Удар по яй­цам

Уни­каль­ное ураль­ское озеро уни­что­жа­ют бра­ко­нье­ры и их ки­тай­ские де­ло­вые парт­не­ры

Sovershenno Sekretno - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­дрей ВЫПОЛЗОВ

В За­у­ра­лье уни­что­жа­ет­ся уни­каль­ное озеро Мед­ве­жье – ана­лог Мёрт­во­го мо­ря на Ближ­нем Во­сто­ке. Бра­ко­нье­ры неза­кон­но вы­лав­ли­ва­ют рач­ков ар­те­мии, ко­то­рые яв­ля­ют­ся планк­то­ном озе­ра и об­ла­да­ют фан­та­сти­че­ски­ми ле­чеб­ны­ми свой­ства­ми. Ос­нов­ны­ми скуп­щи­ка­ми вы­сту­па­ют ки­тай­ские ком­па­нии.

В России в За­у­ра­лье уни­что­жа­ет­ся уни­каль­ное озеро Мед­ве­жье – ана­лог Мёрт­во­го мо­ря на Ближ­нем Во­сто­ке. Бра­ко­нье­ры неза­кон­но вы­лав­ли­ва­ют рач­ков ар­те­мии, ко­то­рые яв­ля­ют­ся планк­то­ном озе­ра и об­ла­да­ют уни­каль­ны­ми ле­чеб­ны­ми свой­ства­ми. Яй­ца (ци­сты) рач­ков ар­те­мии ак­тив­но ис­поль­зу­ют­ся в кос­ме­то­ло­гии, во­сточ­ной ме­ди­цине, при вы­ра­щи­ва­нии до­маш­ней пти­цы и в ка­че­стве кор­ма в про­мыш­лен­ном ры­бо­вод­стве, а так­же ак­ва­ри­уми­сти­ке. Ос­нов­ны­ми скуп­щи­ка­ми у бра­ко­нье­ров цист ар­те­мии яв­ля­ют­ся ки­тай­ские ком­па­нии. Вы­лов это­го био­ре­сур­са при­об­рел та­кие мас­шта­бы, что ре­ги­о­наль­ным вла­стям при­шлось вве­сти за­прет на его до­бы­чу. По­дроб­но­сти – в ре­пор­та­же кор­ре­спон­ден­та «Со­вер­шен­но сек­рет­но».

ВКур­ган­ской об­ла­сти раз­вер­ну­лась битва за яй­цо ар­те­мии – ра­ко­об­раз­но­го планк­то­на, жи­ву­ще­го в уни­каль­ном для России озе­ре Мед­ве­жьем. Яй­цо – раз­ме­ра­ми все­го в 200 ми­к­рон – еже­год­но зо­ло­тит сот­ни мет­ров по­бе­ре­жья в пря­мом и пе­ре­нос­ном смыс­ле. Це­на био­ре­сур­са на чер­ном рын­ке до­сти­га­ет 8 ты­сяч руб­лей за ме­шок, на­брать ко­то­рый мест­ный люд в со­сто­я­нии за пол­ча­са. В ито­ге бра­ко­ньер­ство по­лу­чи­ло та­кой раз­мах, что кур­ган­ский гу­бер­на­тор Алексей Ко­ко­рин объ­явил мо­ра­то­рий на до­бы­чу, рискуя на­рвать­ся на ис­ки со сто­ро­ны офи­ци­аль­ных про­мыс­ло­ви­ков экс­порт­но­го сы­рья.

«ДЯ­ДЯ ВА­СЯ, НЕ ЛЕЗЬ­ТЕ ТУ­ДА»

Озеро Мед­ве­жье дав­но в фа­во­ре у кросс­вор­ди­стов. «Озеро в Кур­ган­ской об­ла­сти, по кон­цен­тра­ции со­ли не усту­па­ю­щее Мёрт­во­му мо­рю» – от­вет из вось­ми букв. Дей­стви­тель­но, ес­ли в из­ра­иль­ском во­до­е­ме на литр во­ды при­хо­дит­ся до 350 грам­мов со­ли, то кур­ган­ская «со­лон­ка» до по­след­них лет грам­мов на де­сять бы­ла яд­ре­ней. Од­на­ко в по­след­ние го­ды кон­цен­тра­ция со­ли в Мед­веж­ке упа­ла до 25 %, что эко­ло­ги сра­зу ста­ли трак­то­вать не в поль­зу око­ло­озер­ной де­я­тель­но­сти. Де­ло в том, что ис­по­кон ве­ку на бе­ре­га Боль­шо­го и Ма­ло­го Мед­ве­жья ве­тер вы­бра­сы­ва­ет тон­ны яиц ар­те­мии, в на­ро­де име­ну­е­мой про­сто рач­ка­ми. Этот мел­кий крас­но­ва­тый планк­тон, раз­ла­га­ясь, слу­жит ос­нов­ной пи­та­тель­ной ба­зой для гря­зе­вых бак­те­рий, ле­чеб­ные свой­ства ко­то­рых об­ще­из­вест­ны в рос­сий­ском мас­шта­бе. (Са­мо на­зва­ние озе­ра на­по­ми­на­ет об оздо­ро­ви­тель­ном эф­фек­те – яко­бы дав­ным-дав­но к во­до­е­му при­шел мед­ведь с пе­ре­би­той ла­пой и стал опус­кать ее в во­ду. В ито­ге вы­ле­чил­ся. Старожилы рас­ска­зы­ва­ют, что по­сле Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны у Мед­веж­ки был раз­вер­нут гос­пи­таль, ку­да до­став­ля­ли на ле­че­ние гря­зя­ми ра­не­ных сол­дат. – Прим. ред.). Вер­нем­ся к рач­кам. Уче­ные вы­яс­ни­ли, что ко­гда они на­хо­дят­ся на ста­дии ци­сты (от греч. kystis – пу­зырь), то, по су­ти, яв­ля­ют со­бой жи­вой стар­то­вый корм для цен­ных по­род рыб. Внут­ри пу­зырь­ка спит эм­бри­он, ко­то­рый ждет бла­го­при­ят­ных внеш­них ус- ло­вий – хо­ро­шо про­гре­той со­ле­ной во­ди­цы и све­та, что­бы стре­ми­тель­но пой­ти на вы­клев. Их ин­ку­ба­ци­он­ный пе­ри­од уди­ви­тель­но мал – все­го сут­ки, а хра­нить ци­сту в за­мо­ро­жен­ном ви­де мож­но го­да­ми. Льви­ная до­ля про­дук­та идет в Ки­тай – на корм сот­ням тонн ис­кус­ствен­но вы­ра­щен­ной кре­вет­ки (ко­то­рую за­тем мы, россияне, по­ку­па­ем в на­ших су­пер­мар­ке­тах. – Прим. ред.). Пат­ри­о­ты могут скри­петь зу­ба­ми, но по­треб­ность в этой про­дук­ции в России крайне низ­кая. Де­ло в том, что жи­вые кор­ма го­дят­ся лишь для пер­вых дней жиз­ни. Объ­ем та­ких ви­дов рыб в на­шей стране оце­ни­ва­ет­ся в 400 ты­сяч тонн. А их объ­ем в Ки­тае уже сей­час пре­вы­сил 30 млн тонн. До­бавь­те сю­да мил­ли­о­ны тонн кре­ве­ток в Та­и­лан­де и Вьет­на­ме. До­бы­ва­ют сы­рье как офи­ци­аль­ные про­мыс­ло­ви­ки, ко­то­рые вы­иг­ра­ли кво­ты от пра­ви­тель­ства Кур­ган­ской об­ла­сти, так и те­не­ви­ки-пе­ре­куп­щи­ки. В кон­це 2014 го­да, ко­гда курс доллара рез­ко взле­тел вверх, по­след­ние об­наг­ле­ли на­столь­ко, что рас­кле­и­ли объ­яв­ле­ния по бли­жай­шим де­рев­ням о при­е­ме ци­сты, по­су­лив за­об­лач­ные ба­ры­ши. В се­лах на­ча­лась яй­це­вая ли­хо­рад­ка. Вспо­ми­на­ет фер­мер из де­рев­ни Но­вое Ильин­ское Василий Иг­на­тов: – Я на Ка­мАЗе око­ло по­лу­но­чи свои по­ля объ­ез­жал, смот­рю – у озе­ра ка­кие-то ма­яч­ки ми­га­ют. Подъ­е­хал, при­гля­дел­ся – ба­тюш­ки мой свет! – на бе­ре­гу де­сят­ки ма­шин. Квад­ро­цик­лы, «уа­зи­ки», трак­то­ра! На­род сну­ет ту­да-сю­да, меш­ки толь­ко и ле­та­ют в ку­зо­ва. Пой­мал я од­но­го соп­ля­ка, на­ше­го, де­ре­вен­ско­го. Ка­ко­го ле­ше­го, спра­ши­ваю, мои по­ля пе­ре­топ­та­ли тех­ни­кой? А он мне: «Дя­дя Ва­ся, не лезь­те ту­да, там на­ро­ду – че­ло­век три­ста. Со все­го Пе­ту­хов­ско­го рай­о­на, еще и с со­сед­не­го Чи­сто­озе­рья по­на­е­ха­ли». Фер­мер Иг­на­тов – ра­бо­тя­га с юно­сти. В 1974 го­ду, учась в Пе­ту­хов­ском тех­ни­ку­ме, он, мо­ло­дой ком­бай­нер, вы­иг­рал со­ци­а­ли­сти­че­ское со­рев­но­ва­ние во всем За­у­ра­лье на приз кос­мо­нав­та, два­жды Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за Вла­ди­ми­ра Ша­та­ло­ва. Ез­дил в Звёзд­ный го­ро­док на встре­чу с по­чти зем­ля­ком (Шаталов ро­дил­ся в со­сед­нем с Кур­ган­ской об­ла­стью ка­зах­стан­ском Пет­ро­пав­лов­ске. – Прим. ред.). Се­го­дня Иг­на­тов не вы­би­ра­ет вы­ра­же­ний, срав­ни­вая ра­бо­то­спо­соб­ность мест­ной мо­ло­де­жи 40 лет на­зад и се­го­дняш­ней: – Те­перь ни­кто из мо­ло­дых на по­ле не идет. Я про­шу се­ял­ки за­сы­пать – сам уже ин­ва­лид, но не мо­гу най­ти ре­бят. По­то­му что вы­год­нее грязь чер­пать. Они днем спят, а но­чью меш­ки на­гре­ба­ют. Лег­кая нажива. Один мо­е­му сы­ну так и ска­зал: «Ко­ля, вот ты со сви­но­той ко­па­ешь­ся (фер­мер за­гнул ма­том), так сколь­ко ты за год, я за две но­чи за­ра­ба­ты­ваю». – А вы са­ми не хо­те­ли пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся, – спра­ши­ваю, – и то­же до­бы­вать эти яй­ца? – Слу­шай, мне до то­го обид­но ста­ло, ко­гда зи­мой не по­мог­ли убрать мой хлеб, что я при­е­хал этой вес­ной в управ­ле­ние и го­во­рю: «Бро­шу все к та­кой-то ма­те­ри! Трак­тор есть, те­ле­га есть, на­гре­бу этой гря­зи и по­еду про­да­вать на­пря­мую на Ки­тай». Так мне сра­зу: «Ми­ха­лыч, оста­но­вись! Те­бя же по­са­дят». «Как, – го­во­рю, – по­са­дят? А че­го-то не са­дят ни­ко­го? По три сот­ни на­ро­ду со­би­ра­ют­ся каж­дую ночь у озе­ра, и ни­ко­го еще не по­са­ди­ли», – него­ду­ет Ми­ха­лыч.

«ПО­ЛУ­ЧИМ ВО­НЮ­ЧЕЕ БО­ЛО­ТО»

Де­рев­ня Но­вое Ильин­ское, или про­ще Но­во-Ильин­ка, при­ле­пи­лась сбо­ку к Мед­ве­жье­му. Ко­ле­ся по ее ули­цам и то и де­ло про­пус­кая гу­ся­чьи ва­таж­ки, я за­ме­тил от­кры­тые га­ра­жи, где чер­не­ли квад­ро­цик­лы и кру­ти­лось му­жи­чье. Не ина­че как го­то­вят­ся к пу­тине. Сред­няя це­на за квад­ро­цикл – пусть ки­тай­ский, без на­во­ро­тов – до­сти­га­ет 400 ты­сяч руб­лей. Еще од­но ноу-хау – спе­ци­аль­ные фо­на­ри­ки, ко­то­рые уста­нав­ли­ва­ют на «уа­зи­ки»: но­чью они едут без све­та, но вни­зу себе под­све­чи­ва­ют. Ежу яс­но, что но­во­и­льин­ские бра­ко­нье­ры вло­жи­лись в неле­галь­ный биз­нес се­рьез­но и на­дол­го. Ведь вы­го­да на­ли­цо. Ки­тай­цы при­ни­ма­ют ци­сту из рас­че­та $10 за ки­ло­грамм. Пе­ре-

куп­щи­ки ба­лу­ют або­ри­ге­нов це­на­ми от $2 до $3,5 за ки­ло. Ору­дия тру­да при­ми­тив­ны – тяп­ка, что­бы сгре­бать на пес­ке верх­ний жел­то­ва­тый слой, сов­ко­вая ло­па­та да ме­шок. За пу­ти­ну, ко­то­рая на­чи­на­ет­ся в июле и за­кан­чи­ва­ет­ся осе­нью, сель­чане от­би­ва­ют го­до­вые зар­пла­ты. Прак­ти­че­ски все мяс­ни­ки из Пе­ту­хов­ско­го рай­о­на, сбы­вав­шие рань­ше сви­ни­ну в Ка­зах­стан, по­бро­са­ли это де­ло и пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­ва­лись в яй­це­ло­вов. Корень зла во всей этой схе­ме оче­ви­ден. На фи­ниш­ной пря­мой – на гра­ни­це Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции – ока­зы­ва­ет­ся, ни­ко­го не ин­те­ре­су­ет спо­соб до­бы­чи при­род­но­го экс­порт­но­го сы­рья. Вет­служ­ба лишь про­ве­ря­ет со­от­вет­ствие то­ва­ра. …Мой объ­езд по пе­ри­мет­ру се­ла, по всей ви­ди­мо­сти, не остал­ся неза­ме­чен­ным. Ко­гда я ре­шил ис­ку­пать­ся в Мед­веж­ке (что­бы ис­пы­тать на себе зна­ме­ни­тый эф­фект ги­пер­со­ле­ных во­до­е­мов «не ныр­нешь и не уто­нешь»), ря­дом оста­но­вил­ся но­вень­кий, с за­то­ни­ро­ван­ны­ми стек­ла­ми «уа­зик». Вы­шед­шие пар­ни ис­то­ча­ли уве­рен­ность клин­тов ис­т­ву­дов. – Обра­ти вни­ма­ние, что «уа­зик» без но­ме­ров, – ска­зал мне по­ка­чи­ва­ю­щий­ся на озер­ной волне ген­ди­рек­тор «Кур­ган­рыб­хо­за» Вла­ди­мир Глуш­ков. Глуш­ков ру­ко­во­дит пред­при­я­ти­ем, ко­то­рое до­бы­ва­ет яй­цо ар­те­мии офи­ци­аль­но, вы­иг­рав кон­курс де­пар­та­мен­та сель­ско­го хо­зяй­ства Кур­ган­ской об­ла­сти. – Тас­ка­ют все, – раз­ви­ва­ет те­му бра­ко­ньер­ства гла­ва «Кур­ган­рыб­хо­за». – И ни­ка­кой от­вет­ствен­но­сти. Под­бе­жал к бе­ре­гу с тяп­кой, сгреб слой ци­сты –и в ме­шок или вед­ро. А ес­ли пой­ма­ли, бро­сил все это на зем­лю и го­во­рит, что ни при де­лах. Лок­ти, мол, хо­тел лишь на­ма­зать ле­чеб­ной гря­зью. Встре­ча­ли мы и бе­ре­мен­ных жен­щин, и де­тей за этим де­лом. Вот что с ни­ми при­ка­же­те де­лать? По сло­вам Глуш­ко­ва, ажи­о­таж на Мед­веж­ке на­чал­ся по­сле то­го, как в Ал­тай­ском крае за­кры­ли для неле­галь­ных ком­мер­сан­тов ана­ло­гич­ное по за­па­сам ци­сты озеро Яро­вое. – Во­ро­ва­ли все на Ал­тае, – про­дол­жа­ет про­мыс­ло­вик. – Но там кон­курс вы­иг­рал па­рень, ко­то­рый по­ста­вил трой­ной зас­лон бр­э­кам (так Глуш­ков для крат­ко­сти име­ну­ет бра­ко­нье­ров. – Прим. ред.). Ал­тай­цы пе­ре­ки­ну­лись сра­зу к нам. А ко­гда в про­шлом го­ду ин­фля­ция под­стег­ну­ла и дол­лар вы­рос, то про­сто на­ча­лась вак­ха­на­лия. По на­шим под­сче­там, бр­эки ску­пи­ли у на­се­ле­ния до 50 тонн ци­сты. Из-за это­го мы свою кво­ту (бо­лее 200 тонн. – Прим. ред.) вы­нуж­де­ны бы­ли уре­зать. В ито­ге мы за­би­ли тре­во­гу. В на­бат уда­рил и кур­ган­ский тер­ри­то­ри­аль­ный от­дел Фе­де­раль­но­го агент­ства по недро­поль­зо­ва­нию. При­чем про­мыс­ло­ви­ки и фе­де­ра­лы так и не на­шли об­ще­го язы­ка. Ес­ли «Кур­ган­рыб­хоз» и вто­рой об­ла­да­тель квот – фир­ма «К-Ни­ком» из Ом­ска за свой счет на­ча­ли охра­нять озеро от бра­ко­нье­ров (оми­чи да­же купили бес­пи­лот­ник), то «Кур­ган­нед­ра» вы­сту­пи­ли за пол­ный мо­ра­то­рий на до­бы­чу ци­сты ар­те­мии. Есте­ствен­но, пер­вые за­по­до­зри­ли чи­нов­ни­ков в теп­лых от­но­ше­ни­ях с те­не­ви­ка­ми, ведь оче­вид­но, что за­прет на сбор био­ре­сур­са бу­дут со­блю­дать толь­ко офи­ци­аль­ные иг­ро­ки. Бр­э­кам же на­пле­вать на мо­ра­то­рии. – Мож­но пред­по­ло­жить, что вы лоб­би­ру­е­те ин­те­ре­сы услов­ных ал­тай­цев? – спра­ши­ваю у на­чаль­ни­ка от­де­ла гео­ло­гии и ли­цен­зи­ро­ва­ния по Кур­ган­ской об­ла­сти (те са­мые «Кур­ган­нед­ра») Вик­то­ра Круп­ца. – Ни в ко­ем слу­чае, – по­ме­ши­вая ло­жеч­кой чай, го­во­рит Кру­пец. – Ме­ня ин­те­ре­су­ет озеро как жем­чу­жи­на. Пре­жде все­го это ме­сто­рож­де­ние ле­чеб­ной гря­зи с баль­нео­ло­ги­че­ским ку­рор­том, сто­я­щее на ба­лан­се го­су­дар­ства. Убеж­ден, что бе­з­удерж­ная до­бы­ча ци­сты ухуд­ша­ет ка­че­ства ле­чеб­ной гря­зи и вли­я­ет на ее спо­соб­ность вос­ста­нав­ли­вать­ся в бу­ду­щем (гря­зе­вые бак­те­рии пи­та­ют­ся имен­но рач­ком, раз­ло­жив­шим­ся на ор­га­ни­ку. – Прим. ред.). Ес­ли мы этот про­цесс не пре­кра­тим, то в бу­ду­щем по­лу­чим во­ню­чее бо­ло­то, за­рос­шее ка­мы­шом. Чи­нов­ник при­во­дит при­мер: – У нас под Кур­га­ном ра­бо­та­ют уран­щи­ки, так вот пред­ставь­те: кто-то к ним при­шел на пло­щад­ку и на­чал до­бы­вать пе­сок. Да они бы его пну­ли под зад­ни­цу, и ни­кто бы не пик­нул. По сло­вам Вик­то­ра Круп­ца, в За­у­ра­лье на­счи­ты­ва­ет­ся по­ряд­ка 18 гря­зе­вых озер с ар­те­ми­ей. Бо­лее то­го, они не сто­ят на гос­ба­лан­се как гря­зе­вые ме­сто­рож­де­ния с ле­чеб­ным ре­сур­сом. – Ка­за­лось бы, до­бы­вай ци­сту там, и ни­кто те­бя да­же не вспом­нит, – про­дол­жа­ет недро­вик. – Но все де­ло в том, что на тех озе­рах лин­за гря­зи боль­ше, чем зер­ка­ло во­ды. То есть пре­жде чем по­дой­ти к уре­зу во­ды, где скап­ли­ва­ет­ся ци­ста, на­до с де­ся­ток мет­ров про­шле­пать по по­яс в гря­зи. А на Мед­ве­жьем про­шел по пе­соч­ку и со­брал. Это лег­кие день­ги! Я гу­бер­на­то­ру го­во­рил – у нас до­ста­точ­но озер, где жи­вет ар­те­мия. По­жа­луй­ста, до­бы­вай­те там. За­чем вы ле­зе­те ту­да, за что от­ве­ча­ют фе­де­ра­лы?

КОН­КУРС «СБЕЙ БЕС­ПИ­ЛОТ­НИК»

Глав­ным при­зна­ком уже на­не­сен­но­го вре­да эко­си­сте­ме на­зы­ва­ют за­мер­за­ние озе­ра ми­нув­шей зи­мой. Чуть ли не впер­вые за по­след­ние 100 лет. – Рань­ше Мед­веж­ка шу­гой по­кры­ва­лось, а в этом го­ду лед! – вос­кли­ца­ет тот же Кру­пец, но на мой уточ­ня­ю­щий во­прос при­зна­ет­ся, что сам это­го не ви­дел, а го­во­рит «со слов недро­поль­зо­ва­те­лей». С фак­том за­мерз­ше­го озе­ра ка­те­го­ри­че­ски не со­гла­сен ген­ди­рек­тор «К-Ни­ком» Олег Ни­ки­фо­ров, до­бы­ва­ю­щий ци­сту. «Во­прос за­мер­за­ния – это сов­па­де­ние по­год­ных усло­вий, – го­во­рит он. – Этой зи­мой шел дождь со сне­гом, и про­изо­шло эле­мен­тар­ное за­прес­не­ние верх­не­го слоя озе­ра. Вот шу­га и да­ла тон­кую ко­роч­ку льда. На нее сту­пить невоз­мож­но, да­же де­ти это зна­ют. Но ко­гда ты про­ез­жа­ешь ми­мо озе­ра, то кар­тин­ка кра­си­вая». Кста­ти, на­счет при­род­ных ме­та­мор­фоз мне так­же кое-что рас­ска­за­ли в Но­во-Ильин­ке. «Рань­ше ис­ку­па­ешь­ся – сра­зу соль на ко­же вы­сту­па­ет. Кру­пин­ка­ми. А сей­час по­чув­ство­вать со­ле­ный на­лет мож­но, лишь по­те­рев ко­жу», – де­лит­ся впе­чат­ле­ни­я­ми де­вуш­ка, со­сед­ка фер­ме­ра Иг­на­то­ва. – Ес­ли вы га­зе­та, то об­ра­ти­тесь к гу­бер­на­то­ру, что­бы он убрал всех от­сю­да к чер­то­вой ма­те­ри, – по­про­сил на про­ща­нье фер­мер. – И оми­чей, и на­ших пе­ту­хов­ских ком­мер­сан­тов. При­ро­да не про­стит, по­гу­бим зо­ло­тое озеро. Оно ж од­но на всю Рос­сию! По­ста­вить сю­да по­гран­цов. Тут ря­дом их це­лый го­ро­док, си­дят там, про­хла­жда­ют­ся, гра­ни­ца же с Ка­зах­ста­ном дав­но от­кры­та. Че­ты­ре по­ста – и про­бле­ма ре­ше­на. – За­кры­вать водоем, зная, что сот­ни тонн экс­порт­но­го сы­рья сгни­ют, то­же не вы­ход, – спо­рит Олег Ни­ки­фо­ров (в мо­мент его бе­се­ды с кор­ре­спон­ден­том «Со­вер­шен­но сек­рет­но» еще не бы­ло из­вест­но, что гу­бер­на­тор Ко­ко­рин при­оста­но­вил до­бы­чу ци­сты. – Прим. ред.). – Мы дол­го­сроч­ные поль­зо­ва­те­ли, за­кон­но вы­иг­рав­шие кон­курс. По­ми­мо до­бы­чи, за­ни­ма­ем­ся со­ци­аль­ны­ми про­грам­ма­ми в Пе­ту­хов­ском рай­оне. – А на­ло­ги, – спра­ши­ваю, – вы остав­ля­е­те в Кур­ган­ской об­ла­сти или по ме­сту ре­ги­стра­ции пред­при­я­тия, в Ом­ске? – Се­го­дня на­ша ком­па­ния ре­струк­ту­и­ро­ва­на, – от­ве­ча­ет ди­рек­тор. – Мы со­зда­ли мест­ное, кур­ган­ское пред­при­я­тие под на­зва­ни­ем «Аква­куль­ту­ра За­у­ра­лья». Так что кар­та, ко­то­рая ак­тив­но мус­си­ро­ва­лась, что оми­чи – не россияне, те­перь би­та. «По­ка гром не гря­нет, му­жик не пе­ре­кре­стит­ся», – ду­маю я, но Ни­ки­фо­ров спе­шит опро­верг­нуть рус­скую по­го­вор­ку при­ме­ни­тель­но к биз­не­су: – Про­цесс ре­ор­га­ни­за­ции был за­пу­щен за­дол­го до всех со­ве­ща­ний у гу­бер­на­то­ра! (По­том мне пе­ре­да­ли сло­ва гла­вы За­у­ра­лья, ска­зан­ные на встре­че с ом­ски­ми про­мыс­ло­ви­ка­ми: «Мне не нра­вит­ся та­кой биз­нес!», ко­гда ру­ко­вод­ство «К-Ни­ком» уточ­ни­ло, что в про­шлом го­ду по­лу­чи­ло при­быль в 78 млн руб­лей, а за­пла­ти­ло в бюд­жет Кур­ган­ской об­ла­сти 230 ты­сяч руб­лей. – Прим. ред.) По всей ви­ди­мо­сти, гу­бер­на­тор­ское «не нра­вит­ся» вза­и­мо­свя­за­но и с се­рьез­ны­ми ка­пи­та­ло­вло­же­ни­я­ми оми­чей в охра­ну озе­ра от бра­ко­нье­ров. «К-Ни­ком» при­вез из Тю­ме­ни в За­у­ра­лье це­лый от­ряд ЧОПа, от­ка­зав­шись от услуг кур­ган­ских охран­ни­ков, что­бы ис­клю­чить кор­руп­ци­он­ную со­став­ля­ю­щую. – Че­го гре­ха та­ить, мест­ная по­ли­ция со­бе­рет­ся в рейд на Мед­веж­ку, но еще вы­ехать не успе­ют, а бра­ко­нье­ры уже все зна­ют. А все по­че­му – по­то­му что род­ствен­ни­ки участ­ко­вых в этой де­ревне жи­вут, – го­во­рит на­чаль­ник охра­ны ЧОП «Комбат» Дмит­рий Та­тар­кин. «Пар­ни в чер­ном» жи­вут пря­мо в ва­гон­чи­ках и в круг­ло­су­точ­ном ре­жи­ме объ­ез­жа­ют по­бе­ре­жье на «уази­ках» и квад­ро­цик­лах. Плюс в бли­жай­шее вре­мя бу­дет за­пу­щен бес­пи­лот­ник сто­и­мо­стью 4 млн руб­лей, ко­то­рый ста­нет фик­си­ро­вать на ви­део дей­ствия бра­ко­нье­ров (для су­дов это по­слу­жит от­мен­ным до­ка­за­тель­ством). Бра­ко­нье­ры уже кон­курс меж со­бой объ­яви­ли, кто пер­вым со­бьет бес­пи­лот­ный ап­па­рат. – Ко­гда нач­нет­ся пу­ти­на, труд­но­сти бу­дут, – про­гно­зи­ру­ет Та­тар­кин. – Ко­неч­но, это свя­за­но с раз­ме­ра­ми охра­ня­е­мо­го объ­ек­та. Озеро по сво­ей тер­ри­то­рии со­по­ста­ви­мо с Ан­ти­пин­ским неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щим за­во­дом, ко­то­рый мы так­же охра­ня­ем. Пред­ста­ви­тель «Ком­ба­та» от­ме­тил, что «мест­ные уже при­хо­ди­ли, зна­ко­ми­лись, оце­ни­ва­ли нас. Кто-то го­во­рил, что всю жизнь во­ро­вал и во­ро­вать бу­дет. Кто-то по­шу­тил, что дев­чуш­ку под­су­нут, что­бы всю ко­ман­ду ней­тра­ли­зо­вать. Про­ве­ря­ют, в об­щем, нас».

ФСБ ОТ­ДЕ­ЛА­ЛАСЬ ОТ­ПИС­КОЙ

Чи­та­тель спро­сит, по­че­му с бра­ко­нье­ра­ми, вы­во­зя­щи­ми за гра­ни­цу до­ро­го­сто­я­щее при­род­ное сы­рье, бо­рют­ся лишь биз­не­сме­ны с чо­пов­ца­ми. А где же си­ло­вые струк­ту­ры? – Несколь­ко лет на­зад у нас за­дер­жа­ли 50 тонн ци­сты ар­те­мии, – рас­ска­зал на­чаль­ник кур­ган­ско­го Рыб­над­зо­ра Вик­тор Ха­ха­лев. – При­ро­до­охран­ный про­ку­рор пред­при­нял по­пыт­ку воз­бу­дить уго­лов­ное де­ло, но вла­дель­цы био­ре­сур­са ска­за­ли, что при­об­ре­ли его в Астра­хан­ской об­ла­сти. Мы пы­та­лись под­клю­чить Астра­хань, но в ито­ге де­ло рас­сы­па­лось, а про­ку­ро­ра да­же на­ка­за­ли за из­лиш­нюю ини­ци­а­тив­ность. У ме­ня то­же на­ча­лись про­бле­мы. Я по­нял, что за­це­пил бо­лее се­рьез­ную ры­бу, чем ка­кую-то па­ру се­тей с ка­ра­си­ка­ми. И то­гда Ха­ха­лев, по соб­ствен­но­му вы­ра­же­нию, сде­лал то, «че­го ни­ко­гда еще в жиз­ни не де­лал». «Я на­пи­сал в ФСБ: мол, учи­ты­вая, что дан­ный про­дукт име­ет экс­порт­ную при­вле­ка­тель­ность, а 50 тонн – су­ще­ствен­ный объ­ем, про­шу уде­лить про­бле­ме вни­ма­ние. И еще про честь России до­ба­вил», – про­дол­жил ры­бин­спек­тор. Но, по его сло­вам, в ито­ге при­шла от­пис­ка: де­скать, это ком­пе­тен­ция при­ро­до­охран­ной про­ку­ра­ту­ры. Лишь че­рез па­ру лет к Вик­то­ру Ха­ха­ле­ву при­шли опе­ра­тив­ни­ки из УФСБ, по­про­сив рас­ска­зать про де­ло о 50 тон­нах ци­сты. – Спро­си­ли: зна­е­те ли, Вик­тор Ива­ныч, о та­ком де­ле? Да как не знать, от­ве­чаю. Я ж вам пи­сал. А ко­му пи­са­ли, – уди­ви­лись, – ко­гда? – по­сме­и­ва­ясь, вспо­ми­на­ет ру­ко­во­ди­тель Рыб­над­зо­ра. – К то­му вре­ме­ни мне уже две опе­ра­ции сде­ла­ли, все от нер­вов на ра­бо­те… Сей­час вни­ма­ние к бра­ко­нье­рам со сто­ро­ны си­ло­ви­ков есть, но все по­зна­ет­ся в срав­не­нии. В про­шлом го­ду в Кур­ган­ской об­ла­сти бы­ло впер­вые воз­буж­де­но аж три уго­лов­ных де­ла о неза­кон­ной до­бы­че ци­сты. Объ­е­мы, как при­зна­ют­ся са­ми ры­бин­спек­то­ры, кар­ман­ные. Од­но де­ло бы­ло рас­пи­а­ре­но че­рез все мест­ные СМИ. Граж­да­ни­на Еле­си­на из Пе­ту­хо­во суд при­го­во­рил к штра­фу в 66 ты­сяч руб­лей за неза­кон­ный вы­лов в Мед­ве­жьем 275 ки­ло­грам­мов ци­сты. При этом вна­ча­ле ми­ро­вой су­дья огра­ни­чил­ся лишь рас­смот­ре­ни­ем ад­ми­ни­стра­тив­но­го пра­во­на­ру­ше­ния, оштра­фо­вав бра­ко­нье­ра все­го на 2 ты­ся­чи руб­лей. Про­ку­рор до­бил­ся по­чти невоз­мож­но­го – при­влек Еле­си­на к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти. Прав­да, ждать, что под­су­ди­мый вы­пла­тит штраф, на­ив­но, посколь­ку, как уточ­ни­ли в по­ли­ции, Еле­син от­бы­ва­ет уже ре­аль­ное на­ка­за­ние в ко­ло­нии за дру­гое пре­ступ­ле­ние. Но ли­ха бе­да на­ча­ло. Еще од­на нема­ло­важ­ная про­бле­ма в этих де­лах – не­за­вид­ная судь­ба изъ­ятой ци­сты. Су­ды ве­лят од­но­знач­но – под­ле­жит уни­что­же­нию. Так про­пи­са­но в за­коне. По­доб­ная участь ожи­да­ет и ар­те­мию, фи­гу­ри­ру­ю­щую в де­лах как ве­щ­док. На­при­мер, у «Кур­ган­рыб­хо­за» хра­нит­ся та­ких ве­щ­до­ков на 4 тон­ны. – Де­ла, су­ды, пе­ре­су­ды длят­ся по че­ты­ре го­да, за это вре­мя ци­ста те­ря­ет жиз­не­спо­соб­ность, посколь­ку нам за­пре­ще­но ее очи­щать, при­во­дить в то­вар­ный вид, – го­во­рит ди­рек­тор «Кур­ган­рыб­хо­за» Глуш­ков. – В ито­ге это уже, по су­ти, мерт­вый груз. А ведь сто­ит толь­ко пе­ре­ве­сти ци­сту в осо­бо цен­ный био­ре­сурс, де­ла из­ме­нят­ся. Во-пер­вых, за­кон тре­бо­вал бы сра­зу вы­пус­кать в сре­ду обитания неза­кон­но до­бы­тых бес­по­зво­ноч­ных. Как это се­го­дня про­ис­хо­дит с осет­ром. А во-вто­рых, су­ще­ствен­но под­ня­лись бы штрафы. Сей­час же, смеш­но ска­зать, штра­фу­ют по це­нам, за­фик­си­ро­ван­ным по­ста­нов­ле­ни­ем вре­мен пе­ре­строй­ки. …По­ка я зна­ко­мил­ся с кра­со­та­ми За­у­ра­лья, гу­бер­на­тор Алексей Ко­ко­рин при­нял сто­ро­ну Рос­недр, вре­мен­но за­пре­тив до­бы­чу био­ре­сур­са. Для за­кон­ных про­мыс­ло­ви­ков та­кое из­ве­стие, из­ви­ни­те за ка­лам­бур, как сер­пом по яй­цам. Дей­стви­тель­но ли ом­ский биз­нес ре­шит­ся пой­ти на су­деб­ные тяж­бы с кур­ган­ским пра­ви­тель­ством, за­клю­чив­шим еще при быв­шем гу­бер­на­то­ре Бо­го­мо­ло­ве до­го­во­ра, по­ка­жут вре­мя и пе­ре­го­во­ры. Мож­но, ко­неч­но, пред­по­ло­жить, что но­вый гла­ва За­у­ра­лья та­ким об­ра­зом рас­чи­ща­ет «мед­ве­жью» по­ля­ну для сво­их и бре­мя неусто­ек ля­жет не на ре­ги­о­наль­ный бюд­жет, а на пле­чи по­тен­ци­аль­ных но­вых иг­ро­ков. Так или ина­че, яй­ца кур­ган­ской ар­те­мии риску­ют сыскать сла­ву яиц Фа­бер­же – и по сто­и­мо­сти, и по скан­даль­но­сти. Толь­ко имя под­риф­мо­вать оста­лось. Ска­жем, яй­ца Мед­ве­же.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.