в то вре­мя уже не был ис­клю­чи­тель­но учеб­ной ба­зой СС, где го­то­ви­ли охран­ные кад­ры. Ле­том 1942 го­да здесь от­кры­ли ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вое учре­жде­ние для ев­ре­ев, при­ве­зен­ных из раз­ных кон­цов ге­не­рал­гу­бер­на­тор­ства и за­пад­ных рай­о­нов ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии СССР. В со­от­вет­ствии с пла­ном, утвер­жден­ным 21 июня 1942 го­да Гло­боч­ни­ком, в Трав- ни­ках ве­лось рас­ши­ре­ние ла­ге­ря. Со­глас­но про­ек­ту, ла­герь де­лил­ся на две ча­сти – учеб­ный и ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой. На тер­ри­то­рии учеб­но­го ла­ге­ря стро­и­лись ка­зар­мы для вах­ман­нов, жи­лые по­ме­ще­ния для немец­ко­го пер­со­на­ла, га­раж, ду­ше­вые, кух­ня и хо­зяй­ствен­ные по­ме­ще­ния, ма­стер­ские, ла­за­рет, ла­гер­ная ко­мен­да­ту­ра, ко­нюш­ня и са­раи. 8 фев­ра­ля 1943 го­да Гло­боч­ник под­пи­сал кон­тракт с компанией «Шульц и Кº», ко­то­рая за­ни­ма­лась про­из­вод­ством мат­ра­сов, тю­фя­ков и ме­хо­вых из­де­лий, а так­же ре­мон­ти­ро­ва­ла обувь и сол­дат­скую уни­фор­му. По про­ек­ту кон­трак­та, на про­из­вод­стве долж­но ра­бо­тать 4 ты­ся­чи ев­ре­ев в ме­хо­вом про­из­вод­стве и еще 1500 в про­из­вод­стве ще­ток. Карл Штрей­бель за­ни­мал­ся ор­га­ни­за­ци­ей тру­да, рас­пре­де­лял ра­бо­чую си­лу, по­лу­чал за ра­бо­ту день­ги (5 зло­тых за муж­чи­ну и 4 зло­тых за жен­щи­ну в день) . Вна­ча­ле СС по­сы­ла­ми и угро­за­ми на­би­ра­ли ра­бо­чих-ев­ре­ев из Вар­шав­ско­го гет­то. По­на­ча­лу на ра­бо­ты от­пра­ви­лось око­ло 448 ев­ре­ев, ко­то­рые бы­ли при­ве­зе­ны в Трав­ни­ки 14 ап­ре­ля 1943 го­да. По­сле лик­ви­да­ции Вар­шав­ско­го гет­то в ла­герь бы­ли до­став­ле­ны 2848 муж­чин, 2397 жен­щин и 388 де­тей. К 1 мая 1943 го­да в Трав­ни­ках на­хо­ди­лись 5633 ев­рея. Еще два круп­ных транс­пор­та при­бы­ли из Мин­ско­го гет­то. На­до ска­зать, что ла­гер­ная ад­ми­ни­стра­ция в Трав­ни­ках со­зда­ла для ра­бо­чих от­но­си­тель­но снос­ные усло­вия су­ще­ство­ва­ния. До­пус­ка­лась да­же не­ле­галь­ная тор­гов­ля едой и ал­ко­го­лем. Все это спо­соб­ство­ва­ло, по мне­нию нем­цев, луч­шей про­из­во­ди­тель­но­сти и, со­от­вет­ствен­но, при­бли­жа­ло по­бе­ду рей­ха. Од­на­ко за по­пыт­ку к бег­ству по­ла­гал­ся рас­стрел на ме­сте, тру­пы бег­ле­цов – для устра­ше­ния – не уби­ра­лись с ме­ста каз­ни в те­че­ние 24 ча­сов. Уз­ни­ков, во­ро­вав­ших сы­рье или про­дук­цию для немец­ких фирм, по­ро­ли пле­тью. Ча­сто на­ру­ши­те­лей пе­ре­во­ди­ли в дру­гой тру­до­вой ла­герь в До­ро­ху­че – в несколь­ких ки­ло­мет­рах от Трав­ни­ков. Там до­бы­ва­ли торф, и ре­жим со­дер­жа­ния был го­раз­до су­ро­вее. Осе­нью 1943 го­да Гимм­лер, несмот­ря на жа­ло­бы со сто­ро­ны пред­ста­ви­те­лей фирм, где тру­ди­лись евреи, от­дал при- каз о сво­ра­чи­ва­нии всех тру­до­вых ла­ге­рей в окру­ге Люб­лин. По­во­дом к это­му ре­ше­нию по­слу­жи­ли еврей­ские вос­ста­ния, про­изо­шед­шие в Треб­лин­ке, Бе­ло­сто­ке и Со­бибо­ре. Бы­ло так­же за­яв­ле­но, что евреи, на­хо­дя­щи­е­ся в конц­ла­ге­ре Май­да­нек и ра­бо­чих ла­ге­рях (Трав­ни­ки, По­ня­тув, Буд­зин, За­мос­ць, Бя­ла Под­ляс­ска и Люб­лин­ский ра­бо­чий ла­герь), пред­став­ля­ют боль­шую опас­ность для рей­ха. В це­лях под­дер­жа­ния долж­но­го уров­ня без­опас­но­сти Гимм­лер при­ка­зал на­чаль­ни­ку СС и по­ли­ции окру­га Люб­лин груп­пен­фю­ре­ру СС Яко­бу Шпор­рен­бер­гу (сме­нил Гло­боч­ни­ка 16 ав­гу­ста 1943 го­да) про­ве­сти спе­ци­аль­ную опе­ра­цию. Ак­ция на­ча­лась 3 но­яб­ря 1943 го­да. Ран­ним утром в Трав­ни­ки при­бы­ли со­труд­ни­ки СД и спе­ци­аль­ные ко­ман­ды СС. Они со­бра­ли всех ев­ре­ев, вы­ве­ли за пре­де­лы ла­ге­ря и лик­ви­ди­ро­ва­ли. Вах­ман­ны из ка­ра­уль­ных под­раз­де­ле­ний не толь­ко на­хо­ди­лись в оцеп­ле­нии, но и при­вле­ка­лись к рас­стре­лам. Счи­та­ет­ся, что во вре­мя этой опе­ра­ции бы­ло уби­то от 6 до 10 ты­сяч ев­ре­ев. По­сле это­го груп­па ев­ре­ев, остав­лен­ная в жи­вых, за­ни­ма­лась де­мон­та­жем ба­ра­ков. Че­рез две неде­ли тру­до­вой ла­герь Трав­ни­ки пе­ре­стал су­ще­ство­вать, но центр по под­го­тов­ке охра­ны про­дол­жал функ­ци­о­ни­ро­вать. Под­раз­де­ле­ния вах­ман­нов, вы­ве­ден­ные из Трав­ни­ков, бы­ли на­прав­ле­ны в дру­гие ла­ге­ря, на­при­мер, в Аушвиц и Штут­гоф. Часть охран­ни­ков оста­ва­лась в ве­де­нии Глав­но­го управ­ле­ния им­пер­ской без­опас­но­сти (РСХА), дру­гая часть в кон­це 1944 го­да вли­лась в со­став 14-й гре­на­дер­ской ди­ви­зии войск СС (1-й укра­ин­ской). Так­же из­вест­но, что 13 и 14 фев­ра­ля 1945 го­да, по­сле мас­штаб­ных бом­бар­ди­ро­вок Дрез­де­на авиа­ци­ей со­юз­ни­ков, трав­ни­ков­цы по­мо­га­ли раз­гре­бать за­ва­лы на ули­цах раз­ру­шен­но­го го­ро­да и сжи­гать те­ла мест­ных жи­те­лей, став­ших жерт­ва­ми на­ле­тов. В кон­це вой­ны неко­то­рые трав­ни­ков­цы по­лу­чи­ли гер­ман­ское граж­дан­ство. Ра­зу­ме­ет­ся, это не спас­ло их от вы­да­чи со­вет­ским ор­га­нам без­опас­но­сти, ко­то­рые по­сле окон­ча­ния вой­ны за­ни­ма­лись вы­яв­ле­ни­ем из­мен­ни­ков. В ру­ки со­вет­ской во­ен­ной контр­раз­вед­ки по­па­ло нема­ло русских и укра­ин­ских вах­ман­нов. Неко­то­рых из них каз­ни­ли, осталь­ных на­пра­ви­ли в со­вет­ские ла­ге­ря. Впро­чем, да­же от­си­дев по­ло­жен­ный срок, эти лю­ди на­хо­ди­лись под плот­ным над­зо­ром со­вет­ских «ком­пе­тент­ных» ор­га­нов. В 1960-х го­дах они вновь бы­ли аре­сто­ва­ны. В это вре­мя в Со­вет­ском Со­ю­зе про­шло нема­ло гром­ких по­ка­за­тель­ных про­цес­сов. На­при­мер, в июне 1965 го­да в Крас­но­да­ре су­ди­ли ше­сте­рых трав­ни­ков­цев (Н. Мат­ви­ен­ко, В. Бе­ля­ко­ва, И. Ни­ки­фо­ро­ва, И. Зай­це­ва, В. По­ден­ка и Ф. Ти­хо­нов­ско­го), слу­жив­ших в кон­цен­тра­ци­он­ных ла­ге­рях во Ль­во­ве, Со­бибо­ре и Бель­же­це. В 1967 го­ду со­сто­ял­ся су­деб­ный про­цесс в Дне­про­пет­ров­ске. На ска­мье под­су­ди­мых ока­за­лись че­ты­ре трав­ни­ков­ца (со­вет­ские нем­цы Карл Ди­нер, Иван Тель­ман, Александр Зеф­фер и один рус­ский охран­ник – Зу­ев). Все­го с 1944 по 1987 год в СССР со­сто­я­лось свы­ше 140 про­цес­сов над охран­ни­ка­ми. В боль­шин­стве они бы­ли при­го­во­ре­ны к смерт­ной каз­ни. В то же вре­мя неко­то­рые трав­ни­ков­цы ле­га­ли­зо­ва­лись в по­сле­во­ен­ной Ев­ро­пе. Поз­же мно­гие из них эми­гри­ро­ва­ли в США и Ка­на­ду. В пе­ри­од хо­лод­ной вой­ны их ни­кто не тро­гал, но в 1980-х си­ту­а­ция из­ме­ни­лась. ФБР и су­деб­ные ор­га­ны США ста­ли пе­ре­про­ве­рять до­ку­мен­ты эми­гран­тов, при­е­хав­ших в Аме­ри­ку в кон­це 1940-х – на­ча­ле 1950-х го­дов. В ре­зуль­та­те вы­яс­ни­лось, что сре­ди тех, кто по­лу­чил вид на жи­тель­ство и граж­дан­ство, есть нема­ло лю­дей с «тем­ной био­гра­фи­ей».

Два трав­ни­ка наД те­ла­ми уби­тых ев­ре­ев вар­шав­ско­го гет­то (ап­рель – май 1943 го­Да)

опе­ра­тив­ные си­лы, при­вле­Чен­ные ру­ко­воД­ством сс ДлЯ по­Дав­ле­ниЯ ев­рей­ско­го вос­ста­ниЯ в вар­ша­ве 19 ап­ре­лЯ 1943 го­Да

ан­ке­та № 1296, За­ве­Ден­наЯ на быв­ше­го со­вет­ско­го уЧи­те­лЯ вла­Ди­ми­ра ан­Дре­еви­Ча ба­ри­лов­ско­го. уЧеб­ный ла­герь сс трав­ни­ки, 11 Ян­ва­рЯ 1942 го­Да. пуб­ли­ку­ет­сЯ впер­вые

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.